double arrow
Шах-Джахан-Абад — Старый Дели

 

Нью Дели примыкает к Старому Дели, который носит имя Шаха Джахана (Шах-Джахан-абад). Однако этот член семьи делийских городов существует не с XVI столетия, как можно было думать, судя по названию, а имеет возраст не менее тысячелетия.

Для Шах-Джахан-абада, так же как и вообще для старинных восточных городов, характерны кривые и, как щели, узенькие улочки. Переплетение этих улиц, если взглянуть на них сверху, выглядит, как сеть причудливо скрещивающихся резких морщин на загорелой старческой шее. По обеим сторонам улочек срослись друг с другом и даже как бы вросли одна в другую бесчисленные лавчонки. Они обычно устроены так же, как и в старых кварталах Кабула, Пешавара, Лахора и других восточных городов: купец, сидящий в центре своего «магазина», зачастую может, не поднимаясь с своего места, достать и дать покупателю любой из товаров, имеющихся в лавке. Чего только нет в таких лавках старых городов Индии!

Вот режут на кусочки и продают зеленые стебли сахарного тростника.

Тут и разнообразные плоды: цитрусы, кокосовые орехи, яблоки, ананасы, бананы, гранаты, орехи и многое другое. Некоторые неведомые мне фрукты издают сильный аромат и притом столь необычный, что, несмотря на превосходный вкус плода, раз попробовав его, в другой раз остерегаешься взять в руки: они уже от одного соприкосновения с таким плодом надолго приобретают его запах.

А вот улочка, где лавки разукрашены множеством ярко сияющих медных тазов особенной формы (вроде сплюснутых сверху чугунов) и всевозможных размеров медных и серебряных чайников и кувшинов, чеканных подносов, подсвечников, ваз и великого множества изделий неизвестного, повидимому, бытового назначения. Неподалеку — лавка, в которой «купец», он же и ремесленник, изготовляет иной товар: держа в зубах один конец шнура, он вплетает в него мудреным способом металлические пластинки и диски, создавая какие-то особенные мониста. В некоторых лавках и около них жгут и тут же продают душистые смеси; их запах тонкий и какой-то терпкий, вызывающий кашель у непривычного человека, разносится почти по всей улочке.




Среди массы лавок расположены радиофицированные чайные и — тоже радиофицированные — индусские храмы с внутренними и наружными репродукторами, должно быть вместо старинных глашатаев-зазывал. Непривычное ухо не сразу улавливает различия в музыке храмов и чайных. Прежде всего замечаешь подчеркнуто резкий ритм этой музыки и только потом — мелодию, то простую и однообразную, то неповторимо



сложную, богатую модуляциями, полную какой-то печальной красоты.

Многие улицы Старого Дели наполнены таким множеством людей, что тут, кажется, едва ли можно протиснуться хотя бы еще одному пешеходу. Но, несмотря на всю тесноту и давку, по этим улицам, хотя и медленно, все же проезжают тонго, легковые и грузовые автомашины и даже велосипедисты, с непостижимой ловкостью лавирующие в этом столь густом месиве. И уж совсем свободно, как будто она тут одна-одинешенька, иногда проходит по здешним улицам священная корова. Перед ней почтительно расступаются пешеходы, останавливаются автомашины, тонго и велосипедисты...

 

«Красный форт» — музей зодчества и ваяния

 

Даже и в самых кратких заметках о Старом Дели нельзя не упомянуть о той его части, которая уже и в XII веке называлась «Пурана Кила», т. е. Старая крепость. Это название и некоторые другие сопоставления дают основание полагать, что Пурана Кила играла роль военного укрепления на караванных путях по меньшей мере две тысячи лет тому назад.

В настоящее время это укрепление, и поныне не утратившее своего военного значения, известно под английским названием «Ред форт» (Красный форт).

Существующие ныне крепостные высокие массивные стены Красного форта возведены монгольскими завоевателями Индии в XIII—XIV столетиях. Эти укрепления сложены из красного песчаника, который с незапамятных времен является в здешних местах одним из важнейших строительных материалов. Стены, расположенные в виде прямоугольника, огораживают территорию форта площадью около 3,5 кв. километра.

В стародавние времена Пурана Кила была расположена на берегу реки Джамны. Но теперь русло ее проходит вдалеке от стен форта.

Пройдя через ворота Красного форта, посетитель оказывается на улочке, сплошь занятой расположенными в два порядка многочисленными маленькими лавками. Их специальность — торговля изделиями из слоновой кости. Здесь, как на большой выставке, можно познакомиться с бесчисленными и в значительной их части замечательными образцами народного кустарно-художественного мастерства.

 

 

cтр. 82-92:

 






Сейчас читают про: