double arrow

Пушкинская лирика «период скитаний» (1826-1830)


Хронологические рамки этого периода определены двумя важными событиями в жизни Пушкина. Первое – разговор с Николаем Первым в Москве 8 сентября 1826 года, переменивший его судьбу. Пушкин был возвращён из ссылки, ему разрешили жить в Москве, а с 27 года и Петербурге. В ответ на откровенное признание поэта в том, что если бы он 14 декабря 1825 года оказался бы В Петербурге, то непременно бы с друзьями вышел бы на площадь, Николай Первый простил его и даже пообещал быть цензором его произведений. Второе событие - приезд в родовое имение Болдино для устройства имущественных дел накануне свадьбы с Гончаровой. Между этими событиями пролегли четыре года, заполненные переездами и странствиями по России, встречами с самыми разными людьми, светской суетой, литературными спорами и любовными увлечениями.

В первые месяцы после шестилетнего изгнания Пушкин напряжённо размышлял об уроках декабристского восстания. Размышления о современности, о перспективах нового царствования привели поэта к теме Петра Первого («Стансы», неоконченный исторический роман « Арап Петра Великого», поэма « Полтава»). В « Стансах» (1826) Пушкин призывал Николая быть во всём похожим на « Пращура». Новый царь поразил поэта прямотой и готовностью к реформам. Пушкин представлял себе, как он, и подобные ему люди будут советниками царя. Вместе они будут наблюдать за соблюдением законов и созданием новых, более справедливых. С этими мыслями Пушкин приступает к написанию «Стансов». Николай будет подобен Петру, начнёт смело сеять просвещение, « Нравы укротит рукой». Русская публика не поняла Пушкина. Даже близкие (например, Языков) обвинили его в неприкрытой лести, однако поэт опроверг клевету в послании « Друзьям». Он пишет, как думает и чувствует, он бескорыстно желает успеха царю, и в то же время он, как благовоспитанный дворянин, не может быть не благодарным за возвращение. К тому же, Пушкин был польщён словами Николая о его поэтическом даровании. « Во мне почтил он вдохновенье…», - пишет поэт.




Однако к концу 20х годов Пушкин понял, что его надежды на Николая иллюзорны. В 1827-28 годах поэт вновь испытал коварство царя: у него требовали показаний по делам о распространявшихся в списках отрывках из элегии « Андрей Шенье», и об авторстве поэмы « Гавриилиада», написанной ещё на юге. Царь проводил в отношении Пушкина политику « ласкового кнута». Он великодушно миловал поэта за его литературные «грехи» молодости, а через шефа жандармов Бенкендорфа выражал неудовольствие поступками Пушкина, требуя от него полной лояльности. (Нужно было успокоить общество после декабристов).

«Полтава» (1828) – единственная историческая поэма Пушкина – крупнейшее произведение, написанное во второй половине 2- годов. В ней представлена « героическая» концепция личности Петра Первого и Петровской Эпохи. Поэма посвящена победе русской армии над шведами в 1709 году. Композиционный центр её - торжество русского оружия в знаменитой Полтавской битве. Главное достоинство Петра, обеспечивающее победу - выражение общенациональных интересов. Цель Петра - государственного масштаба и значения, он далёк от узкокорыстных, узколичностных устремлений. Антипод Петра – украинский гетман Мазепа. Он пренебрегает государственными и выбирает личные интересы ( совращение дочери его ближайшего друга и личную власть на Украине). Кроме того, украинскому Гетману ненавистны преобразования. Сам он хочет направить развитие Украины вспять, а не в будущее.



Несмотря на ярко исторический характер « Полтава» тесно связана с современностью. Линия Кочубея как бы аналогична выступлениям декабристов, вставших, с точки зрения Пушкина, на защиту своих аристократических прав.

Вторая половина 20х годов – время создания многих лирических шедевров – отмечена высоким уровнем творческого самосознания Пушкина и ознаменовался увеличением числа стихотворений философского характера. Размышления о поэте, его роли и судьбе получили законченный характер в программных стихотворениях « Поэт», « Поэт и толпа» и « Поэту». Пушкин продолжает спор с идеями Просвещения, углубил романтическое представление о поэте-избраннике, внеся в него поправки и сделав его образ более « простым» ( от « Пророка» - к « Поэту».) Если в « Пророке» идёт речь о полном душевном преображении человека, то в « Поэте» человек – « просто человек», разделённый на два состояния – творческое и не творческое. « Избранник» принадлежит двум мирам и обладает способностью переноситься из суетного мира в область творчества. Когда он человек – он не выделяется из толпы, его жизнь также бессмысленна, но когда он преображается - он становиться по-настоящему трагически одиноким, ведь толпа не способна «переродиться». Как следствие, в « Поэте и толпе», Пушкин устанавливает самоценность художественного произведения, чуждость его социального дидактизма. В заключительном же « К поэту» Пушкин напрочь отказывает толпе в духовных потребностях. Теперь народ уже не рассматривает поэзию как метод возвыситься, а вообще не способен к постижению. Поэту нет необходимости прислушиваться к мнению народа, одиночество его становиться нормой, а не исключением. Если у романтиков толпа отчуждает поэта, то у Пушкина поэт отчуждает Толпу.



25) Проблема положительного героя и принципы его изображения в романе «Евгений Онегин»

Роман “Евгений Онегин” — произведение удивительной творческой судьбы. Он создавался более семи лет — с мая 1823 г. по сентябрь 1830 г. Но работа над текстом не прекращалась вплоть до появления первого полного издания в 1833 г. Последний авторский вариант романа был напечатан в 1837 г. У Пушкина нет произведений, которые имели бы столь же длительную творческую историю. Роман не писался “на едином дыхании”, а складывался — из строф и глав, созданных в разное время, в разных обстоятельства, в разные периоды творчества. В течение семи лет план романа менялся, менялись его герои, для каждого полагалось по несколько развязок. Поэт запечатлен в « Евгении» и свой духовный рост, и развитие своих героев. Сам Пушкин, называя его только не просто романом, а «Романом в стихах». Ещё в письме к Вяземскому он указал: «Пишу не роман, а роман в стихах – дьявольская разница!». «Онегинская строфа» состоит из 14 стихов четырехстопного ямба, перекрёстная, парная, кольцевая рифмовки и заключительное двустишие. Каждая строфа замкнута (тема в ней развита и завершена), и разомкнута, обращена к следующей строфе, которая её продолжает. Повествовательное начало воплощено в сюжете. Он чрезвычайно прост и захватывает ограниченный круг героев – две пары Онегин и Татьяна, Ленский и Ольга. Характеры героев построены не по литературным схемам, хотя и часто сопоставлены с другими литературными героями, а по законам реальной жизни. Они не делятся на положительных и отрицательных, они многогранны.

Белинский дал характеристику образам романа. Так характеризуя Онегина, он замечает: “Большая часть публики совершенно отрицала в Онегине душу и сердце, видела в нем человека холодного, сухого и эгоиста по натуре. Нельзя ошибочнее и кривее понять человека!.. Светская жизнь не убила в Онегине чувства, а только охолодила к бесплодным страстям и мелочным развлечениям... Онегин не любил расплываться в мечтах, больше чувствовал, нежели говорил, и не всякому открывался. Озлобленный ум есть тоже признак высшей натуры, потому только людьми, но и самим собою” . Онегин- добрый малый, но при этом недюжинный человек. Он не годится в гении, не лезет в великие люди, но бездеятельность и пошлость жизни душат его. Онегин - страдающий эгоист... Его можно назвать эгоистом поневоле, считает Белинский, в его эгоизме должно видеть то, что древние называли рок, судьба. Пушкин иронично смакует ученость Онегина, его “хорошести” ” , как-то: манеры, способности вести разговор, все эти положительные качества даются как-то иронично. Противоречия в характере Онегина, сочетания в нем безусловно положительных черт с резко отрицательными, обнаруживаются на протяжении всего романа; четко видны изменения Онегина: ему надоедает жизнь городского франта, ему наскучивает эта роль и он переселяется в поместье, оставленное ему в наследство от дяди. Там он на некоторый промежуток времени находит интересные занятия, но и они ему наскучивают через пару деньков. События, происходящие в последних главах, сильнее всего действуют на него: первое его изменение - смена привычного эгоизма и пассивного невнимания к окружающим приходит вместе со смертью его друга, Ленского, которая происходит по вине Онегина. В этот момент, он уже не тот высокомерный, стоящий выше всех жизненных впечатлений, иногда только недовольный сам собой, холодный эгоист. Он буквально приходит в ужас от своего страшного и бессмысленного преступления. Убийство Ленского то и переворачивает всю его жизнь. Он не переносит воспоминаний об этом зловещем преступлении. Мы видим, что Онегин, вернувшийся из путешествия, не похож прежнего Онегина. Он стал гораздо серьёзнее, внимательнее к окружающим. Теперь он способен переживать самые сильные чувства, которые задевают его до глубины души. Вернувшись, Онегин вновь встречает Татьяну. И вот теперь-то он, пораженный ее умом, благородством, сильными душевными качествами, сдержанностью в выражении чувств, влюбляется в Татьяну, как больной, заболевающий болезнью. Как же далек этот, переживающий свою любовь человек от Онегина, из первых глав романа!В Ленском Пушкин изобразил характер, совершенно противоположный характеру Онегина, считает критик, характер совершенно отвлеченный, совершенно чуждый действительности. Это было, по мнению критика, совершенно новое явление. Ленский был романтик и по натуре и по духу времени. Но в то же время “он сердцем милый был невежда” , вечно толкуя о жизни, никогда не знал ее. Он полюбил Ольгу, и украсил ее достоинствами и совершенствами, приписал ей чувства и мысли, которых у ней не был. Татьяна, по мнению Белинского, - существо исключительное, натура глубокая, любящая, страстная. Любовь для нее могла быть или величайшим блаженством, или величайшим бедствием жизни, без всякой примирительной середины. Для Татьяны не существовал настоящий Онегин, которого она не могла ни понимать, ни знать. “Татьяна не любит света и за счастие почла бы навсегда оставить его для деревни; но пока она в свете - его мнение всегда будет её идолом и страх его суда всегда будет ее добродетелью... Но я другому отдана, - именно отдана, а не отдалась!

Пушкин хорошо сказал о его злом и остром языке: “Сперва Онегина язык меня смущал; но я привык к его язвительному спору, и к шутке с желчью пополам, и злости мрачных эпиграмм” .

. Но в то же время сам Пушкин, как он говорит в первой главе, подружился с Онегиным, что поэту нравятся его черты, что он проводил с Онегиным ночи на набережной Невы, говорит о том, как они делились друг с другом воспоминаниями минувших дней...







Сейчас читают про: