double arrow

Билет 5


Изображение русского национального характера в произведениях Н. Лескова (по повести «Очарованный странник»)

Н. С. Лесков — один из крупнейших русских писа­телей второй половины девятнадцатого столетия. Он хорошо знал жизнь народа, всегда оставался незави­симым в суждениях о нем, о его будущем. В своем творчестве писатель пытался воссоздать тип человека, в котором наиболее полно отразился характер рус­ского народа.

Главный герой «Очарованного странника» — Иван Северьянович Флягин. Среди других пассажиров он следует на пароме на остров Валаам. Сначала его ни­кто не замечает, и только когда Флягин заводит разго­вор, всем удается как следует разглядеть его и прихо­дится удивиться, как до сих пор он не обратил на себя внимания. Иван Флягин ничем не выделяется из об­щей массы, он простой, обычный человек, но в то же время его рассказ выдает в нем человека незаурядного и оригинального.

Душа Флягина всю жизнь искала истины, идеала, правды. Ему пришлось пройти нелегкий, полный го­рестей и преград путь.

С детства Иван страстно увлекался лошадьми. Он был привязан к ним, его безудержно тянуло к этим животным, о них он говорит с необыкновенной тепло­той и восхищением. Однако такая любовь не мешает герою быть жестоким к людям. Он убивает монаха, и это становится определенной вехой в его жизненном пути. Незрелая юная душа не испытывает терзаний совести, она еще не ведает сострадания и раскаяния.

Иван идет по жизни дальше. На этом пути им руко­водит не разум, а чувства. Он становится нянькой ма­ленькой девочки, пытается повеситься, не выдержав суровости судьбы, связывается с конокрадами, раз­очаровывается в них. В его поступках и движении вперед нет логики. Жизнь влечет героя, и он слепо следует за ней. В его поведении все случайно, случай гонит его по миру. Душа Ивана словно спит, но она все же стремится вперед.

Флягин попадает в плен к татарам, где старается не уронить достоинства русского человека. Это оказыва­ется для него важным. До последних сил держится он в бою, который заканчивается смертью соперника. Иван не видит в этом своей вины, его не пугает ужас смерти. Не изменяет Флягин в татарском плену и сво­ей вере. Его мучает тоска по родине. Проявляя ум, хитрость, сообразительность, ловкость, Флягин бе­жит из плена. Впереди — долгий жизненный путь, но­вые проблемы; которые нужно решать. Утешение Иван находит в выпивке.

Его ждет новое испытание — знакомство с Грушей, чувства к которой поражают героя в самое сердце! Судьба Груши жестока. Она просит Флягина избавить ее от мучений и помочь покончить с суровой жизнью. «Ничего у меня на душе нет, ни чувства, ни определе­ния, что мне делать...» — говорит герой после смерти Груши. Но жизнь зовет его дальше.

Долгие годы служит Флягин на Кавказе, пока не со­вершает наконец подвиг на переправе. Именно во вре­мя этого эпизода в Иване пробуждается совесть. Из не обремененного самоанализом человека он превращает­ся «в значительную личность, имеющую глубокие свя­зи со своей родиной и народом». Литературовед Б. М. Другов подчеркивает, что «к концу повествова­ния незаметно слабеет впечатление неприглядного об­лика героя, и читатель видит поднимающуюся во весь рост гигантскую фигуру беглого раба, благородного в поступках и бесстрашного перед лицом смерти».

В конечном итоге Флягин оказывается в монасты­ре. Он уже не может жить по-старому, душа его при­звала сюда. Иван ищет себя, свое «Я», смысл жизни, и не находит, потому и приходит в монастырь, надеясь там обрести все это.

Путь Ивана Флягина тернист. Он лежит через гре­хи, через многие страдания, через сон души. Этот путь удивителен. Вначале герой не может отличить добро от зла, но он все же приходит к возвышению духа. Флягин демонстрирует чувство собственного достоин­ства, бесстрашие. Лев Аннинский справедливо счита­ет Ивана Северьяновича «визитной карточкой «русскости»: воплощением богатырства, широты, мощи, вольности и таящейся на дне души праведности».

Сам Лесков высоко оценивал «Очарованного странника»: «Он занимателен, оригинален, и от него Русью пахнет».

С.Есенин - представитель нового поколения крестьянской поэзии. Она в свою

очередь - исключительно самобытное и сложное явление в отечественной

литературе. Возникла как одна из форм сближения устно-поэтической традиции

с письменной. Наследуемые новокрестьянскими авторами поэтические

традиции многообразнее, хотя грани, разделяющие их со своими

предшественниками, не были особенно резкими. Как и прежде, они писали не

столько о своей личной судьбе, сколько о судьбе крестьянства в целом, о

национально-исторической и национально-эстетической основе русской

жизни. Поэты из народы создали в начале ХХ века высокохудожественную

лирику. Общечеловеческое в их стихах и песнях непременно преломлялось

сквозь спецефически крестьянское. Своеобразные отношения установились у

новокрестьянских художников с большой литературой. В отличие от суриковцев

они уже не называли себя самоучками, наоборот, их поэтическая мысль и

архитекторика стиха оказались на уровне самых высоких достижений русской

поэзии ХХ века.

С. Есенин - это стихи, идущие от жизни, от знания крестьянского быта. Главное

место в них занимает реалистическое изображение деревенской жизни.

Неслучайно сильная сторона его первого сборника стихов "Радуница" как раз и

заключалась в лирическом изображении русской природы. Значимость

есенинской лирики состоит в том, что в ней чувство любви к родине всегда

выражается не отвлеченно и риторично, а конкретно в зримыхпейзажных

образах. Есенин одухотворяет и олицетворяет природные явления: "Черемуха

манит рукавом", "Словно белой косынкой подвязалась сосна" и т.п. В то же

время поэт активно использует прием психологического параллелизма, к

примеру, "С алым соком ягоды на коже..." или "На закат ты розовый

похожа...".

Изображение человека в общении с природой дополняется у Есенина любовью

ко всему живому. В таком взгляд

...


Сергей Есенин стихи

Антология русской поэзии ПИСЬМО МАТЕРИ

Ты жива еще, моя старушка?

Жив и я. Привет тебе, привет!

Пусть струится над твоей избушкой

Тот вечерний несказанный свет.

Пишут мне, что ты, тая тревогу,

Загрустила шибко обо мне,

Что ты часто xодишь на дорогу

В старомодном ветxом шушуне.

И тебе в вечернем синем мраке

Часто видится одно и то ж:

Будто кто-то мне в кабацкой драке

Саданул под сердце финский нож.

Ничего, родная! Успокойся.

Это только тягостная бредь.

Не такой уж горький я пропойца,

Чтоб, тебя не видя, умереть.

я по-прежнему такой же нежный

И мечтаю только лишь о том,

Чтоб скорее от тоски мятежной

Воротиться в низенький наш дом.

я вернусь, когда раскинет ветви

По-весеннему наш белый сад.

Только ты меня уж на рассвете

Не буди, как восемь лет назад.

Не буди того, что отмечалось,

Не волнуй того, что не сбылось,-

Слишком раннюю утрату и усталость

Испытать мне в жизни привелось.

И молиться не учи меня. Не надо!

К старому возврата больше нет.

Ты одна мне помощь и отрада,

Ты одна мне несказанный свет.

Так забудь же про свою тревогу,

Не грусти так шибко обо мне.

Не xоди так часто на дорогу

В старомодном ветxом шушуне.



Сейчас читают про: