double arrow

Реформы крепостной деревни


Экономическая и сословная политика Николая I.

Крестьянский вопрос.

Кодификация законов.

В первые годы правления Николая I огромную работу провело II отделение, руководимое профессором права петербургского университета М.А.Балугьянским. Однако ведущую роль в работе этого органа играл М.М.Сперанский,к тому времени оставивший либеральные идеи своей молодости. Под его умелым руководст­вом отделение произвело, наконец, ту колоссальную кодификационную работу, которую тщетно пыталось сделать множество комиссий в течение XVIII — первой четверти XIX вв. В 1830г. им было составлено 45-томное Полное Собрание Законов Российской империи,включавшее в себя в хро­нологическом порядке все законы и указы от Соборного уложения 1649 г. до 1825 г. К 1833 г.был составлен 15-томный Свод законов Российской им­перии,в котором в систематическом порядке были изложены законы, дей­ствовавшие в данное время. В 1839—1840 гг. были изданы 12 томов «Свода военных постановлений»и «Свод законов Великого княжества Финляндско­го».Эта работа была лишь началом систематизации российского законо­дательства. Впоследствии вышло второе собрание законодательных актов, включившее в себя документы с 1825 по 1881 гг., и третье, где были собра­ны законы с 1881 по 1913 гг. Сегодня это собрание является важным ис­точником по истории российского законодательства за два с половиной столетия.

Деятельность III отделения.Печальную известность получило IIIотделение, руководимое сначала А.Х.Бенкендорфом, а затем А.Ф.Орло­вым. Прерогативы этого органа были поистине всеобъемлющи. При со­здании нового органа политической полиции император использовал проект именно Бенкендорфа о централизации политического сыска, по­данный на имя Николая сразу же после событий 14 декабря 1825 г. Задачи III Отделения были многообразны. Оно осуществляло сыск и следствие по политическим делам, собирало информацию о настроениях различных слоев общества, осуществляло тайный надзор как за политически небла­гонадежными лицами, так и за периодической печатью, осуществляло перлюстрацию частной переписки. Несмотря на немногочисленность ап­парата, отделение весьма эффективно исполняло свои функции. Для по­лучения необходимых сведений широко использовались услуги добровольных осведомителей, анонимные доносы. III отделение казалось все­сильным, а голубые мундиры жандармов внушали страх. Ежегодно оно предоставляло императору отчеты о своей деятельности, важную часть ко­торых составляли обзоры политического положения страны и настроения различных слоев общества как внутри России, так и за ее пределами.

Крестьянский вопрос был одним из самых острых во внутренней жизни России второй четверти XIX в. Ни­колай I понимал необходимость реформирования крепостной системы, чему немало способствовали частые волнения крепостных крестьян. Сам Николай отрицательно относился к крепостному праву, считая, однако, что его отмена будет гибельна для государства, поскольку может затронуть и самодержавие, опирающееся на дворянскую массу. Несколько раз Ни­колай I учреждал секретные комитеты по крестьянскому делу, а в период его правления было издано более 100 законодательных актов по этому во­просу. В 1827 г издан указ, запрещавший продавать крестьян без земли. Закон 1828 г. ограничивал право помещиков ссылать крестьян в Сибирь по своему усмотрению.

Новая попытка комплексного решения крестьянского вопроса была предпринята в 1839 г. созданием очередного секретного комитета, в работе которого значительную роль играл П.Д.Киселев — видный государственный деятель, сторонник умеренных реформ. В 1840 г. Николай I одоб­рил доклад Киселева о работе этого секретного комитета, в котором пред­лагалось, сохраняя землю в собственности помещиков и казны, предоста­вить крестьянам личную свободу за определенные повинности на основе добровольного соглашения между помещиком и общиной. После двухлет­него обсуждения на свет появился закон об «обязанных крестьянах» от 2 апреля 1842 г. Согласно этому указу, крестьянин по воле помещика полу­чал личную свободу и свой надел в пользование, за него крестьянин был обязан отбывать, по сути, такие же повинности, что и прежде, но с усло­вием, что помещик впредь не мог их увеличивать, а также не мог отнять надел. Закон этот так и остался мертвой буквой, поскольку никто из поме­щиков не пожелал им воспользоваться. Лишь в юго-западных губерниях (где помещики в большинстве своем были поляками) были проведены в пользу крестьян более серьезные мероприятия. В 1847 г. в Киевской, Во­лынской, Подольской губерниях были введены «инвентарные правила». По ним было определено количество земли, которое помещик должен был предоставить крестьянам, а также норма крестьянских повинностей.


Сейчас читают про: