double arrow

Проблема героя и жанра в южных поэмах Пушкина


Поэма «Кавказский пленник» (1821) возникла из лирики Пушкина периода пребывания на Кавказе, в Крыму, в Кишинёве и Одессе. Пушкин явно проецирует на себя образ «пленника», общим для них являются «противоречия страстей»; однако неверно было бы полностью отождествлять их. «Кавказский пленник» построен так, что даёт основание видеть жанровые признаки поэмы: есть эпический сюжет (плен и бегство героя, самоубийство черкешенки), есть действующий герой — именно он находится в центре внимания. Поэма романтическая, насквозь пронизанная лирическим голосом автора. Близость автора и героя позволила Пушкину создать новую поэтическую форму. Которой доступны сложные психологические явления, трагические события, «противуречия страстей». Пленник часто говорит языком лирических стихотворений Пушкина. Пленник отличается от героя лирики Пушкина более сложным характером. Он не только сосредоточен на своей тоске, но вместе с тем обнаруживает родственность своих душевных устремлений и вольных нравов горцев. Пушкин создал более сложный и более психологически достоверный характер. Пленник не просто поддаётся романтическим настроениям, он в самом деле охладел к любви, окаменел душой, в самом деле разочарован и т.д. Пленник хладнокровно отнёсся к смерти «черкешенки», его спасительницы. Романтизм Пленника не в его настроениях, а в сути его характера, романтизм порождает не только романтические чувства и мысли, но и реальные поступки. Такой герой был новым и непривычным для читателя. Небольшая поэма «Братья-разбойники» (1822) является отрывком из незавершённой поэмы Пушкина о разбойниках, в которой сюжет задуман был такой: разбойники грабят купеческий корабль и похищают дочь купца, которая достаётся атаману, однако из-за этого наложницы атамана ревнуют, сходят с ума, умирают; атаман в итоге пускается во все злодейства, тогда некий есаул предаёт его. Замечателен сам замысел поэмы. Пушкин, создав в «Кавказском пленнике» характер романтического героя, теперь намеревался показать всю сложность взаимоотношений таких характеров. Однако преимущественно лирическое начало поэмы мешало решить такую задачу, поэтому появилась поэма «Братья-разбойники», которая показала уже знакомого нам романтического героя, хотя и в ином обличье. Стоит особо отметить образ прикованных друг к другу братьев, спасающихся, переплывающих вместе через реку. Пушкина критиковали за недостоверность этого образа, но совершенно напрасно — такой случай произошёл в 1820 году в Екатеринославе. Образ явился очередным этапом в раскрытии сложного. Противоречивого, трагического характера романтического героя.




Среди драматичных «южных» поэм Пушкина «Гавриилиада» (1821, ) выглядит странной, лишней, случайной («лежит в стороне от большой дороги романтических лет». Конечно, весёлое кощунство над библейскими сюжетами о грехопадении первых людей и о непорочном зачатии девы Марии далеко от трагических страстей «Братьев-разбойников». Вероятно, «Гавриилиада» нужна была Пушкину как повторение опыта поэмы-беседы «Руслан и Людмила» с её образом иронического автора. Кроме беспечных и хитрых персонажей поэмы (Мария и Гавриил) есть наивный повествователь-проповедник, всерьёз излагающий эту забавную историю, но есть и автор, иронизирующий и над героями. И над повествователем. Значение «Гавриилиады» следует искать не в образах героев (они заведомо шутливые), а в попытке создания новой поэтической формы. Поэма «Бахчисарайский фонтан» (1823; ) продолжает поиски Пушкина в жанре романтической поэмы. Романтическая тема в творчестве Пушкина получила два различных варианта: есть героический романтический герой («пленник», «разбойник», «беглец»), отличающийся твёрдой волей, прошедший через жестокое испытание бурными страстями, и есть страдающий герой, в котором тонкие душевные переживания несочетаемы с жестокостью внешнего мира. В «Кавказском пленнике» всё внимание было уделено «пленнику» и очень мало «черкешенке», теперь наоборот — хан Гирей фигура не более чем мелодраматическая, а действительно главным героем является женщина, даже две — Зарема и Мария. Найденное в предыдущих поэмах решение двойственности героя Пушкин использует и здесь: страдательное начало изображено в лице двух персонажей — ревнивой, страстно влюблённой Заремы и печальной, утратившей надежды и любовь Марии. Обе они являются двумя противоречивыми страстями романтического характера: разочарование, уныние, безнадежность и одновременно душевная пылкость, накал чувств; противоречие решается в поэме трагически — смерть Марии не принесла счастья и Зареме, поскольку они связаны таинственными узами. Так и в «Братьях-разбойниках» смерть одного из братьев навсегда омрачила жизнь другого. Моральная победа над Заремой не приводит к дальнейшим выводам и размышлениям… «Кавказский пленник» имеет ясное продолжение в творчестве Пушкина: и Алеко, и Евгений Онегин разрешают… вопросы, поставленные в первой южной поэме. «Бахчисарайский фонтан» такого продолжения не имеет…» Свойственный Пушкину в начале 1820х радикализм его общественной позиции сменяется глубоким духовным кризисом, вызванным событиями европейской и русской жизни. Пушкин тяжело пережил поражения революций в Европе ( « Кто, волны, Вас остановил..»). Вглядываясь в русскую жизнь, он не находил в ней возможностей для практической победы вольнолюбивых настроений. В его глазах в новом Свете предстали и « вожди», избранные, и « Народы». Пушкин осуждает и тех, и других, но постепенно главной его мишенью становятся именно люди, возомнившие себя избранными. Скептические ноты слышались в стихотворениях Пушкина и раньше 1823 года. Уже в послании Раевскому он отвергает просветительскую миссию поэта и господствующее мнение о цели поэтического творчества. Кризис 1823 года связан, прежде всего, с расставанием с просветительскими иллюзиями, касавшимися отношений « Личности и среды». В соответствии с этим происходит смешение и иных акцентов. Разочарование распространяется и на ведущую роль избранной личности в мире, которая не в состоянии оказалась исправить среду. Народ не пошёл за своими «просветителями», и, несмотря на все усилия остался непросвещенным. Разочарованию подверглись не только толпа, не только избранные, но и сами идеалы. Сказалось недовольство собой, самообманом. Особенно резко разочарование поэта выразилось в стихотворениях «Свободы сеятель пустынный…» и « Демон».





21) Поэма «»Цыгане» как этап творческой эволюции Пушкина. Пушкин работал над поэмой с января 1824 года до октября, то есть закончил уже в Михайловском. Герои и события во многом напоминают «Кавказский пленник». Такой же герой-европеец, попадающий в среду почти первобытного племени. И здесь вторжение его в жизнь этого племени влечёт за собой гибель героини. И здесь страсти героя — источник катастрофы. Но есть заметные различия и в системе персонажей (отец Земфиры), и в характеристике героев, и в их взаимоотношениях, но главным образом изменилась постановка проблемы и её трактовка. Герои. Алеко, как и Пленник, имеет сходство с автором, что подчёркнуто в имени героя, но и здесь, как в «Кавказском пленнике», задача автора не в самохарактеристике, а в изображении «героя времени». В отличие от Пленника Алеко не стремится бежать, так как изгнан из общества и возвращение невозможно, кроме того, именно здесь, в цыганском таборе, он нашёл свою свободу. О прошлом героя не сообщается, но воображение читателя намеренно возбуждается глухими намёками о страшной душевной драме. Алеко по сравнению с Пленником более эгоистичен, индивидуалистичен, мстителен, ревнив. Изменился характер героини. Идеальные черты черкешенки, пожертвовавшей собой ради любви, совершенно отсутствуют в образе Земфиры, гораздо более земной. Появился старый цыган — резонёр, если проводить аналогии с драмами XVIII века, хотя Пушкин придал ему некоторые психологические черт. Композиция. Членение поэмы не по песням или главам. Перед нами отрывки, никак не озаглавленные, по сути — сцены. Почти нет авторского голоса, нет рассказа о событиях; герои реализуют себя в драматических монологах, сценах. Конфликт. Пушкин показывает беглеца, который не хочет возвращаться! Ему хорошо с вольными цыганами. Пушкин изображает цыган именно в проявлениях их дикой вольности, то есть цыгане воплощают собой некую идею общественного устройства и поведения. Как и Алеко. Алеко показан с весьма неясным прошлым, зато точно известно, что он весь во власти страстей: В поэме противопоставлены мир страстей и идеальный первобытный уклад жизни. Представление о первобытном обществе строились более по поэтическому мифу о золотом веке. Эпоха просвещения, напротив, понималась как порочное общество людей. Разница двух миров не в том, что отношения в первобытном обществе строятся как война против всех, а в просвещенном обществе человек предаётся своим страстям, которые извращают здоровые инстинкты первобытных людей. Конечно, Пушкин не предлагает отказаться от образованного общества и двигаться истории вспять, он не ставит идеалом примитивное сознание. Он предлагает решение проблемы страстей — всё спасение в разуме, в мудрости, которая в поэме является в образе старого цыгана (ограничить безудержные страсти ясностью ума. Ср. подобное же решение темы свободы как сочетания воли и законов). Однако мудрость старого цыгана не спасла Алеко от трагического финала: он уходит. Вынужден уйти, его изгнали и отсюда. Так Пушкин показал трагическое положение современного человека, которому 1) невозможно жить в обществе «образованного разврата» и 2) невозможно бежать из этого общества, так как нигде он не сможет прижиться со своими необузданными страстями. «Цыганы» — не только последняя из «южных» поэм Пушкина, но и завершающая, самая зрелая. «Этой поэмой он исчерпал романтическую тему, доведя её до последнего выражения…» (Б.В.Томашевский) В итоге романтических поисков Пушкин пришёл к новому типу героя (уже не лирическому) — герой как персонифицированный образ некой «среды». Теперь пушкинский герой является не индивидуальным характером (как Пленник), теперь его поведение определяется более масштабным характером среды (как Алеко — «представитель» образованного общества, среды страстей; как Земфира — «представитель» дикого общества со здоровыми инстинктами). Однако всё ещё сохраняется главный герой, представляющий свою среду, но оторвавшийся от неё, и второстепенные герои, живущие в своей среде (герои лирические и эпические). Далее Пушкину предстояло уравнять главных и второстепенных героев, чтобы обнаружить столкновение не личностей, а самих «сред», исторических сил. Это началось в «Цыганах» и произойдёт в «Борисе Годунове

22) Особенности пушкинской лирики периода Северной ссылки.

В Михайловское Пушкин прибыл 9 августа 1824 года, но приезд домой был печальным, так как отец поэта взял на себя обязанности надзора за сыном; всё это вызвало ссору и отъезд из Михайловского отца, матери, брата и сестры поэта. Пушкин остался в одиночестве. После жизни на юге Михайловское стало прямо противоположным миром: вместо толпы знакомцев — одиночество, вместо «кочевого» образа жизни устоявшийся быт. Основная сфера деятельности поэта в этот период — литературное творчество.

Пушкин занимается изданием своих «Стихотворений Александра Пушкина», которые вышли в свет в январе 1826 г. (с эпиграфом из Проперция: «Юность поёт о любви — муж воспевает тревоги», цензура разрешила книгу 8 октября 1825 г., но после 14 декабря эпиграф приобрёл опасное звучание). Через месяц книгу раскупили. Творческая эволюция поэта, которую мы рассматривали на лекциях, была заметна и читателям. Пушкин-лицеист превратился в большого русского поэта, автора поэм, трагедии, сборника лирических стихотворений. Сами поясняющие эпитета Пушкин-лицеист, Пушкин-младший, Пушкин-племянник теперь исчезли, остался просто Пушкин (а В.Л.Пушкин теперь стал называться дядя Пушкина). Он стал признанным первым русским поэтом. А. Дельвиг в письме от 28 сентября 1824 года пишет Пушкину, называя его великим: «Никто из писателей русских не поворачивал так каменными сердцами нашими, как ты». В.А.Жуковский в ноябре 1824 г.: «Ты рожден быть великим поэтом <…> По данному мне полномочию предлагаю тебе первое место на русском Парнасе».

Пушкин понимал, что его новое положение в литературе накладывает на него новые обязанности, прежде всего организатора литературного процесса. Он задумывает издавать толстый журнал. Но возможности такой, находясь в Михайловском, не имеет. Много читает, пишет, формулирует, подводит итоги.

Одной из главных тем лирики этого периода становится тема поэта и поэзии: «К Языкову», 1824, «Разговор книгопродавца с поэтом», 1824, «Подражание Корану», 1824, «Клеопатра», 1825, «Храни меня, мой талисман…», 1825, «Люблю ваш сумрак неизвестный», 1826, «Пророк», 1826. Поэзия понимается как особый дар человеку, явный как талисман и столь же загадочный. Смыл поэзии Пушкин понимает как пророчество.

Тема дружбы: «19 октября», 1825, «Анре Шенье», 1825. Дружба понимается в романтическом стиле как таинственный союз («он как душа неразделим и вечен»).

Тема любви: «Я помню чудное мгновенье…», 1825, «Признание», 1826. Тема еще не утратила романтической тональности («гений чистой красоты»).

Пушкин ещё продолжает использовать прежние романтические формулы, но уже рождается и новая поэзия — философская лирика с внежанровыми лирическими стихотворениями: «Зимний вечер», 1825, «Зимняя дорога», 1826, «Няне», 1826. Новый образный строй (зима), новый стиль.

За время южной ссылки Пушкин прочно овладел романтическим стилем, который предполагает самонаблюдение; создавая вымышленные ситуации и героев, поэт какие-то моменты живёт их жизнью и постепенно срастается с литературной маской («пленник», «беглец», «разочарованный», «мечтатель»). Однако романтическое поведение Пушкина отличалось своеобразием — он менял такие «маски» (то «беглец», то «изгнанник», то «узник»). Эта его особенность привела к двум важным результатам. Во-первых, он получил возможность взглянуть на романтическую психологию извне, как на снятую маску и понять романтический характер. Во-вторых, оформился отказ от романтического эгоцентризма и появилась возможность учитывать чужую точку зрения. «Выработка игры стилями в жизни и игры стилистическими контрастами в поэзии имела общий психологический корень и общую цель — путь к простоте»

Пушкин учится смотреть на мир глазами другого человека, менять точку зрения на окружающих и меняться самому. Такой взгляд на жизнь позволял находить красоту, истину, радость там, где романтик видит заурядность, рутину, пошлость. Пушкин заново увидел мир — трезво, правдиво, безбоязненно.

Такое мироощущение вывело на первое место в творчестве Пушкина не столько лирику с её вынужденно индивидуалистичным лирическим «я», а эпические и драматические формы, где сталкиваются исторические силы. Литературные формы соответствуют пушкинскому ощущению себя не на границе мировых непостижимых стихий (как у романтиков), а в движении более реальных, но столь же мощных и неуклонных исторических сил.

Период романтизма завершился у Пушкина в Михайловском. Герои уже не являются рупором авторского голоса, если в «Кавказском пленнике» «уши» автора были видны в Пленнике, в «Цыганах» — в Алеко, в «Борисе Годунове» почти не видны, так как герои отделились от автора. Далее наше внимание к биографии поэта станет значительно слабее, но сильнее внимание к героям, к поэтическим формам.







Сейчас читают про: