double arrow

Ростово-Суздальская земля в XI - XIII вв


Новгородская феодальная республика в XII - XIII вв.

Своеобразно развивалась Северо-Западная Русь, где были расположены Новгородская и Псковская земли. Псков первоначально входил в состав Новгородской земли и только потом добился независимости. Поэтому историю их нужно рассматривать вместе. Проникновение славян на территорию будущей Новгородской земли началось, очевидно, значительно раньше, чем в южные районы, и шло иным путем: из славянского прибалтийского Поморья. Это чрезвычайно важное открытие, сделанное на основе находок археологов, свидетельствует, что Древнерусское государство возникло благодаря объединению и взаимному обогащению двух различных славянских традиций - киевской и новгородской, а не исключительным расселением во все районы Восточной Европы днепровских славян (этим отчасти можно объяснить ту напряженность, которая постоянно присутствовала во взаимоотношениях Киева и Новгорода в ранней истории). Сама же новгородская традиция не была "чисто славянской", на новых местах славянское население встретилось с местным угро-финским и балтийским населением и постепенно ассимилировало его. Как полагают В. Л. Янин и М. Х. Алешковский, Новгород возник как объединение, или федерация, трех племенных поселков: славянского, мерянского и чудского (меря и чудь угро-финские племена). Постепенно под властью Новгорода оказалась обширнейшая территория Северо-Западной Руси. Собственно Новгородская земля включала бассейны озера Ильмень и рек Волхова, Мсты, Ловати, Шелони, Мологи. Вместе с тем Новгороду принадлежали земли, населенные карелами и другими народами Вотская, Ижорская, Карельская, Кольский полуостров, Прионежье, Двина. Территория эта простиралась от Финского залива до Урала, от Северного Ледовитого океана до верховьев Волги. Более суровый, чем в Приднепровье и в Северо-Восточной Руси, климат и менее плодородные почвы привели к тому, что земледелие здесь было развито слабее, чем в остальных частях страны, хотя и оставалось основным занятием населения. Урожаи были неустойчивыми. В обычные годы своего хлеба хватало, а в неблагоприятные приходилось ввозить зерно из других княжеств Руси. Это обстоятельство не раз использовали князья Северо-Восточной Руси для политического давления на Новгород. Вместе с тем здешние природные условия благоприятствовали развитию животноводства. Скотоводством занимались не только жители сельской местности, но и горожане. Распространены были огородничество и садоводство. Особенности социально-политического строя Новгорода Великого начали складываться еще в самые ранние времена. Князь в Новгороде всегда был вторичен по отношению к городу. Княжеской династии здесь не было. Резиденция князя не случайно находилась не в детинце (городской крепости), как в остальных землях, а вне крепости. Первоначально она располагалась на Торговой стороне Новгорода, в то время как центр города и его городские укрепления находились на противоположной стороне Волхова - Софийской. Впоследствии в связи с дальнейшим ростом Новгорода, когда территория так называемого Ярославова дворища вошла уже в состав города, князь оказался на новом месте - на Городище, за пределами города.






С самого начала для Новгорода было характерно призвание князя на престол. Не говоря уже о полулегендарном варяге Рюрике, можно отметить сообщение 970 г., когда новгородцы прислали к Святославу, "просяща князя собе". Они угрожали, что, если Святослав не даст им одного из своих сыновей, "налезем (т. е. найдем) князя собе". Подобные же сообщения можно встретить и под другими датами. Князья недолго задерживались на новгородском столе. За 200 с небольшим лет, с 1095 по 1304 г., на новгородском престоле побывало около 40 человек из трех княжеских ветвей Рюриковичей - суздальской, смоленской и черниговской. Некоторые князья занимали престол не по одному разу, и всего смена княжеской власти произошла за это время 58 раз. Функции князя в Новгороде были многообразны и со временем менялись. Прежде всего князь был главой боевой дружины, которую он приводил с собой. Однако было бы неверно считать его в первую очередь военачальником. Не говоря о том, что дружина была лишь меньшей частью новгородского войска, а основную массу составляли ополченцы, на княжеском престоле нередко оказывались и малолетние. Князь был владетелем домена, он был звеном, связующим Новгород с Русью и порядками в остальных ее землях. Он также был адресатом той дани, которая поступала Новгороду Великому; был высшей судебной инстанцией. Вместе с тем отношения Новгорода с князьями были далеки от идиллии. С одной стороны, новгородцы в лице веча могли прогнать неугодного князя, "указать путь" ему, но с другой стороны, князья нередко пытались нарушать новгородские вольности. Отсюда постепенное ограничение роли князя в Новгороде. С 1136 г., когда новгородцы прогнали князя Всеволода Мстиславича, пытавшегося бороться за свои собственные интересы при помощи новгородских войск, новгородцы сами приглашают к себе князя на определенных условиях. Среди них - запрет подвергать новгородских "мужей" репрессиям без вины, вмешиваться во внутренние дела городского управления, сменять должностных лиц, приобретать собственность в новгородских "волостях", т. е. на окраинах Новгородской земли. Все эти условия содержались в специальном договоре - "ряде", который заключался с князем при его вступлении на престол. Высшим органом власти в Новгороде было вече - народное собрание. Как показали последние исследования, вече отнюдь не было собранием всего новгородского мужского населения. На вече собирались владельцы городских усадеб в количестве не более 400 - 500 человек. Они составляли верхушку новгородского общества, были полновластными правителями Новгородской земли. Высшим новгородским сословием было боярство. Оно, в отличие от боярства других земель, было кастовым и вело свое происхождение, по-видимому, от родоплеменной знати. Ранние берестяные грамоты показали, что государственные подати здесь взимали не князь с дружиной, как это было в других землях, а на основании договора с приглашенным князем - верхушка новгородского общества. Иными словами, новгородское боярство изначально не упускало из своих рук государственные доходы, что обусловило его перевес в антикняжеской борьбе. Экономическое могущество бояр позднее возросло благодаря крупным земельным владениям, которые складывались из пожалований и покупки земель. Существенными были и неземледельческие доходы боярства, полученные от эксплуатации проживавших в их городских усадьбах ремесленников. Наряду с боярами ("мужами", "большими людьми") существовал обширный слой менее привилегированных землевладельцев. В XII - XIII вв. их называли меньшими людьми. С XIV в. они же именуются "житьи люди". Это феодалы небоярского происхождения, но входящие тем не менее в состав господствующего класса. Новгород всегда был крупным центром торговли, как внутрирусской, так и внешней. Отсюда особую роль играли в Новгороде купцы, многие из которых также имели земельную собственность. Низший слой населения составляли черные люди. В городе - это ремесленники. Новгородские ремесленники нередко жили на территории боярских усадеб, зависели от отдельных бояр, но вместе с тем сохраняли свою личную свободу. Черные люди новгородской деревни - это крестьяне-общинники, не попавшие еще в зависимость от конкретного феодала. Особую категорию сельского населения составляли смерды, жившие в особых поселениях и находившиеся в полурабском положении. Сам Новгород делился на две стороны - Софийскую и Торговую. Каждая сторона в свою очередь делилась на концы. Концы были определенными административно-политическими организациями, они избирали кончанского старосту, в них проходили свои кончанские веча. Первоначально были известны - Славенский (на Торговой стороне), Неревский и Людин (на Софийской). Полагают, что названия двух последних концов происходят от названия угро-финских племен и первоначально звучали Меревский и Чудин. В XIII в. упоминается уже Загородский конец (Софийская сторона), а с XIV в. - Плотницкий (Торговая сторона). Концы, в свою очередь, делились на улицы, возглавлявшиеся уличанскими старостами.На вече избирались и основные городские власти: посадник, тысяцкий, владыка (или архиепископ) и архимандрит новгородский. Посадником первоначально именовался княжеский наместник. Однако с начала XII в. посадника уже начинают выбирать. Посадник был фактически самой главной фигурой в новгородском управлении. Он вместе с князем руководил военными походами, участвовал в дипломатических переговорах, заключал соглашения с князем. Избирали посадников из довольно узкого круга боярских семей. Должность тысяцкого была связана с особой налоговой сотенной организацией. Для сбора податей весь город делился на 10 сотен во главе с сотскими, которые в свою очередь подчинялись тысяцкому. Тысяцкие, как и посадники, первоначально назначались князьями. С конца XII в. они стали выборными. Если посадник был боярином, то тысяцкий представлял в городском управлении небоярское население Новгорода, в первую очередь меньших людей и купцов. Он осуществлял контроль за налоговой системой, участвовал в торговом суде, вел дела с иностранцами. В более позднее время, во второй половине XIV в., тысяцкие тоже стали боярами. Глава новгородской церкви - владыка, т. е. епископ, а в последующее время архиепископ, также избирался на вече и только потом утверждался митрополитом. Архиепископ участвовал в реальном управлении не только вотчины "святой Софии" - владением новгородского архиепископского дома, но и делами всей новгородской земли, подчас он бывал посредником между князем и посадником. Одной из его задач был контроль над эталонами мер и весов. Вместе с посадником и тысяцким он скреплял своей печатью международные соглашения. Должность владыки, в отличие от остальных, в принципе была пожизненной. Изредка бывали случаи смещения владык. Так, например, архиепископа Арсения в 1228 г. "акы злодея пхающе за ворот, выгнаша. Мало ублюде бог от смерти". Власть владыки была тоже ограниченной: с рубежа XII - XIII вв. на вече избирали особого новгородского архимандрита с постоянным пребыванием в Юрьеве монастыре. Он возглавлял все черное духовенство (т. е. монахов) и на деле был независим от владыки. Итак, Новгородская феодальная республика была государством, где власть фактически принадлежала феодалам (боярам и меньшим людям) и купцам. Выборные власти этой республики осуществляли политику защиты интересов господствующего класса. Именно поэтому для Новгорода была всегда характерна острая социальная борьба, для которой республиканский строй открывал большие возможности. Речь идет как о борьбе между собою боярских группировок, сторонников разных князей, которая принимала подчас исключительно жесткие формы, в том числе и восстаний, так и о народных движениях. Зачастую трудно провести грань между народным выступлением против грабежа и насилия со стороны власть имущих и участием рядовых новгородцев, "черных" людей во внутрифеодальной борьбе. Так, несомненно, элементы народного движения присутствовали в восстании 1136 г. против князя Всеволода Мстиславича: недаром в числе обвинений, предъявленных ему, было то, что он "не блюдет смерд". Восстание 1207 г. было направлено против бояр Мирошкиничей, которые восстановили против себя не только черный люд, но и боярскую верхушку, и князя Всеволода Большое Гнездо. В результате восстания были конфискованы и затем распроданы села Мирошкиничей, а их денежные богатства разделили "по всему граду". Мощные народные движения происходили в Новгороде в 1228 - 1230 гг. Народное недовольство усугублялось серией неурожайных лет. За эти годы было сменено несколько князей, посадников и тысяцких, изгнан архиепископ. Одним из "мужей" при архиепископе стал простой ремесленник Микифор Щитник. Восставшие горожане были поддержаны смердами из новгородских волостей. Однако в период, когда феодализм находился еще на восходящей стадии своего развития, выступления масс были направлены не против феодального строя как такового, а только против отдельных, наиболее ненавистных народу представителей класса феодалов. Эти выступления противоборствующие группировки умело использовали во внутрифеодальной борьбе, чтобы свести счеты со своими политическими противниками. Поэтому результатом таких выступлений зачастую бывало некоторое улучшение положения народных масс, а в целом - лишь смена группировки у власти.Новгородская феодальная республика играла очень важную роль в международных экономических и политических отношениях того времени. Торговля велась главным образом с Западной Европой: с немецкими купцами с принадлежавшего Швеции острова Готланд, с Данией, с немецким торговым городом Любеком. В Новгороде существовали торговые дворы и церкви иностранных купцов, в свою очередь в зарубежных городах существовали аналогичные дворы новгородских купцов. В Новгород ввозили янтарь, сукна, украшения и другие предметы роскоши. В XIII в. ввозилось очень много соли, поскольку тогда еще не были разведаны ее запасы в самой Новгородской земле. Много товаров Новгород вывозил. Особенно большой размер приобрел экспорт пушнины и воска. Сам Новгород был одним из крупнейших городов не только Руси, но и Европы, а возможно и мира. Здесь уже в 1044 г. были построены каменные укрепления детинца, а не позднее XII в. деревянными стенами на земляном валу был окружен весь город. Постоянно обновлявшиеся деревянные мостовые, сложная система дренажа, отводившего почвенные воды, характеризовали высокий уровень городской культуры. Новгородское ремесло достигло небывалого расцвета. Чрезвычайно разветвленной была специализация ремесленников. Мы знаем серебреников и котельников, щитников и гвоздочников, кузнецов и плотников, гончаров и ювелиров, стеклоделов и сапожников...Высокой для средневековья была степень грамотности новгородцев. Об этом свидетельствуют берестяные грамоты (их найдено уже более 800), особенно группа грамот, связанных со школьным обучением: рисунки мальчика Онфима вместе с текстом азбуки, шуточная запись школяра. Но еще важнее надписи на предметах быта, нумерация буквенной цифирью бревен сруба, применявшаяся плотниками, и т. д.Новгород был одним из самых красивых городов тогдашней Европы. Софийский собор, соборы Антониева и Юрьева (Георгиевского) монастырей, церковь в монастыре Аркаж, церковь Спаса на Нередице с замечательными фресками и многие другие - памятники строгой, суровой и величественной новгородской архитектуры.Не случайно именно Новгород оказался передовым форпостом Руси в борьбе с агрессией немецких и шведских феодалов.



Расположенная на северо-востоке от Приднепровья Ростово-Суздальская земля (иначе ее часто называют Северо-Восточной Русью) была далекой окраиной Древнерусского государства. Здесь первоначально жили угро-финские (мордва, меря, мурома) и балтские (в западной части) племена. Лишь на рубеже IX - X вв. с северо-запада сюда начинают проникать ильменские словене, а с запада - кривичи, на рубеже X - XI вв. - вятичи, которые упорно не подчинялись власти Древнерусского государства. Владимир Мономах в своем поучении детям одним из своих подвигов называл то, что он прошел "сквозе вятичи". От остальной части Древнерусского государства эту землю отделяли густые и труднопроходимые леса. В летописях зарегистрирован даже неожиданно комический эпизод междукняжеских усобиц, когда уже позднее, в XIII в., в районе Москвы войска двух враждебных князей не нашли друг друга - "минустася в лесех", и битва не состоялась. Край этот потому часто назывался "Залесским". Первоначальной столицей этой земли был Ростов, первые достоверные сведения о котором относятся к рубежу X - XI вв. Находившаяся за лесом территория носила название Ополье. Земля здесь была, быть может, не так плодородна, как приднепровский чернозем, но все же давала достаточно устойчивые урожаи. Поскольку население здесь было до прихода славян очень редким, земля не была особенно ценной. Ценилась "роспашь", земля, с большим трудом отвоеванная крестьянином у леса, окультивированная и уже населенная крестьянами. Здесь было много угодий - рыбных, сенокосных, бортных, соляные промыслы. В XI - XII вв. широким потоком идет колонизационное движение из Юго-Западной Руси и из Новгородской земли в эти края. Память об этом движении сохранилась во многих географических названиях. Так, киевскому Переяславлю (ныне - Переяславль-Хмельницкий), стоящему на реке Трубеж, соответствуют Переяславль-Залесский и Переяславль-Рязанский (ныне Рязань), в которых тоже протекают реки под названием Трубеж. Реки под названием Лыбедь можно найти в Киеве и в Старой Рязани: это явный перенос названия притока Днепра неподалеку от Киева. В Заволжье, недалеко от Костромы, издавна существует город Галич: возможно, его название не случайно совпадает с Галичем на Днестре. Колонизационный поток славянства из Приднепровья был вызван, видимо, рядом причин. На первое место обычно ставят усиление половецкой опасности. Многочисленные набеги половцев на города и села лесостепной зоны делали крайне рискованным занятие земледелием. Но возможны и некоторые другие причины. Экстенсивная система земледелия, характерная для раннего средневековья, время от времени создавала относительную перенаселенность, появлялось некоторое избыточное народонаселение. Именно так было в свое время заселено славянами Приднепровье. Теперь этот колонизационный процесс продолжался. Кроме того, оседание дружины на землю, создание боярских сел-вотчин ухудшало положение крестьянства. Ответом на усиление феодальной эксплуатации и мог явиться уход в Северо-Восточную Русь, где боярские вотчины стали появляться лишь во второй половине XII в.Отток населения на северо-восток привел не только к увеличению здесь сельского населения, но и к возникновению новых городов. Помимо двух Переяславлей и Галича, там в XI в. появляется основанный Ярославом Мудрым Ярославль. Тогда же впервые упоминается Суздаль. В 1108 г. Владимир Мономах основывает на реке Клязьме Владимир (чтобы отличить его от Владимира на Волыни его часто называли Владимир Залесский). В этих основанных по инициативе князя городах вечевые порядки не были прочными и не могли эффективно противостоять воле князя. В большей зависимости от правителя находилось и боярство, появившееся на северо-востоке вместе с князем или им позднее призванное. Все это способствовало быстрому возвышению княжеской власти. Ростово-Суздальская земля, попавшая по разделу между Ярославичами в руки Всеволода, оставалась и дальше под властью его потомков - сначала Владимира Мономаха, а затем его сына Юрия Долгорукого, при котором фактической столицей княжества стал Суздаль. Вряд ли свое прозвище этот князь получил за особенности своего телосложения. Вероятней другое: свои "долгие" (т. е. длинные) руки он из Суздаля протягивал в самые разные концы Русской земли, активно участвуя в различных княжеских междоусобицах. Полем его деятельности была вся Русь: он стремился к захвату Новгорода и вмешивался в междукняжеские отношения даже в далекой Галицко-Волынской земле. Но главной целью его устремлений был киевский великокняжеский престол. Ему удалось захватить Киев дважды - в 1149 и в 1155 гг. После 1155 г. он уже не покидал Киева, отправив в Суздаль одного из своих младших сыновей - Василька. Юрий Долгорукий держал себя в Киеве так, что киевляне под конец говорили, что им с ним "не ужити". Его смерть в 1157 г. (есть сведения о том, что он был отравлен) привела к мощному народному восстанию против его приближенных: "избивахуть суждалци по городом и селом", сообщает летописец.С именем Юрия Долгорукого часто связывают основание Москвы. Действительно, Юрий основал немало городов на границах своего княжества. Он упоминается также в первом летописном известии о Москве в 1147 г., когда он избрал ее местом встречи со своим троюродным братом и временным союзником в феодальной войне чернигово-северским князем Святославом Ольговичем. Под 1156 г. в летописи находим сообщение о том, что Юрий Долгорукий "заложи град Москов". Однако археологические данные свидетельствуют, что городское поселение на месте Москвы существовало уже на рубеже XI - XII вв., а городские укрепления, построенные в 1156 г., были не первой московской крепостью. К тому же в 1156 г. Юрий Долгорукий находился в Киевской земле, и, таким образом, строительство и этой датированной московской крепости не было результатом его непосредственной деятельности. С именами сыновей Юрия Долгорукого Андрея Боголюбского и Всеволода Большое Гнездо связан политический и экономический подъем Северо-Восточной Руси. Андрей Боголюбский по своей психологии был уже типичным князем времени феодальной раздробленности. Его вначале мало интересовала Киевская земля. Получив в ней от отца в качестве удела Вышгород, он не захотел там остаться и, нарушив отцовскую волю, бежал в далекий залесский край, прихватив с собой "чудотворную" икону Божьей матери, писанную, по преданию, самим апостолом-евангелистом Лукой, а в действительности замечательное произведение византийского искусства первой половины XII в. Ни старинный центр Северо-Восточной Руси Ростов, ни отцовская столица (тоже достаточно старый город) Суздаль не привлекали Андрея. Он решил поселиться в одном из новых городов, полвека тому назад основанном Владимире. Здесь менее сильны были вечевые традиции и оставалось больше простора для княжеского самовластия. И вот неподалеку от Владимира лошади, которые везли икону Богородицы в Ростов, центр епархии, внезапно остановились. Никакие понукания не могли заставить их двинуться. Богородица сама "решила" избрать местом своего пребывания Владимир и даже сообщила об этом во сне самому Андрею. С тех пор эта икона именуется Владимирской Божьей матерью. На месте, где остановились лошади, был основан княжеский замок Боголюбов, ставший загородной резиденцией Андрея. Отсюда и его прозвание - Боголюбский. Андрей был известен на Руси как храбрый и удачливый воин, талантливый полководец и самовластный государственный деятель. Современники отмечают заносчивость Андрея ("исполнився высокоумья", "разгордевся вельми"), его вспыльчивость. Созданию такого впечатления способствовал и внешний облик князя: его голова всегда была высоко поднята, и он не мог ее склонить ни перед кем, даже если бы очень захотел: как показало уже в наши дни анатомическое исследование его скелета, у него были сросшимися два шейных позвонка.Время Андрея Боголюбского - время весьма активной политики владимиро-суздальского князя. Он ведет успешную войну с Волжско-Камской Болгарией (1164), и в честь одержанной победы по его приказанию неподалеку от Боголюбова воздвигают замечательную церковь Покрова богородицы на реке Нерли. Андрея называли "самовластием" Суздальской земли. Но этого ему было мало. Он стремился овладеть и великокняжеским престолом, и Новгородом. В 1169 г. войска Андрея под предводительством его сына Мстислава взяли Киев и учинили там страшную резню. Город был сожжен, горожане частью уведены в плен, частью истреблены. "Взяша имения множества", были ограблены церкви. "Бысть в Киеве, - говорит летописец, - на всих человецех стенание и туга и скорбь неутешимая и слезы непрестаньныя".Однако, подчинив себе Киев и получив официально титул великого князя киевского, Андрей, в отличие от своего отца, не переехал туда. Его целью было укрепление своего, Владимиро-Суздальского княжества. Борьба за подчинение Новгорода, которого он, по его собственным словам, "хотел искати... и добром и лихом", была менее успешной. Войска Андрея и его союзников в 1169 г. дважды подряд потерпели поражение от новгородцев. Суздальских пленных оказалось так много, что их продавали по невероятно дешевой цене. И все же Андрею удалось установить свое влияние в Новгороде. Не военной силой, а запретив в голодный неурожайный год вывозить из суздальских пределов хлеб в Новгородскую землю.Предметом особых забот Андрея Боголюбского было повышение роли Владимиро-Суздальского княжества в общерусской политике и его значительное обособление. Этому способствовало превращение Божьей матери Владимирской в небесную покровительницу княжества. Установление богородичного культа как основного во Владимиро-Суздальской земле как бы противопоставляло ее Киевской и Новгородской землям, где основным был культ св. Софии. Развернутое при Андрее Боголюбском мощное каменное строительство также призвано было подчеркнуть могущество и суверенность княжества. Андрей пытался найти во Владимиро-Суздальской земле и собственного святого ростовского епископа Леонтия, хотя добиться его канонизации в то время не удалось. Пытался Андрей установить во Владимире и отдельную от Киева, подчиняющуюся непосредственно Константинополю митрополию. Кандидатом на митрополичий престол был упомянутый выше местный епископ Федор. Создание двух митрополичьих кафедр на Руси означало бы новый шаг по пути феодальной раздробленности. Однако константинопольский патриарх не согласился на эту просьбу Андрея, а позволил ему лишь перенести епископский престол из старого Ростова в новую княжескую резиденцию - Владимир. Андрей с большой подозрительностью относился к окружающим. Не только стремление опереться на горожан, но и опасение, с которым он относился к слишком независимым суздальцам, еще собиравшим вече, побудили Андрея перебраться во Владимир. Но и во Владимире ему неуютно, и он большую часть времени проводил в Боголюбове, в мощном каменном замке, окруженный лишь верными придворными и рабами. Но именно в их среде родился заговор, приведший к гибели Андрея (1174). Вряд ли этот заговор был следствием тех или иных серьезных социальных противоречий - речь шла о дворцовом перевороте, о борьбе претендентов на власть. Убийцы, среди которых были личные слуги Андрея, ночью ворвались в спальню и изрубили князя мечами. Военные предприятия и строительство стоили очень больших средств и вызывали увеличение поборов с населения. Вот почему смерть князя была воспринята и в Боголюбове и во Владимире, да и в окрестных селах, как радостное событие, как сигнал к выступлению против угнетателей. Боголюбцы разграбили княжеский дом, убили многих мастеров, привезенных им для строительства, в его селах и волостях были убиты посадники и тиуны, избиты младшие члены дружины. Борьба за власть между младшими братьями Андрея после его смерти завершилась победой одного из них - Всеволода Юрьевича по прозвищу Большое Гнездо (1176). Вероятно, Большим Гнездом его назвали во второй половине XIII в., если не в XIV в., когда во всех, за исключением Рязани, княжествах Северо-Восточной Руси на княжеских столах сидели его потомки. Всеволод вступил на престол совсем молодым, 22-летним человеком (он был на 40 с лишним лет моложе своего брата Андрея) и княжил 36 лет. Он продолжал политику Андрея Боголюбского. Так же успешно он воевал с Волжско-Камской Болгарией, совершил несколько удачных походов в Рязанское княжество и добился его подчинения своей воле. Во Владимиро-Суздальской земле он правил, фактически единовластно, приостановив на время ее распад. Всеволод был самым могущественным из князей Русской земли. Он считался Великим князем Киевским, но с его времени появился и титул Великого князя Владимирского. Правда, подчинения Новгорода ему не удалось добиться, но его влияние сказывалось не только в ближайшей Черниговской земле, но и в Киеве, и в далеком Галицко-Волынском княжестве. Однако центробежные силы были непреодолимы. Уже при жизни Всеволод начал выделять уделы сыновьям. После его смерти (1212) единое до того Владимиро-Суздальское княжество оказалось разделенным по меньшей мере на 7 княжеств: собственно Владимирское, включавшее и Суздаль, Переяславское с центром в Переяславле-Залесском (в него входили также Тверь, Дмитров, Москва), Ярославское, Ростовское, Углицкое, небольшое Юрьевское с центром в Юрьеве-Польском и окраинное Муромское. Всеволод завещал владимирский великокняжеский престол не старшему своему сыну, а второму - Юрию. Старший, ростовский князь Константин чувствовал себя обойденным и вступил в борьбу. Союзником Юрия был другой брат - Ярослав, владевший Переяславлем-Залесским. Константин пользовался поддержкой Новгорода Великого. Дело в том, что Ярослав, сидевший на новгородском престоле, нарушал права новгородцев, незаконно расправлялся со своими политическими противниками, сторонниками сидевшего перед ним на новгородском столе торопецкого князя Мстислава Мстиславича Удалого. Ярославу пришлось уйти из Новгорода, но он, чтобы принудить новгородское боярство к покорности, загородил в Торжке дорогу "низовому" хлебу - хлебу из Владимиро-Суздальской Руси, что в условиях неурожайного года создавало угрозу голода. После этого вспыхнула война. В Липицкой битве (1216) неподалеку от Юрьева-Польского новгородское ополчение во главе с Мстиславом Удалым и при участии князя Константина наголову разбило войска суздальских князей Юрия и Ярослава. Великокняжеский престол перешел к Константину. Впрочем, после его смерти (1218) Юрий снова стал великим князем Владимиро-Суздальской земли. Однако теперь положение владимирского великого князя изменилось: он был первым среди равных князей тех княжеств, на которые раздробилась Владимиро-Суздальская земля.В социальной структуре Северо-Восточной Руси было одно существенное отличие от Юго-Западной. Княжеская власть была здесь с самого начала значительно сильнее, чем в Приднепровье. В отношениях князя с его дружинниками уже не было патриархального равенства, а нередко проглядывало подданство.







Сейчас читают про: