double arrow

Становление русской государственности


Если объединить содержание материала[1] об образовании государства в Древней Руси, получится следующее:

Первоначальным местом обитания славянских племен в VI веке являются юго-западная часть Русской равнины – Прикарпатский край. В течение VII-VIII вв. славянское население постепенно «растекается» по Русской равнине и занимает большую территорию, расположенную по линии Днепра - Волхова.

В IX-X вв. запад и восток Восточно-Европейской равнины занимали уличи и тиверцы, «сидевшие» по Днестру до Черного моря; «белые» хорваты расположились в предгорьях Карпат; дулебы, волыняне, бужане – в восточной Галиции, на Волыни и по западному Бугу; по западному берегу среднего Днепра расположились поляне; к северу них по реке Припяти (в Полесье) – древляне; еще дальше к северу – между Припятью и Березиной – дреговичи; на восточном берегу среднего Днепра, по Десне с ее притоками – северяне; по реке Сожи – радимичи; по реке Оке – вятичи, самое восточное из славянских племен; северо-западную часть русско-славянской территории занимало многочисленное племя кривичей, сидевшее в верховьях Волги, Днепра и Западной Двины и разделявшееся на ветви кривичей полоцких, смоленских и псковских; наконец, северную русскую группу составляли славяне ильменские (или новгородские), занимавшие территорию вокруг озера Ильмень и по обоим берегам Волхова.

Таким образом, к IX-X вв. восточнославянские племена заняли западную часть Великой Русской равнины, от Черноморского побережья на юге до Финского залива и Ладожского озера на севере. Проходящий с севера на юг по этой территории водный путь «из варяг в греки» (то есть по линии Волхова – Днепра) на несколько веков сделался стержнем экономической и политической жизни восточного славянства.

Следствием оживленного торгового движения с севера на юг стало возникновение древних торговых городов на Руси, которое можно отнести к VIII веку. Эти города - Киев, Чернигов, Смоленск, Любеч, Новгород Великий, Псков, Полоцк, Витебск, Ростов. Большинство этих городов вытянулось длинной цепью или прямо по главному водному пути, по линии Днепра – Волхова, или по сторонам этого пути, недалеко от него; только Ростов (в области верхней Волги) выдвинулся далеко к востоку.

Города служили для окрестных округов торговыми центрами и опорными пунктами. Укрепленные и созданные подобно военной организации для защиты от внешних опасностей, города подчинили себе окрестные области и таким образом создали первую политическую форму на Руси – городовые области, или «волости». Это городовое деление не имело племенного происхождения и не совпадало с ним. Так, область Киевская уже в IX веке включала в себя всех древлян; область Чернигово-Северская - северян, родимичей и вятичей; Новгородская область состояла из славян ильменских и части кривичей; Полоцкая – из западной части кривичей и северной части дреговичей, Смоленская – из восточной части кривичей со смежной частью радимичей.

В эпоху племенного быта, до образования и усиления княжества Киевского, отдельные племена собирались, по мере необходимости, на свои племенные собрания со своими племенными князьками об общих делах. В X - начале XI века с усилением центральной власти в лице великого князя Киевского (Владимира Святого и Ярослава Мудрого) племенные сходки теряют свое политическое значение, а с середины XI века им на смену явилось вече старших областных городов.

Образование централизованного славянского государства относят к IX веку. Общепринятая история такая.

Русские торговые города (главные из которых Киев на юге и Новгород на севере) нуждались в вооруженной охране торговых путей. Они сами организовывали военные отряды для охраны своих торговых караванов, шедших по Днепру на юг, но их собственных сил не хватало, и поэтому они нанимали варяжские (скандинавские) дружины для военной охраны. Однако варяжские вожди не всегда довольствовались ролью наемных охранников там, где они чувствовали себя достаточно сильными, они захватывали власть в городе. (Отсюда происхождение названия «Русь» и «Россия». В Скандинавии не было народа по имени «русь»,как не было народа по имени «викинги».Так называли себя боевые дружины, выступавшие в морской поход. Эстонцы – древняя чудь – и финны до сих пор называют Швецию и шведов именем Роотси, Руотси. Так называли себя сами шведы, отправляющиеся в Восточную Европу. На древнескандинавских языках слова с корнем «ротс/ рос» означали гребцов, участников похода на гребных судах. В славянской передаче название шведских «гребцов» зазвучало как «русь», а впоследствии это имя закрепилось за призванными князьями и их дружинами и перешло на подвластную им землю.

Когда греки впервые увидели скандинавов, они узнали их имя – «рос». С тех пор греки называли русских росами и Русскую землю Росией или Россией. Это название было воспринято в XV веке Московской Русью и сохраняется как официальное название страны до сих пор.[2])

Так в IX веке в некоторых областях Руси образовалась новая политическая форма – варяжские княжества: Рюрика в Новгороде, Аскольда и Дира в Киеве, Рогволода в Полоцке, Тура в Турове.

После смерти Рюрика (879 г.) в Новгороде стал княжить его родственник Олег, опекун малолетнего Рюрикова сына Игоря. Однако он не остался в Новгороде, а вместе с Игорем двинулся с сильной дружиной по великому водному пути «из варяг в греки». Он взял города Смоленск и Любеч на Днепре и подошел к Киеву. В Киеве в это время власть принадлежала двум вождям варяжской дружины – Аскольду и Диру. Олег хитростью захватил Аскольда и Дира, приказал их убить и сел княжить в Киеве (882 г.). Утвердившись в Киеве, Олег начал покорять славянские и финские племена. Подчинив своей власти обширные пространства, расположенные по обе стороны великого водного пути, Олег объединил новгородский север и киевский юг под одной властью.

В 912 году преемником Олега стал сын Рюрика – Игорь. За время своего правления Игорь совершил два военных похода на Константинополь (941 и 944) и был убит в 946 г. при сборе дани, попытавшись ее увеличить.

После смерти Игоря стала править его вдова княгиня Ольга, которая первой из русских князей (княгини в этом случае) приняла христианство. Ее сын – Святослав Игоревич провел свою жизнь и правление в военных походах. Он расширил русские границы, подчинив своей власти самое восточное племя – вятичей, Приазовскую область, долго и успешно воевал в Болгарии и погиб, возвращаясь в Киев (972 г.).

После смерти Ольги Святослав «посадил» своего старшего сына Ярополка княжить в Киеве, Олега в древлянской области, Владимира в Новгороде. Когда братья подросли, они начали борьбу за киевский престол, который (после убийства Ярополка) в 980 г. занял Владимир, вошедший в историю тем, что официально сделал христианство государственной религией. Политические усилия Владимира были направлены на стабилизацию и укрепление границ Киевского княжества. Новгород, Полоцк и Северо-Восточная Русь все время пытались отложиться от Киева. Поэтому при Владимире создалась, а при его сыне Ярославе окрепла система раздачи уделов княжеским сыновьям.

После смерти Владимира Святого (1015 г.) начались междоусобия его сыновей. Его старший сын Святополк (прозванный Окаянным) убил своих братьев Бориса, Глеба и Святослава и начал княжить в Киеве. Его брат Ярослав, княживший в Новгороде, разгромил Святополка, занял киевский престол в 1019 г. Время правления Ярослава (прозванного Мудрым) это период стабильности и единства Киевской Руси. Области, составлявшие русские земли признали верховную власть киевского князя. Ярослав продвинул степные границы, построив ряд городов на реке Рось. Укрепил и украсил город Киев, построив «Золотые ворота» и каменные стены вокруг города, строил монастыри и церкви, продолжая распространение христианства. Киев стал центром торговых путей и дипломатических отношений с Византией и европейскими странами, а члены русского княжеского дома вступили в родственные связи с представителями королевских домов Европы. Кроме того, при Ярославе Мудром началась, а при его сыновьях продолжалась, запись норм обычного русского права, известная как «Русская правда».

Русская правда, подобно судебникам варварских королевств VII века в Европе, закрепляет социальную структуру общества. Есть две редакции – «Краткая правда», созданная примерно в X-XI вв., и, основанная на тексте Краткой, более расширенная редакция – «Пространная правда» - XI-XII вв.[3] и княжеские законодательные постановления.[4]

Несмотря на официальное принятие христианства в X веке, в Русской правде нет упоминаний о Боге, хотя есть две статьи о церкви и церковном имуществе.

Социальное неравенство оговорено во всех статьях, наказанием за преступления является штраф – вира (хотя и осталась кровная месть, ст.1-2 Краткой правды), штраф тем выше, чем выше положение человека, на которого направлено преступление.

Общественные верхи носили различные названия: старейшие, вятшие, передние, первые, боляре или бояре. (Происхождение слова имеет несколько версий, от русского «бой» - воитель, «болий» - большой или от тюрского «баяр» - богатый). Общественные низы или простонародье назывались: молодшие, меньшие, черные, смерды или люди.

Высший слой населения или боярство составился их двух элементов: первый – бояре - местная аристократия, возникшая еще до образования Киевского княжества – это потомки родовых старейшин и военно-торговая аристократия, вооруженное купечество больших торговых городов, которое организовало и охраняло внешнюю торговлю.

Вторым элементом было служилое княжеское боярство – «княжи мужи» и высший слой княжеских дружинников.

В течение XI и XII вв. происходит сближение и частью слияние обоих элементов. С одной стороны, местная знать группируется около князя для укрепления своего материального благосостояния и социально-политического влияния и частью вступает в состав княжеской дружины. С другой стороны, «княжи мужи», по мере оседания линий княжеского рода в удельных княжествах, входят в местную жизнь и, приобретая имения, становятся местными крупными землевладельцами. В результате этого процесса все боярство превращается в класс крупных землевладельцев. Существуют боярские села, населенные преимущественно их челядью - несвободным населением, которое обрабатывает боярскую землю и служит в боярском дворе.

К средним классам населения можно причислить рядовую массу княжеских дружинников и средние слои городского купечества.

Низшие классы – городское и сельское простонародье – иногда носили общее название смердов, но преимущественно слово смерды обозначаетсельское земледельческое население. Они были лично свободными и объединялись в территориальные общины – верви. Смерды платили дань князю и иногда призывались на военную службу.

Существовал класс полузависимого сельского населения – закупов, проживающих на землях крупных землевладельцев. Они получали от своего господина ссуду и обязывались за нее работать в его хозяйстве.

В самом низу общественной лестницы древнерусского общества находилась масса рабов – «холопов» или челяди.

Например, последний раздел Правды (Пространной) ст. 110-121 называют уставом о холопстве. В ст. 110 устанавливаются три случая утраты личной свободы и перехода в состояние полного (обельного) холопства. Первый случай – самопродажа человека при свидетелях. Второй случай – женитьба на холопке (робе) без соответствующего соглашения. Третий – вступление в должности тиуна и ключника, (которыми могли быть только несвободные люди) также без соответствующего соглашения.

Слово холоп Русская Правда относит только к мужчине, несвободная женщина именуется робой. Собирательное имя для тех и других челядь (чадь). Русская правда приравнивает детей холопов к приплоду скота (от челяди плод или от скота) - ст. 99 Троицкого списка. Соответственно жизнь челяди охраняется как имущество, принадлежащее хозяину. Дальнейшие статьи 111-121 посвящены видам зависимости холопов и видам наказания беглых холопов и их пособникам.

Государственный строй древнерусских княжеств состоит из двух элементов власти: монархического, в лице князя, и демократического, в лице народного собрания или веча старших областных городов.

Власть не была абсолютной, она везде была ограниченной, потенциально или фактически, властью веча. Но власть веча (везде, кроме Новгорода и Пскова) и вмешательство в его дела проявлялись только в чрезвычайных случаях, тогда как власть князя была постоянно и повседневно действующим органом управления.

Обязанностью князя было поддержание безопасности и защита земли от внешнего врага. Он вел внешнюю политику, заключал союзы и договоры, объявлял войну и заключал мир, (но когда война требовала созыва народного ополчения, князь должен был заручиться согласием веча). Князь имел личную им сформированную дружину, назначал начальника народного ополчения («тысяцкого») и во время войны командовал своей дружиной и народным ополчением.

Также князь был судьей, законодателем и администратором. «Русская правда» XII века имеет еще название «Суд Ярославль Володимирович», то есть судебник князя Ярослава, в котором решением князя отменяется кровная месть и вводится штраф (ст.2)[5], а все штрафы идут в пользу князя.

Для «отправления правосудия» князь с дружиной сам выезжал в области. При его приезде жители общины должны были предоставить место для постоя, доставлять судьям, их помощникам и окружению вообще продовольствие и корм для лошадей. Постепенно вошло в обычай, чтобы судьи и их чиновники получали от жителей подарки и приношения деньгами и натуральными продуктами. Отсюда, впоследствии, развилась целая система, так называемого, кормления.

Содержание своей семьи, двора и дружины требовало от князей больших расходов и заставляло их искать и стабилизировать источники доходов. Поначалу такими источниками были военная добыча и дань с окружающих город областей. С развитием оседлости (к XII веку) и установлением более-менее фиксированных границ урегулировались и источники доходов.

На первом месте остались дани, которыми облагалось население, затем идут судебные штрафы, продажи и различные торговые и проездные пошлины. В эпоху отсутствия письменности и грамотности не могли быть установлены фиксированные ставки налога и не велся учет налогоплательщиков и, разумеется, что размеры дани могли только повышаться в зависимости от настроения сборщиков налогов. Кроме того, русские князья имели свое хозяйство. У них были особые села с работавшими там подневольными людьми.

Власть веча, его состав и компетенция не определялась никакими юридическими нормами. Вече было открытым собранием, всенародной сходкой и все свободные могли принимать в ней участие.

Однако, вече в русских городах так и не выработало систему выборов для формирования городской администрации, как это было на Западе. Главной и обычной «программой» вечевых собраний было призвание или изгнание князей.

Центральная группа земель (Киевская, Волынская, Смоленская, Черниговская и Переяславская) составляли как бы общее владение всего княжеского рода, где старший в роду должен был занимать старший стол – Киевский. Остальные должны были размещаться по старшинству в городах более или менее значительных и богатых.

В случае смерти великого князя киевского, старший из оставшихся князей должен был занимать киевский престол, что должно было сопровождаться соответствующим перемещением остальных князей из одной области в другую, соответственно степени их старшинства. Однако, этот очередной порядок княжеского владения больше был теорией, чем политическим фактом. С каждым новым поколением Рюриковичей родовые отношения становились все более запутанными, родственные чувства между различными ветвями княжеского рода исчезали, крупные области разделялись на несколько мелких княжеств, и поэтому споры между князьями и, наконец, открытая вооруженная борьба за земли стали хронической болезнью Киевской Руси.

В 1097 г. русские князья съехались в городе Любече (на Днепре) «на устроение мира» и чтобы примирить взаимные территориальные притязания, приняли правило «каждый да держит отчину свою». Таким образом, Русь стала похожей на конфедерацию независимых государств.

На короткое время, пока на киевском княжении находились Владимир Мономах (1113-1125) и его сын Мстислав (1125-1132), затихли междоусобия князей и народные волнения. Это был период, когда вся Русь была объединена под протекторатом киевского князя.

После смерти Мстислава Киевская держава стала быстро распадаться. Первым отпал Полоцк, затем Новгород, в 1132 началась война между Киевским и Черниговским княжествами, в результате которой черниговский князь Всеволод Ольгович захватил Киев и владел им до своей смерти (1146 г.). Перечислять все бесконечные столкновения не имеет смысла, даты междуусобных войн XII века это показатель отсутствия единого государства и единой политической политики.

Политический распад Киевской Руси в XI-XII вв. повел к образованию нескольких – около десяти крупных отдельных земель или княжеств, это были княжества: Киевское, Турово-Пинское, Полоцкое, Волынское к западу от Днепра; княжества Переяславское, Чернигово-Северское, Смоленское, Ростовско-Суздальское и Муромо-Рязанское к востоку от Днепра и земля Новгородская на севере. Эти окраинные земли скоро выделились в особые наследственные владения (отчины) отдельных ветвей княжеского рода.

Следствием политического распада стал отток населения с Поднепровья во вновь образованные княжества, на новые земли, в обширную и редко населенную область Окско-Волжского междуречья. В этом глухом краю находились некоторые старые русские города – Ростов, Суздаль, Муром, - возникшие еще в древний период русской колонизации. При Владимире и Ярославе здесь возникают города Владимир на Клязьме и Ярославль на Волге, а в середине XII в. эта область выделяется в особое княжество и достается сыну Владимира Мономаха – Юрию Долгорукому. Юрий, а затем его сыновья Андрей Боголюбский и Всеволод Большое Гнездо стали устроителями и заселителями Ростовско-Суздальской области. В XII в. здесь возникает ряд новых городов: Москва, Юрьев, два Переяславля – Переяславль Залесский и Переяславль Рязанский, Тверь, Кострома, Стародуб, Дмитров, Городец, Галич, Звенигород, Вышгород; многие города, села и реки получают южнорусские названия, перенесенные на суздальский север с киевского юга.

К концу XII в. Ростовско-Суздальская земля настолько заселяется и усиливается, что начинает преобладать над остальными областями. Вместо Киева Владимир на Клязьме становится столицей старшего из княжеств.

Следствием этой колонизации стало изменение образа жизни населения и изменения взаимоотношений между княжеской властью и обществом.

1. Киевская Русь лежала на великом водном пути – Днепр-Волхов, который объединял и связывал различные области, расположенные по этому пути и втягивал их в единый торговый оборот. Города, расположенные на берегу Днепра, это торговые города, например, Новгородская судная грамота XV в[6]. в основном содержит нормы, регулирующие отношения по купле-продаже, правила торговли и исполнения обязательств.

Верхневолжская Русь XII-XIV вв. лежала в стороне от международных торговых путей, а ее территория была покрыта лесами, болотами и густой сетью рек и речек. Места, удобные для поселений и сельскохозяйственной деятельности были редки и поэтому преобладающим типом поселений стали малые деревни в несколько дворов.

Приемы обработки земли того времени носили неустойчивый характер. Для пашни лес выжигали, а последующие несколько лет снимали с земли большой урожай, потому что зола служит сильным удобрением. Но через 6-7 лет почва истощалась и нужно было переходить на новый участок. Трудность расчистки леса под пашню вела к малому количеству подворных пахотных участков, а недостаточное количество пахотных земель вынуждало восполнять земледельческий заработок развитием кустарных сельских промыслов (для которых лес служил материалом), а также рыболовством и охотой. (Разумеется, при таких природных условиях и способах обработки земли не могли образоваться крупные поместья – латифундии).

Города Окско-Волжского междуречья никогда не достигли того экономического значения и того социально-политического влияния, как города Киевской и Новгородской Руси, а часть их населения занималась земледелием и лесными промыслами наравне с сельским населением. Таким образом, Северо-Восточная Русь на последующие века стала земледельческой страной (и остается ею до настоящего времени).

2. Соответственно, изменился характер княжеской власти и отношений между князем и населением. В Киевской и Новгородской Руси сильные и многолюдные общины приглашали к себе князей, для организации военной обороны и поддержания внутреннего порядка. Здесь городское население чувствовало себя хозяином, а князь, особенно в Новгороде, пришельцем.

На северо-востоке соотношение стало обратным: князь, владевший обширными, но пустынными земельными пространствами, приглашал к себе колонистов, чтобы увеличить свои доходы и свою социально-политическую силу. Здесь князь был хозяином, а население пришельцем.

И если князь считает себя хозяином-собственником, то он распоряжается ею по своему усмотрению, а перед смертью делит ее между своими сыновьями. Области, полученные отдельными князьями в собственность, стали называться «уделами» (термин и понятие чуждые Киевско-Новгородской Руси).

С развитием удельного порядка в XIII-XIV вв. вечевая жизнь в Северо-Восточной Руси постепенно замирает. С изменением характера общественной жизни и с преобладанием сельского населения над городским исчезают условия для вечевых собраний. Сельское население, разбросанное мелкими поселками на обширных пространствах, не имеет ни возможности, ни желания собираться в далекий город на вече, а жители какого-нибудь удельного городка не обладают достаточной силой, организованностью и независимостью, чтобы заставить князя подчиняться их воле.

Каждый удельный князь считал себя независимым владельцем и полным собственником своего княжества, но не вся территория принадлежала князю на одинаковых условиях. Земли дворцовые эксплуатировались подневольным трудом холопов или зависимого населения, и доходы с них шли непосредственно на содержание княжеского двора. Так называемые «черные» земли были в пользовании вольных крестьян, и доходы с них шли также в княжескую казну. Но кроме этих разрядов существовали земли «боярские», то есть частновладельческие, а также земли церковных учреждений (главным образом монастырские). Крестьяне, жившие на землях княжеских, боярских и церковных, были лично свободными и могли переходить от одного землевладельца к другому. Бояре и «вольные слуги» князей также могли переходить от одного князя к другому.

Несмотря на перемещение политического центра тяжести и смену экономического строя (ориентированного теперь на сельское хозяйство) остались неизменными:

- единая правящая династия – Рюриковичи, ведущаяся от одного предка; по сути, удельная система княжеств это была родственная система. Как и все царственные особы князья явно и тайно ненавидели друг друга, открыто воевали и вероломно убивали, но, тем не менее (и после съезда 1097 года) периодически собирались на съезды для обсуждения совместных действий. Кроме того, у разных князей были разные союзники. У западных княжеств была ориентация в сторону Запада – католических Польши и Литвы; у восточных – в сторону кочевых государственных образований в среднеевропейской равнине, особенно это стало заметно в XII и XIV вв.

- христианская православная вера. Принятие христианства на Руси, которое приписывается киевскому князю Владимиру в 988 г. было единовременным актом, а христианизация длительным и постепенным процессом, закончившимся примерно к XV веку (Поскольку, Римская империя была разделена императором Диоклетианом в 286 г. на западную – со столицей в Риме и восточную – со столицей в Константинополе, разделилась также христианская церковь. И последующие столетия в истории христианства разгорелся неутихающий конфликт между епископами Рима и Константинополя о главенстве и первенстве в администрации христианской церкви. На Руси было принято «греческое» - «правильное», «православное» христианство в отличие от «неправильного» «римского». При этом, когда одна из разновидностей религии одерживает верх над своими соперницами, она становится ортодоксальной, от греческого слова, означающего «правильное учение», в то время как остальные считаются «еретическими», от другого греческого слова, обозначающего «тот, кто выбирает сам»).

Пока государство было единым, церковная пропаганда была направлена на укрепление и возвышение авторитета центральной светской инстанции, а именно божественного происхождения власти Киевского великого князя. В период феодальной раздробленности церковь оказалась в сложном положении. Она не могла выделить единовластного князя из всей массы удельных князей.

В этот период сложилась система: митрополия с митрополитом, назначаемым в Константинополе, находилась при князе, занимавшем центральное место (последовательно Киев, Владимир, Москва); и система епископских кафедр с епископами, назначаемыми митрополитом на каждое княжество, в церковнослужениях которых пелось о религиозном долге каждого христианина служить князю головой и мечом, а переход к другому князю считался нарушением божественных предписаний.

Основной юридической формой соглашения между князьями было крестоцелование, то есть клятва на верность на символе христианства. И, несмотря на частые нарушения клятв, и, вообще, на непрекращающуюся череду междуусобиц, войн, мирных договоров, актов вероломства и братоубийств, которая заполняет историю удельной Руси, церковь в определенной мере способствовала единству.[7]

Единая для всех земель юридическая основа – «Русская правда» и ее основной смысл, закрепленный в городском праве тоже – социальная иерархия.

Единая правящая династия, единая религия и единая природная среда (климат и ландшафт) формировали единый образ жизни – вокруг деревянного городища население, занимающееся сельским хозяйством сообща. В Русской правде это называется вервь. С расширением русской территории расширяется и Русская правда (не случайно есть более поздняя редакция XII в.) – на смену 43 статьям Краткой приходит 131 статья Пространной. В Краткой редакции верви посвящена одна статья - 10, в Пространной – четыре (5, 19, 20, 77).[8] Основной смысл статей о верви: за действия, совершенные на ее территории, платит виру вся вервь. Дальнейшее развитие законодательства и государственной политики пойдет именно в этом направлении – привязка к коллективу и наложение ответственности на весь коллектив.

Показательна «юридическая мысль» Руси. Юридическая мысль в данном случае представлена богословскими сочинениями – произведениями священнослужителей, текстами князей и летописями. В «правовую мысль» XI-XII веков включено следующее: «Слово о законе и благодати» Иллариона, Митрополита Киевского – история о возникновении христианства, его распространение и восторги князю Владимиру, принявшему эту религию и сделавшего ее официальной.

«Поучения Владимира Мономаха» - наставления князя, «находящегося в конце жизни» своим преемникам о том, как должен поступать князь в государственных делах и вести себя в повседневной жизни.

Произведение монаха Даниила Заточника «Послание (моление) к великому князю Ярославу Всеволодовичу», перечисляющее несправедливости жизни и с просьбой о приближении автора (и вообще умных людей) к князю.

При условии того, что к тому времени уже была сложившаяся система юриспруденции и комментарии законодательства, вряд ли можно считать такие тексты правовоймыслью.

Монгольское нашествие

Основа посягательства монголов на роль в мировой истории была заложена в 1206 г., когда их вождь Темуджин успешно завершил объединение племен, населявших Великую степь (территория современной Монголии). Часть племен была покорена силой оружия, а часть добровольно вошло в состав Орды, (государственное образование монголов – группа людей, объединенных дисциплиной и руководством) с обязанностью выставлять вооруженный отряд, но с условием сохранения своей автономии и религии. Монголы стали господствующей группой, можно сказать, «офицерским составом» этой армии, состоявшей из различных племенных отрядов.

Темуджин принял имя Чингисхан и с этим именем начал программу неограниченных завоеваний. За двадцать один год походов (1206-1227) его армии завоевали половину Китая, всю территорию Средней Азии и вломились в восточную Персию.

Чингисхану в 1227 г. наследовал его сын Угедей, он был провозглашен великим ханом, огромная империя была разделена между сыновьями, а кампания завоеваний продолжена. Второму сыну Батыю (Бату) досталась Золотая Орда – земли на запад от Урала, которые еще предстояло завоевать.

В 1236 г. начался «Великий Западный поход», за время которого 1236-124 г.г. были завоеваны, разорены и сожжены русские города Суздальской земли – Рязань, Суздаль, Ростов, Владимир, Переяславль, Москва, Тверь, Коломна и т.д. – 1236-1238 г.г., а затем в 1239-1240 г.г. юго-западные русские земли и города – Чернигов, Переяславль Южный и в 1240 г. Киев.

В 1240-1241 г.г. монгольская армия захватила Польшу (Краков), а затем в битве при Лигнице разгромила польско-немецкое войско. (Европейцы назвали кочевников «Les Tartas», то есть из Тартара (Ада), в русском языке это стало звучать «татары» и это название используется в настоящее время).[9]В 1242 г. Великий Западный поход был закончен: войска Батыя вышли к Адриатическому морю. С окончанием похода Батый ушел на Волгу, где основал свою ставку – город Сарай.

Когда говорят об этом периоде русской истории употребляют термин – «монголо-татарское иго». В словарях[10] слово иго раскрывается так – «владычество, господство, связанное с угнетением, бремя, тяжесть, угнетающая, порабощающая сила».

Однако влияние монгольского «ига» было относительным, непосредственно русское население не входило в близкое общение с завоевателями – монголы не оставляли гарнизоны подобно римлянам. Нашествие не повлияло ни на русский образ жизни, ни на язык, ни на культуру, а свелось к следующему:

а) Все население завоеванных (и отчасти не завоеванных, например, город Новгород) земель, за исключением духовенства, было переписано и обложено монгольской данью. Данью облагался отдельный двор, как в городе, так и в деревне, – как принцип налогообложения, просуществовавший до XVIII века. Выплата определенной суммы накладывалась на весь коллектив – вервь или население посада в городе, в зависимости от количества дворов. Все это сохранилось и после «татарского ига» вплоть до 1906 года. Сбор дани был поручен непосредственно татарским чиновникам – «баскакам» или отдавался на откуп «бессерменским» купцам (мусульманам из Средней Азии), которые уплатив требуемую с области сумму, потом с лихвой взыскивали ее с населения. Конечно, сбор дани вызывал недовольство населения, например, в 1289 г. был мятеж против сборщиков дани в Ростове, в 1327 г. в Твери, и, наконец, Куликовская битва в 1380 г. – все это были попытки избавиться от давления Золотой Орды. И в первой половине XIV в. ханы нашли для себя более удобным и спокойным поручить сбор дани русским князьям.

б) После разорения русских княжеств русская земля стала «улусом» монгольского хана. Власть золотоордынского хана не отменяла и не заменяла власти русских князей, но легла поверх этой власти: оставшиеся в живых после татарского погрома русские князья признали над собой верховную власть хана и тогда получали от него утверждение («ярлык») своих владельческих прав.

Власть русских князей над населением своих земель не только сохранялась, но и усилилась, поскольку за ними стояла сила монгольского оружия. И когда подавлялись антитатарские мятежи, то избиению и террору подвергались жители городов, а не княжеские дружинники. Это усиление княжеской власти привело к ослаблению, (а затем и исчезновению) силы вечевых собраний.

А общим итогом татарского нашествия, выплаты дани и вообще зависимости от Золотой Орды стало:

1. Надолгое отделение Восточной Руси от Западной Европы (напомним, что XI-XIII в.в. это становление независимых городов, закрепление личных прав и свобод гражданина и начало применения технологий), поскольку Западная Европа увидела направленность Орды – террор, а захват и уничтожение русских городов, разгром венгерских, польских и германских армий показал мощь монгольского оружия. Поэтому западные государства не искали контактов с Русью, превратившуюся в сознании европейцев в «Татарию».

2. Эта внешняя изоляция от Европы и выплата дани, которую собирали русские князья, помимо своих налогов на содержание княжеской дружины, привела к отчуждению власти от народа. А покупка ярлыков на великое княжение и право сбора дани хана (кто больше заплатил, тот и великий князь и собирает дань) утвердил и закрепил принцип – власть и право сбора налогов покупаются. Когда княжеская власть освободилась от зависимости Золотой Орды, сами удельные князья попали в зависимость от московского князя, а все население окончательно попало в эту зависимость княжеской, а затем помещичьей власти. И после освобождения от татарского влияния последующее законодательство вплоть до XIX века будет развиваться в сторону зависимости от власти и закрепления бесправия населения.

Говоря об иге, нужно сказать, что игом татарский погром стал только для простого народа. Княжеская власть стала покупать свою власть и облагать игом свое собственное население. Последующая политика это ярко покажет. После стояния на реке Угре (1480 г.), князья перестают платить дань, но продолжают угнетать родное русское население, но уже без помощи татар с каждым веком все тяжелее.

3.Усилилось влияние и богатство церкви. Русским священникам и епископам некуда было спасаться от нашествия, а вскоре стало ясно, что им и незачем искать убежища: завоеватели вели себя лояльно в отношении к церкви и духовенству (и вообще чужой религии). Они поставили духовенство в особое положение по сравнению со всем остальным населением. Например, в грамоте хана Менгу-Темира русской митрополии фиксировались льготы, которые предоставлялись русской церкви: духовенство освобождалось от всех видов дани, пошлин и повинностей; все роды недвижимого имущества церкви – «земля, вода, огород, виноград, мельницы, зимовища, летовища» - объявлялись неприкосновенными, причем если эта неприкосновенность была нарушена до ее провозглашения, то ее надлежало немедленно восстановить; духовенство освобождалось от всякой трудовой повинности, ограждалось от оскорблений и посягательств с чьей бы то ни было стороны; все привилегии распространялись не только на самих священнослужителей, но и на всех членов их семей и на всех, кто ведет с этими семьями общее хозяйство.[11] Такое привилегированное положение сохранится и после освобождения от татарского ига, вплоть до реформ Петра I в XVIII в.

Из этих составляющих становления и преобразований русской государственности сделаем выводы.

1. В основу образования русской государственности легло социальное неравенство – деление людей по иерархической лестнице, а власть была построена на родственных корнях. В «законах варварских королевств» - салических правдах, также закрепляется социальное неравенство и иерархия. Но развитие государственности, права и технологии стало происходить в городах, находящихся на побережье, где обмен и его скорость требовали равноправия и конкурентной быстроты. Технология и ее постоянное развитие привели к становлению городского равноправия.

Территория Руси оформилась на границе современной Украины, Белоруссии, отчасти Прибалтики и Финляндии, то есть на западных границах современной России, но расширение территории двинулось на восток, где поначалу сельскохозяйственное население на незанятых территориях искало безопасности и спокойствия. В необжитых и глухих районах, на больших расстояниях города были небольшими, и основное население сосредотачивалось в маленьких деревнях вокруг городского поселения.

2. Князья, поскольку земля была их собственностью, пользуясь таким положением с самого начала требовали дань не с каждого человека, а со всего коллектива деревни или городской слободы. Эта круговая порука была с самого начала – еще в X веке в Киевской Руси князь Игорь был убит при сборе дани с коллектива, и месть за его убийство легла на все племя, а с перенесением центра тяжести во Владимирскую Русь круговая порука стала основным способом сбора налогов.

С татарским нашествием такое состояние усилилось, поскольку лег двойной гнет – князья увеличили размер дани и запретили вечевые собрания, на которых власть могла выбираться, поскольку вече могло перерасти в бунт. А с отсутствием веча и зависимостью от татар у князей оформился принцип – власть и право сбора налогов можно купить.

3. Татарская Орда была основана на веротерпимости, а значит, при зависимости от татар христианская церковь только окрепла, а социальный разрыв только усилился, поскольку христианская церковь проповедовала служение князю (а князь купил власть в Орде), то есть на русского смерда лег тройной гнет – князей, татар и церкви.

Общий вывод следующий - параллельно с сосредоточением земельной собственности у князей, с отсутствием демократии в городах в XV веке складывается все укрепляющаяся и возрастающая зависимость населения от власти в виде выплаты дани и религиозного требования служения князю.


Сейчас читают про: