double arrow

Фидий, Поликлет, Мирон


МОСКВА

КИЕВ

ЯРОСЛАВЛЬ

КАРГАПОЛЬ и ВЕЛИКИЙ УСТЮГ

Каргополь. Схематический план города

1 - крепость; 2 - торговая площадь; 3 - «Старая» площадь

Особенно заметно процесс территориального разрастания посада и перенесения на него архитектурных акцентов запечатлелся в северных русских городах, где сильны были традиции сельского общинного самоуправления, поскольку в своем большинстве эти города выросли из так называемых «посадков», или «рядков», первоначально вовсе не имевших крепостей. Так, например, в крупном центре соляной торговли Поморья-Каргополе, расположенном на Онеге, относительно небольшая квадратная в плане крепость занимала второстепенное положение (хотя в ней и помещался воеводский двор), она находилась на краю города и не влияла на планировку его улиц, которые ориентировались на реку. Вместе с тем три относительно самостоятельных архитектурных комплекса возвышались среди обширного посада.

Великий Устюг. План города

1 - крепость Городище; 2 - торговая площадь; 3 - соборный комплекс; 4 - Мироносицкая площадь; 5 - Спасский монастырь; 6 - Архангельский монастырь.

Сходен с Каргополем был и Великий Устюг, занимавший ключевую позицию на северном торговом пути у впадения реки Сухоны в Северную Двину. В этом городе крепость треугольной конфигурации, называвшаяся здесь Городищем, заключала в себе лишь две небольшие клетские церкви, пороховой амбар, тюрьму, осадные дворы. Даже воеводский двори так называемая «съезжая» изба располагались на посаде -на торговой площади возле крепостных стен. Здесь же вблизи торга стояло семь церквей, среди которых были шатровые и одна пятиглавая. А главный храмовый комплекс, в который входили три шатровых собора, три теплые церкви и архиепископский двор, располагался на противоположном конце города, у берега рекиОпределенную конкуренцию посаду составляли три пригородных монастыря - Спасский, Архангельский и Иоанно-Предтеченский.

Ярославль к XVII в. Генеральный план

I - Рубленый город; 1 - Успенский собор; II - Земляной город: 2-Торговая площадь; 3 - ц. Спаса на Городу; 4 - церковь Ильи; 5 - Афанасьевский монастырь; 6 - Казанский монастырь; 7-Семеновские ворота; 8-Знаменские ворота; 9-Угличские ворота; III - Спасо-Преображенский монастырь

Ярославль в XVII в. стал богатейшим русским городом, уступавшим по своему экономическому потенциалу одной лишь Москве. Город вырос из небольшой крепости, основанной Ярославом Мудрым в первой четверти XI в. на мысу у впадения Которосли в Волгу.

В Рубленом городе, отделявшемся от посада Медведицким оврагом, через который был переброшен мост, располагались воеводские палаты, двор ростовского митрополита, избы подьячих и, как правило, пустовавшие боярские «осадные» дворы. Здесь же находились монументальный Успенский собор, заново построенный в 1646 г., колокольня и пять небольших храмов.

На посаде, который назывался Земляным городом, сосредоточивались дворы преимущественно зажиточного населения, богатого ярославского купечества.

В восточной части посада, возле стен Рубленого города находилась огромная торговая площадь, занимавшая почти 1/5 часть всей территории Земляного города. Здесь, помимо множества торговых рядов различных наименований, располагались амбары, склады, а также харчевни, отдельные избы и часовни.

Киев. Аксонометрическое изображение нагорной части грода в конце XVII в, Фрагмент плана Ушакова. На передним плане справа - территория юрода Владимира с деревянной церковью, построенной Петром Могший на месте Десятинной церкви: слева - Михайловский Златоверхий монастырь. На «втором плене: город Ярослава, разделенный на две половины валом. В правой половине выделяется Софийский собор, окруженный монастырской оградой.


Сохранившиеся планы Москвы первой половины и середины XVII в. хорошо передают четкую планировочную структуру с двумя концентрическими поясами укреплений Белого и Земляного города. Все эти планы, изданные иностранными путешественниками или дипломатами, являются своеобразными повторениями общего первоисточника - так называемого «Петрова чертежа».

План Москвы, составленный по русским источникам известным картографом и гравером Мерианом и включенный им в «Географический и топографический атлас» (1643 г.), отличается своеобразными чертами. Обращает на себя внимание нетрадиционное расположение плана на листе, когда зритель рассматривает город не с северо-восточной стороны, как в большинстве московских планов XVII в., а с юго-восточного направления. Благодаря этому приему на плане особенно наглядно проступают кольцевая структура городских укреплений и радиальные направления улиц. Однако по своему планировочному содержанию план Мериана ближе к «Петрову чертежу», нежели к плану Олеария. Достаточно указать на такие «архаизмы» плана, как несформировавшаяся уличная система Замоскворечья и отсутствие бастионов. Выразительный по своим общим контурам план Мериана значительно уступает другим планам в четкости изображения отдельных зданий, в последовательности дифференциации ширины улиц и рек.

Уличная система Москвы, образовавшаяся в результате обстройки подъездных дорог и стихийной прокладки переулков и проездов, отличалась в целом неупорядоченностью. Само уличное пространство еще не сделалось предметом градостроительного осмысления. Благоустройство улиц оставалось на крайне низком уровне, за редким исключением они не имели никакого замощения и были, по словам Олеария, «...в дождливую погоду ужасно грязны».

План Московского Кремля в конце XVII в. 1 -Успенский собор; 2-колокольня Ивана Великого; 3 - Архангельский собор и примыкающее к нему здание Приказов 1675-1680 гг.; 4 - Благовещенский собор; 5-Грановитая палата и примыкающий к ней Теремной дворец; 6 - Патриаршие палаты и церковь Двенадцати Апостолов; 7 - церковь Николы Гостунского; 8 - Тайницкие ворота; 9 - Боровицкие ворота; 10 - Троицкие ворота; 11 - предмостная Кутафья башня; 12 - Собакина башня; 13 - Никольские ворота; 14 - Спасские ворота; 15 - Константино-Еленинские ворота; 16 - Беклемишевская башня; 17 - Водовзводная башня (пунктирами показаны предполагаемые очертания укрепленной усадьбы Юрия Долгорукого-слева, и кремля Ивана Калиты)

Тобольск. Центральная часть города до перестройки из «Служебной чертежной книги Сибири» С. У Ремезова

Миронзавершил искания мастеров предшествующего времени, стремившихся передать в скульптуре движение человека. В самом прославленном из его созданий — Дискоболе впервые в греческом искусстве решена задача передачи моментального перехода от одного движения к другому, окончательно преодолена идущая от архаики статичность. Полностью решив задачу передачи движения, Мирон, однако, не смог овладеть искусством выражения возвышенных чувств. Эта задача выпала на долю Фидия— крупнейшего из греческих скульпторов. Фидий прославился своими скульптурными изображениями божеств, особенно Зевса и Афины. Ранние его произведения известны еще мало. В 60-е годы Фидий создает колоссальную статую Афины Промахос, возвышавшуюся в центре Акрополя.

Важнейшее место в творчестве Фидия заняло создание скульптур и рельефов для Парфенона. Синтез архитектуры и скульптуры, столь характерный для греческого искусства, находит здесь свое идеальное воплощение. Фидию принадлежала общая идея скульптурного оформления Парфенона и руководство его осуществлением, им же выполнена часть скульптур и рельефов. Но, по мнению самих греков, величайшим творением Фидия была статуя Зевса Олимпийского. Зевс представлен сидящем на троне, в правой руке он держал фигуру богини победы Ники, в левой — символ власти — скипетр. В этой статуе также впервые для греческого искусства Фидий создал образ милостивого бога. Статую Зевса древние считали одним из чудес света.

12-метровая статуя Афины Девы (Афины Парфенос). Торжественно стояла она в парадном одеянии, опираясь на щит. У ног ее расположилась змея - символ мудрости, на правой вытянутой руке - фигурка богини По­беды. Прекрасный облик богини покорял спо­койной уверенностью, строгой мудростью.

Статуя Афины Парфенос была выполнена из золота и слоновой кости.

На восточном фронтоне Парфенона размеща­лась композиция, посвя-щенная рождению Афины из головы Зевса, на западном — спору Афи­ны с Посейдоном за обладание аттической зем­лей. Фидий отказался от пост-рое­ния симметричной композиции и вертикально стоящих центральных фигур, как это делали ма­стера ранней классики. Среди статуй восточн. фронтона, где был представлен весь Олимп, выделяются три мой­ры, богини судьбы, дочери богини ночи (ныне считается, что это Афродита, Диона и Пейто), их образы - совершеннейшие творения высокой классики.

Все 92 метопы храма были укра­шены мраморными горельефами, среди которых выделяются изображения битвы лапифов и кен­тавров.

Поликлет из Аргоса. Он исполнял главным образом статуи атлетов-победителей в спортивных состязаниях. Наиболее известна его статуя Дорифора (юноши с копьем), которую греки считали образцовым произведением. Дорифор Поликлета — воплощение физически и духовно совершенного человека.

изображению спокойно стоя­щего человека. Эта бронзовая статуя изображает мускулистого, сильного юношу, несущего на плече копье. Ощущение полной реальности. Все уравновешено. Поликлету принадлежал теоретический трактат «Канон» (система идеальных пропорций и законов, но которым должно строиться изоб­ражение человека - пропорции головы и фигуры выражались отношением 1:7).

В конце V в. в скульптуре начинают проявляться новые черты, получившие развитие в следующем веке. В рельефах балюстрады храма Ники Аптерос (Бескрылой) на Акрополе Афин особенно бросается в глаза динамизм. Те же черты мы видим и в скульптурном изображении Ники, выполненном Пеонием. Стремлением к передаче динамических композиций не исчерпывались искания скульпторов конца века. В искусстве этих десятилетий большое место занимают рельефы на надгробных памятниках. Обычно они создавались по единому типу: умерший в кругу близких. Основная черта этого круга рельефов (наиболее известный — надгробие Гегесо, дочери Проксена) — изображение естественных чувств простых людей. Тем самым в скульптуре решаются те же задачи, что и в литературе (трагедия Еврипида)

. К концу 5 в. до н.э. в искусстве высокой классики. произошли значительные изменения: чер­ты утонченного лиризма и интимности начали вытеснять монументальную героику (мраморные релье­фы балюстрады храма Ники Аптерос на Акро­поле - рельеф «Ника, развязывающая сандалию»)


Сейчас читают про: