double arrow

Старшая Эдда. 5 страница


и не дал согласья».

5 Альвис сказал:

«Кто этот воин,

который невесте

запретом грозит?

Кто здесь, бродяга,

знает тебя?

Кто твой дурень-отец?»

6 Тор сказал:

«Винг-Тор зовусь я,

пришел издалека,

я Сидграни [339] сын.

Против воли моей

деву возьмешь ты

и в брак с нею вступишь».

7 Альвис сказал:

«Хочу обещанье

твое получить

и согласье на свадьбу;

белоснежную деву

в жены возьму,

или жизнь не нужна мне».

8 Тор сказал:

«Девы любовь

будет с тобой,

мой гость многомудрый,

если ты сможешь

о каждом мире

поведать мне правду.

9 Альвис, скажи мне, —

про все, что есть в мире,

наверно, ты знаешь, —

названьем каким

зовется земля

в разных мирах».

10 Альвис сказал:

«Землей – у людей

и Долом – у асов,

Путями – у ванов,

Зеленой – у турсов,

Родящей – у альвов,

у богов она – Влажная».

11 Тор сказал:

«Альвис, скажи мне, —

про все, что есть в мире,

наверно, ты знаешь, —

названьем каким

небо зовется

в разных мирах».

12 Альвис сказал:

«У людей это – Небо,

а Твердь – у богов,

Ткач Ветра – у ванов,

Верх Мира – у турсов

и Кровля – у альвов,

Дом Влажный – у карликов».

13 Тор сказал:

«Альвис, скажи мне, —

про все, что есть в мире,




наверно, ты знаешь, —

как месяц зовется,

что люди видят,

в разных мирах».

14 Альвис сказал:

«Месяц он у людей,

Луна – у богов,

а в Хель – Колесо,

у карликов – Светоч,

Спешащий – у турсов,

у альвов – Счет Лет».

15 Тор сказал:

«Альвис, скажи мне, —

про все, что есть в мире,

наверно, ты знаешь, —

как солнце зовется,

что люди видят,

в разных мирах».

16 Альвис сказал:

«Солнцем люди зовут,

а боги – Светилом,

Друг Двалина [340] – карлики,

турсы – Пылающим,

Ободом – альвы

и асы – Пресветлым».

17 Тор сказал:

«Альвис, скажи мне, —

про все, что есть в мире,

наверно, ты знаешь, —

как тучу зовут,

что дождь проливает,

в разных мирах».

18Альвис сказал:

«Тучей – люди, а боги —

Надеждой на Дождь,

ваны – Ветром Гонимой,

альвы – Мощь Ветра,

Влажною – турсы,

в Хель – Шлем-Невидимка».

19 Тор сказал:

«Альвис, скажи мне, —

про все, что есть в мире,

наверно, ты знаешь, —

как ветер зовут,

что дальше всех носится,

в разных мирах».

20 Альвис сказал:

«Люди Ветром зовут,

а боги – Летящим,

он Ржущий у асов,

Ревущий – у турсов,

Шумящий – у альвов,

а в Хель он Порывистый».

21 Тор сказал:

«Альвис, скажи мне, —

про все, что есть в мире,

наверно, ты знаешь, —

как называть

привыкли затишье

в разных мирах».

Альвис сказал:

«Люди – Затишьем,

Спокойствием – боги,

ваны – Безветрием,

ётуны – Зноем,

Тишью Дня – альвы,

Покоем Дня – карлики».

23 Тор сказал:

«Альвис, скажи мне, —

про все, что есть в мире,

наверно, ты знаешь, —

как море зовут,

струги несущее,

в разных мирах».

24Альвис сказал:

«Люди Морем зовут,

а Водами – боги,



Волнами – ваны,

Влагою – альвы,

Дом Угря – великаны,

а карлики – Глубью».

25 Тор сказал:

«Альвис, скажи мне, —

про все, что есть в мире,

наверно, ты знаешь, —

как зовется огонь,

что горит пред людьми,

в разных мирах».

26 Альвис сказал:

«Огнем – у людей,

Жаром – у асов,

у ванов – Бушующим,

Жадным – у турсов,

Жгущим – у карликов,

в Хель он Стремительный».

27 Тор сказал:

«Альвис, скажи мне, —

про все, что есть в мире,

наверно, ты знаешь, —

как лес зовется,

что вырастает,

в разных мирах».

28 Альвис сказал:

«Он Лес у людей,

у богов – Грива Поля,

в Хель – Поросль Склонов,

Дрова он у турсов,

у альвов – Ветвистый,

у ванов он Прутья».

29 Тор сказал:

«Альвис, скажи мне, —

про все, что есть в мире,

наверно, ты знаешь, —

как имя ночи,

дочери Нёра, [341]

в разных мирах».

30 Альвис сказал:

«Ночь – у людей,

Мгла – у богов,

Покров – у божеств,

у ётунов – Тьма,

у альвов – Сна Радость,

Грёзы Ньёрун [342] – у карликов».

31 Тор сказал:

«Альвис, скажи мне, —

про все, что есть в мире,

наверно, ты знаешь, —

как нивы зовутся,

где зерна посеяны,

в разных мирах».

32 Альвис сказал:

«Ячмень – у людей,

Злак – у богов,

Всходы – у ванов,

у ётунов – Хлеб,

и Солод – у альвов,



а в Хель то – Поникшее».

33 Тор сказал:

«Альвис, скажи мне, —

про все, что есть в мире,

наверно, ты знаешь, —

как пиво зовется,

напиток людей,

в разных мирах».

34 Альвис сказал:

«Пивом люди зовут,

а Брагою – асы,

ваны – Пьянящим,

в Хель Мёдом зовут,

Чистой Влагою – турсы,

Питьем – сыны Суттунга [343] ».

35 Тор сказал:

«Чья еще грудь

вместила бы столько

сведений древних!

Но хитростью мощной

тебя обманул я:

ты в доме застигнут

солнечным светом!»

Песни о героях

Песнь о Вёлунде [344]

О Вёлунде

Жил конунг в Свитьоде, звали его Нидуд. Двое сыновей было у него и дочь по имени Бёдвильд.

Жили три брата – сыновья конунга финнов, – одного звали Слагфид, другого Эгиль, третьего Вёлунд. Они ходили на лыжах и охотились. Пришли они в Ульвдалир. [345] и построили себе дом. Есть там озеро, зовется оно Ульвсъяр [346] Рано утром увидели они на берегу озера трех женщин, которые пряли лен, а около них лежали их лебяжьи одежды, – это были валькирии. Две из них были дочери конунга Хлёдвера: Хладгуд Лебяжьебелая и Хервёр Чудесная, а третья была Эльрун, дочь Кьяра из Валланда. Братья увели их с собой, Эгиль взял в жены Эльрун, Слягфид – Лебяжьебелую, а Вёлунд – Чудесную. Так они прожили семь зим. Потом валькирии умчались в битвы и не возвратились. Тогда Эгиль отправился искать Эльрун, Слагфид пошел на поиски Лебяжьебелой. А Вёлунд остался в Ульвдалире. Он был искуснейшим человеком среди всех людей, известных нам из древних сказаний. Конунг Нидуд велел схватить его, как здесь об этом рассказано.

О Вёлунде и Нидуде

1 С юга летели

над лесом дремучим

девы-валькирии,

битв искавшие;

остановились

на отдых у озера,

лен драгоценный

начали прясть.

2 Первая дева, —

нет ее краше, —

на плечи Эгилю

руки вскинула;

Сванхвит [347] вторая,

в одежде белой

из перьев лебяжьих;

а третья сестра

Вёлунда шею

рукой обвила.

3 Семь протекло

зим спокойных,

а на восьмую

тоска взяла их,

а на девятой

пришлось расстаться;

прочь устремились

в чащу леса

девы-валькирии,

битв искавшие.

4 Вернулись с охоты

стрелок зоркоглазый, [348]

Слагфид и Эгиль

в дом опустелый,

бродили, искали,

вокруг озираясь.

За Эльрун к востоку

Эгиль на лыжах

и Слагфид на юг

за Сванхвит помчались.

5 А Вёлунд один,

в Ульвдалире сидя,

каменья вправлять стал

в красное золото,

кольца, как змеи,

искусно сплетал он;

все поджидал —

вернется ли светлая?

Жена возвратится ли

снова к нему?

6 Ньяров владыка,

Нидуд проведал,

что Вёлунд один

остался в Ульвдалире.

В кольчугах воины

ночью поехали,

под ущербной луной

щиты их блестели.

7 С седел сойдя

у двери жилища,

внутрь проникли,

прошли по дому.

Видят – на лыке

кольца подвешены, —

было семьсот их

у этого воина.

8 Стали снимать их

и снова нанизывать,

только одно

кольцо утаили. [349]

Вёлунд пришел,

стрелок зоркоглазый,

из дальних мест

с охоты вернулся;

9 мясо зажарить

медвежье хотел он;

горела как хворост

сосна сухая, —

высушил Вёлунду

ветер дрова.

10 Сидя на шкуре,

кольца считал

альвов властитель, —

нет одного —

подумал: взяла его,

в дом возвратясь,

Хлёдвера дочь,

валькирия юная.

11 Долго сидел,

наконец заснул.

Проснулся и видит —

беда стряслась:

крепкой веревкой

руки связаны,

стянуты ноги

путами тесными.

12 Вёлунд сказал:

«Чьи это воины

здесь появились?

кто меня накрепко

лыком связал?»

13 Ньяров владыка,

Нидуд крикнул:

«Откуда ж ты, Вёлунд,

альвов властитель,

в краю этом мог

добыть наше золото?»

14 Вёлунд сказал:

«Грани поклажи [350]

здесь ты не встретишь, —

Рейна холмы

отселе далёко. [351]

Помню я: больше

было сокровищ

в дни, когда вместе

жили мы, родичи:

15 Хладгуд и Хервёр,

Хлёдвера дочери,

и Кьяра дочь

красавица Эльрун».

. . .

16 [352]

В дом войдя,

прошла вдоль палаты,

стала и молвила

голосом тихим:

«Из леса идущий

другом не станет».

Конунг Нидуд отдал дочери своей Бёдвильд золотое кольцо, которое он снял с лыковой веревки у Вёлунда, а сам он стал носить меч Вёлунда. Тогда жена Нидуда сказала:

17 «Увидит ли меч он,

кольцо ли у Бёдвильд —

зубы свои

злобно он скалит;

глаза у него

горят, как драконьи;

скорей подрежьте

ему сухожилья, —

пусть он сидит

на острове Севарстёд!»

Так и было сделано: ему подрезали сухожилья под коленями и оставили его на острове, что был недалеко от берега и назывался Севарстёд. Там он ковал конунгу всевозможные драгоценности. Никто не смел посещать его, кроме конунга.

Вёлунд сказал:

18 «На поясе Нидуда

меч мой сверкает,

его наточил я

как можно острее

и закалил

как можно крепче;

мой меч навсегда

от меня унесли,

не быть ему больше

в кузнице Вёлунда;

19 вот и у Бёдвильд

кольцо золотое

жены моей юной…

Как отмстить мне!»

20 Сон позабыв,

молотом бил он —

хитрую штуку

готовил Нидуду.

Двое сынов

Нидуда вздумали

взглянуть на сокровища

острова Севарстёд.

21 К ларю подошли,

ключи спросили, —

коварство их здесь

подстерегало;

много сокровищ

увидели юноши, —

красного золота

и украшений.

22 Вёлунд сказал:

«В другой раз еще

вдвоем приходите, —

золото это

получите оба!

Только молчите:

ни челядь, ни девы

пусть не знают,

что здесь вы были!»

Вскоре позвал

юноша брата:

«Брат, пойдем

посмотрим сокровища!»

К ларю подошли,

ключи спросили, —

коварство их здесь

подстерегало.

24 Головы прочь

отрезал обоим

н под меха

ноги их сунул;

из черепов

чаши он сделал,

вковал в серебро,

послал их Нидуду.

25 Ясных глаз

яхонты яркие

мудрой отправил

супруге Нидуда;

зубы обоих

взял и для Бёдвильд

нагрудные пряжки

сделал из них.

26 Бёдвильд пришла

с кольцом поврежденным,

его показала:

«Ты ведь один

в этом поможешь».

Вёлунд сказал:

«Так я исправлю

трещину в золоте,

что даже отец

доволен будет;

больше еще

понравится матери,

да и тебе

по душе придется».

28 Пива принес ей,

хитрец, и взял ее,

и на скамье

дева уснула.

«Вот отомстил я

за все обиды,

кроме одной

и самой тяжелой».

29 Вёлунд сказал;

«Теперь взлечу я

на крыльях, [353] что отняли

воины Нидуда!»

Вёлунд, смеясь,

поднялся на воздух;

Бёдвильд, рыдая,

остров покинула:

скорбела о милом,

отца страшилась.

30 У дома стоит

жена его мудрая,

в дом войдя,

прошла вдоль палаты;

а он на ограду

сел отдохнуть:

«Спишь ли, Нидуд,

Ньяров владыка?»

31 «Нет, я не сплю, —

горе томит меня,

до сна ли теперь, —

сынов я лишился;

губительны были

твои советы!

Сказать бы хотел

Вёлунду слово.

32 Молви мне, Вёлунд,

альвов властитель,

как ты сгубил

сынов моих юных?»

33 [354] Вёлунд сказал:

«Сперва поклянись мне

крепкой клятвой,

бортом ладьи

и краем щита,

конским хребтом

и сталью меча,

что не сгубил ты

супруги Вёлунда,

что не был убийцей

жены моей милой;

другую жену

мою ты знаешь, —

дитя родит она

в доме твоем!

34 В кузню пойди, —

ты сам ее строил,

кожу с голов

найдешь там кровавую:

головы напрочь

сынам я отрезал

и под меха

ноги их сунул.

35 Из черепов

чаши я сделал,

вковал в серебро

и Нидуду выслал;

ясных глаз

яхонты светлые

мудрой отправил

супруге Нидуда;

36 а из зубов

нагрудные пряжки

я изготовил

и Бёдвильд послал их.

Бёдвильд теперь

беременной стала,

ваша дочь,

вами рожденная».

37 Нидуд сказал:

«Горше слова

сказать не мог ты,

не было б слово

другое больнее!

Кто же, могучий,

тебя одолеет!

Кто же стрелой

пронзить тебя сможет,

когда ты паришь

высоко в небе!»

38 Вёлунд, смеясь,

поднялся в воздух.

Нидуд в горе

один остался.

39 Нидуд сказал:

«Такрад, вставай,

раб мой лучший,

Бёдвильд зови,

светлоокую деву,

пусть придет,

с отцом побеседует.

40 Правду ли, Бёдвильд,

поведали мне, —

была ли ты с Вёлундом

вместе на острове?»

41 Бёдвильд сказала:

«Правду тебе,

Нидуд, сказали:

с Вёлундом я

была на острове,

лучше б не знать мне

этого часа!

Я не смогла

противиться силе,

я не смогла

себя защитить!»

Песнь о Хельги, сыне Хьёрварда [355]

О Хьёрварде и Сигрлинн

Конунга звали Хьёрвард. Было у него четыре жены. Одну звали Альвхильд, сын их звался Хедин. Другую звали Серейд, их сын прозывался Хумлунг. Третья была Синриод, и у них был сын Хюмлинг.

Конунг Хьёрвард дал обет жениться на самой красивой женщине. Он узнал, что у конунга Свафнира есть дочь, которая всех прекраснее. Звали ее Сигрлинн.

Идмундом звали его ярла. У него был сын Атли. Он поехал сватать Сигрлинн от имени конунга. Он прожил зиму, [356] у конунга Свафнира. Ярла, который воспитывал Сигрлинн [357] звали Франмаром. У него была дочь по имени Алев. Ярл дал совет отказать Хьёрварду. И Атли уехал домой.

Атли, сын ярла, стоял однажды у какой-то рощи, а над ним в ветвях сидела птица. Она слышала, что его люди жен Хьёрварда называют красивейшими женщинами. Птица защебетала, и Атли стал слушать ее. Птица сказала:

1 «Сигрлинн ты видел ли,

Свафнира дочь?

Нет ее краше

в целой вселенной!

Хоть и красивей

Хьёрварда жены

воинам кажутся

в Глясислунде».

Атли сказал:

2 «Мудрая птица,

будешь ли дальше

беседовать с Атли,

Идмунда сыном?»

Птица сказала:

«Буду, коль жертву

князь принесет мне;

сама ее выберу

у конунга в доме».

3 Атли сказал:

«Только не выбери

Хьёрварда князя,

ни его сыновей,

ни жен прекрасных,

жен, которыми

конунг владеет.

Торг будет честный, —

то дружбы обычай!»

4 Птица сказала:

«Выберу храм,

возьму алтари

и коров златорогих

из княжьего стада,

коль Сигрлинн будет

на ложе князя,

если за ним

последует всюду».

Это было до того, как Атли поехал. А когда он вернулся и конунг спросил его, какие вести, – он ответил:

5 «Наши старанья

даром пропали:

кони погибли

в горах высоких,

перебирались мы

вброд через Семорн;

а сватовство

к Свафнира дочери

в пышных уборах

не удалось нам».

Конунг велел им поехать во второй раз и сам поехал с ними. А когда они поднялись на гору, то увидели повсюду в Сваваланде пожары и большие клубы пыли от скачущих коней. Конунг спустился с горы и остановился на ночь у одной речки. Атли остался на страже. Он перешел речку и увидел дом. Большая птица [358] сидела на доме, она сторожила его и заснула. Атли метнул копье в птицу и убил ее. А в доме он нашел Сигрлинн, дочь конунга, и Алёв, дочь ярла, и увез обеих. Это ярл Франмар обратился в орла и защищал их от воинов колдовством.

Звали Хродмаром конунга, который сватался к Сигрлинн. Он убил конунга свавов, а страну разграбил и пожег.

Конунг Хьёрвард женился на Сигрлинн, а Атли – на Алёв.

У Хьёрварда и Сигрлинн был сын, высокий и красивый. Он был молчалив. У него не было имени. Однажды он сидел на кургане и увидел, что скачут девять валькирий, и одна из них была самой статной. Она сказала:

6 «Поздно ты, Хельги,

воин могучий,

казной завладеешь

и Рёдульсвеллиром, —

орел кричит рано, [359] —

коль будешь молчать,

пусть даже мужество,

князь, покажешь».

Хельги сказал:

7 «Светлая дева,

что дашь в придачу, [360]

коль имя Хельги

ты дать мне властна!

О том, что скажешь,

подумай крепко!

Не будешь моей —

на что мне имя!»

Валькирия сказала:

8 «Мечи лежат

на Сигарсхольме,

четырьмя там меньше,

чем пять десятков;

есть там один

самый лучший,

золотом убран, —

гибель для копий.

9 С кольцом рукоять,

храбрость в клинке,

страх в острие

для тех, чьим он станет;

на лезвие змей

окровавленный лег,

другой обвивает

хвостом рукоять [361] ».

Одного конунга звали Эйлими. У него была дочь Свава. Она была валькирией и носилась по небу и по морю. Она дала Хельги имя и часто потом защищала его в битвах. Хельги сказал:

10 «Неладно решил ты,

конунг Хьёрвард,

хоть ты и славен,

войск предводитель;

сожрать дал огню

князей жилища,

а ты вреда

не видел от воинов.

11 Но Хродмар владеть

смеет богатством,

что некогда было

у родичей наших;

мало за жизнь

свою он боится,

думает – мертвых

наследьем владеет».

Хьёрвард сказал, что даст Хельги воинов, если тот хочет отомстить за деда. Тогда Хельги добыл меч, на который указала ему Свава. Они поехали с Атли, убили Хродмара и совершили много подвигов. Хельги убил великана Хати, который сидел на некоей горе. Они стояли на якоре в Хатафьорде. Атли был на страже первую половину ночи. Хримгерд, дочь Хати, сказала:

Речи Хримгерд

12 «Кто эти воины

в Хатафьорде?

Щиты на бортах, [362]

смелы вы с виду,

ничто не страшит вас;

кто же ваш конунг?»

Атли сказал:

13 «Хельги наш конунг,

ты не смогла бы

зло причинить ему;

наши ладьи

железом окованы, —

ведьм не страшимся мы».

14 «Как ты зовешься,

воин могучий? —

молвила Хримгерд. —

Князь тебе верит,

если велел он

стоять на носу [363] ».

Атли сказал:

15 «Атли мне имя,

дрожи, ужасайся, [364]

чудищ гублю я;

часто с ладьи

топил я в море

всадниц ночных. [365]

16 Кто ты, ведьма,

жадная к трупам?

Отца назови мне!

В землю ступай,

и пусть из тебя

дерево вырастет!»

Хримгерд сказала:

17 «Хримгерд зовусь я,

Хати, отец мой,

великан был могучий;

женщин немало

из дома похитил;

Хельги убил его».

Атли сказал:

18 «Пред флотом героя

в устье фьорда

торчала ты, ведьма,

дружину вождя

Ран обрекая,

но копьем пронзена ты».

Хримгерд сказала:

19 «Ты, Атли, ошибся,

во сне ты грезишь!

То мать запирала

ладьи во фьорде,

я ж отпрысков Хлёдвера

в море топила.

20 Теперь не заржешь,

холощеный Атли,

коль хвост задеру я!

Не в зад ли ушло

твое сердце, Атли,

хоть голосом конь ты!»

Атли сказал:

21 «Испытай на себе —

каков жеребец я:

сойду на берег,

тебя растерзаю!

Стоит мне захотеть —

и хвост ты опустишь!»

Хримгерд сказала:

22 «Сойди же на берег,

в силе уверенный, —

жди меня в Варинсвик!

Ребра я выпрямлю

воину храброму,

коль мне попадешься!»

Атли сказал:

23 «Нет, не сойду:

уснула дружина,

вождя стерегу я;

не стану дивиться,

под килем ладьи

ведьму увидев».

Хримгерд сказала:

24 «Хельги, очнись,

выкуп дай Хримгерд,

Хати убийца!

Ночь бы одну

переспать ей с князем, —

вот был бы выкуп!»

Атли сказал:

25 «Лодин – жених твой,

противна ты людям,

на острове Толлей

турс обитает,

злой великан, —

вот муж твой достойный».

Хримгерд сказала:

26 «Милей тебе, Хельги,

та, что с дружиной

гавань искала

ночью минувшей;

27 дева, вся в золоте,

сошла на берег,

ваш флот охраняла;

из-за нее-то

мне не расправиться

с войском конунга».

Атли сказал:

28 «Слушай, Хримгерд,

возмещу твое горе,

если князю поведаешь:

одна ли валькирия

флот охраняла

иль много их было?»

Хримгерд сказала:

29 «Три раза девять,

но светлая дева

мчалась пред ними;

кони дрожали,

с грив их спадала

роса на долины,

град на леса,

урожай обещая;

претило смотреть мне!»

Атли сказал:

30 «Взгляни на восток —

не разит ли Хельги

рунами смерти? [366]

На суше, на море

спаслась дружина

и княжьи ладьи!

31 Атли тебя

задержал до восхода, —

погибнешь теперь;

в камень приметный

у входа в гавань

ты превратишься! [367] »

Конунг Хельги был величайший воин. Он пришел к конунгу Эйлими и посватался к Сваве, его дочери. Хельги и Свава обменялись обетами и любили друг друга очень сильно. Свава оставалась дома с отцом, а Хельги воевал. Свава была по-прежнему валькирией.

Хедин жил дома, в Норвегии, со своим отцом, конунгом Хьёрвардом.

Ехал Хедин домой из леса в вечер под Йоль, [368] и встретил женщину-тролля. Она ехала на волке [369] и змеи были у нее удилами. Она предложила Хедину сопровождать его. [370] «Нет!» – сказал он. Она сказала: «За это ты заплатишь, когда будешь пить обетную чашу!» Вечером стали давать обеты. Привели жертвенного вепря. Люди возлагали на него руку и давали обеты, выпивая обетную чашу. Хедин дал обет жениться на Сваве, [371] дочери Эйлими, возлюбленной Хельги, его брата. И так начал в том раскаиваться, что ушел по дикой тропе на юг. Он встретил Хельги, своего брата. Хельги сказал:

32 «Здравствуй, Хедин,

какие вести?

Что нового слышно

в земле норвежской?

За что тебя, вождь,

из дому выгнали,

почему ты один

идешь мне навстречу?»

Хедин сказал:

33 «Худшее горе

меня постигло:

выбрал я деву,

рожденную конунгом, —

о невесте твоей

обет произнес я».

Хельги сказал:

34 «Себя не вини!

Может быть, станет

правым обет твой

для нас обоих:

35 князь меня вызвал

на мыс песчаный,

на третью ночь

туда я направлюсь;

вряд ли смогу

назад возвратиться;

тогда твой обет

будет ко благу».

Хедин сказал:

36 «Хельги, сказал ты,

что Хедин достоин

добра от тебя

и даров богатых;

пристойней тебе

свой меч окровавить,

чем мир даровать

дерзким врагам».

Так сказал Хельги, ибо он предчувствовал свою смерть и подозревал, что это его духи-двойники [372] посетили Хедина, когда тот встретил женщину верхом на волке.

Альвом звали конунга, сына Хродмара. Это он оградил ореховыми ветвями [373] поле на Сигарсвеллире, чтоб биться там с Хельги на третью ночь. Тогда сказал Хельги:

37 «На волке верхом

ехала в сумерки

та, что хотела

стать его спутницей;

знала она,

что смерть ожидает

Сигрлинн сына

на Сигарсвеллире».

Там была великая битва, и в ней Хельги получил смертельную рану.

38 От Хельги тогда

Сигар был послан

за дочкой единственной

конунга Эйлими, —

пусть соберется

в дорогу скорее,

если живым

застать хочет князя.

Сигар сказал:

39 «Хельги меня

сюда отправил,

чтобы с тобой

говорить мне, Свава;

конунг желает

тебя увидеть,

прежде чем он

расстанется с жизнью».

Свава сказала:

40 «Что же с Хельги,

Хьёрварда сыном?

Ты мне приносишь

горе жестокое!

В волнах он погиб,

мечом ли зарублен, —

я отомщу

за гибель героя!»

Сигар сказал:

41 «Пал поутру

у Волчьего Камня

конунг, что был

лучшим под солнцем;

Альв победой

мог бы гордиться,

только напрасно

ее одержал он».

Хельги сказал:

42 «Здравствуй, Свава!

Умерь свою скорбь!

Будет последнею

наша встреча:

кровью исходят

конунга раны;

меч поразил меня

рядом с сердцем.

43 Свава, невеста,

прошу я, не сетуй!

Если меня

послушаться хочешь —

Хедину ты

ложе постелишь,

конунга юного

будешь любить».

Свава сказала:

44 «Молвила я

в доме родимом

в день, когда Хельги

кольца мне выбрал:

если погибнет —

безвестного князя

не обниму я







Сейчас читают про: