double arrow

И РЕКРЕАЦИОННЫЕ ДВИЖЕНИЯ В ПЕРИОД МЕЖДУ ДВУМЯ МИРОВЫМИ ВОЙНАМИ

6.3.1. Противоречивость физической культуры тейлоризма

В начале столетия бурно начало развиваться массовое производство стандартных изделий конвейерным методом. В соответствии с технологическим процессом машины и станки располагались в определенной очередности. При таких условиях производственный процесс, состоящий из целого ряда простых операций, становился непрерывным. На автозаводах Форда уже накануне I мировой войны для массового производства широко применялся конвейерный метод.

Узкая специализация, стандартизация и применение конвейера открыли путь для научных исследованийв области возможностей роста интенсивности труда. Первым за эту задачу взялся американский инженер Фредерик Винслов Тейлор(1856—1915). На основе его исследований различные организаторы производства проанализировали трудовой процесс. Признанное целесообразным количество движений было втиснуто в рамки минимального времени движения и помещения; затем рабочего принуждали к тому, чтобы необходимые движения он делал автоматически. Практически это означало то, что производительность труда исключительно связывалась с рабочим временем и минимальным количеством движений. Таким образом, свершилось предвидение Энгельса: «Механический труд до предела поглощал нервную систему, подавил свободную игру мышц и лишил человека всякой свободы физической и духовной деятельности».

6.3.2. Физиология труда и производственная гимнастика

Полностью оставляющая без внимания человека как антропологическую единицу тейлоровская организация труда не оправдала возложенных на нее надежд.Производственные показатели и сообщения инспекторов по вопросам труда за довольно длительный срок свидетельствовали о том, что хищническое использование человеческой энергии не только наносит ущерб производству, но и увеличивает недовольство среди рабочих.

В интересах создания условия для дальнейшего роста рационализации и снижения недовольства рабочего класса в Соединенных Штатах Америки. Англии и Германии начали исследовать новые методы организации труда. Были созданы Национальный институт индустриальной психологии и Вильгельмовский Институт психологии труда. Их исследования главным образом были направлены на то, как можно было бы с использованием минимальной энергии, в ее биологическом и психологическом смысле, достичь максимальной производственной эффективности. Физиологи, занимавшиеся вопросом труда, разложили движение на его составные элементы и, подсчитав их суммарную энергию, установили коэффициент полезного действия сложных движений, а затем серии движений. Было обнаружено, что экономичность труда связана с соотношением коэффициентов полезного действия затраченных калорий и полезной энергии. В этом процессе фактором, оказывающим, решающее влияние, является то, под каким углом движимый предмет или инструмент находится по отношению центра массы человека, который выполняет работу, и сколько насчитывается постоянно повторяющихся движений в процессе его работы. Таким образом, в противоположность тейлоризму в 1920-е годы возникло новое направление, которое провозгласило, что внешние условия труда должны увязываться с физиологической экономичностью движений человека.В то же время психологи различных концернов указывали на то, что гимнастические движения, перерывы, включенные в процесс работы, вносят выгодные поправки в кривую усталости от труда.

В ходе сравнения движений во время работы и гимнастики был произведен научный анализ того давно известного из практики факта, что, занимаясь гимнастическими упражнениями, человек способен научиться распределять свои движения во время работы в соответствии со степенью трудности.

Под влиянием этих экспериментов уже в 1920-е годы во многих странах начали настаивать на введении перерывов для производственной гимнастики. Отдельные наиболее крупные концерны даже ввели на предприятиях должности преподавателей физкультуры. Несмотря на это, вопрос о производственной гимнастике на рабочих местах еще долгое время оставался нерешенной проблемой, так как на большинстве предприятий его не могли связать с экономичностью. Некоторые исследователи возражали против однообразия форм движений в гимнастических упражнениях. По их мнению, современная технология требует более сложных и эмоциональных движений. Производственной гимнастики сторонились и сами рабочие, так как вскоре поняли, что гимнастическими упражнениями хотят сохранить не их здоровье, а лишь извлечь большую прибыль из предприятия.

В начале 1930-х годов под воздействием проблем, возникших в связис гимнастикой на рабочих местах, внимание исследователей обратилось к сути общих форм движений в спорте.В ходе «опытов по приспосабливанию к законам экономичности движений человека» внешних условий выполняемой работы исследователи установили, что в различных видах спорта этот процесс находится уже в более значительной стадии развития. Наиболее самокритичная часть физиологов и психологов, обратившись к области спорта, вынуждена была констатировать, что они не могут на перспективу скомпоновать единый по стилю или в техническом отношении элемент движения. Например, то, что исследовалось в результате продолжительной работы в области атлетики, оказалось уже давно устаревшим или неприменимым в соответствии с установленными международными правилами. Многие учреждения также изучали эмпирический опыт тренеров в надежде на то, что он может быть использован в организации труда.

Эта героическая эпоха науки о движениях человека, помимо упомянутых отклонений, все же принесла значительные результаты в деле развития физической культуры. Перед физиологами, психологами и подключившимися к ним социологами понемногу стали вырисовываться специфические законы физической культуры. Выяснилось, что модели действий и движений не могут целиком переноситься из спорта в трудовую деятельность и наоборот. В то же время на конкретных примерах было доказано, что спорт как синтез движений способен на развитие таких качеств, которые необходимы «идеальному» производителю, таких, например, как способность к инициативности, организаторской деятельности, честности, дух соревнования, понимание преимуществ разделения труда, введение новых элементов движения, расслабление мышц в процессе работы, развитие чувств темпа, такта и ритма, моделирование движений, которые, однако, смогла использовать только кибернетика — наука, возникшая после II мировой войны

6.3.3. Сеть спортивных обществ государственных и частных предприятий

В выдвижении на передний план усилий предприятий в области физкультуры и спорта, помимо различных показателей полезности, большая роль также принадлежала и факторам, которые не были непосредственно связаны с производством. К ним можно отнести: рост потребностей в спортивной деятельности, все более широкое признание значения физического воспитания с точки зрения здравоохранения. Однако наиболее решающим фактором следует считать изменения, происшедшие в соотношении сил между классами общества. Международная буржуазия — используя ослабление движения масс — к 1924 году стабилизировала свое господство и возобновила борьбу завосстановление своего монопольного положения и в области физической культуры. В ходе предпринятых ею усилий буржуазия столкнулась с сопротивлением не только спортивных организаций советского государства, но и такого широкого международного спортивного движения, подавляющая часть которого находилась под влиянием коммунистических партий. Независимо от того, что упрочение власти капиталистов происходило с использованием классических буржуазных методов или средств фашизма, руководители всех стран были вынуждены — помимо сохранения других социальных завоеваний, развитием сети заводских спортивных обществ, использованием направляемого свободного времени рабочих — обезопасить себя от неприятных сюрпризов.

В этот период речь шла уже не только о том, чтобы с помощью производственной гимнастики и спорта повысить производительность труда рабочихили восполнить миграцию квалифицированных рабочих, но и о том, что спорт на международной арене также получил первоочередную политическую задачу. Вчетвертом и пятом пункте решения, принятого на женевской конференции (1924) по вопросам свободного времени Международной организацией труда, впервые вне рамок спортивного движения была выражена позиция в поддержку урегулирования отношений в области физической культуры у рабочих и служащих. Мотивировка предложений однозначно излагала также и то, что в интересах международного обеспечения производства и содействия «общественному пониманию» государства — члены ЛигиНаций, а также владельцы заводов и предприятий в этих странах должны создать соответствующие условия для занятий гимнастикой, туризмом и спортом трудящихся.

Компенсационная концепция проникла во все области физической культуры. В отношении предприятий это означало то, чтобы под маской нейтралитета служащих и рабочих, состоящих в местных обществах, исподволь попытаться отвлечь их от своих классовых интересов и поставить в более тесную зависимость. Из таких стремлений извлекался не только моральный капитал для предпринимателей, но и реклама для завода. Даже в ряде случаев это приносило такой доход, который покрывал определенную часть инвестиций на спортивные цели. Закрытые общества в рамках предприятий препятствовали влиянию на них извне. Сиюминутные интересы конкуренции сближали рабочих, служащих и предпринимателей. Для поверхностных наблюдателей стирались внешние формы дифференциации общества. Сузились возможности революционной агитации. Ее действующую силу увеличило то, что для особо талантливых людей открылся определенный путь к общественному подъему. Лучшие условия жизни, общая иллюзия восхваления усердия и старания профессиональных спортсменов — выходцев из рядов рабочих и служащих отвлекали внимание от более глубоких взаимосвязей.

Во всем мире господствующие классы взвешивали «выгоды», которые можно извлечь от поддержки спорта, и создавали наряду со спортивными обществами служащих государственных предприятий, почт и железных дорог спортивные организации частных фирм. Роль заводского спорта особенно возросла в Англии, Франции, Германии, Австралии и южноамериканских государствах. К началу 1930-х годовв этих странах заводские организации составляли уже примерно 75 процентов всех спортивных обществ. ВГермании накануне прихода Гитлера к власти спортивные объединения «имперского союза» фирм господствовали в футболе, боксе, борьбе, атлетике и планеризме. Подобная тенденция развития спорта была характерна идля других стран Европы, в том числе и Венгрии. Соревнования, как правило, проводившиеся спортивными обществами фирм по воскресеньям, не только открывали возможность для развлечений в свободное время, но и лишали, рабочий спорт участников соревнований и зрителей.

Приспосабливаясь к данному положению, организаторы спортивных мероприятий среди рабочих вынуждены были — хотя это пользовалось гораздо меньшим успехом у зрителей — устраивать их во второй половине дня в субботу, так как на другой день многим спортсменам предстояло выступать на соревнованиях за предприятие.

6.3.4. Рекреационные организации

Руководящие круги капиталистических стран во время забастовочных движений начала 1920-х годов, а затем мирового капиталистического кризиса убедились в том, что спортивные общества государственных и частных фирм принесли довольно заметные компенсационные результаты местного характера, но все же в полной мере не могли охватить служащих своих предприятий. Поэтому в интересах экономии рабочей силы — отчасти с целью заглушения недовольства рабочих — повышенный интерес стал проявляться и к таким формам, при которых управляемое использование свободного времени распространяется не только на узкий слой служащих, но и на их родных и близких. Так попала в программу «нового курса Рузвельта» уже упоминавшаяся в разделе «физическое воспитание в школе» концепций Нэша. В Европе эти стремления были узаконены в странах, где временно к власти пришли рабочие партии, посредством государственной «сети учреждений по социально-бытовому обеспечению рабочих», а там, где существовали христианско-демократические правительства, путем расширения рамок «благодетельной заботы» — рекреации церковного характера.

Однако фактически их расцвет начался только в начале 1930-х годов. В Англии в 1935 году был образован Центральный совет физической рекреации, который не только пытался разрешить вопрос, связанный с организацией деятельности в свободное время, проблемы численности работающих и кадровые вопросы, но и связать их с физическим воспитанием в школах. (На активизацию организаций, пронизанных религиозным содержанием, мы ссылались в разделе о региональных играх.)

За тотальное государственное урегулирование свободного времени в. рамках капиталистической системы первой взялась Италия Муссолини. Этим занималась образованная в 1925 году из «балиллистов» — рабочих и служащих, отбывших военную службу, — организация «Деятельность после работы». В Германии подобную роль выполняло созданное в 1933 году учреждение «Сила через радость», которому МОК в 1938 году в знак «признания заслуг» присудил олимпийский кубок.

6.3.5. Бойскаутские движения и другие полувоенные организации

Среди внешкольных рекреационных организаций, занимающихся физическим воспитанием и спортивной деятельностью, возросла роль молодежных движений, связанных с военной подготовкой.

Опыт первой мировой войны убедил господствующие круги различных стран в том, что требованиям современных боевых действий, таким, как длительные и утомительные марши, земляные работы, погодные условия, может отвечать только закаленная, знающая природу, тренированная, хорошо подготовленная психологически, смышленая молодежь. Очень упрощенно это означало то, что молодежные движения должны были воспитывать людей, пригодных для военных завоеваний. Этот процесс — независимо от того, понимали это его участники или нет, — во всех организациях проходил в схожих условиях.

Среди них выделилось возникшее накануне первой мировой войны пока только спорадически бойскаутское движение.(Точнее, английский вариант бойскаутского движения.) Были усовершенствованы рамки и организационная структура этого движения в том плане, что органически объединились физическая закалка и мировоззренческое воздействие.Вторым преимуществом скаутизма было то, что его влияние не прекращалось с окончанием средней школы, а распространялось на молодежь до достижения ею призывного возраста. А в тех странах, где не была введена воинская повинность, влияние скаутизма охватывало большую часть молодежи до достижения ею зрелого возраста, в основном до заключения брака. Устраиваемые раз в четыре года слеты делали возможным сопоставить в международном масштабе физическую подготовку, морально-волевые качества, умственные способности скаутов. В то же время эти слеты давали повод и для того, чтобы достигнутыми здесь результатами усилить чувства национализма в кругах молодежи.

Однако скаутизм — как организация, основанная на добровольных материальных пожертвованиях, — мог охватить только молодежь из наиболее обеспеченных слоев общества. Государства, вступившие на путь фашизации,этим не ограничились. Как раз поэтому в Венгрии — с одной стороны, под влиянием закона о «левенте», а с другой — в соответствии с собственными милитаристскими традициями — было создано или возрождено собственное «тотальное» молодежное движение36. Таким же образом возникли итальянская, германская, болгарская, польская и позднее испанская молодежные организации фалангистов.Основой занятий этих организаций были стрельба, упражнения с оружием и на местности, а также спортивные соревнования и военные игры.

Подводя итоги, можно констатировать, что в области внешкольного физического воспитания и рекреации развитие физической культуры не принесло ничего кардинально нового. Их расширение и местами возвышение до государственного уровня сопровождалось значительным распространением завоеваний физической культуры, способствовало формированию более здоровых условий жизни. Однако ценой всему этому стало то, что они в возросшей степени стали средствами в руках тех сил, которые втянули человечество во II мировую войну.


Сейчас читают про: