double arrow

Легенда Тристане и Изольде 36 страница


(Битва Трыщанова и Анцолотова з Галецом) И скочыл против его велми прудко, и як ся вдарыли, оборвалися в седла Трыщанова попруги {подпруги}, и полетел к земли, и летечы выхватил меч с пошвов, а стал на ногах, яко бы не рушоный. И он познал Трыщана велми сердитого и закликал: "Я есми Галец Анцолотович {81}". И Трыщан и Анцолот были тому велми веселы, а Галец велми смутен, иж своего отца и Трыщана збол, и от так великое жалости пострыгся в мнихи, а опосле не слыхали есмо о нем жадное повести, если || жыв або вмер. л. 63 об. А Трыщан з Анцолотом поехали до двора короля Артиуша, а коли прыехали, король их з великим веселем прынял. А потом пан Трыщан взял прощене короля Артиуша, и корол его отпустил з многим веселием и з многими дары. И вси паны и добрые люди отправили его с поздровенем и дворностью. И поехал Трыщан и Ижота в Корновалю к королю Марку.

И коли прыехали, Трыщан даровал Ижоту королю Марку и рече: "Королю, маеш ми за нее дяковати, што есми тобе ее другий раз мечом добыл". Кроль Марко дяковал ему, говоречы: "Мой милый сестрэнче Трыщане, ты много доброго вчынил, а я твой и все твое, што я маю, будь на твою волю". Трыщан поклекнул на колени и вздал фалу господу богу и потом дяковал королю Марку велми покорне. И тут была вся Корноваля вместе, и не был ни стар ни молод, хто бы не играл а не танцовал и не веселил. И так были ради, як бы им сам бог прышол, иж были так веселы, лепей ниж тогды, коли им перво Ижоту прынес из Орлендэи.

Коли доведалася Ижота веры и правды Брагинины, она ей дала ласку большую, ниж первей, и был король тому велми весел и весь двор его. И дал король Трыщану ключы своего королевства и рече: "Сестренчэ, волен еси моим королевством, иж есми тебе верного нашол, бо ми еси сполнил веру и правду". И был тут Трыщан чостован кролем Марком и всими добрыми людми, як и сам крол. И прышла Корноваль к тому, што ее боялися вси земли и вси королевства для пана Трыщана.

И в тот час чути было, иж берется турнай у Пазаранской земли под городом Барохом {82}. Волала его одна панна на имя Ижота з белыми руками, одного короля дочка, и на тот турнай поехал пан Трыщан. Коли прыехал к турнаю, аж прышло много витезей от многих земель, и тут был взял || один л. 64 витез одну сторону турная, а пан Трыщан другую сторону. Тогды Трыщан закликал витезю Лвова знамена у очю зубы: "Поткайся со мною".

(Битва Трыщанова с Климъберком) И ударылися так моцно и жестоко, Климберко зламал сулицу на много штук, Трыщан его вдарыл всею моцю, што мел у собе. Климберко {83} пал с коня на землю, а Трыщан скочыл к нему. Климберко кликнул: "Рыцэру. мей сюю битву за добытую". Трыщан всел опят на конь и поехал по турнаю, велико чудо чынечы на право и на лево, никто не смел его дождати, бо збил был пятнадцат витезей пасаных и осмнадцат банов {начальников, правителей;}. И кликал Трыщан: "Если еще хто хочет, нехай ся готует к колбе {сече, битве;}". И закликал один витезь, который был великое доброты, именем Ердин {84}, брат тое Ижоты, што з белыми руками, и кликнул: "Рыцэру, жди мя". Трыщан его дождал.

(Битва Трыщанова з Ердином) И коли ся вдарыли, сулицы поломали и ударылися щытами и плечыма, и пали оба с конми, и ухватив ся, почали ся рубати, як два лвы. Трыщан велми много умел, нижли раны были его зияли от многих вдаров, а однакож в том не дбал и тял на остаток Ердина всею моцъю, што мог, а он пал мертв.

И вчынившы тое рыцэрство, добрый рыцэр пан Трыщан и поехал до цэркви в опатию. А в тот час прышол ему лист от красное Ижоты, говоречы: "Пане, як рыба без воды не може быти жыва, так я без тебе не могу жыва быти". И Трыщан от великого смутку и от ран сомлел, занюж было дивно, як мог терпети таковые раны, бо кров с него велми шла. И отправил до короля Марка с тым: "Пане дядко, не могу ехати а ни стерпети, штоб мя несли; если-м вам добре послужыл, еще може мене вам потреба быти, пошли ми кролевую Ижоту, ачей бы мя злечыла, иж она лекаръство добре умеет, а я лежу в Пазарейской земли под градом Барохом". Корол Марко отпустил Ижоту вдячне, и она пошла велми з веселым серцэм, а прышодшы почала его лечыти, што могучы. И не вем, если с тых ран выздоровел або так вмер {85}. Потуль {дотоле, до этих пор} о нем писано.

Пьер Сала

ТРИСТАН

Перевод с французского И. Я. Волевич

(Произведение публикуется полностью.)

1. Сир {1}, дабы ваше повеленье

Исполнить мне без промедленья,

Смахнул я пыль со старых глосс

И, оседлав очками нос,

5 Уткнулся в ветхого Тристана,

Стараясь точно, без обмана

Расшифровать, насколько мог,

Секрет вконец истертых строк.

И, протомившись дни и ночи,

10 Постиг и записал короче

Сей длинный, путаный роман.

Вот он: задумчивый Тристан

Один поехал по долине,

Уныло думая, что ныне

15 Судьба ему лишь беды шлет,

Навстречу ж ехал Ланселот...

Сир, коль послушать вам угодно

Об их деяньях благородных

Хотя бы несколько минут

20 И вы одобрите мой труд,

То будет милостью безмерной.

Писал Сала, слуга ваш верный.

I

2. Итак, согласно преданию, во время оно Тристан и прекрасная королева Изольда жили в Тинтажеле, где приходилось им таить свою любовь от всего света, ибо злой Андрет уже донес на них королю Марку {2}, чем Тристан и королева сильно были удручены и весьма большую ненависть питали к Доносчику в своих сердцах. Так и шло, но вот однажды пришла Тристану охота проехаться немного, дабы отвлечься от тех печальных мыслей, о которых я речь веду. Он приказал седлать своего коня, что и было тотчас исполнен". И, сев на коня, выехал он за стены Тинтажеля, запретив кому-либо следовать за собою и не взяв никакого оружия, разве только один меч. Так ехал он по прекраснейшей равнине, размышляя о наветах Андретовых, очернивших королеву и его самого, и лелея в душе надежду когда-нибудь отомстить тому за все.

3. Верно говорю вам, что совсем одолели Тристана горестные мысли, как вдруг повстречался ему рыцарь на коне и при полном вооружении, а путь он держал к Тинтажелю, откуда Тристан не так давно выехал. Этот рыцарь, о коем я речь веду, пристально на Тристана взглянул и, разглядев его как следует, заключил, что это красивейший из рыцарей и искуснейший из всадников, какого он когда-либо встречал, и, коли в бою он столь же умел, как с виду кажется, то не позавидуешь его противнику. И так приглянулся этому рыцарю Тристан, что он остановил перед ним коня и приветствовал его весьма учтиво, на что Тристан, размышляя глубоко о своих делах, ни словом ему не ответил. Так вот, когда рыцарь увидел, что нет ему ответа на его приветствие, он еще раз поздоровался, но Тристан и тогда ничего не сказал ему; тут уж рыцарь схватил поводья его коня и остановил его, так говоря:

4. "Мессир рыцарь, мне ясно теперь, что вы родом из этой местности Корнуэльской, ибо в учтивости и чести смыслите весьма мало, да и боец, как видно, неважный". Как только Тристан почувствовал, что конь его встал, он его пришпорил, чтобы заставить тронуться с места, но конь не мог идти, так как рыцарь удерживал его. Тогда поднял Тристан голову и, видя рыцаря, вежливо его спрашивает: "Мессир, отчего вы остановили меня?" - "Вот так так, - отвечает тот, - да оттого, что я трижды вас приветствовал самым пристойным образом, как подобает рыцарю, а вы мне даже ответить не соизволили, что я за неучтивость величайшую почитаю; и знайте, что коли есть у вас оружие, то вы не двинетесь отсюда, не сразившись сперва со мною".

5. Услышав гневные речи рыцаря, Тристан извиняется так учтиво, как только возможно, и вот что он ему говорит: "Месеир, умоляю вас простить меня, ибо я был погружен в мысли, от коих трудно избавиться, но коли вы спрашиваете, есть ли у меня оружие, то знайте, рыцарь, что оружие мое не столь уж далеко отсюда. И ежели вам будет угодно меня дождаться, то я очень скоро вернусь вооруженным, дабы ответить на ваш вызов". - "Господь свидетель - говорит рыцарь, - мне не доводилось слышать, чтобы у корнуэльца достало храбрости сразиться со странствующим рыцарем. Вы столь дерзки, что у меня явилось желание проверить, так же ли вы храбры на руку, как на язык, - я жду вас здесь!" Тогда оставляет его прекрасный Тристан и, ни слова более не сказав, галопом скачет в Тинтажель, от всей души желая победить рыцаря. И если вы меня спросите, какое оружие и щит имел пришелец, я скажу вам, что щит у него был серебряный с тремя вермелевыми полосами, {3} усеянными маленькими серебряными львами. Но и довольно о нем, пора нам вернуться к прекрасному Тристану.

II

6. Как Тристан сразился с Ланселотом Озерным и как они стали друзьями.

7. Итак, согласно преданию, Тристан, покинув рыцаря, столь яростно погнал коня, что вскоре и прибыл в Тинтажель; первым встретился ему Гуверналь {4}, который спросил его: "Мессир, отчего вы так рано вернулись?" - "Правду сказать, вернулся я из-за боя, на который вызвал меня один рыцарь - он ждет меня там, на равнине, так что нельзя мне обмануть его". Тогда добрый Гуверналь, не медля долее, повел его в оружейный зал и там из множества пышных доспехов выбрал те, что подарил ему Ангуэн {5}, король ирландский, а к ним и щит с серебряными полосами по лазурному полю, изукрашенному львиными головами, а с того дня, как король Ангуэн вручил сие вооружение Гуверналю, ничья больше рука его не касалась. Эти вот доспехи надел он на Тристана, и тот выглядел в них весьма воинственно, а снарядившись, вышел Тристан из зала и встретил Бранжьену; он положил ей руки на плечи и сказал: "Я прошу вас, благородная девица, передайте от меня привет госпоже вашей, королеве". И Бранжьена его спросила, куда он собирается ехать и отчего сменил он свое вооружение. "Господь свидетель, милая девица, - ответил Тристан, - я надел те доспехи, что дал мне Гуверналь, а теперь я спешу сразиться с одним рыцарем, что поджидает меня на равнине". - "Скажите мне, - спросила Бранжьена, - знаком ли вам этот рыцарь?" - "Клянусь богом, нет, - сказал Тристан, - могу лишь сказать вам, что это красивейший из рыцарей и с виду весьма опытный боец". - "В добрый час, отправляйтесь же к нему", - так напутствовала его Бранжьена.

8. С тем они и расстались, и Тристан пошел садиться в седло. А Бранжьена, прибежав к королеве, рассказала ей обо всем, чем сильно ее напугала, ибо королева боялась за Тристана. И тревога мучила ее, но что могла она сделать, кроме как смотреть в окно, выходившее на равнину? Вот и стала она разглядывать рыцаря, поджидающего Тристана, - он приблизился к тем воротам Тинтажеля, откуда должен был выехать Тристан. И, увидев его, королева указала на него Бранжьене, так говоря: "Видела ли ты когда-нибудь более красивого рыцаря, чтобы так ловко сидел в седле? Неспокойно у меня на сердце, ибо воину с такой осанкой нетрудно будет нанести вред Тристану!" Сам же Тристан не помышлял об опасности, скача по улицам Тинтажеля. И всякий, кто видел его, останавливался, глядя ему вслед, благо невозможно было признать его в новых доспехах. Правда, многие говорили, что всадник походит красотою на Тристана, племянника короля.

9. Так они говорили, провожая его взглядами, а уж он выехал из ворот и приблизился к рыцарю раньше, чем тот успел заметить его. А разглядев, весьма подивился его красоте и видной осанке, а также новым доспехам. Залюбовался он Тристаном, но не признал его, ибо видел всего лишь однажды, но тогда Тристан был в других доспехах и щит держал вермелевый с малым серебряным драконом. Так он и не узнал его, как я уже сказал, и даже собрался его приветствовать, как вдруг по красивой его осанке в новых доспехах догадался, что это не кто иной, как Тристан Корнуэльский, а рыцарь затем лишь и прибыл в эти края, чтобы с ним повидаться, ибо пуще всего на свете искал он дружбы с Тристаном. Однако что бы там ни было, а он почел за лучшее сразиться с ним и пустил коня ему навстречу. Вот съехались они, и сказал Тристан весьма учтиво: "Мессир, прошу вас простить меня за то, что я заставил вас дожидаться". На что рыцарь ответил ему: "Богом клянусь, вы вернулись раньше, нежели я ожидал". - "В добрый час, - сказал Тристан, - но я хотел бы просить вас, пока мы еще не схватились, пожаловать на эту ночь в Тинтажель и отдохнуть там, ибо вы долгое время провели в седле, я же отдыхал и тем имею перевес. А завтра мы и начнем наш бой, когда вам будет угодно".

10. Рыцарь, сочтя, что Тристан ведет такие речи по трусости своей либо робости, пожелал все же сразиться тотчас, на месте. Не терпелось ему показать всем, кого он видел на Тинтажельском валу, свою силу и удаль. И он ответил Тристану: "Благодарю вас, рыцарь, за великодушное ваше предложение, но сразимся теперь же, - напрасно вы полагаете, что я ослаб либо устал. Но я проведу ночь в Тинтажеле, даже если победа останется за мною, ибо я желаю повидаться с королевой Изольдою и с прекрасным Тристаном". Подивился Тристан, услышав свое имя, и спросил: "Мессир рыцарь, вы, стало быть, знаете Тристана?" На что рыцарь возразил ему: "Не вам об этом судить и не ваша то забота. Начнем наш бой, а прочее оставьте". Так не терпелось рыцарю испытать, каков Тристан в бою.

11. Видя, какая охота пришла тому сразиться, отъезжает от него Тристан на положенное расстояние, и противник его делает то же. Тут, пришпорив своих коней, пустили они их и, сойдясь, такие удары нанесли друг другу, что их не смогли ослабить даже щиты, и копья, вонзившись глубоко в их тела, тут же сломались. И оба коня, столкнувшись на всем скаку, грянулись оземь, но рыцари, которым отваги было не занимать, тотчас вскочили на ноги, схватились за мечи и кинулись в бой, подобно свирепым львам, что рвут друг друга. А кони их, которые сперва рухнули замертво, вскочили и начали грызться с такой яростью, что страх брал смотреть.

12. Едва лишь королева Изольда увидела это из своего окна, слезы хлынули у ней из глаз, ибо очень любила она Тристана, и так говорила она Бранжьене: "Ах, голубушка, взгляни, как жестоко бьются эти рыцари. Боюсь я за моего милого, да поможет ему господь выйти живым и невредимым из этой битвы". Так вздыхала и сетовала королева, и печалились вместе с нею все живущие в замке, видя, каково приходится прекрасному Тристану, что сражается под стенами Тинтажеля с рыцарем-пришельцем. А рыцарь, о котором я речь веду, поняв, сколь тяжко ему совладать с противником, опять подумал, что перед ним не кто иной, как Тристан, ибо никто другой не устоял бы против него, но Тристан в пылу битвы о том и не раздумывал. И сильнее всех удручен был Гуверналь, глядя, какие тяжкие удары достаются Тристану; король же Марк и Андрет, выглядывая из другого окна, наоборот, ликовали. А королева Изольда, всякий раз, как рыцарь заносил над Тристаном меч, трепетала от ужаса.

13. И так яростно сражались рыцари, что принуждены были, наконец, остановиться и отдышаться. Первым опустил оружие пришелец, говоря так прекрасному Тристану: "Мессир рыцарь из Корнуэльса, не отдохнуть ли нам немного?" На что отвечал прекрасный Тристан: "Мессир, нижайше вас благодарю за эту любезность. Я охотно следую вашему примеру, ибо нуждаюсь в отдыхе больше вашего". И с этими словами расходятся они, опираясь на свои мечи, но притом глядят друг на друга смертельными врагами. И тут заводит доблестный рыцарь-пришелец такую речь, обращаясь к Тристану, но не зная, что это он и есть: "Мессир рыцарь, мне нежелательно было бы, чтобы вы думали, будто испросил я передышку по слабости моего тела либо из трусости, просто я желал бы сказать вам несколько слов. Знайте, мессир, что я из числа рыцарей короля Артура и не раз пытал в поединках силы моих товарищей, что вместе со мною служат королю, и не однажды случалось мне одерживать победы. Но с того дня, как я впервые взялся за оружие, и до сегодняшней битвы ни один из противников не задавал мне такой работы, как вы. Отчего я и думаю, не вы ли есть Тристан, хотя доспехи ваши не те, что носили вы раньше. Но кто бы вы ни были, я бы очень желал узнать ваше имя, ибо, если я одержу победу над вами, то смогу тем похваляться при дворе короля Артура. И также, если случится, что вы верх возьмете, я назову вам свое имя".

14. На что отвечает прекрасный Тристан: "Мессир рыцарь, по вашим разумным речам заключаю я, что королю Артуру служит цвет рыцарства, и никто лучше меня не понимает, что испросили вы передышку не по слабости духа или немощи телесной, но угадав мое на то намерение. Оттого и пожелали вы узнать мое имя. И я вам его назову, ибо по вашей учтивости догадываюсь, что и вы назовете свое собственное. Итак, узнайте, что я - Тристан, племянник короля Корнуэльского". Как только доблестный рыцарь постиг, что перед ним Тристан из Леонуа, которого почитал он и желал увидеть более всего на свете, он так поразился, что у него в глазах помутилось. И, не долго думая, бросил он оземь свой меч и скинул шлем, восклицая: "О, прекрасный мой Тристан, вы сегодня сразились с лучшим и преданнейшим другом, какого только имеете на земле. Знайте же, что я - Ланселот, ваш слуга и друг".

15. Услышав славное имя Ланселота, Тристан весьма обрадовался, не долго думая, снял, подобно ему, свой шлем и, подбежав к нему, сказал: "О мой добрый друг, лучший друг на свете, простите рыцаря, осмелившегося поднять меч на господина и друга своего. Знать бы мне раньше, кто передо мною, не стал бы я биться с вами, пусть бы мне сулили за то лучший замок в мире". И он хотел склониться долу перед ним, но Ланселот не допустил его до этого, сам же обнял его и так горячо сжал в объятиях, что оба они не удержались на ногах и упали. Королева, видя то из своего окна, сочла, что оба рыцаря пали от смертельных ран, и сама лишилась чувств. Но Гуверналь, который, не спуская глаз, следил за Тристаном, господином своим, распознал, наконец, что рыцари обнимались из добрых чувств, и кинулся к ним на помощь со всех ног. Бранжьена же, приведя в чувство королеву и уложив ее на подушки, вернулась к окну и увидела, что рыцари, обнявшись, поддерживали друг друга, как братья. Тотчас сообщила она об этом королеве, сердце которой забилось от радости и от неодолимого желания узнать, кто же был тот рыцарь.

16. Гуверналь со своей стороны, подбежав к ним и увидев их объятие, спросил у прекрасного Тристана: "Мессир, кто же этот благородный рыцарь и за что вы ему такую честь оказываете?" - "Кто он, добрый человек? - отвечал Тристан, - некто иной, как прославленный Ланселот Озерный, доблестнейший из всех рыцарей на свете". Узнав, что перед ним Ланселот, собрался было Гуверналь броситься к его ногам, но Ланселот остановил его, положив руки ему на плечи. И они беседовали едва ли не целый час. А затем Гуверналь взял под уздцы обоих коней и подвел их рыцарям. И когда они садились, Тристан непременно хотел держать стремя Ланселоту, дабы оказать ему почет, а Ланселот желал ту же честь оказать Тристану. Лишь Гуверналь избавил их от затруднения, посадив в седло сперва одного, за ним другого. Вот говорит Тристан Ланселоту: "Монсеньор, что будем мы теперь делать?" - "Все, что вам угодно", - сказал тот. "Монсеньор, - заговорил Тристан, - не следовало бы нам тотчас же ехать в замок коварного короля Марка, - вы еще успеете его узнать; отправимся, коли вам будет то угодно, в Замок Динаса, там впору нам отдыхать и лечить наши раны". - "Что ж, так и сделаем", - отвечал Ланселот.

17. С тем и пустились они в путь к Динасову Замку, королева же Изольда, видя, что Тристан уезжает прочь от Тинтажеля, весьма опечалилась и стала пенять на них Бранжьене. Но та ее успокоила: "Поверьте, госпожа, что Тристан решил сопроводить рыцаря в другой замок, дабы тому не быть узнанным здесь". - "Ах, в добрый час, пусть будет так, но лучше бы ему воротиться сюда ко мне, ибо я страшусь за его раны". Но здесь мы и оставим прекрасную королеву Изольду, а догоним трех всадников, что спешат в Замок Динаса.

III

18. Как Тристан и Ланселот, проведя двенадцать дней в Динасовом замке, приехали затем к королеве Изольде, как следил за ними Андрет, желая их погубить, и как они его провели.

19. Итак, согласно преданию, когда Ланселот и Тристан скакали к Динасову Замку, спросил Тристан у Ланселота: "Мессир, не посетуйте на мое любопытство, если спрошу, зачем вы прибыли в королевство Корнуэльское?" Отвечал ему Ланселот: "Знайте, мессир, что совсем недавно кузен и друг мой при дворе короля Артура по имени Лионель Ганский покинул королевство Логр {6}{ в поисках приключений, и с тех пор о нем ни слуху, ни духу {7}, кроме одного только известия, которое мне отнюдь не по душе пришлось, а дело было так: однажды, будучи в окрестностях Камелота {8} в компании с Блиоберисом Ганским и беседуя с ним о Лионеле, повстречал я девушку, что направлялась в Камелот. Мы ее приветствовали, так же и она нас, и я ее спросил, из какой страны она родом, на что она ответила, что родилась в Ирландии, а сейчас везет королю Артуру послание от короля Ангуэна. Тут я и спросил, не доходили ли до нее слухи о таком-то странствующем рыцаре, ибо никаких известий о нем я давно не имею.

20. "Господь свидетель, благородный рыцарь, - отвечала она, - я многое могу о нем рассказать. Знайте, что покинув дворец короля Ангуэна, я проезжала дорогою близ Неведомых Островов, и там повстречала я рыцаря, который жил, по его словам, при дворе короля Артура. И я просила его быть моим попутчиком, ибо одна ехать боялась. Не успели мы с ним сделать и двух шагов, как увидели рыцаря со щитом, украшенным серебряным воином с обнаженным мечом в руке. Тот рыцарь, о котором я речь веду, вел двух пленных связанных рыцарей и жестоко их избивал, чему мы весьма поразились. Как только бедные пленники разглядели моего провожатого, взмолились они к нему: "О добрый и отважный рыцарь, ради господа бога сжальтесь над нами и спасите от этого коварного и злого предателя". Возмутившись жестокостью, которую они претерпевали, мой провожатый вскричал: "Злой палач! Отпусти сейчас же этих рыцарей!" Тогда, ни слова не говоря, негодяй налетел на него и нанес такую страшную рану, что тот упал замертво. Но я готова присягнуть, что то был предательский удар, а как он убедился, что рыцарь не в силах подняться, кинулся на раненого. Увидал мой рыцарь, что злодей угрожает ему, и мигом вскочил на ноги, хотя и был оглушен ударом; пришлось ему защищаться, но кровь лилась из его раны, и исход схватки был предрешен. Он был пленен {9} и связан, как и те двое, и смог лишь на прощанье попросить меня, чтобы я по приезде ко двору короля Артура разыскала доблестного рыцаря Ланселота и рассказала о его злоключениях, и я ему это обещала. Так я рассталась с ним, и до сей поры больше ничего о нем не слыхала".

21. "Тогда спросил я, не знает ли она, как звали рыцаря, и она отвечала, что знает и что зовут его Лионель. Так мне стало известно, что плененный рыцарь и есть тот, кого я ищу, и этим известием мы с Блиоберисом были весьма опечалены, но все же я сказал девушке: "Благородная девица, вы сдержали свое слово и выполнили данное вам поручение". - "Да неужто, воскликнула она, вы и есть Ланселот Озерный?" - "Господь свидетель, это я". - "Так что же намерены вы делать?" - "Я его освобожу, - отвечал я, - чего бы мне это ни стоило". - "Господь да поможет вам, а его освобождение будет для меня великой радостью". На том мы распрощались с нею и поскакали дальше, советуясь друг с другом, что же теперь делать. И положили начать розыски в лесу Неведомых Островов, а за беседою не заметили, как прибыли в Кардейль {10}, где оба мы вооружились и надели доспехи, после чего каждый из нас поехал своей дорогой. Не знаю уж, куда поехал он, но я решил отправиться в Тинтажель для того только, чтобы взять вас в попутчики к Неведомым Островам, ибо давно уже известно, что в своей земле, вы, с вашей отвагой, все злодейства искоренили".

22. Ничего другого не ответил на это Тристан, как только вот что: "Не бойтесь, монсеньор, я окажу вам помощь в этом деле, так как хорошо знаю дорогу. Обещаю вам все силы положить, чтобы довести до конца розыски, ибо весьма прискорбно было бы покинуть в беде Лионеля, столь молодого, сколь и благородного". И вскоре после того прибыли они в Динасов Замок, где и прожили двенадцать дней, пока смогли вновь сесть в седло. И на исходе двенадцатого дня сказал Ланселот прекрасному Тристану, что пришло ему время отправиться на розыски. "Как, мессир, - воскликнул Тристан, - да неужто вы намерены ехать без меня?" - "Клянусь богом, - отвечал Ланселот, - уж лучше я поеду один, чем доставлю вам столько забот и труда". - "На это скажу вам, что за целое королевство Логр не пущу я вас ехать одного". - "Ну, коли вы намерены сопровождать меня, - сказал Ланселот, - пусть будет по-вашему и назначим отъезд, когда вам будет угодно". Тогда признался Тристан, что, коли бог допустит, он хотел бы повидаться перед отъездом с королевой Изольдой. "В добрый час, - сказал Ланселот, - пусть будет так".

23. Призвал к себе Тристан Гуверналя и сказал: "Друг мой, Гуверналь, отправляйся к королеве Изольде и спроси, не угодно ли ей принять меня, а со мною одного благороднейшего рыцаря; узнай, ко времени ли будет ей наш приезд нынче ночью, и поскорее возвращайся ко мне с ответом". Тотчас верный Гуверналь поскакал в Тинтажель и так спешил, что к закату туда поспел. Там в двух словах рассказал он все приключение Бранжьене, а та, прибежав к королеве, передала все, о чем он спросил, и этим весьма королеву обрадовала. И принялась она гадать, кто же тот рыцарь, что прибудет вместе с Тристаном, и решила, что это не кто иной, как Ланселот Озерный. Тогда приказывает она Бранжьене: "Бегите и скажите Гуверналю, чтобы они прибыли как можно скорее, да пусть Тристан проведет ко мне своего рыцаря через ту дверь, что выходит в сад". И девушка обещает все передать слово в слово. Она спешит к Гуверналю, особенно не таясь, так что Андрет, заметив ее, решает подстеречь этой ночью Тристана, если тот приедет, и предупредить о том короля. Бранжьена же приносит ответ королевы Гуверналю, как и обещала ей. И тот скачет к рыцарям и, передав им тысячу приветов от королевы, сообщает им о ее желании, чем доставляет им несказанную радость.

24. Узнав о приезде Тристана, королева испросила у короля позволения удалиться в свои покои, чтобы там ей мыться, а затем отдыхать. И король, ничего не подозревая, ответил: "Прекрасная дама, делайте, как вам угодно". Тогда позвала королева Бранжьену и заперлась с нею в комнатах, что выходили в сад, а девушек своих и прислужниц, следивших за нею, отослала, сказав, что останется вдвоем с Бранжьеною. И приказала она Бранжьене готовить два пышных ложа, а когда все было исполнено, велела ей спуститься и сторожить у двери в сад. В скором времени завидела Бранжьена двух рыцарей. Она их приветствовала с большой радостью, после чего Тристан отвел ее в сторону и сказал: "Бранжьена, голубушка, бегите к королеве и передайте ей от меня, чтобы она оказала почести Ланселоту и приняла его так, как и подобает королеве принимать доблестнейшего рыцаря в мире".

25. Бранжьена, прибежав к королеве, передала ей просьбу Тристана, чем королева весьма позабавилась, и, дабы угодить Тристану, сама вышла из покоев им навстречу. Первым увидела она Ланселота, которого приветствовала с большим почтением, весело ему при том говоря: "Добро пожаловать, несравненнейший из всех рыцарей королевства Логр!" На что Ланселот отвечал: "Прекрасная дама, пусть бог всегда дарует вам такую радость, какой исполнено ваше сердце". Королева повела его за руку в свои покои, усадила и стала расспрашивать, как живет прекраснейшая из королев {11}. И Ланселот ей отвечал на все подобающим образом. Как королева Изольда радовалась беседе с Ланселотом, так и Ланселот восхищался ее красотою, желая в душе, чтобы наступил такой час, когда он и его друг Тристан смогли бы увидеться в каком-нибудь уединенном месте с обеими королевами к своему и их удовольствию. Так думал Ланселот. А королева покинула на миг Ланселота, чтобы встретить любимого своего Тристана, и обняв его, подвела к ложу, чтобы он мог немного отдохнуть.

26. Здесь я и оставлю их, а расскажу о злом Андрете, который терпеливо поджидал их и подстерег их въезд в Тинтажель. Прибежал он в королевский дворец и, разыскав там одну девицу, весьма ему преданную, попросил ее разузнать, не прошел ли Тристан в покои королевы. И девушка ему обещала все в скорости разведать. "Да, милая, - сказал Андрет, - узнайте мне то, что я хочу". Тогда пошла она и, подойдя к комнатам королевы, выходившим в сад, стала стучать в двери и стучала до тех пор, пока не вышла Бранжьена и не спросила, кого она здесь ищет. Девушка ей и говорит: "Впустите меня, Бранжьена, мне нужно кое-что взять в комнате". На что Бранжьена ей возразила: "Возвращайтесь-ка к себе, голубушка, нечего вам сюда входить, ибо королева уже спит. А если здесь и осталось что из вашего, то завтра утром вы это и получите". Но пока она говорила, девица успела разглядеть Тристана в комнате. Она вернулась и рассказала все Андрету, а тот, узнав, что ему было нужно, поспешил разбудить короля, который, весьма поразившись, спросил, чего он хочет. "Сир, - сказал Андрет, - я забочусь лишь о том, чтобы охранить вашу честь". - "Так что же случилось?" - воскликнул король. "А то, сир, что Тристан находится в комнатах королевы". - "Как вы узнали об этом?" - спросил король. - "Я много чего знаю, - отвечал Андрет, - я видел, как он входил туда. Коли вам угодно будет, я отправлюсь туда и приведу его к вам". - "Так схватите его, - воскликнул король, - да смотрите, не дайте ему убежать!"


Сейчас читают про: