double arrow

Легенда Тристане и Изольде 38 страница

VI

55. Как Ланселот встретил князя ада под видом, девицы, которая украла у него коня, и как это предательство завершилось пленением его в Замке Ольтера.

56. Расставшись с прекрасным Тристаном, поехал Ланселот по лесу и, когда настал час вечерни, стал думать, где бы остановиться ему на ночь. И пребывая так, как я уже сказал, в раздумье, вдруг увидел он, что впереди него медленно едет девушка, и подумал, что, может быть, она ему укажет место, где бы он мог найти ночлег. Он пришпорил коня, чтобы нагнать ее, и, догнав, окликнул ее учтиво, но она ему не ответила, как будто и не слышала. Тогда Ланселот окликнул ее громче, чем в первый раз. Тут она обернулась и подождала, пока он подъедет. И Ланселот ее приветствовал, а она весьма грациозно ему поклонилась.

57. "Прекрасная девица, - сказал Ланселот, - не будете ли вы столь добры указать мне, место, где я мог бы отдохнуть этой ночью, ибо присягнуть могу, что весьма в том нуждаюсь". Она ему отвечает на это: "Знайте, мессир рыцарь, что этот лес мне знаком, как никому в этой стране, так вот, поверьте, на две версты кругом нет никакого жилья". - "Тогда скажите мне, прошу вас, прекрасная дама, где вы сами остановитесь на эту ночь". - "Скажу вам на это, мессир рыцарь, что в двух верстах отсюда, как я и сказала, есть старая часовня, где я проведу эту ночь, ибо в темноте боюсь сбиться с дороги, там же и конь мой будет пастись среди трав". - "Прекрасная девица, сказал Ланселот, - раз уж здесь нет другого пристанища, позвольте мне ехать туда с вами". - "Поезжайте, коли вам угодно", - отвечала девушка. Так пустились они вместе в путь и в конце концов достигли часовни.

58. Тут спешился Ланселот, снял свой щит, повесил его на седло и попросил девушку подержать недолго его коня, пока он помолится у алтаря. "Идите, - ответила она, - я сделаю, как вы просите". Ланселот вошел в часовню, перекрестившись, склонился пред алтарем, и начал читать молитвы, которые были предписаны ему святым отшельником. Если же вы захотите узнать, кто была эта девица, то я отвечу вам, что то был дьявол, который желал уловками своими соблазнить Ланселота, дабы погубить его душу и навеки отвратить его от господа нашего. Но едва искуситель увидел, как Ланселот крестится, то потерял свою власть над ним, а потому вдруг пропал внезапно, а с ним и конь Ланселота с копьем и щитом исчез в мгновение ока, так что он ни звука не услышал. Ланселот молился около получаса, а, выйдя, не увидел своего коня и, тем более, иноходца девушки, что весьма его опечалило, ибо без коня и оружия подвергался он великим опасностям среди этого непроходимого леса. И он принялся звать девушку, надеясь, что она откликнется, но кругом все было тихо. Когда он понял, что зовет напрасно, то вернулся обратно в часовню, чтобы там дождаться восхода солнца.

59. И он вознес богу смиренную молитву, а с восходом солнца пустился в путь пешком и так шел по дороге через лес до трех часов дня. Уже два дня прошло, как он ничего не ел и не пил. Будучи в столь плачевном положении, вдруг увидел он двух вооруженных рыцарей на красиво убранных конях. И он подумал, что они смогут оказать ему помощь. Но рыцари, поровнявшись с ним, стали указывать на него, насмехаясь и спрашивая, где это он потерял свою лошадь. Один говорил, что он выменял щит и копье на меч, другой же сказал: "Ну, что ж, попытаем, чего он стоит". И они остановились, поджидая Ланселота.

60. Подойдя к ним, он их учтиво приветствовал, на что они ему сказали: "Эй, рыцарь, вас видно бог нам послал на потеху, что же до вашего приветствия, то мало чего стоят приветы ротозея, который упустил и коня своего и щит". - "Знайте, сеньоры, - ответил Ланселот, - что я потерял их не по трусости либо неловкости, но оттого, что не остерегся во время одной встречи. Надеюсь, однако, что божьей милостью найду себе другого коня и щит". - "Да зачем они вам? - насмехаются рыцари, - неужто вы сможете удержать их при себе?" - "Сеньоры, сеньоры, - упрекнул их Ланселот, - вместо того, чтобы глумиться надо мною столь безжалостно, вы бы дали мне совет. Если же не можете мне помочь, продолжайте свое путешествие, а меня оставьте". Тогда говорит один из рыцарей: "Я так полагаю, мессир, вы хотите, чтобы мы отдали вам одного из наших коней. И вы бы охотно взяли его?" "Клянусь честью, - вскричал Ланселот, - я в своей жизни тысячу раз поступал так с бедными чужеземными рыцарями, когда они терпели в чем-нибудь нужду". "Охотно верю, - ответил рыцарь, - да только напрасно вы лебезите перед нами, ничего вы не получите". Как только Ланселот услышал эти слова, гнев вспыхнул в его сердце, и он сказал: "Рыцари, не знаю, для чего вы оскорбляете меня, но быть бы мне, как вы, верхом, я бы тотчас заставил вас в том раскаяться". - "За боем дело не станет, - ответил ему рыцарь, - чтобы его завязать, я над вами достаточно потешился, а потому, коли вы чего-нибудь стоите, получайте, вместо нашего раскаяния, лошадь моего друга, копье его и щит. А если они не придутся вам по нраву, возьмите мое вооружение. Но когда я ударом своего копья выброшу вас из седла, быть вам моим пленником, если только живы останетесь. Ну, а коли вы меня свалите, владейте тогда моим конем и всем оружием".

61. "Согласен, - сказал Ланселот, - окажите мне честь и назовите свое имя". - "Зачем оно вам?" - спросил рыцарь. - "Клянусь честью, лишь для того, чтобы, побив вас, смог я похвастаться этой победой при дворе короля Артура". - "Ну, что ж, за этим дело не станет, вы узнаете, как меня зовут. Я - Ольтер де Ларош {17}". - "Тогда начнем, во имя божье, наше сражение, - сказал Ланселот, - тяжким будет оно для меня, но я докажу вам, что не такой я трус, каким вы меня выставили вначале". - "Итак, выбирайте из наших коней, какого хотите", - сказал ему рыцарь. "В добрый час, - ответил Ланселот, - вашего коня я не возьму, но дайте мне коня вашего товарища". Тут рыцарь велелсвоему спутнику спешиться, что тот и исполнил. А Ланселот сел на его коня и взял копье и щит. И когда он садился в седло и брал оружие, что одолжил ему Камелот {18}, то сердце его сжалось от тяжкого предчувствия. Но все же он обратился к рыцарю: "Мессир, я готов, начнем, если вам угодно, наш бой". "В добрый час", - отвечал тот.

62. Тогда разъехались они на положенное расстояние. Ольтер де Ларош посмотрел на Ланселота, на красивую его посадку и подумал про себя, что он должен быть доблестным рыцарем и достойным противником. Затем сошлись они и нанесли столь жестокие удары друг другу, что копья их разлетелись в куски. Ланселот удержался в седле, ибо весьма силен был и ловок, Ольтер же рухнул на землю, как подкошенный. И увидев, что он проиграл, испустил он тяжкий стон. Тогда Ланселот бросился на него, желая прикончить, но другой рыцарь, по имени Теро {19}, ему крикнул: "О добрый рыцарь, честью заклинаю вас, сжальтесь и пощадите этого человека". Тогда Ланселот остановился и сказал, что помилует его и дарует ему жизнь. Он пошел и привел Ольтеру его коня, сказав: "Садитесь в седло, рыцарь". И тот с превеликим трудом поднялся с земли и с помощью Теро кое-как уселся на коня. Затем подъехал он к Ланселоту и сказал ему: "Мессир рыцарь, я прошу вас об одной милости и надеюсь, что вы мне не откажете, ибо ничего худого она вам не доставит". - "Если вы говорите, что мне не будет от того зла, - ответил Ланселот, - говорите, что вам угодно, и я вам обещаю исполнить вашу просьбу". Рыцарь его поблагодарил и сказал: "Так знайте, рыцарь, что единственное, о чем я прошу, это чтобы вы поехали в мой замок и провели там ночь, ибо я желаю воздать вам должное за рыцарские ваши достоинства. Ведь с тех пор, как я двенадцать лет назад впервые взял оружие в руки, не нашлось ни одного рыцаря, которому удалось бы сбросить меня с седла". - "Едемте", - сказал Ланселот.

63. Второй рыцарь взобрался на коня позади Ольтера, и они направились прямо к замку. И примерно через лье выехали они на самую живописную равнину, какую когда-либо видывали. Весьма большим сеньором был Ольтер, он мог содержать при своем замке до ста рыцарей, да столько как раз их и было гам, и все храбрые и испытанные воины, а замок был его ленным владением с тех пор, как Тристан и доблестный принц Галеот {20} завоевали Неведомые Острова. А тот, кто захочет узнать о том побольше, пусть прочтет книгу о Тристане, о тех временах, когда он вез королеву Изольду к королю Марку в Корнуэльс. Итак, подъехали рыцари к замку. Ланселот оглядел его, и замок ему весьма понравился, ибо был он так надежно укреплен и пышно построен, как никакой другой, и обнесен кругом стеною неприступной высоты, а у единственных ворот прикованы были два диких льва, защищавших вход от тех, кто вздумал бы в этот замок вломиться силою, и никто мимо них не мог пройти, кроме как в сопровождении сеньора Ольтера. Ланселот, восхищаясь красотою и укреплениями замка, не смог удержаться, чтобы не высказать это хозяину его, отчего весьма сильно пострадал после. "Мессир Ольтер, - сказал он, - позвольте мне похвалить ваш замок и место, в коем он столь удачно построен. Уверяю вас, что столь прекрасный замок мог бы послужить к чести самого короля Артура". На что Ольтер смолчал, ибо понял эти слова совсем не так, как Ланселоту хотелось бы, и затаил он обиду на него.

64. Тем временем миновали они ворота и львов и очутились во дворе, где и спешились, а когда рыцари Ольтера увидали своего сеньора раненым, то весьма опечалились и привели лекаря, который осмотрел его рану и объявил, что через неделю она заживет. В это время вышла к ним замечательно красивая девица, с которою никто в стране не мог сравниться мудростью, и оттого по всему Черному Лесу звали ее Мудрой Девой. То была сестра Ольтера. Увидев кровь своего брата, испустила она тяжкий вздох и гневно вопросила, кто нанес ему эту рану. "Да вот этот рыцарь поранил меня", - указал ей Ольтер. И он рассказал ей все дело, как оно было. Когда она его выслушала, то пристально в Ланселота вгляделась и нашла, что красотою и силой своей он превзошел всех, кого она знала. И она поняла, что лишь такой, как он, доблестный рыцарь мог взять верх над ее братом. Тогда подошла она к брату и сказала ему: "Брат мой, я опасаюсь, что этот рыцарь - вассал короля Артура". "Господь свидетель, милая сестра, - отвечал Ольтер, - этот рыцарь, входя сюда и осматривая замок со всех сторон, уже упомянул о том, что он мог бы сделать честь самому королю Артуру". - "И вот поэтому, - сказала девушка, следует нам обдумать, как не дать ему вернуться к королю Артуру и ему о нас рассказать. Ежели вы мне позволите действовать самой, то я уж устрою так, что он долго отсюда не уедет. Но поговорим об этом в другом месте, дабы он ничего не заподозрил".

65. Тут отходит девушка от своего брата и, подойдя к Ланселоту, учтиво и любезно с ним разговаривает, расхваливая его на все лады, а он ей отвечает столь приветливо и разумно, что она поражается его приятным речам. И так польстила ей хвала Ланселота ее красоте, что сердце ее внезапно исполнилось любви к нему, и она порешила про себя, что не успокоится, пока не добьется своего. Ланселот же, думая лишь о том, чтобы поскорее закончить свои розыски и съехаться с Тристаном, не заметил вовсе ее любовной к нему склонности. А поскольку как раз подошел час обеда, девушка взяла Ланселота за руку и повела его в большой зал, где были уже накрыты столы. Там она усадила его рядом с собою и стала потчевать, бросая на него влюбленные взгляды, к которым Ланселот оставался нечувствительным.

66. После трапезы встали они из-за стола, и она, опять взяв его за руку, отвела в богато убранный прекрасный покой. Там усадила она Ланселота и принялась с ним беседовать, так говоря: "Прекрасный рыцарь, я бы просила вас оказать мне милость, ничего вам не стоящую. Сделайте мне честь и назовите свое имя". - "Красавица, - отвечал ей Ланселот, - прошу вас простить меня, но имени своего я назвать не могу". - "Скажите же мне хотя бы, - спрашивает она, - впервые ли вы прибыли в эту страну?". - "Да, не привел меня господь посетить ее раньше", - говорит Ланселот. - "И как же вам нравится здесь?", спрашивает она. - "Господь свидетель, я еще не все успел разглядеть здесь, но мне часто приходилось слышать о людях, что нашли здесь удачу". - "Правду вы сказали, - отвечала девушка, - тому, кто умеет ловить удачу, у нас найти ее нетрудно. И ежели вы не растеряетесь, вам также представится прекрасный случай обрести счастье". - "Какой же это случай?" - спрашивает Ланселот. "Клянусь богом, мессир рыцарь, я сама и есть тот счастливый случай для вас, ибо вы пришлись мне по сердцу, как никто из всех рыцарей, каких я знала, и я полюбила вас". Тогда посмотрел на нее Ланселот и сказал: "Прекрасная дама, не могу я исполнить то, о чем вы просите, ибо сердце мое уже отдано навеки, и не свободно оно для того, чтобы я смог удовлетворить ваше желание". И этот жестокий ответ, конечно, пришелся не по вкусу девушке, но она и виду не подала, а перевела свои речи на другое, расспрашивая его учтиво, что намерен он делать завтра. "Утром я уеду, благородная девица, - сказал ей Ланселот, дабы продолжать мои розыски". - "В добрый час, - ответила она, - теперь же ложитесь почивать".

67. Она уложила его на пышную постель, приказала зажечь вокруг множество светильников и вышла из комнаты. Ланселот почти сразу же заснул. А девица вернулась к брату и рассказала ему о своей беседе с рыцарем, о том что он приехал от короля Артура и что он из рыцарей Круглого Стола. "Бог свидетель, сестра, - сказал Ольтер, - я вам верю". - "Так как же намерены вы поступить? - спрашивает она, - знаете ли вы, какой вред он может вам нанести? Если вы дадите ему уехать, он расскажет королю Артуру, как красив и прекрасно укреплен ваш замок. И поверьте, королю так захочется им завладеть, что придется вам распроститься с вашим леном. Вот почему я полагаю, что следует держать рыцаря у нас в плену и никуда не выпускать отсюда". И Ольтер согласился с советом девушки, сказав ей: "Прекрасная и единственная моя сестра, я позволяю вам совершить задуманное. Делайте все так, как сочтете нужным".

68. Тогда девушка, покинув его, вошла к Ланселоту, который спал самым крепким сном. Тут она потихоньку берет его меч, что лежит у него в изголовье, а также и все прочее оружие и, выйдя, прячет их в надежном месте. Затем впускает она в залу сорок или больше стражников, приказав им ступать тихо, и они у нее спрашивают, что должно им делать. - "Я приказываю вам, говорит она, - как только этот рыцарь пробудится ото сна, связать его и заковать в цепи, ибо такова моя воля". - "Госпожа, разрешите же нам взять мечи". - "Этого я не позволяю, - говорит она, - ибо он столь ловок и отважен, что отнимет у вас оружие, да вас же им и убьет". И они согласились с нею, обещав, что исполнят все согласно ее приказу. И принесли они тяжелые цепи, чтобы сковать его по рукам и ногам, когда они схватят его, дабы, скованный, он не мог им сопротивляться. Так охраняли они его всю ночь, и девушка с ними вместе стерегла из страха, чтобы он не убежал. А когда занялась заря, то подошла она к спящему Ланселоту и, нежно взглянув на него, подумала, что он красивейший из рыцарей, виденных ею когда-либо, и пожалела, что приказала заковать его. Но все же решилась она довести дело до конца, оскорбись тем, что отверг он ее любовь, и пожелав отомстить ему за это, держа его в своей власти так долго, как она того захочет.

69. И тут пришел конец ее терпению. Созвала она стражников и велела им окружить ложе, а затем принялась будить Ланселота, говоря ему: "Мессир, пора вам вставать, уже совсем поздно". И Ланселот пробудился, а она подала ему рубашку и помогла ее надеть. Тут-то Ланселот заметил, что больно много слуг собралось возле его ложа, и спросил у девушки, чего хотят от него все эти люди. "Чего они хотят? - говорит она. - Хотят они схватить вас и заключить в мою темницу". - "В темницу? - удивился Ланселот. - Да что же худого я сделал?" - "Так уж мне угодно", - сказала она. Тогда кинулся прекрасный Ланселот к своему мечу, но не нашел его, ибо он был уже спрятан в другом месте. А стражники набежали на Ланселота со всех сторон. Ланселот, видя это, понял, что коли нет меча, придется ему защищаться голыми руками. И он, подняв кулаки, нанес первому, кто подскочил к нему, столь могучий удар, что выбил ему сразу оба глаза, и тот покатился на землю мертвым. То же самое сделал он еще с двумя, но их там столько было, что они все вместе насели на него и держали так, что он не мог шевельнуться. И тут связали они его по рукам и ногам и привязали к столбу, что подпирал свод комнаты. А девушка приказала одну ногу оставить ему свободную, другую же приковать толстой и длинной цепью, чтобы он мог отойти от столба и лечь на свою постель.

70. Вот так и был пленен Ланселот, как я о том речь веду. Но надо вам сказать, что, пока он томился в плену, девица эта ухаживала за ним заботливо и доставляла ему всякое удовольствие, какое могла. И что ни день, вновь заводила она речи о своей любви к нему, но Ланселот и слушать ее не хотел, ибо обратил все свои помыслы к господу нашему и ничто не могло отвратить его от преданности ему. Девица же была с ним так ласкова, что он никак не мог поверить в ее коварство, но винил во всем Ольтера, и потому на девицу не держал никакой обиды. И здесь я окончу свой рассказ о них, дабы вернуться к прекрасному Тристану и рассказать о его приключениях.

VII

71. Как Тристан, расставшись с Ланселотом, спас девушку, похищенную пятью рыцарями, и отвез ее к отцу, который оказался благородным рыцарем

72. Итак, согласно преданию, после прощания с Ланселотом, ехал Тристан по дороге до девяти часов утра. И тут встретил он девушку, которую сопровождал крошечный карлик, а ехали они шагом. Тристан подумал, что они, может быть, знают о каких-нибудь приключениях в этом лесу. Он приблизился к девушке и приветствовал ее весьма учтиво, и она его так же. "Прекрасная девица, - сказал он - не слышали ли вы в последнее время о каких-нибудь происшествиях в этом лесу?" - "Боже мой, - отвечала она, - мессир рыцарь, происшествий здесь бывает предостаточно, даже больше, чем надобно рыцарям, проезжающим здесь, однако на большой дороге ничего плохого не случается, разве что вы собьетесь с нее и тогда вам грозит ужасная опасность". - "Так скажите же мне, благородная девица, где собираетесь вы остановиться на ночлег?" - спросил Тристан. "Если бог поможет, я к ночи доберусь до заика моего отца, - сказала она, - он находится невдалеке отсюда и ежели вам будет угодно остановиться там же, вас ожидают все почести, какие подобают рыцарю". И Тристан благодарит ее за приглашение и едет за нею следом.

73. Так пустились они вместе в путь, и девушка рассказала ему, что между замком ее отца и Замком Грозной Скалы ничего худого не случается, зато возле самой Скалы недобрые происшествия подстерегают путников. "Укажите же мне, - попросил Тристан, - по какой дороге ехать утром, чтобы попасть в Замок Грозной Скалы?" - "Если господь поможет, я сама провожу вас туда", отвечала девушка. Гак добрались они до источника, и тут остановился Тристан, чтобы напоить своего коня, сказав: "Милая девица, поезжайте вперед, не ожидая меня, а я вас нагоню". Она так и сделала и вскоре скрылась из виду, так что Тристан ее не видел, только вдруг услышал он, как она испустила ужасный крик. Тотчас же пришпорил Тристан своего коня и помчался следом. И когда он нагнал девушку, она ему крикнула: "О, храбрый рыцарь, окажите милость, спасите меня от злого негодяя, который хочет меня обесчестить!" И тут Тристан увидел, что девушка окружена пятью рыцарями, и один из них тащит ее за волосы в лес, а другой, схватив карлика, собирается его убить.

74. Когда Тристан увидел такое злодейство, он мгновенно кинулся на того рыцаря, что держал девушку, но другой преградил ему путь, и Тристан, видя, что он на коне, повернулся к нему и нанес такой мощный удар копьем, что пронзил его насквозь, и тот замертво рухнул наземь. Тогда рыцарь, схвативший девушку за волосы, оставил ее и, вскочив на коня, соединился с тремя остальными. И все они набросились на Тристана, но копья их от ударов разлетелись в щепы, а Тристан, даже в седле не покачнувшись, одного из них с такою силой поразил, что тот испустил дух на месте. Тогда двое из тех, чьи копья сломались, выхватили мечи и вновь двинулись к Тристану, а он, желая сохранить в целости свое копье, прислонил его к дереву, сам же схватил меч и, обернувшись к рыцарям, одному рассек голову вместе со шлемом до самых зубов, и так же поступил со вторым. А тот, кто держал карлика, увидев победу Тристана, отпустил его и кинулся наутек.

75. Тристан, расправившись с пятью злоумышленниками, подошел к девушке и ей сказал: "Милая девица, тот, кто схватил вас и держал за волосы, не нанес ли вам какого бесчестья?" - "Ничуть, слава богу, - отвечала она, - но еще немного и это случилось бы, так что вы подоспели как раз вовремя". "Отчего же напал на вас этот рыцарь? - спросил Тристан, - и почему захотел обесчестить вас?" - "Господь свидетель, добрый мой рыцарь, я не подала ему к этому ни малейшего повода, но знайте, что этот лес кишит негодяями, которые только и рыщут, подстерегая и бесчестя девушек, если же они нападут на странствующего рыцаря, то и ему плохо придется, да только они так трусливы, что всегда нападают на одного впятером или вшестером". - "Ну что ж, слава богу, от пятерых я уже лес избавил", - отвечал Тристан. Тут подошел к нему карлик и спросил: "Господин, дозволяете ли мне сделать с ними то, что я хочу?" На что Тристан ему ответил: "Друг мой, делайте с ними все, что вам угодно, мне нет до них дела". Тогда карлик сорвал поводья у лошадей, чьи хозяева были убиты, и, обвязав мертвецов за шеи, подвесил их на суку так высоко, как ему позволили силы. А те, кого он не смог высоко поднять, остались как бы сидеть подвешенными, но у всех у них лица были закрыты.

76. Когда девушка поняла, что Тристан спас ее, она кинулась к его ногам и горячо его благодарила. Но Тристан поднял ее и ласково ей сказал: "Прекрасная девица, едемте в замок вашего отца, а этих лошадей отдайте ему, ибо я дарю их вам". За что девица его поблагодарила и дала свой хлыст карлику, который погнал лошадей ко двору своего господина. Так они пустились в путь, пока не достигли владений благородного рыцаря, отца девушки, который всем известен был в молодости рыцарскими своими добродетелями и мудростью, нынче же достиг старости. Девушка взяла за руку Тристана и провела его по ступеням в замок, где, подойдя к отцу, сказала: "Господин и отец мой, окажите почести этому доброму рыцарю, ибо сегодня он отважно сразился за меня с пятью негодяями, которые вознамерились обесчестить меня". И она рассказала ему все приключение.

77. Тотчас благородный старый рыцарь и двое юношей, его сыновья и братья девушки, склонились перед Тристаном, но он их поднял, и они помогли ему снять оружие и доспехи. И когда девушка увидела его без лат, сердце ее исполнилось восхищения перед его красотою, в коей ни один рыцарь не мог сравниться с ним. И она подумала, что счастьем было бы пробудить у такого рыцаря любовь к себе, ибо силой и красотою превзошел он всех прочих. И она достала из сундука богато вышитый плащ и надела его на Тристана. Затем повела она его в залу, где ждала их трапеза. И усадила его подле отца, сама же села рядом и ухаживала за ним и за отцом как разумная и воспитанная девица. И, беседуя с Тристаном, все старалась выведать его имя, так что под конец сказала, что ждет от него милости, которая ничего не будет ему стоить и никакого урона не нанесет. "Прекрасная девица, - отвечал ей Тристан, - раз вы уверяете, что милость эта не нанесет урона моей чести, просите у меня, чего хотите". И девица, поблагодарив его, сказала: "Милости прошу, мессир рыцарь, - назовите мне ваше имя". - "Господь свидетель, - воскликнул Тристан, - мне весьма неприятно это сделать, но раз уж я дал вам слово, приходится держать его. Знайте, что я - Тристан, племянник короля Марка из Корнуэльса".

78. Едва девушка и добрый старый рыцарь, а также оба юноши услышали имя Тристана, то бросились они к ногам его, благодаря бога за то, что прислал его к ним. "Ах, мессир Тристан, - восклицали они, - несравненнейший из рыцарей, да будет благословен ваш приезд!" И они его прославляли, как только могли, так что совсем Тристана сконфузили. А девушка более всех радовалась знакомству с Тристаном и подумала про себя, что признается ему в любви; кабы не гнев отца, провела бы она Тристана в свою комнату, чтобы удовлетворить свое желание, если бы он на то согласился. И так, как я о том речь веду, она мечтала всю ночь, Тристан же, улегшись в постель, крепко спал, ибо весьма нуждался в отдыхе. Но едва занялась заря, он встал и, надев доспехи, уже опоясывался мечом, когда вошли к нему братья девушки, сыновья старого рыцаря, и бросились на колени перед ним. Он их тотчас поднял и спросил, чего они хотят, и они в один голос стали умолять его, чтобы посвятил он их в рыцари. "Господь свидетель, - отвечал им Тристан, - я не могу вам отказать, ибо вы отпрыски славного и мудрого рыцаря и потому сами рыцарями быть достойны". Тогда надел он им перевязь и подарил коней, которых захватил в лесу у разбойников-рыцарей. И целый день молился вместе с ними. И они стали впоследствии славными рыцарями и множество приключений нашли в землях королевства Логр. Об их деяниях вы можете прочесть в Сказании о Святом Граале {21}, где они зовутся Рыцарями Черного Леса, ибо в этом самом лесу они были посвящены в рыцари. А их отца называли в молодости Белым Рыцарем, ибо носил он белые доспехи. И здесь я окончу рассказ о них, дабы вернуться к прекрасному Тристану и рассказать о его приключениях.

VIII

79. Как Тристан повстречал врага рода человеческого в обличье девушки, которая вела за собою коня, похищенного у Ланселота, пока тот молился в часовне. Как Тристан того коня узнал, а дьявол поведал ему о том, что великан убил Ланселота, отчего Тристан впал в великую скорбь, и чуть не умер.

80. Итак, согласно преданию, Тристан, желая сделать приятное юношам, которых посвятил в рыцари, и девушке, сестре их, оставался с ними еще целый день, а они ему воздавали все почести, какие только возможны. На следующий день собрался он уезжать, и оба молодых рыцаря спросили, не позволит ли он им сопровождать его в Черном Лесу, ибо одному ехать весьма опасно, но он отказался и не разрешил им проводить себя. И он выехал из замка, порешив, что не сойдет с коня ни днем, ни ночью до тех пор, пока не разыщет друга своего Ланселота. А девушка была весьма удручена его отъездом, но такова уж была ее печальная доля. Тристан же весь день ехал по лесу без всяких приключений, но под вечер не встретил никакого жилья, где бы мог он заночевать, так что пришлось ему сойти с коня посреди чащи и улечься под деревом, где он и проспал всю дочь. А с восходом солнца сел он на коня и поехал, когда же настал час заутрени, заслышал он вдруг громкий конский топот. И если вам желательно узнать, что это был за конь, то скажу вам сразу, что то был конь Ланселота, украденный у него врагом рода человеческого, пока сам Ланселот молился в часовне, как о том уже рассказано.

81. Когда Тристан услышал шум, он стал оглядываться, чтобы увидеть, откуда он доносится. И видит, как проезжает мимо него, не торопясь, девица, а правою рукою ведет за поводья другого коня, и у того к седлу приторочен большой красивый щит С другой же стороны седла привязано копье. Тристан подъехал поближе к девушке и, разглядев как следует щит, увидел на нем герб, и по этому гербу признал он щит Ланселота и также узнал его коня. Он был так поражен, что у него в глазах помутилось, и он стоял остолбеневший, не в силах выговорить ни слова. Потом, опомнясь, приблизился он к девице и сказал ей: "Любезная девица, окажите милость и не скрывайте от меня правды. Где взяли вы этого коня и щит, что приторочен к седлу?" - "Любезный господин мой, - отвечала она, - я нашла коня в лесу и уверяю вас, что тот, кому принадлежал он, был при жизни одним из самых доблестных рыцарей в мире". "Расскажите же мне, - сказал Тристан, - как случилось, что погиб этот рыцарь и вы смогли взять его коня?"

82. "Слушайте, мессир. - начала она, - я поведаю вам всю правду. Узнайте, что вчера утром я выехала из своих владений, которые находятся неподалеку отсюда, и одна направилась через этот лес по своему делу, а к девяти часам утра повстречала рыцаря на этом самом коне, и был он, как и я, в одиночестве. Я его приветствовала, а он меня, а затем он спросил, куда я направляюсь, на что я сказала, что, едучи к Замку Грозной Скалы, сбилась с дороги, и рыцарь спросил меня, смогу ли я найти ее. Я ответила, что смогу, так как хорошо знаю лес. Тогда он спросил, можно ли ему сопровождать меня, на что я охотно согласилась и даже была этому рада, ибо я боялась великанов, обитающих в этом лесу. Тут он сказал мне: "Благородная девица, когда мы с вами выберемся из чащи, не укажете ли вы мне, в какой стороне живут великаны, которых вы так боитесь?" Но я стала умолять его отказаться от намерения искать с ними встречи. "Господь свидетель, - ответил он, - если я ищу приключений, то сразиться с великаном - самое из всех подходящее для меня!" И как я ни заклинала его, как ни отговаривала от этой затеи, все было тщетно, хоть я и уверяла, что даже десяток таких, как он, рыцарей, не могли бы и часа продержаться против одного такого великана. На что он только смеялся, говоря: "Любезная девица, не бойтесь и не грозите мне опасностью, а лучше выполните мою просьбу". И я ему сказала: "Ну раз уж не удалось мне вас отговорить, то, так и быть, я укажу вам дорогу, которая ведет прямо к ним". Рыцарь весьма обрадовался и сказал, что, видно, в добрый час встретил меня. Так ехали мы до полудня, и я его спросила: "Прекрасный рыцарь, я удивлена тем, что такой славный господин, как вы. очутился один-одинешенек в этом Черном Лесу". На что он отвечал, что, моя правда, нынче он один, но что где-то по лесу едет его друг, которому нет равных среди рыцарей, и я захотела тогда узнать, как его имя. И он сказал: "Имя ему, милая девица, прекрасный Тристан, племянник короля Марка Корнуэльского". - "О, с таким товарищем вы стоите десятерых!" Так ехали мы еще с добрый час, и он все рассказывал мне о своем друге Тристане, которого любит больше, нежели самого себя.


Сейчас читают про: