double arrow

Легенда Тристане и Изольде 1 страница


ТЕКСТЫ

ТРИАДЫ ОСТРОВА БРИТАНИИ

Перевод с древневаллийского С. В. Шкунаева

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Три великих мореплавателя Острова Британии: Герайнт {1}, сын Эрбина и Гвинуйнвин, сын Нава, и Марх, сын Майрхиауна. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Три Покорителя Врагов Острова Британии: Гриедаул Покоритель Врагов, сын Енвайла Адранна, и Гвайр Храбрейший и Дристан, сын Таллуха.

Три Увенчанных в Битвах Мужа Острова Британии: Дристан, сын Таллуха, и Хуайль, сын Кау, и Кей {2}, сын Кенира с Прекрасной Бородой. Но один был увенчан более, чем все эти трое: это был Бедуир {3}, сын Бедраука . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Три Могущественных Свинопаса Острова Британии: Дристан, сын Таллуха, который пас свиней Марха, сына Майрхиауна, пока пастух ходил просить Ессилт {4} прийти к нему на свидание. И Артур хотел (получить) одну из этих свиней или обманом, или силой, но не смог получить ее. И Придери {5}, сын Пуйла, властелина Аннона {6}, который пас свиней Пендарана Диведа в Глин Ких в Емлине. И Колл, сын Коллвреви, [который] пас Хенвен, свинью Даллуйра Даллбена, и она, будучи на сносях, направилась в Пенрин Аустин в Корнуэльсе. [И там вошла в море]. И в Абер Тароги в Гвент Из Коед она вышла на берег. И куда бы она ни шла, по суше или по морю, Колл, сын Коллвреви, держал ее за щетину. И на Пшеничном Поле в Гвенте она разрешилась пшеничным зерном и пчелой. Оттого это место и самое лучшее для пшеницы и пчел. И оттуда она направилась в Ллонион в Пембруке и там разрешилась зерном ячменя и пчелой. Оттуда она направилась к Холму Кивертух в Ерири и там разрешилась волчонком и орленком. И Колл, сын Коллвреви, отдал орла Бреннаху, Ирландцу с Севера, а волка отдал Менваеду, сыну {7} из Арлехведа. И они стали [Волком] Менваеда и Орлом Бреннаха. И оттуда она направилась к Черному Камню в Лланвайре в Арвоне и там она разрешилась котенком. И Колл, сын Коллвреви, бросил этого котенка в Менаи. И потом он стал Котом Палуга.




26-W

Три могущественных Свинопаса Острова Британии: Придери, сын Пуйла, Повелителя Аннона, пасший свиней Пендарана Диведа, его приемного отца. И эти свиньи были семью животными, которых привел Пуйл Правитель Аннона и дал Пендарану Диведу, своему приемному отцу. И местом, где он обычно держал их, было Глин Ких в Емлине. И потому он назывался Могущественным Свинопасом, ибо никто не мог обмануть или осилить его. И второй, Дристан, сын Таллуха, присматривал за свиньями Марха, сына Майрхиауна, пока свинопас ходил с посланием к Ессилт. Артур и Марх, Кей и Бедуир были там все четверо, но им не удалось получить даже поросенка - ни силой, ни обманом, ни воровством. И третий - Колл, сын Коллвреви, пас свиней Даллуйра Даллбена в Глин Даллуйр в Корнуэльсе. И одна из свиней зачала, имя ее было Хенвен. И были предсказаны Острову Британии несчастья от плода ее чрева. Тогда Артур собрал войско Острова Британии и выступил, чтобы уничтожить ее. И она, будучи на сносях, отправилась в Пенрин Аустин в Корнуэльсе и там вошла в море, а Могущественный Свинопас за ней. И на Пшеничном Поле в Гвенте она разрешилась пшеничным семенем и пчелой. И поэтому с того дня и до сих пор Пшеничное Поле в Гвенте - это лучшее место для пшеницы и пчел. И в Ллонионе в Пембруке она разрешилась зерном ячменя и зерном пшеницы. Поэтому и вошел в поговорку ячмень из Ллониона. На холме Кивертух в Арвоне она разрешилась волчонком и орленком. Волка получил [М]ергаед, а орла - Бреат, князь с Севера: и им обоим пришлось плохо от этого. И в Лланвайре в Арвоне под Черной Скалой она разрешилась котенком, и Могущественный Свинопас сбросил его со Скалы в море. И сыны Палуга приютили и воспитали его в Моне, на свое несчастье: и это был Кот Палуга, одно из Трех Великих Несчастий Мона, хотя он и был воспитан там. Вторым был Доронви и третьим Едвин, король англов. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .



Три Любовника Острова Британии: Кинан, сын Клидно [с Морвид, дочерью Уриена], и Касвалаун, сын Бели [с Флур, дочерью Угнаха Карлика], и Дристан, сын Таллуха [с Ессилт, женой его дяди Марха].

71-W

Трижды во времена Артура были возложены тремя Мужами Подавляющие Узы Всевыносящей Любви на трех самых Прекрасных, Пленительных и Знаменитых Девушек, какие только были на Острове Британии в то время. Это были узы, которые Тристан, сын Таллуха, возложил на Ессилт, дочь [Килвануйда] Опоры Британии; и узы, которые Кинан, сын Клидно Айдина, возложил на Морвид, дочь Уриена Регедского; и узы, которые Карадауг Сильная Рука, сын Лира Марини, возложил на Теган Золотогрудую, дочь Нида Щедрая Рука короля Севера. И они были самыми Прекрасными, Пленительными и Знаменитыми Девушками, какие только были на Острове Британии в то время.



Три упрямых Мужа: Айдилиг Карлик, и Гвайр Храбрейший, и Дристан.

Три Равных Друг Другу при дворе Артура: Рахайд, сын Морганта, и Даллдаф, сын Кинин Кофа, и Дристан, сын Марха.

Три Неверных Жены Острова Британии: три дочери Калвануйда Британского: Ессилт Прекрасноволосая [любовница Тристана], и Пенарван [жена Овайна {8}, сына Уриена], и Бин [жена Фламдуйна]. И одна была более неверной, чем эти три: это Гвенуйфар {9}, жена Артура, так как она опозорила лучшего человека, чем любая [из трех других].

ДВАДЦАТЬ ЧЕТЫРЕ РЫЦАРЯ ПРИ ДВОРЕ КОРОЛЯ АРТУРА

Три Рыцаря Чародея {10} были при дворе Артура: Мену, сын Таргваеда, и Тристан, сын Таллуха, и Айдилиг Карлик; это потому, что когда им приходилось нелегко в бою, они могли по желанию принимать любой облик, и тогда никто не мог победить их.

ПОВЕСТЬ О ТРИСТАНЕ

Перевод с древневаллийского С. В. Шкунаева

(Произведение публикуется полностью.)

В ту пору Тристан, сын Таллуха, и Ессилд, жена Марха, сына Майрхиона, скрылись в лесу Келидон {1}. С ними были лишь Голуг Хафдид {2}, служанка Ессилд, и Бах Бихан {3}, паж Тристана, которые захватили с собой пирогов и вина и приготовили им в лесу ложе из листвы.

Марх, сын Майрхиона, отправился тогда к Артуру и стал обвинять Тристана в оскорблении его чести и просить о мщении, [говоря, что он, Марх, сын Майрхиона, двоюродный брат Артура {4} и по родству ближе ему, чем Тристан - его племянник. "Я сам выступлю со своими людьми, - сказал Артур и либо либо защищу твою честь" {6}]. И тогда они направились к лесу Келидон и окружили его.

Таково было свойство Тристана, что каждый, проливший его кровь, умирал, а также любой, кого ранил Тристан.

Когда донеслись до Ессилд со всех концов леса шум и голоса, она в страхе укрылась в объятьях Тристана. Спросил Тристан, отчего она так взволновалась, и Ессилд ответила, что от страха за него. И сказал Тристан:

Благословенная, забудьте страх, Ессилд,

Нас разлучить, коль вам я другом стал,

Три раза по сто рыцарей не смогут,

Или вождей, закованных в металл.

Встал Тристан и, подняв свой меч, устремился в первый поединок и, наконец, встретился с Мархом, сыном Майрхиона, который воскликнул: "И ценой своей жизни хотел бы я убить его!" Но другие его воины сказали: "Позор нам, если мы нападем на него!" И из трех поединков вышел Тристан невредимым.

Кэ Длинный, который любил Голуг Хафдид, разыскал место, где осталась Ессилд, и спел такой енглин {7}:

Ессилд, благословенная, сказать,

Позволь тебе, что любишь, словно чайка,

Тристану удалось неволи избежать.

Ессилд. Благословенный Кэ, когда,

Слова твои не ложь,

Прекрасную за то подругу обретешь.

Кэ Длинный: За весть, что слышана тобой,

В награде нет нужды такой,

Голуг Хафдид я предпочту любой.

Ессилд: Коль эта весть из уст твоих,

Мне правду говорит,

Получишь ты Голуг Хафдид.

А Марх, сын Майрхиона, снова придя к Артуру, сокрушался, что не смыл он оскорбления кровью и не получил удовлетворения, "Лишь один совет могу я дать тебе, - сказал Артур, - пошли музыкантов, так, чтобы издалека слышал он звуки их инструментов, и поэтов со стихами в его честь - это пересилит его гнев и обиду". Так и было сделано. Тристан же созвал к себе музыкантов и пригоршнями раздал им золота и серебра. Тут выслали к нему главу мира - это был Гвалхмаи {8}, сын Гуйра. Спел он старинный енглин:

Гвалхмаи: Шумит огромная волна,

В пучине, буйной до предела,

Скажи мне, кто ты, воин смелый?

Тристан: Шумны огонь и гром всегда,

Поодиночке или вместе,

Я в битве как Тристан известен.

Гвалхмаи: Тристан, чьи безупречны нравы,

Твои слова не изменить ни в чем,

Я сам присутствовал при том.

Тристан: Чего для брата не свершил бы брат,

То в день кровавого труда,

Я для Гвалхмаи сделать рад.

Гвалхмаи: Тристан, чьи нравы несравненны,

Не откажись рука держать клинок {9},

Исполнил бы и я что смог.

Тристан: Об этом стал бы я просить,

Чтоб успокоить, а не возбудить,

Кто эти воины вдали?

Гвалхмаи: Тристан, чьи нравы знамениты,

Хоть и не ведая, кто ты,

В лесу Артура люди скрыты.

Тристан: Не стану угрожать и для Артура,

С девятьюстами я сойдусь в бою,

И если встречу смерть, то все ж и сам убью.

Гвалхмаи: Тристан, любезный дамам [знай],

Пока войной ты не пошел на них,

Дороже мир всех ценностей земных.

Тристан: Когда на поясе мой меч,

И правая рука готова к бою,

Близка удача равно к нам обоим.

Гвалхмаи: Тристан, чьи достославны нравы,

И натиск копья сокрушал, как буря,

Единокровного не отвергай Артура.

Тристан: Гвалхмаи, чьи чудесны нравы,

Дождь затопляет сто полей,

Его любовь я встречу равной.

Гвалхмаи: Тристан, чьим нравам нет сравненья,

Дождь покрывает сто дубов,

К Артуру следуй ты без промедленья.

Тристан: Гвалхмаи с нравом противоречивым,

Сто борозд затопляет дождь,

Пойду с тобой, куда ни поведешь.

И вот пришли они к Артуру и Гвалхмаи спел такой енглин:

Гвалхмаи: Артур, известный благородством нравов,

Дождь заливает сто голов,

Со мной Тристан, возрадуйся по праву.

Артур: Гвалхмаи, чьи прекрасны нравы,

Ты не скрывался в битвы час,

Тристана я приветствую у нас.

Но Тристан не проронил ни слова, и Артур спел второй енглин:

Тристан благословенный, войск водитель,

Народ люби свой как себя,

И с ним меня - его вождя.

И опять Тристан не проронил ни слова, и Артур спел третий енглин:

Тристан, о знаменитый воин,

Бери, что лучший брать достоин {10},

И искренне люби меня.

Но и на это ничего не сказал Тристан.

Артур: Тристан прекрасномудрых нравов,

Люби свой род, не принесет он зла,

Кровь среди нас остыть родная не могла.

И тогда сказал Тристан Артуру:

Артур, твои слова я принимаю,

И как вождя приветствую тебя,

Твоим приказам следовать желаю.

Тут Артур примирил его с Мархом, сыном Майрхиона. Но хоть каждого и уговаривал Артур, никто не хотел оставить Ессилд другому. И вот постановил Артур: одному она будет принадлежать пока листья зеленеют на деревьях, другому - все остальное время. Его-то и выбрал Марх, ибо тогда ночи длиннее. Воскликнула Ессилд, когда сказал ей об этом Артур: "Благословенно будь это решение и тот, кто его вынес!" И спела она такой енглин:

Три дерева вам я назову,

Весь год они хранят листву,

Плющ, остролист и тис

Пока мы будем жить

С Тристаном нас никто не сможет разлучить.

ФРАГМЕНТ ПОЭМЫ О ТРИСТАНЕ

Перевод с древневаллийского И. Я. Волевич

(Произведение публикуется полностью.)

Хоть мил мне брег {1}, но вал морской мне страшен.

Он скрыл того, кем был сей мир украшен.

Душа певцов, кумир геройских брашен,

И благороден был он, и бесстрашен.

5 В нем, что испил отвар из чудной чаши,

Любовный пламень смертью не угашен.

Хоть мил мне брег, мне жуток вал на море.

Как тать ночной, он яр и необорен.

Не хватит слез - души оплакать горе

10 И смыть воспоминанье о позоре {2}.

С рассудком сердце вечно будет в ссоре.

Размыслим же, Кехейк {3}, о договоре.

Весть о беде меня гнетет жестоко.

Краса героев, ты сражен до срока.

15 А мнилось, я не буду одинока

Там, где листки несет струя потока {4}.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Страшись же, карлик {5}, ярый гнев Дрестана

Тебя настигнет поздно или рано.

Я Марха предала тебе нежданно,

Чтоб отомстить Кехейку за обманы.

5 Меня обвел он сладкой ложью низко,

Но злобен ты, я знаю: гибель близко.

Беруль

РОМАН О ТРИСТАНЕ

Перевод со старофранцузского Э. Л. Линецкой

Король проклятья карле шлет {1}.

"Как обманул меня урод!

Из-за него терплю позор

268 Таюсь на дереве, как вор!

Племянник мой им оклеветан.

Повешу горбуна за это!

Он дело черное затеял,

272 Во мне к Изольде злобу сеял,

А я поверил, о глупец!

Но дорого заплатит лжец!

Пусть только попадется в руки

276 Неслыханные примет муки!

Таких и Сегосон {2} не знал,

Когда его врасплох застал

С женой своею Константин.

280 Могучий этот властелин

Короновал супругу в Риме,

Дарил камнями дорогими,

Почетом, лаской окружил

284 И как потом по ней тужил!"

Тристан давно во тьме исчез

Король с сосны высокой слез.

Себе твердит он, что верна

288 Прекрасная его жена.

Бароны на нее клевещут.

Так пусть изветчики трепещут!

Все видел сам и все проверил,

292 Коварство гнусное измерил.

"Дрожи, Фросин! {8} За эту ложь

Ты от возмездья не уйдешь!

Я так в племяннике моем

296 Теперь уверен, что вдвоем

Оставил бы с моей женою

В укромном, запертом покое.

Томи обоих грех плотской,

300 Была бы нынче не такой

Их встреча здесь наедине!

Пришлось бы поневоле мне

Внимать любовным их признаньям,

304 А не укорам и стенаньям.

Они ни в чем не виноваты,

А я поверил тем проклятым {4}

И вот казню себя за это.

308 Как глупо доверять наветам,

Подозревать, таить тревогу,

Выслеживать, но, слава богу,

Их разговор открыл мне очи.

312 Благословенье этой ночи!

Такое нынче я узнал,

О чем не думал - не гадал.

Чуть до рассвета доживу

316 Тристана в замок призову,

Отныне вход ему свободный,

Хоть в спальню, хоть куда угодно.

Он жить не будет на чужбине!"

320 Послушайте о злом Фросине.

Он был горбат и видом гнусен,

В гаданьях, в волшебстве искусен,

Следил в ночи за небосклоном,

324 За Люцифером, Орионом {5},

За домами семи планет

Дитя рождалось ли на свет

Его грядущая судьбина

328 Была открыта для Фросина.

За эти знанья чародей

Душою заплатил своей.

Горбун Фросин стал темен ликом,

332 О гневе короля великом

Прознав по звездам в небесах,

И одолел Фросина страх,

И он немедля в путь пустился,

336 В земле Уэльской притаился.

Его никто сыскать не может,

И короля досада гложет.

Изольда в спальню воротилась,

340 К плечу Бранжьены прислонилась.

Служанка видит, что она

Как лист трепещет, и бледна,

И вопрошает, вся дрожа:

344 "Что приключилось, госпожа?"

В ответ Изольда: "Горе мне!

У водоема на сосне

По вражьему по наущенью

348 Король таился, скрытый тенью.

Бранжьена, быть бы тут беде,

Но отразился он в воде,

И мне всемилостивый бог

352 Тристана упредить помог.

Я не сказала, что сейчас

Король подслушивает нас,

Но рыцарю пеняла, плача,

358 Зачем свиданье мне назначил

Ужели он Изольде враг?

И мне Тристан ответил так:

Мол, королю всем сердцем предан,

360 Но недругами оклеветан

И умоляет, бога ради,

Его очистить перед дядей.

Тогда сказала я Тристану,

364 Что короля просить не стану,

Пусть больше не зовет меня

Ни ночью, ни при свете дня.

Не знаю, что еще плела,

368 Но слезы горькие лила,

И все на веру взял король".

Бранжьена ей: "Сказать дозволь:

Была ты снискана сегодня

372 Великой милостью господней.

О нас всю правду знает бог,

И от напасти уберег,

И короля он успокоил,

376 И козни тайные расстроил,

И спас тебя из западни.

Пред ним колени преклони.

Всевышнему лишь тот угоден,

380 Кто сердцем чист и благороден".

Тристан увидел Говернала {6}

И все от самого начала

Ему поведал - как спасенье

384 Им даровало провиденье.

А карлик, злобу затая,

Бежал от гнева короля.

Король приходит в свой покой.

388 Изольда в страхе. "Боже мой!

Ты, государь? Один, без слуг?

Какой томит тебя недуг?

Какая на душе досада?"

392 "Вопрос тебе задать мне надо.

Я больше не желаю лжи,

Ты мне всю правду расскажи".

"Пусть грудь мою пронзит стрела

396 Тебе, король, я не лгала.

Пусть смерть меня постигнет злая

Тебе ни разу не лгала я".

"Ответь, встречалась ли с Тристаном?"

400 "Не оскорблю тебя обманом:

Да, я нарушила приказ.

Племянник твой в полночный час

Стоял, укрывшись под сосной,

404 И долго говорил со мной.

Да, я видалась с ним в ночи.

Убей меня иль заточи,

Но повторять я не устану

408 Нет похоти во мне к Тристану.

Пощады, государь, пощады!

Меня сгубить злодеи рады,

Но помыслы мои чисты,

412 Не верь наветам клеветы!

Увы, увы! Ты к ним не глух,

А к правде замыкаешь слух.

Под той сосной Тристан стоял.

416 Он о свиданье умолял,

И ночью я к нему пришла.

О государь, его дела

Забыть Изольде не пристало:

420 Он на смерть бился, дабы стала

Я королевою твоей {7}.

Когда б не карлик-чародей,

Не клевета, не наговоры,

424 Ты сам к нему склонил бы взоры.

Ты государь, владыка мой,

А он племянник твой родной,

И этим сердцу мил и дорог.

428 Но льет отраву лютый ворог,

Наушники бесстыдно лгут

Пусть их накажет божий суд!

Король, тебя ввели в обман.

432 Меня вечор молил Тристан,

Чтоб заступилась пред тобой,

Но я не тронулась мольбой,

Твердила, не боясь обидеть,

436 Его, мол, не желаю видеть

И короля просить не стану.

Так говорила я Тристану.

И это все. Мне лгать не тоже.

440 А если ты не веришь, что же,

Убей, вонзи мне в сердце нож,

Но ты безвинную убьешь.

Тристан сбирается в дорогу.

444 Просил помочь хотя б немного,

И конь, и весь доспех в закладе.

Меня молил он, бога ради.

Поклясться в этом я могу.

448 Убей на месте, если лгу.

Он получил бы от меня

Доспех богатый и коня,

Но я помочь ему не смею,

452 Перед тобой, король, робею.

Гол как сокол племянник твой,

Нет ни монетки {8} за душой,

Уходит он, как нищий путник

456 Да будет бог ему заступник!

Худого дела нет за ним,

За что же он тобой гоним?"

Король ее словам внимает

460 И королеву обнимает,

Целует ласково в уста:

Он знает, что она чиста

И ночью убедился в этом,

464 Не станет доверять наветам,

Меж ними будет мир и лад.

Тристан достоин всех наград

И будет награжден без меры.

468 Нет больше корнуэльцам веры.

И тут король поведал ей,

Что чернокнижник-чародей

Их встречу тайную предвидел,

472 Что, на сосне высокой сидя,

Как подучил Фросин вечор,

Он слышал весь их разговор.

"Ты был в саду на той сосне?"

476 "Святой Мартин {9} свидетель мне,

Внимал беседе до конца,

Не упустивши ни словца.

Тристан напомнил, как от дани {10}

480 Меня упас в кровавой брани,

И сердце дрогнуло во мне,

Чуть удержался на сосне.

А ты напомнила, по праву,

484 Что влил дракон в него отраву

И что бессонно, неустанно

Ему в пути целила раны.

О помощи молил он тщетно,

488 Ты отвечала неприветно,

И я слезу пролил, скорбя.

Не целовал Тристан тебя,

Любовных ласк не добивался,

492 И я сидел и улыбался".

"Хвала и слава небесам.

Уверился ты нынче сам,

Что мы с Тристаном невиновны,

496 Что если бы и впрямь греховно

Меня любил племянник твой,

Себя бы выдал с головой.

Ты видел - он мне рук не жал,

500 Уста к устам не прижимал,

В нем любострастья нет ко мне,

Но ты поверил нам вполне

Лишь потому, что этой ночью

504 Увидел истину воочью".

"Все так, - его ответ гласит.

Бранжьена, бог тебя спаси,

Беги к племяннику с приказом,

508 Пускай ко мне приходит разом,

Да отговоркам не внемли:

Мол, ждать не любят короли".

Бранжьена говорит на это:

512 "Он сжить готов меня со света,

Решил, бог знает почему,

Что я готовлю смерть ему,

Гнев государев разжигая.

516 Коль от него вернусь живая,

Скажи ему, мой господин,

Нет перед ним за мною вин".

Послушайте-ка мастерицу

520 На выдумки и небылицы!

"Король, его уговори,

Со мной Тристана помири!"

Король в ответ: "Беги быстрей,

524 Он будет впредь к тебе добрей".

Изольде смеха не сдержать.

Меж тем Бранжьена ну бежать,

Несется, мчится, что есть мочи,

528 Обрадовать Тристана хочет.

Ее рассказ торопит он

И слышит - "дядей ты прощен".

Бранжьену он благодарит,

532 Молитву господу творит

За то, что вновь ему возможно

Изольду видеть бестревожно.

Бранжьена говорит: "Сеньер,

536 Вел нынче долгий разговор

Король с твоей Изольдой милой.

Все поросло быльем, что было,

Он снова верит только вам,

540 А не наушникам-врагам.

Звать к королю тебя пришла я.

Его уверила, рыдая,

Что на меня имеешь зуб,

544 Так будь со мной свиреп и груб,

Накинься на меня, брани

И смертью угрожать начни".

Бранжьене он сжимает руки:

548 Конец мученьям и разлуке!

Вот в расписной покой идут,

Король с Изольдой там их ждут.

Король Тристану: "Подойди же

552 Ко мне, племянник. Ближе, ближе.

Гнев на Бранжьену потуши,

А мной прощен ты от души".

"Мой государь, мой дядя милый,

556 Когда б ты ведал, как изныло

От горя все мое нутро,

Не стал бы говорить добро

О ней, бесстыжей клеветнице.

560 В аду ей место, дьяволице!

Молю, наветчиков гони ты,

Речей поносных, ядовитых

Не слушай впредь: то злые козни

564 Врагов, что жаждут нашей розни.

На королеву не гневись,

Душой к племяннику смягчись

И гнев перемени на милость".

568 Король с Тристаном помирились.

Тристан в покое дяди спит {11},

К Изольде путь ему открыт,

Он к ней, когда захочет, входит,

572 Король и бровью не поводит.

Но как, любя, любовь сокрыть?

Ее не спрятать, не зарыть,

Не положить ее под спуд.

576 Друг к другу любящие льнут,

Ведут беседы меж собой,

Подслушать может их любой.

Они врагов не замечают,

580 Едва лишь врозь - уже скучают.

А три барона, три злодея,

Тристана погубить затея,

Дают такое обещанье:

584 На веки-вечные в изгнанье

Его пошлет король, а нет

Нарушат верности обет,

Вернутся в замки и все трое

588 На короля пойдут войною.

Не раз случалось видеть им

Под деревцом под привитым

В укромном и безлюдном месте

592 Тристана и Изольду вместе.

Нередко застигали их

В постели короля нагих.

Король на лов спешит чем свет,

596 Тристан за ним немедля вслед,

Потом он тайно едет прочь,

С Изольдою проводит ночь.

И сговорились так бароны:

600 "Мы будем тверды, непреклонны,

И пусть король решит тотчас,

Его он выберет иль нас".

И к королю они пошли,

604 И, вставши рядом, повели

Наушники такую речь:

"Король, тебя предостеречь

Велит вассалам долг священный.

608 Узнай про черную измену:

С Изольдой любится Тристан,

И знают все про тот обман.

Не стерпим этого позора!"

612 Король не поднимает взора,

Твердит бессвязные слова,

Клонится долу голова.

"Ты тоже видишь, тоже знаешь,

616 Но признаваться не желаешь,

Готов прикинуться слепым,

Не воздаешь, как должно, им

За вероломное деянье.

620 Пошли племянника в изгнанье,

А если наш совет отринешь,

Ну что ж, ты сам свой жребий вынешь.

Мы в замки от тебя уедем

624 И кликнем клич ко всем соседям,

И разорим войною край.

Мы ждем ответа. Выбирай".

"О добрые мои вассалы,

628 Ужель позором небывалым

Племянник мой меня покрыл?

Поверить этому нет сил.

Вы связаны со мной обетом,

632 Ваш долг - мне помогать советом.

Я доверяю вам вполне,

Гордыни ложной нет во мне".

"О государь, зови скорее

636 На помощь карлу-чародея:

Он в тайны многие проник

И по звездам читать привык

Послушайся его совета".

640 Король согласен и на это.

И вот уже Фросин идет

И королю совет дает.

Еще не слыхано на свете

644 О столь предательском совете!

Он по звездам все числил, числил

И дело страшное замыслил.

Проклятье, племя колдунов,

648 Вам до скончания веков!

"К Артуру-королю пошли

Племянника, да повели

Не мешкать - важное, мол, дело.

652 Рукой подать до Кардуэла {12}.

Дай грамоту ему с собою,

Скрепи печатью восковою

Чем свет пусть едет в путь недальний.

656 Он спит в твоей опочивальне,

И ты отдай ему приказ

Поближе к ночи, не сейчас.

Чуть первый сон на всех наляжет,

660 Ты выйди вон, но будь на страже.

Король, мое послушай слово:

Я верою клянусь Христовой,

Коль страсть и впрямь Тристана гложет,

664 К Изольде он придет на ложе.

Тебе скажу, про то прознав,

А если буду я неправ,

Готов расстаться с головою.

668 Что надобно, я сам устрою,

Приказ же не забудь отдать

Лишь перед тем, как ляжешь спать".

"Быть по сему", - король ответил.

672 Никто их встречи не заметил.

Послушайте же про затею

Того Фросина-лиходея.

Муки у пекаря купил,

676 Ему четыре заплатил

Денье {13}, потом муку упрятал

За пазуху горбун проклятый.

Настала ночь, кругом темно,

680 Король отужинал давно,

На ложе лег и говорит:

"Ты встань, племянник, до зари

И сразу оседлай коня:

684 Гонцом поскачешь от меня.

Как только будешь в Кардуэле,

Послание о важном деле

Артуру-королю вручи,

688 А как вручишь, назад скачи

И предо мной предстань тотчас".

"Король, исполню твой приказ",

Так рыцарь говорит в ответ.

692 "Да помни, соберись чем свет".

И вот печаль Тристана точит:

Сказать хоть два словечка хочет

Изольде он, а до нее

696 Недолог путь - длиной с копье.

Он думает: "Я обожду,

Тишком к Изольде подойду,

У короля не чуток сон".

700 О, как неосторожен он!

Узнайте, что Фросин удумал:

К постелям подошел без шума

И пол меж ними он мукой

704 Усыпал щедрою рукой.

Глубокий след оставит тот,

Кто ночью по полу пройдет.

Тристан как будто скован сном,

708 Но он следит за горбуном:

Он знает, - надо ждать худого

От ненавистника такого.

"Понятен умысел его:

712 Муку он сыплет для того,

Чтоб этой ночью мы следами

Себя изобличили сами.

Но мы не попадем в капкан".

716 А на охоте днем кабан

Ему клыком поранил ногу,

И кровь сочилась понемногу.

Повязки он не наложил

720 И на беду о том забыл.

Тристан лежал без сна и слышал,

Как в полночь встал король и вышел

И как, мукой усыпав пол,

724 Во след за ним горбун ушел.

В покое тьма, свеча погасла,

В светильнике иссякло масло.







Сейчас читают про: