double arrow

Введение. Так сталось, что концепция нового учебника «Истории России», по сути, являются новым переложением старого. В связи с этим пришлось задаться целью описания


Так сталось, что концепция нового учебника «Истории России», по сути, являются новым переложением старого. В связи с этим пришлось задаться целью описания Старой истории на новый Лад. Именно Лад, а не Раздрай с многими противоречиями.

Так, например, в Концепции заявляется культурологический подход. В содержании же курса истории реализуется сугубо государственный военно-политический строй. Проверить это легко.

Достаточно взять перечень дат и событий, вычеркнуть упоминания о войнах и правителях и… Окажется, что за частоколом войн и куполов властителей ничего нет. По результатам контент-анализа в базе остаётся менее 10-20% исторических данных.

Кроме этого, в представленной Обществу версии [ ] наличествует множество взаимоисключающих моментов. К примеру, декларируется, что История должна содействовать формированию патриотизма… В содержании же по сути устанавливается монополизм славянской доминанты. Вклад русов, волжан, уральцев, сибиряков… практически сводится к фоновым значениям.

Вследствие этого и был предпринят труд по изложению своего видения Истории России. По рождению и строю мышления будучи отверстником Санкт-Петербурга, т.е. в исходе русь-варягом, автор излагает русскую версию Истории России.




В отличие от германской, киевской и других широко распространённых изложений, данное русскоевидение берёт за основу позицию закономерно выводимую из ряда трудов В. Н. Татищева, В. О. Ключевского… В. И. Паранина, А. М. Шарымова [ ].

Его особенностью является приписывание изначальной Руси к… Русскому северу с истоком на острове Рус (ныне, с 18 века Карельский перешеек). Всё остальное (Киевская Русь, Ордынская Русь, Русь Великая московии…) рассматривается как присоединение новых теорриторий и этносов к русской культуре.

Для понимания таким образом излагаемой истории Руси необходимо принять несколько постулатов, которые доказываются вне выстраиваемой теории, но изменяющие мировоззренческую основу привычного построения курса «История России».

Во-первых, История России в данном изложении имеет естественный характер развития культуры, определяющийся общемировыми закономерностями развития семьи, частной собственности и государства.

В ней географический детерминизм, экономическая… политическая, военная составляющие лишь фонизируют и обрамляют серединность культурологического стержня комплексного подхода к сбалансированию факторов в единой картине прогресса нашей цивилизации.

Во-вторых, история России в данной представлении является результатом развития, прежде всего, внутреннего потенциала русской культуры, а не привнесённой извне культуры германских или иных народов.



Гегелевская… рыбаковская и другие концепции развития России в теле мировой цивилизации не становятся кулисой размышлений. Формирование и распространение русской модели пассионарности и образа жизни укладывается в самостоятельный алгоритм хронологизации.

В-третьих, механизм функционирования закономерностей истории России в данном изложении объясняется не столько военно-политическими, сколько торгово-экономическими факторами.

Это значит, что история России это не череда войн и правителей, а развитие исконных культов руссов (свободолюбия, вернословие, добрососедство, миротворчество, толерантность, жизнеупорство, соборность…) в зависимости от конкретной исторической ситуации и пространственного определения.

Пояснением этого тезиса, доказательство которого постулируется, т.е. выносится за рамки теории Истории России, является, прежде всего культурно-торговое, а не военной-политическое толкование феномена «прыгающей столицы Руси» (Новгород на Русе, Ладога, Киев, Сарай, Москва, Санкт-Петербург).

В отличие от выводимых в рамках норманно-славянских отклонений, на основе собственно культурной русской традиции торгово-водоходного свободно-мелкооптового стиля жизни граждан Руси смена места столицы оказывается вполне закономерной.



Это выявляется, если принять за исходный импульс развития торговое ремесло и водоходство русов. С этой позиции изначальная стольность триградия острова Рус (Приозерск, Петербург, Выборг) оказывается ключевым моментом дальнейшего хода исторического процесса.

Методом аналогии историчность этой модели доказывается эффективностью существования цивилизации минойского Крита, троянской Мидии, боспорского Крыма с Пантикопеем. Смещение этой культурной волны с юга на север сродни процессу смещения мест деторождения у перелётных птиц.

В мифологической традиции античной Греции это вылилось в сказы об Аполлоне, Артемиде и их матери Лето. Подробно эта линия исследовалась в авторской работе «Истинные культы цивилизации руссов» [ , c. ].

В-четвёртых, история России есть поэтапное распространение идеи свободы на основе естественной гармонии персональных и общественных интересов, природы и культуры. Ведь даже Киев ко времени переноса в него столицы Руси был лесным, а не землепашеским центром.

В таком постулированном виде диалектика развития русского общества (история Руси), кристаллизуется в философско-прикладных, культурологических позициях и, соответственно, понимается как феномен реверсивного течения описываемой Гегелем эволюции общественного сознания, самосознания.

Это важно отметить, поскольку вполне очевидно, что Философ выстраивает линейку совершенствования государства и права посредством формирования новых форм общественного сознания на пути к «всеобщему самосознанию» как банализации (стандартизации, технологизации) Сводобы.

Для него, как представляется, История есть внедрение Абсолютной идеи Свободы в индивидуальное сознание каждого члена общества в связи с совершенствованием права как Кодекса чести функционирования Государства. Государство при этом в системе Гегеля являет образец нравственности для гражданина.

Иллюстрируемая в эволюции государственности от восточной формы к греческой и римской своё полное выражение эта идея, по мнению Гегеля, находит свою полную реализацию в германской государственности, где каждый знает, что все свободны.

Исторические эксцессы как свидетельства кризиса германского видения государственного обеспечения свободы доказывают возможность иного подхода. Отчасти к этому же выводу приводит тезис К. Маркса о том, что русская соседская община может рассматриваться в качестве модели достижения Свободы.

Русской культуре изначально был присущ культ Свободы как первичная жизненная нужда к выживанию в суровых условиях севера. Ни одна историческая форма цивилизации в мире не испытала столь сложного и непосредственного влияния природно-климатического фактора как русская.

При этом в начальном становлении русской культурной традиции было то, что дало нечто отличное от восточного, с одной стороны, и западного, с другой стороны, типа культуры. Это фундаментальная необходимость синтеза всего доступного для познания.

В странах классического Востока (Китай, Япония) и Запада (Италия, Германия) природные условия существования оказываются существенно благоприятнее, чем в России – хранительнице Зенитных, центристских, синтетических, объединительных традиций культуры.

Такая миссия российского народа определяется не искусственными построениями, но природными условиями существования. При этом определяющую роль в прогрессе русской культуры играет именно исторический процесс.

В первую очередь, речь идёт о раннем проникновении в Русский север волны античной цивилизации в её исконном виде, исходящей из Критской минойской культуры. После природного катаклизма она ушла в Мидийский культ Аполлона, осквернение которого стало поводом к Троянской войне.

Вторым аргументом видится исходная отличность российской цивилизации по условиям мирских отношений. Как уже указывалось выше, проживание русов на севере понуждало их, с одной стороны, к объединению. С другой стороны, лесная среда существования предоставляла Свободу как естественное.

В лесах Русского севера человек от рождения был свободен. Ему не нужно было бороться за свой кусок территории, как это было в цивилизациях Востока и Запада. Более того, в леса и тундру Русского севера не проникали агрессоры всеуничтожающего масштаба.

В итоге русской ментальности присущи тяга к соседскому сотрудничеству на фоне природоданной свободы. Важно отметить, что такая диспозиция сохранялась вплоть до 20 века. В Русском севере никогда не знали крепостного права. Представителей Русского севера императоры России звали по имени-отчеству.

В пределы северных «Новгородских земель» не проникло радикальное монгольское влияние. Русский север сохранил свою идентичность в условиях волжско-татарской централизации государственности России. Не привела к разрушению его аутентичности и смещение стольности в пределы Московии.

В то же время присоединение к жизненной парадигме русов всё новых и новых народов привело к образованию единой в своей всеобщности российской цивилизации, способной сохранять Свободу как высшую ценность в связи с обобществлением мирских отношений.

Думается, что именно это природно-культурное свойство носителей русской ментальности сопряжено с реальными проявлениями исторических успехов, как самой российской государственности, так и её граждан мигрировавших в иные цивилизационные пределы.

В связи с этим появляются вполне очевидные основания для нового представления истории Росии на старый Лад. В качестве «старого лада» при этом выдвигаются исконные культурные традиции русскости: свободолюбие, миролюбие, добролюбие, а также обобществлённость сознания и миротворчество.

На базе такого рода теоретических выводах естественным представляется формирование ненорманнской, неславянской, но русской концепции формирования и развития российского общества и государства как субъектов исторического процесса.

гармоничногосвободы

Во-первых, данная концепция построена на основе внутреннего вызревания потенциала развития

Это приспособленная к пониманию история Русской земли, начиная с древнейших времён и оканчивая последними событиями. Традиционно известно, как в представлениях взрослых детей интересуют рассказы о героях и подвигах. Только само понимание героев и подвигов можно трактовать по-разному. Последние века Русская история представляется как перечень героев власти и подвигов войн. Именно так описана линейка событий в известной книжке Н. Н. Головина «Моя первая русская история». Она вышла в начале 20-го века и сыскала массовость.

В её содержании русская история строится так: наши предки, как начиналось Русское государство, Вещий Олег, Князь Игорь, Мудрая княгиня Ольга, Святой князь Владимир и крещение Руси, Ярослав мудрый, Владимир мономах, Андрей Боголюбский, Нашествие татар, Святой князь Александр невский, Дмитрий Донской, Иоанн III, Грозный царь, Ермак Тимофеевич, Смутное время, освобождение Москвы от поляков, первый русский царь из дома Романовых, Пётр Великий, основание города С.Петербурга и последние годы жизни Петра Великого, Екатерина Великая, Александр Васильевич Суворов, Отечественная вона, Император Александр Освободитель, Александр III Миротворец [ , c. 7].

Русская история по годам важнейших событий представляется Н. Н. Головиным следующими акцентами: начало Русского государства, призвание Рюрика, Синеуса и Трувора (862); Олег (879-912); Игорь (912-945); Ольга (945-957); Крещение св. княгини Ольги (957); Святослав (957-972); Владимир святой (980-1015); Крещение Руси (988); Ярослав Мудрый (1019-1054); Владимир Мономах (113-1125); Андрей Боголюбский (1169); первое нашествие татар на Россию, битва на Калке (1224); нашествие Батыя (1238); победа Александра Невского над шведами на Неве (1240); Ледовое побоище (1242); смерть Александра Невского (1263); Дмитрий Донской (1363-1389); Куликовская битва (1380); Иоанн III (1462-1505); свержение татарского ига (1480); Иоанн IV Грозный (1533-1584); покорение Казанского царства (1552); покорение Сибири (1582); смерть Федора Иоанновича и прекращение дома Владимира Святого (1598); Борис Годунов (1598-1606); смерть царевича Дмитрия (1591); Смутное время (1605-1613); избрание на царство Михаила Федоровича Романова (1613); смерть Михаила Федоровича (1645); Алексей Михайлович (1645-1676); рождение Петра Великого (1672); основание Петербурга (1703); Полтавская битва (1709); принятие Петром титула императора (1721); смерть Петра Великого (1725); Екатерина II Великая (1762-1796); взятие Измаила Суворовым (1790); Александр I (1801-1825); Отечественная война (1812); Александр II (1855-1881); Освобождение крестьян (1861); русско-турецкая война (1877-1878); Александр III ((1881-1894); вошествие на престол ныне благополучно царствующего Государя Императора Николая II (1894) [ , c. 158, 159].

В результате изложения этих рецензированных сведений, по замыслу Н. Н. Головина, «милые дети» узнали «историю своей Родины». Именно такой ряд данных создаёт, по его мнению, чувство гордости именем русского. В этом контексте Н. Н. Головиным устанавливается, что «Россия могущественна и велика её слава. Никаких злых или нечестных дел она никогда не сделала. Но вы прочитали и увидели сами, сколько потрудились русские люди, чтобы сделать нашу милую родину великой и славной страной. Князья, цари и императоры всю свою жизнь проводили в заботах о своём народе и о своей земле. Были трудные времена, когда сам народ, не жалея своей жизни, отстаивал от врагов свою страну.

Учёные, писатели, великие полководцы, художники, - все работали для славы родины. Но полководцы могут одерживать победы, когда их солдаты и офицеры умны и храбры; архитектор не строит дом сам, а только показывает искусным рабочим, как надо строить. Так ко всякому делу приучаются разные люди. Каждый должен уметь делать своё дело хорошо; тогда и вся работа пойдёт хорошо и успешно и будет на пользу людям» [ , c. 157].

Готов подписаться под каждым словом этого Заключения книги Н. Н. Головина, за исключением нескольких моментов: 1) в истории России нельзя войну ставить впереди мира; 2) славяне не главные, но равные в ряду народов России; 3) русские не славяне и не пираты; 4) татарского ига не было, было монгольское нашествие; 5) история России не история царей и войн, сколько труда и открытий; 6) нельзя в угоду политической конъюнктуре исключать из истории России события, периоды и персоналии; 7) нельзя переиначивать реальность, забывая, в том числе об историках (В. Н. Татищев), императорах (Константин 1) и…

Для актуализации указанных нонсенсов, делающих историю России «классикой жанра», приведу пример. В Предисловии Н. Н. Головин пишет: «Русская история богата примерами геройских дел и добрых начинаний. Вместо сказок в этой книжке встретят интересную и поучительную действительность, примеры труда, люби к родине и самоотвержения, рассказанные возможно наглядно и просто и выясненных прилагаемыми картинами. Будем надеяться, что рассказы о славе и добрых свойствах русского народа и его великих деятелей бросят в детские души первые побуждения к труду, первые семена любви к родной земле» [ , c. 9].

Однако уже на следующих разворотах читателю предлагается: «В избушках жили наши предки – славяне, так назывался тогда русский народ. Славяне были храбрым народом. Они много воевали со своими соседями и часто ходили на охоту, чтобы убивать диких зверей, которые выбегали из лесов и нападали на людей» [ , c. 11]. «Когда славяне не воевали и не ходили на охоту, они занимались каким-нибудь другим делом: работали на поле, сеяли хлеб, пасли стада и ловили рыбу в реках и озёрах. Славяне были очень добрые люди, они хорошо и ласково обращались со своими слугами. Когда в гости к ним приходил какой-нибудь бедный странник, они ласково принимали его и хорошо угощали» [ , c. 13].

«В прежние времена чужие народы, которые жили по соседству с нашими предками-славянами, часто обижали их. Чужие воины приходили в землю славян, жгли дома и уносили имущество жителей. А сами славяне всё ссорились между собой, не хотели слушаться друг друга; они были как дети, у которых нет ни отца, ни доброй матери. Некому было разбирать их ссоры, мирить их и заботиться, чтобы никто их не обидел» [ , c. 14]. «Послы пришли за море к варяжскому народу, Русь, и сказали знатным русским начальникам, которых варяги называли князьями, такие слова: «Наша земля велика и богата, только порядка в ней нет: приходите управлять нами!» Тогда три брата, три знатных русских князя, Рюрик, Синеус и Трувор, собрались и пришли в славянскую землю. С тех пор земля наша по имени русских князей стала называться Русью» [ , c. 15].

Вполне очевидно множество противоречий и казусов в изложении начал Истории России. Например, славяне – это русский народ, но народ Русь – это варяги. Москва, Нева… слова не славянские, а начиналось всё с Киевской Руси. Мало этого, очень добрые, но всё время воюют с соседями и только в промежутках занимаются трудом… Ключевым же видится цитирование: «Наша земля велика и богата, только порядка в ней нет: приходите управлять нами!». Из этого и ныне делается вывод о призвании Рюрика для защиты. Однако достаточно вспомнить, что словене называли ранее русский Ильмень Словенским морем, чтобы понять: море тогда это Озеро. Следовательно, призвали Рюрика из-за… Ладоги. Это во-первых. Во-вторых, варяги, согласно Словарю живого русского языка датчанина (норманна) В. И. Даля, это торговцы мелким оптом, а не пираты.

В сухом остатке начало истории России государственной – это совсем не то, что хотят выстроить на противоречивых и несуразных россказнях об исходной воинственности руссов, призвании Рюрика для защиты народа, который сам закалён в постоянных войнах… Рюрик и братья его – представители огосударствленного народа русь, который известен своим варяжением. К этому как пазл прикладывается, что один «старый и умный начальник славян, по имени Гостомысл… стал говорить им: «Поищите себе такого человека, который бы разбирал ваши ссоры, мирил вас и наказывал непослушных. Такой человек будет заботиться также, чтобы чужие народы не обижали вас!»» [ , c. 15]. Становится очевидным, что речь идёт, прежде всего, о внутренних распрях и только потом о внешних обидах от соседей. Из этого можно заключить, что Рюрика русь-варяга призвали, чтобы он установил новый порядок… торговли!

В чём суть и закавыка? В подмене исходных внутренних причин призвания Рюрика, описанного и В. Н. Татищевым, (непорядка в торговых делах словен) внешними (военными).

Полукровок, согласно логике и Истории Российской В. Н. Татищева, русо-словен Рюрик пришёл сначала в приграничную Ладогу, а затем и в славянские земли, чтобы установить новый порядок мелкооптовой торговли, который мог примерить всех и каждому дать свою нишу на рынке. До этого в традиции была торговля крупным оптом на Торге в ярмарочные дни, вынуждавшие людей ездить в сезон за сотни вёрст по опасным лесам. Рюрик принёс культуру строительства городищ (не городов) через каждые 15-20 километров, где товары хранились под охраной. Круглый год население могло приобретать нужное мелкими партиями. Даже в зимнее время по льду рек мелкие партии могли доставляться до жилищ на Русский Север. Полученные там заказы и делали торговлю устойчивым и добрососедским механизмом улаживания прежних распрей, конечно, запомнившийся и запечатлевшийся в Истории.

Об этой Истории и написана эта Книга «Русская история от Констаруса (старая история Руси на новый Лад)» в противовес подходу, который ярко монстрирует книга Н. Н. Головина. Её теоретической основой является не норманнская или славянская концепция, но русская. Более того, само понятие «русское» в ней рассматривается как диалектическая категория, со временем включающая в себя всё новые и новые этнокультурные компоненты с территорий, присоединяющихся к данному типу цивилизации.

В связи с этим мы используем логику для восполнения недостающих компонентов и целостного представления исторического процесса.

Схематически это выражается

           
 
Норманнская концепция формирования Руси как государства
   
Русская концепция формирования Руси как государства и общества суперэтносов русов, славян, татар, сибиряков и якутов с перерастанием в глобальную цивилизацию миротворцев
 
Крито-крымская концепция формирования Руси как культурной традиции
 
     
Угро-финская концепция формирования Руси как этнической традиции
 
 
Славянская концепция формирования Руси как государства
 
     
Славяно-татарская концепция формирования Руси как государства
 
 
 
 
Диалектико-материалистическая теория формирования Российской Федерации как государства, гражданского общества и глобально-исторической цивилизации


Рис. Новая Концепция формирования современного облика Российской Федерации

В соответствии с теорией государства и права формирование Руси рассматривается как диалектический процесс, описываемый следующей схематической конструкцией (рис. 7).

           
 
Родовое управление
   
Объединение людей в социум на базе единства территории и стиля выживания в природной среде
 
   
Племенное управление
     
Объединение людей в этнос на базе единства геопространства, стиля выживания и языковой культуры
 

           
 
Государственное управление
   
Объединение людей в народности на базе единства геопространства, стиля выживания, языковой культуры и письменности
 
 
   
Гражданское общественное управление
     
Объединение людей в народности на базе единства геопространства, стиля выживания, языковой культуры и письменности
 


При этом важно отметить, что особенностью формирования феномена русской культуры в данном подходе определяется опережающее воздействие духовной традиции над материалистической. Конкретно это выражается в формировании прарусской традиции на базе территориального обособления приверженности культу Аполлона, Артемиды и их матери Лето в лесах острова.

Сначала это был остров Крит, потом Медия в Малой Азии (Троя), затем на полуострове Крым и, наконец, на острове (полуострове с 18 века) Рус. По ряду источников именно здесь устанавливается античная община аполлоников. Позже её представители ассимилировались в языковое пространство угро-финского суперэтноса с образованием особого племенного союза.

Гегель – диалектика

Маркс –

Гинецинский – теоретическая педагогика

Каган -







Сейчас читают про: