double arrow

Гордость и смирение


По мысли Достоевского, человек должен чувствовать ответственность не только за собственные поступки, но и за всякое зло, совершающееся в мире. Вот почему Соня чувствует, что и она виновата в совершенном преступлении Раскольникова, вот почему так близко к сердцу она принимает его поступок и разделяет его судьбу.

Именно Соне открывает Раскольников свою страшную тайну. Ее любовь возродила Родиона, воскресила его к новой жизни. Это воскрешение выражено в романе символически: Раскольников просит Соню прочитать из Нового завета евангельскую сцену воскрешения Лазаря и смысл прочитанного соотносит с собой. Тронутый сочувствием Сони, Родион второй раз идет к ней уже как к близкому другу, сам признается ей в убийстве, пытается, путаясь в причинах, объяснить ей, зачем он это сделал, просит ее не оставлять его в несчастье и получает от нее наказ: идти на площадь, целовать землю и каяться перед всем народом. В этом совете Сони отражена мысль самого автора, стремящегося подвести своего героя к страданию, а через страдание – к искуплению вины

В образе Сони автор воплотил самые лучшие качества человека: жертвенность, веру, любовь и целомудрие. Находясь в окружении порока, вынуждаемая жертвовать своим достоинством, Соня смогла сохранить чистоту души и веру в то, что «нет счастья в комфорте, счастье покупается страданием, человек не родится для счастья: человек заслуживает свое счастье, и всегда страданием». Соня, «преступившая» и загубившая душу свою, «человек высокого духа», одного «разряда» с Раскольниковым, осуждает его за презрение к людям и не принимает его «бунта», его «топора», который, как казалось Раскольникову, был поднят и во имя нее. Героиня, по мысли Достоевского, воплощает народное начало, русскую стихию: терпение и смирение, безмерную любовь к человеку и Богу. Столкновение Раскольникова и Сони, мировоззрение которых противопоставлено друг другу, отражает внутренние противоречия, тревожившие душу писателя.




Соня надеется на Бога, на чудо. Раскольников же уверен, что Бога нет и чуда не будет. Родион беспощадно раскрывает перед Соней тщетность ее иллюзий. Он говорит Соне о бесполезности ее сострадания, о безрезультатности ее жертв. Не позорная профессия делает Соню грешницей, а напрасность ее жертвы и ее подвига. Раскольников судит Соню с иными весами в руках, чем господствующая мораль, он судит ее с иной точки зрения, чем она сама.

Загнанная жизнью в последний и уже совершенно безвыходный угол, Соня и перед лицом гибели пытается что-то предпринять. Она, как и Раскольников, действует по закону свободного выбора. Но, в отличие от Родиона, Соня не разуверилась в людях, она не нуждается в примерах, чтобы установить, что люди по природе своей добры и заслуживают светлой доли. Только Соня способна сострадать Раскольникову, так как ее не смущает ни физическое уродство, ни уродливость социальной судьбы. Она проникает «сквозь коросту» в суть людских душ, не спешит осуждать; чувствует, что за внешним злом таятся какие-то неизвестные или непонятные причины, приведшие ко злу Раскольникова и Свидригайлова.



Соня внутренне стоит вне денег, вне законов терзающего ее мира. Как сама, по своей воле, пошла она на панель, так сама же, по своей твердой и несокрушимой воле, она не наложила на себя рук.

Перед Соней вставал вопрос о самоубийстве, – она обдумала его и выбрала ответ. Самоубийство, в ее положении, было бы слишком эгоистическим выходом – оно избавило бы ее от позора, от мучений, оно бы вызволило ее из зловонной ямы. «Ведь справедливее, – восклицает Раскольников, – тысячу раз справедливее и разумнее было бы прямо головой в воду и разом покончить! – А с ними-то что будет? – слабо спросила Соня, страдальчески взглянув на него, но вместе с тем как бы вовсе и не удивившись его предложению». Мера воли и решимости у Сони была выше, чем это мог предположить Родион. Чтобы удержаться от самоубийства, ей нужно было больше стойкости, больше опоры на саму себя, чем для того, чтобы броситься «головой в воду». От воды ее удерживала не столько мысль о грехе, сколько «о них, своих». Соне разврат был горше смерти. Смирение не предполагает самоубийства. И это показывает нам всю силу характера Сони Мармеладовой.



Натуру Сони можно определить одним словом – любящая. Деятельная любовь к ближнему, способность отзываться на чужую боль (особенно глубоко проявившаяся в сцене признания Раскольникова в убийстве) делают образ Сони «идеальным». Именно с позиций этого идеала в романе и произносится приговор. В образе Сони Мармеладовой автор представил пример всеобъемлющей, всепрощающей любви, заключенной в характере героини. Любовь эта не завистлива, не требует ничего взамен, она даже какая-то невысказанная, ведь Соня никогда не говорит о ней. Она переполняет все ее существо, но никогда не выходит наружу в форме слов, только в виде поступков. Это безмолвная любовь и от этого она еще прекрасней. Даже отчаявшийся Мармеладов преклоняется перед ней, даже сумасшедшая Катерина Ивановна падает перед ней ниц, даже вечный развратник Свидригайлов уважает Соню за это. Не говоря уже о Раскольникове, которого эта любовь спасла и исцелила.

Герои романа остаются верны своим убеждениям, несмотря на то, что вера их различна. Но оба они понимают, что Бог един для всех, и он укажет истинный путь каждому, кто ощутит его близость. Автор романа, путем нравственных исканий и размышлений, пришел к мысли о том, что каждый человек, который приходит к Богу, начинает по-новому смотреть на мир, переосмысливает его. Поэтому в эпилоге, когда происходит нравственное воскрешение Раскольникова, Достоевский говорит о том, что «начинается новая история, история постепенного обновления человека, история постепенного перерождения его, постепенного перехода из одного мира в другой, знакомства с новою, доселе совершенно неведомою действительностью».

Справедливо осудив «бунт» Раскольникова, Достоевский оставляет победу не за сильным, умным и гордым Раскольниковым, а за Соней, видя в ней высшую правду: лучше страдание, чем насилие, – страдание очищает. Соня исповедует нравственные идеалы, которые, с точки зрения писателя, наиболее близки широким народным массам: идеалы смирения, всепрощения, молчаливой покорности. В наше время, вероятнее всего, Соня стала бы изгоем. И не каждый Раскольников в наши дни будет мучиться и страдать. Но совесть людская, душа человека жили и будут жить всегда, пока «мир стоит». В этом и заключается великий бессмертный смысл сложнейшего романа, созданного гениальным писателем-психологом.

2). Литература начала XXI века (беллетристика)

Фантастика

Научная фантастика — Головачев, Лукьяненко

Фэнтези — Никитин, Орловский, Бушков, Перумов, Стругацкие

Детективы

Акунин — исторический детектив

Донцова — иронический детектив

Дашкова

Устинова

Маринина

Авантюрный роман

Дина Рубина — «Белая голубка Кордовы»

Постмодернизм

Дмитрий Липскеров

Нарбикова Валерия

Радов, Егор

Яркевич Игорь

Проза

Дмитрий Быков

Ирина Богатырёва

Евгений Гришковец

Михаил Елизаров

Алексей Иванов

Александр Карасёв

Владимир Маканин

Виктор Пелевин

Людмила Петрушевская

Захар Прилепин

Дина Рубина

Герман Садулаев

Сергей Самсонов

Роман Сенчин

Ольга Славникова

Владимир Сорокин

Сергей Шаргунов

Михаил Шишкин

Людмила Улицкая

Детская литература

В XX веке во многом по политическим причинам[1] расцвела русская детская литература. Одним из первых начал писать стихи такими, какими они нравятся детям, поэт Корней Иванович Чуковский. Вслед за ним появилось множество детских поэтов: Агния Барто, Самуил Маршак, Сергей Михалков, Григорий Остер, Генрих Сапгир, Роман Сеф, Ирина Токмакова, известная и своими сказками, Борис Заходер, также замечательный переводчик, познакомивший русскую литературу с мировой детской классикой.

Прозаики — Лев Кассиль, Николай Носов, Виктор Драгунский, Виктор Голявкин, сочинявшие рассказы, в которых повествование идёт от лица непосредственного и озорного мальчика, Аркадий Гайдар, Владимир Сутеев, сочинитель сказок, иллюстратор и аниматор, Вильям Козлов, Виталий Губарев, Анатолий Алексин, Анатолий Рыбаков, Всеволод Нестайко, Софья Прокофьева, Эдуард Шим, Эдуард Успенский, придумавший народного сказочного героя Чебурашку.

3). Он больше страдает от того.что его теория потерпела крах,что он тварь дрожащая.а не Наполеон







Сейчас читают про: