double arrow

МИХАИЛ ВАСИЛЬЕВИЧ ЛОМОНОСОВ


КЛАССИЦИЗМ КАК ЛИТЕРАТУРНОЕ НАПРАВЛЕНИЕ. ОСОБЕННОСТИ РУССКОГО КЛАССИЦИЗМА

Существенные преобразования в экономической, политической и культурной жизни, происшедшие в первые десятилетия ХУШ века, связанные с грандиозным историческим процессом образования русской нации, поставили перед отечественной общественной мыслью – и тем самым перед художественной литературой – ряд неотложных задач. Нужно было осознать происшедшие перемены и, осмыслив, отобразить окружающую действительность. Литература уже не могла ограничиться только простым воспроизведением очевидных явлений русской жизни, как это было в повестях петровского времени. Возникла насущная потребность дать этим явлениям определенную оценку, сопоставив их с характерными сторонами недавнего прошлого, и выступить в защиту петровских завоеваний.

С подобным отношением к задачам художественной литературы мы встречаемся в 20 – начале 30-ых годов только в сатирах А.Кантемира и в некоторых произведениях В.Тредиаковского. Но именно такой характер будет носить литература последующего периода – литература русского классицизма.




Классицизм как творческий метод оказался явлением общеевропейского масштаба. Но хронологические границы, а также специфика и степень художественного развития классицизма в разных странах оказались неодинаковыми. Это вполне закономерно: в национальных литературах ярко отразились их связи с конкретно-историческими обстоятельствами развития того или иного народа, его традиции, нужды, обычаи.

Наибольшей завершенности классицизм достиг во Франции во второй половине ХУП века. Но не Франция оказалась зачинательницей «теоретических основ» и творческой «практики» классицизма.

Эпоха классицизма – прямой наследник эпохи Возрождения. Поэтому и первые опыты зарождающегося литературного направления – классицизма были связаны с «колыбелью» Возрождения – Италией, при этом эти опыты были осуществлены в области драмы: одной из первоначальных задач возникавшего направления была борьба со средневековой схоластической драматургией. Намечались основные принципы: рационалистичность и абстрактность действующих лиц, нарочитая бедность действия на сцене, пространные монологи и диалоги персонажей.

Большое влияние на формирование классицизма в европейских литературах оказали изданные в 1561 году в Лионе «Поэтика» Юлия Цезеря Скалигера и «Поэтика» англичанина Ф.Сиднея (1595 г.).

Становление канонав классицизма проходило в острой полемике с противниками нормативной эстетики. Противниками теоретиков чаще всего оказывались практики-драматурги, например, Лопе де Вега, Тирсо де Молина, осмеявшие основное требование теоретиков – единство времени («Что же касается ваших 24 часов, то что может быть нелепее, чтобы любовь, начавшись с середины дня, кончалась бы к вечеру свадьбой»). Тем не мение, к середине XVII века (и в первую очередь во Франции) классицизм становится господствующим литературным направлением, а его манифест – «Поэтическое искусство» Буало оказывается итоговым произведением, обобщающим как опыт предшественников, так и творческий опыт его современников – писателей. Как всякий новый художественный метод, классицизм возник в связи с появлением новых социально-исторических условий в самой действительности.



Классицистическое искусство сложилось в оформленную систему творчества в период дальнейшего развития социально-экономических процессов, начавшихся в эпоху Возрождения, – наращения капиталистических отношений, усиления борьбы с феодальной раздробленностью, порождения буржуазии, образования наций и национальных государств.

Эстетический идеал классицистов соответствовал тем требованиям, которые выдвигались «просвещенным абсолютизмом». В центре внимания писателей – человек, овладевший своими страстями, подчинивший личное общественному, человек, для которого превыше всего государственный долг, высокие нравственные принципы. Этот идеал пришел на смену «гармоническому» человеку Возрождения, освобожденному от аскетической ханжеской церковной морали, но безудержному в своем индивидуализме. Эстетический идеал классицизма был прогрессивен, но прогрессивность эта была исторически ограниченной. Эстетические принципы классицизма были противоречивы. Выдвинув в качестве основной задачи искусства аристотелевское требование подражания природе, писатели-классицисты ориентировались на произведения античности, считая их образцовыми.



Еще более решительно, чем в эпоху Возрождения, были отброшены средневековая мистика (религиозная вера в непосредственное общение человека с так называемым потусторонним миром) и экзальтация.

...поэту не к лицу

В чем-либо подражать бездарному глупцу,

Что рассказал, как шли меж водных стен евреи,

А рыбы замерли, из окон вслед глазея...

наставлял авторов Буало. Невероятные христианские чудеса не только противоречили здравому смыслу, но и не способны были трогать чувства:

Мы холодны душой к нелепым чудесам,

И лишь возможное по вкусу нам.

В конечном счете было высказано требование отделить религию от искусства: пусть священное писание

В сердца вселяя страх,

Повелевает нам лишь каяться в грехах!

Но оно не может стать живительным источником для искусства. Другое дело античные сюжеты с их образной мифологией:

Без этих вымыслов поэзия мертва!- заявляет Буало.

Далее Буало пишет:

Но требовать, чтоб мы, как вредную причуду,

Всю мифологию изгнали отовсюду,

Нет, это ханжество, пустой и вздорный бред,

Который нанесет поэзии лишь вред!

Но признание образцовости и неизменности идеалов прекрасного, созданных античным искусством, во многом сковывало возможности писателей-классицистов. Оно ограничивало принципы художественного отбора, сказалось также и на способах воплощения характеров и принципах художественной типизации, сопровождалось выработкой строгих правил и регламентаций.

Настойчиво рекомендуя «избрать себе в наставницы природу», быть ей верным во всем и объявив, что «нет ничего прекраснее природы», классицисты, однако, существенно сузили круг жизненных явлений, воспроизводимых в художественном творчестве. В центре их внимания была лишь человеческая природа («человек – вот их единственный герой» – справедливо отмечал Э.Кранц), а сфера отражения человеческих характеров оказалась социально ограниченной.

Наряду с отмеченными особенностями, характерными чертами классицизма принято считать его внеисторичность и абстрактность художественных образов. Полагая, что разум во все времена оставался неизменным и что человеческие типы вечны, писатели классицисты решали актуальные этико-политические проблемы на материале далекого прошлого в столкновении абстрактно-обобщенных образов, нарочито лишенных индивидуализации и жизненной разносторонности. В результате создавались образы-схемы, воплощавшие преимущественно одну какую-либо черту характера, появилось строгое разделение действующих лиц на положительных, добродетельных и носителей пороков. Однолинейность в раскрытии характера сопровождалась требованием сохранить его неизменность при любых обстоятельствах:

Герою своему искусно сохраните

Черты характера среди любых событий,

писал Буало.

Однако указанные нормативы эстетики классицизма относились прежде всего к высоким жанрам, помимо того, были не столь категоричны. Сам Буало не отрицал возможности, а может быть и необходимости, создания относительно разносторонних характеров. Достаточно многогранными представлены у Буало и возрастные типы людей, к тому же резко противоположные друг другу.

Юноша – безрассуден, страстен, склонен к порочным прихотям, к нравоучениям глух и жаден до утех; «почтенный зрелый муж» – ловок, хитер, умеет льстить вельможам, старается заглядывать вперед, чтобы оградить себя в грядущем от забот; «расслабленный старик» – скуп, жаден, ретроград (противник прогресса, человек с отсталыми взглядами).

Большой заслугой классицистов явилось их положение о единстве содержания и формы при ведущей роли содержания:

Будь то в трагедии, в эклоге иль в балладе,

Но рифма не должна со смыслом жить в разладе;

Меж ними ссоры нет и не идет борьба:

Он – властелин ее, она – его раба.

Полезной стороной классицизма для дальнейшего развития литературы была выработка отточенного и четкого языка художественных произведений, освобожденного от варваризмов, способного выразить различные страсти и переживания, оказаться в соответсвии с характерами персонажей («Героя каждого обдумайте язык, чтобы отличен был от юноши старик»). Но отказ от народной лексики существенно обеднял языковую ткань эпохи классицизма.

Ограничительно-нормативная направленность поэтики классицизма не помешала в лучших творческих достижениях классицистов проявить глубокий психологизм, «проникнуть во внутренний мир человека, раскрыть тайники его сердца» (Буало). Несмотря на свою ограниченность и противоречивость, классицизм оказался таким художественным методом, который прокладывал пути для дальнейшего развития прогрессивной литературы.

В эпистолях Сумарокова были достаточно полно отражены особенности европейского классицизма:

1. – подражание образцовым писателям;

2.– соблюдение строгой регламентации жанров по содержанию и стилю;

3. – признание руководящей роли рпзума;

4. – подчинение формы содержанию;

5.– утверждение дидактической направленности литературы;

6. – требование правдоподобия действия и естественности изображения чувств, чтобы тронуть не только разум, но и сердце.

Большое значение писатели-классицисты придавали воспитательной роле художественной литературы, откинув при этом средневековый религиозный дидактизм. Искусство классицизма должно было сочетать эстетическое наслаждение с воспитательной функцией:

Учите мудрости в стихе живом и внятном,

Умея сочетать полезное с приятным.

Формирование классицизма в русской литературе происходило значительно позже, но в относительно сходных исторических условиях становления абсолютистского государства. Поэтому русские классицисты должны были учесть опыт своих зарубежных предшественников, а это привело к определенной общности эстетики русского и зарубежного классицизма. Эта общность определяет и содержание, и форму русской литературы в период классицизма. Ей присущи: нормативность и жанровая регламентация, рассудочность, абстрактность и условность в конструировании художественного образа, признание решающей роли просвещенного монарха в установлении справедливого, основанного на твердых законах общественного порядка.

Но русский классицизм отличался чертами неповторимого национального своеобразия. Это происходило по следующим причинам:

Во-первых: формирование русского классицизма падает на XVIII век, когда Русское государство, войдя в общеевропейскую орбиту развития, все время увеличивая экономические, культурные и идеологические связи с другими государствами, должно было решать ряд задач общеевропейского масштаба. Передовым русским людям пришлось одновременно решать как задачу производительных сил, так и вопросы переустройства общества.

Во-вторых: становление французского классицизма совпало с периодом укрепления «просвещенного абсолютизма», находившегося на восходящей стадии его развития. Русский классицизм начал оформляться в период реакции, наступившей после смерти Петра I, когда были поставлены под удар прогрессивные завоевания предшествующих десятилетий и нависла угроза возврата к допетровским порядкам.

Литературе русского классицизма сразу был задан боевой, наступательный дух, полный общественного, гражданского пафоса. В центре внимания Кантемира, стоявшего в предверии русского классицизма, оказалась не античность с ее внеисторическими героями, а сама суровая современная действительность, где торжествующее невежество в рясе и парике громогласно предавало анафеме все то, что было дорого передовым людям, и что составляло будущее России: науку, просвещение, долг гражданина. Кантемир завещал русской литературе не осмеяние общечеловеческих недостатков, а обличение социальных пороков, борьбу с консерваторами и реакционерами.

Тесная связь с современностью и обличительная направленность стали характерными чертами отечественного классицизма. Обличительный элемент становится неотъемлемой частью и высокого жанра трагедии.

В-третьих: развитие русского классицизма пришлось на XVIII век, что расширило его философскую базу сравнительно с философскими основами французского классицизма, связало его в большей степени с идеологией просветительства, чем с идеологией абсолютизма. Неразрывная связь русского классицизма с просветительством привела не только к расширению образования и знания, установлению твердых законов, обязательных для всех, но и к одному из самых значительных завоеваний русского классицизма – утверждению естественного равенства людей, внесословной ценности человека. Уже во второй сатире Кантемира мы встречаемся с утверждением, что кровь и хазяина и холопа «однолична» (т.е. одинакова).

В-четвертых: если абсолютизм во Франиции привел к компромиссу (пусть только временному) между дворянством и верхушкой буржуазии, то в России слабая русская буржуазия оставляла всю полноту политической власти в руках дворянства. Основной конфликт эпохи – столкновение помещиков и крепостных крестьян. И передовые писатели не могли обойти этот конфликт в своих произведениях, при этом выступали в защиту крепостных крестьян. Крестьянская тема в литературе русского классицизма появилась с самого начала, а с 60-ых годов стала ведущей. И это одна из замечательных сторон русского классицизма.

Сочувственное отношение к судьбе закрепощенного труженика, обличение паразитирующего дворянства вместе с признанием внесословной ценности человека – все это вырабатывало антифеодальную мораль, внесло в конечном счете свой вклад в подготовку революционного призыва А.И. Радищева.

Следует также отметить связь с предшествующей традицией и устным народным творчеством, не наблюдаемым в такой степени во Французском класицизме, а также в основном использование материалов отечественной истории вместо обращения к античности, как в европейском классицизме.


Лекция 6

(1711-1765)

С творчества Ломоносова начинается классицизм в русской литературе. Он был одним из первых его теоретиков и в его поэзии наиболее полно нашли свое отражение эстетические поиски и этический идеал русского классицизма общенационального направления.

М.В. Ломоносов родился 8-го ноября 1711 года в деревне Мишанинской, расположенной на одном из островов Северной Двины, напротив города Холмогор, в семье промышленника – помора. Могучая северная природа и неустанный человеческий труд были первыми его учителями. В нем рано пробудилась любознательность. Обучившись грамоте у односельчан, он раздобыл лучшие по тем временам книги – «Грамматику» Мелетия Смотрицкого и «Арифметику» Магницкого, книги, которые Ломоносов впоследствии назвал «вратами своей учености».

Страстная жажда знаний побудила юношу уйти из дому в морозную ночь, в декабре 1730 года. Предварительно запасшись паспортом, который он получил «неявным образом» в Холмогорах, добрался с рыбными обозами до Москвы и поступил в тогдашнее единственное высшее учебное заведение – Славяно-греко-латинскую академию.

В 1735 году в числе лучших учеников Ломоносов был вытребован в Петербургскую Академию наук, откуда вскоре отправился в Германию, где обучался в Марбурге В 1741 году он вернулся в Россию, где связал всю свою жизнь с Петербургской Академией наук. Наступает наиболее зрелая пора его разносторонней творческой деятельности, выдвинувшей крестьянского сына в число гениальных ученых мира.

В 1748г., после ожесточенных столкновений с академическим начальством, он добивается открытия первой в России научной химической лаборатории, которая как по своему оборудованию, так в особенности по характеру производившихся в ней работ не имела себе равных в тогдашней Европе. Основоположник русской химической науки, Ломоносов в 1748 г. формулирует материалистический закон о сохранении вещества при химических превращениях, подтвержденный впоследствии Лавуазье. Он разрабатывает проблемы физической химии – вязкости, капилярности, кристаллизации, преломления света и т.д. В практику химического исследования впервые вводит микроскоп. Он с опасностью для жизни ведет наблюдение над атмосферным электричеством, которые обобщает в «Слове о явлениях воздушных, от электрической силы происходящих» (1753г.) Он первый указывает на электрическую природу северных сияний, оставив далеко позади наивные домысли своих современников. Он изобретает громоотвод.

Оригинальны геологические взгляды Ломоносова, изложенные в сочинении «О слоях земных». Главной причиной землетряснений он считает «подземный огонь», действующий независимо от климата. В условиях церковного мракобесия ученый-просветитель защищает учение Коперника о множественности миров и ведет астрономические наблюдения посредством сконструированного им телескопа.

Большой вклад Ломоносов внес в развитие русской исторической науки. Ломоносов глубоко изучает источники, подтверждающие древность славянского мира, гордится своим народом, который в трудных исторических условиях «не токмо не расточился, но и на высочайший степень величества, могущества и славы достигнул».

Его стараниями в 1755 г. был создан Москвоский университет, среди студентов и преподавателей которого было много единомышленников Ломоносова.

Ломоносов умер 4 апреля 1765 г. в расцвете сил. Вся его деятельность была направлена к тому, чтобы «выучились россияне», «чтобы показали свое достоинство».

Литературные и научные труды Ломоносова получают международное признание. В 1760г. он избран почетным членом Шведской Академии наук, в 1763г. – почетным членом Петербургской Академии художеств, в 1764 г. – Болонской (Италия).

«Историк, ретор, физик, механик, химик, минеролог, художник и стихотворец», по словам А.С. Пушкина, Ломоносов явился автором замечательных открытий, создателем фундаментальных и оригинальных научных трудов. Замечательной заслугой Ломоносова в развитии отечественной эстетической мысли и национальной литературы явилось его глубоко осознанное представление о необходимости единства формы и содержания. Процесс ликвидации разрыва между содержанием и формой был связан прежде всего с теоретическим и практическим реформированием российского стихосложения и с разработкой и созданием национальных норм русского литературного языка. И здесь вклад Ломоносова огромен.

С силлабическими стихами Ломоносов познакомился по «Рифмотворной псалтыри» Симеона Полоцкого, «Грамматике» Смотрицкого и «Арифметике» Магницкого. В дальнейшем изучение силлабического стихотворства связано с пребываением в Славяно-греко-латинской академии, где на занятиях «пиитикой» студенты упражнялись в сложении русских и латинских стихов. Непосредственным толчком к более серьезным занятиям поэзией послужил трактат Тредиаковского «Новый и краткий способ к сложению российских стихов». Ломоносов прежде всего оценил и принял новый («тонический») принцип сложения русских стихов и его истоки – устное народное творчество. В 1737 – 1738 гг. Ломоносов изучал теоретические работы по немецкому стихосложению, что еще раз могло укрепить его мнение о том, что силлабическая версификация свойственна далеко не всем языкам. Попытка стихотворной реформы Тредиаковского, по сути еще не вышедшого за пределы силлабики, не могла удовлетворить Ломоносова. В 1739 г. он прислал в Академию наук свою оду «На взятие Хотина» вместе с «Письмом о правилах российского стиховторства», завершив тем самым теоретически и практически реформирование русского стихосложения. В «Письме» Ломоносов прежде всего заявляет, что «российские стихи надлежит сочинять по природному нашего языка свойству, а того, что ему весьма несвойственно, из других языков не вносить», и рекомендует использовать все, «чем российский язык изобилен и что в нем весрификации угодно и способно». Т.е. Ломоносов освобождает русское стихотворство от всех ограничений, которые имелись в трактате Тредиаковского. Ломоносов окончательно и полностью вводит в русское стихосложение силлабо-тонический принцип, отстаивает закономерность употребления не только двусложных, но и трехсложных стоп. Отвергает Ломоносов предпочтение Тредиаковского женским рифмам и его категорический запрет чередования (смешения) женских рифм с мужскими, вводя в права и дактилическую рифму. Отказывается Ломоносов признать хореическую стопу «наилучшей». Для него все стопы равноправны, хотя он и выделяет стихи из «анапестов и ямбов состоящие». В торжественных одах предлагает употреблять «чистые ямбические стихи», но он признавал и другие размеры. В своей поэтической практике Ломоносов в первую очередь разрабатывал четырехстопный ямб, ставший в дальнейшем надолго самым распространенным размером в русской поэзии.

Подобно тому как к началу века начал расшатываться уклад старой жизни, началось и падение первончальной чистоты языка старого книжного типа с его архаической славянщиной. Стремление выразить свои впечатления от нахлынувших факторов новой жизни стнавилось весьма тяжелой задачей, а выразить все эти впечатления средствами только старого языка оказывалось задачей просто невозможной. Начались поиски новых языковых средств.

Ломоносов уже в ранних своих произведениях стремится к ясному изложению мыслей и определенной стилистической и синтаксической упорядоченности, что совсем не является характерным для общего состояния литературного языка того времени.

В литературных произведениях наблюдается причудливое смешение обветшалых славянизмов и заимствованных слов с просторечной лексикой, помимо того – неопределенность орфографии, тяжеловесный синтаксис, полное отсутствие правил русской грамматики. Нужна была реформа. К этому вопросу обращались Кантемир и Тредиаковский, но они не смогли добиться сколько-нибудь устойчивых норм в словоупотреблении. Они сделали попытку связать судьбу литературного письменного языка с живой разговорной речью. Эту линию продолжил и углубил Ломоносов.

Из филологических трудов Ломоносова первой по времени создания и публикации была «Риторика», дошедшая до нас в двух редакциях (рукописной – 1744г., и печатной – 1748г.). Ломоносов преследовал прежде всего практические цели – вооружить рядовых русских читателей основами стройного, логического, аргументированного и вместе с тем выразительного изложения. Здесь он слагает гимн науке, напоминает о труде крестьянина, высказывает свои сокровенные мысли о назначении и качествах властителя. Монарх должен заботиться о своих подданных и защищать их, а не разорять. О Петре Великом он говорит, что русские люди не должны никогда забывать его. Воспевает мир – одно из непременных условий процветания его родины. Подчеркивается ценность активного человека-труженика. Достаточно аквтивно было высказано требование Ломоносова высокой идейности литературы, ее гражданской направленности. «Риторика» несла читателю важнейшие элементы логики как учебной дисциплины, разъясняла формальные законы мышления, учила строить силлогизмы, рассуждать, доказывать, делать правильные умозаключения. Она была превосходным для своего времени и первым доступным для широких читательских кругов руководством по вопросам теории литературы, поэтической стилистики. Основная задача «Риторики» – утвердить системы художественной образности, способной воздействовать на эмоциональную сферу человеческого восприятия. Сухим рационалистическим требованиям превратить слово в однозначный термин Ломоносов противопоставляет слово во всей его многозначности с его переносно-метафорическим употреблением.

Вторая часть «Риторики» – «О украшении» – содержит достаточно полный перечень тропов и поэтических фигур. Ломоносов рекомендует пользоваться переносным значением слов, так как метафоризация украшает речь «великолепием» (т.е. повышает ее образность), при этом предупреждает «метафор не употреблять чрез меру часто». Ломоносов первым сделал попытку раскрыть выразительную роль звуков русского языка. Конечно, эта оценка звуков в целом носила субъективный характер, но здесь впервые был поставлен вопрос о звукописи, словесной инструментовке. Здесь же были намечены основные положения теории трех стилей.

Итоговым произведением Ломоносова явился его трактат «О пользе книг церковных в Российском языке», опубликованный им в качестве предисловия к собранию сочинений 1757г. Здесь Ломоносовым были решены важнейшие взаимосвязанные литературно-языковые проблемы его времени: установление пропорции церковно-славянских и русских, народных элементов в русском литературном языке, разграничение литературных стилей и классификация литературных жанров.

Одно из основных положений Ломоносова состояло в требовании существенно ограничить и упорядочить включение церковно-славянских элементов в состав русского литературного языка. Он разделил все слова русского языка на «три рода речений». К первому относятся слова, «которые у древних славян и ныне у россиян общеупотребительны» (бог, слава, рука, ныне, почитаю). Ко второму – относятся мало употребительные (особенно в устной речи) славянские слова, но «всем грамотным людям понятные – отверзаю, господень, насажденный, взываю. К третьему роду относятся исконно русские слова (говорю, ругай, который, пока, лишь). Отсюда исключаются «презренные слова» (т.е. низкие, просторечные). Соотношением церковнославянской и исконно русской лексики определяются Ломоносовым «три штиля»: высокий, посредственный и низкий, за каждым из которых закрепляются определенные поэтические и прозаические жанры.

Высокий стильдолжен состоять из «речений» первого и второго рода, этим стилем должны писаться «героические поэмы, оды, прозаические речи о важных материях».

Средний стильвключает в себя преимущественно «речения», больше в российском языке употребительные, но в нем могут быть в меру использованы славянизмы, а также «низкие слова». Средним стилем предлагал писать все театральные сочинения, стихотворные дружеские письма, сатиры, эклоги и элегиии, а в прозе – «описание дел достопамятных и учений благородных» (т.е. исторические и научные произведения).

Низкий стильсостоит из «речений третьего рода» совместно с речениями среднего рода, из него полностью исключаются «обще не употребительные» славянизмы, но могут использоваться «простонародные низкие слова». Низким стилем следует писать комедии, увеселительные эпиграммы, песни, в прозедружеские письма,описания обыкновенных дел.







Сейчас читают про: