double arrow

Участие в европейской интеграции и углубление сотрудничества с Францией


После включения в НАТО и обретения суверенитета для внешней политики ФРГ стало характерно стремление к повышению ее роли на международной арене. Прежде всего особое место отводилось развитию добрососедских отношений с Францией. 25 марта 1957 г. при активном участии ФРГ и Франции в Риме были подписаны договоры, учреждающие Европейское экономическое сообщество (ЕЭС) и Евратом. В специальном протоколе была зафиксирована позиция ФРГ о том, что «советская зона» (то есть ГДР) не считается иностранным государством и торговля между ФРГ и ГДР является «внутренней торговлей Германии».

Ядром Европейского сообщества был франко-западногерманский союз, сложившийся при создании ЕОУС. После плебисцита в Сааре в 1955 г. был устранен последний источник серьезных политических разногласий между ФРГ и Францией[3]. Аденауэр всегда понимал необходимость «исторического примирения» Германии с Францией, учитывая их взаимоотношения в прошлом. Еще в 1949 г., заняв пост канцлера, он заявил, что «франко-германский антагонизм, доминировавший в европейской политике на протяжении сотен лет и являвшийся поводом для столь многих войн, разрушений и кровопролитий, должен быть, наконец, устранен». Начиная с 1950 г. Аденауэр шел навстречу всем французским предложениям, связанным с интеграцией.




В 1958-1962 гг. процесс франко-западногерманского сближения как основы и составной части западноевропейской интеграции получил дальнейшее развитие, которое обусловливалось тесными контактами Аденауэра и нового президента Франции Шарля де Голля. В сентябре 1958 г. состоялся первый визит Аденауэра в Париж, где было сделано совместное заявление, в котором торжественно провозглашалось окончание старинной вражды двух стран.

Де Голль выступал за политическое объединение Западной Европы в форме некой конфедерации, не зависимой от США, и прилагал все силы к тому, чтобы вернуть «величие Франции» и закрепить за ней руководящую роль в Европе. Аденауэр со своей стороны стремился к равноправному участию ФРГ во всех европейских интеграционных институтах, и его вполне устраивала сложившаяся после войны система атлантизма, то есть тесного сотрудничества с США. Несмотря, однако, на различные подходы, двусторонние отношения между Францией и ФРГ укреплялись, что выразилось в подписании 22 января 1963 г. в Елисейском дворце Парижа договора о сотрудничестве.

Особенность договора состояла в том, что он не содержал конкретных политических целей сотрудничества между Францией и ФРГ, а лишь определял его организационные формы и методы. Предусматривались регулярные встречи (два раза в год) глав государств и правительств; министров иностранных дел (не реже одного раза в три месяца) для обязательных консультаций по внешнеполитическим вопросам, особенно европейским, и вопросам обороны. Договор предусматривал также широкое сотрудничество в области культуры и воспитания молодежи.



После подписания договора в политических кругах ФРГ разгорелись острые дискуссии между «голлистами» и «атлантистами», опасавшимися ухудшения отношений с США и НАТО из-за дальнейшего сближения с Францией. Поэтому 25 апреля 1963 г. бундестаг при ратификации Елисейского договора принял одностороннюю преамбулу. В ней говорилось о необходимости совместной обороны в рамках НАТО, о партнерстве с США, о «единстве Европы, включая Великобританию» (против членства которой в ЕЭС выступали французы). Договор, дополненный такого рода преамбулой, терял свою политическую исключительность и становился формальным выражением франко-германского примирения. Но созданный договором механизм консультаций позволял находить компромиссные решения в сложные для отношений двух стран периоды.


ФРГ и «третий мир»

Помимо примирения с европейскими соседями, руководство ФРГ придавало большое значение искуплению вины перед еврейским народом. 19 апреля 1951 г. в Париже состоялась тайная встреча Аденауэра с генеральным директором министерства финансов Израиля Д. Горовицем, на которой шла речь о готовности правительства ФРГ выплатить компенсацию еврейскому народу и правительству Израиля за материальный ущерб, причиненный нацистами. 18 сентября 1952 г. было подписано первое соглашение, по которому правительство Западной Германии обязалось выплатить Израилю репарации в размере 3 млрд марок и еще 450 млн марок — еврейским организациям, представляющим интересы евреев — жертв Холокоста. Это соглашение способствовало налаживанию торговых и политических отношений между двумя государствами, но вызвало негативную реакцию арабских стран. И установление дипломатических отношений между ФРГ и Израилем произошло лишь в мае 1965 г.



Важным инструментом реализации политических интересов ФРГ в 1950-1960-е гг. становится помощь развивающимся странам (политика развития) в рамках финансового и технического сотрудничества. В соответствии с «доктриной Хальштейна» предоставление помощи предусматривалось только тем молодым государствам, которые проводили лояльный по отношению к ФРГ внешнеполитический курс.

80 % помощи развивающимся странам предоставлялось на основе двусторонних соглашений — льготные и беспроцентные кредиты, субсидии, пожертвования. С 1955 по 1966 гг. было выделено для оказания помощи развивающимся странам почти 31,4 млрд марок. В 1966 г. ФРГ участвовала в 2800 проектах в 93 различных странах. Это помогло получить доступ к сырьевым ресурсам развивающихся стран, расширить возможности для сбыта собственной продукции в данных странах, а также создать условия для эффективной деятельности в них частного капитала ФРГ.

После ухода Аденауэра кардинальных перемен во внешнеполитическом курсе ФРГ не произошло, хотя Эрхард, скептически относившийся к европейской интеграции, отверг активный курс в европейской политике, характерный для его предшественника. В этот период были практически заморожены франко-западногерманские отношения (из-за действий де Голля по выходу Франции из военной организации НАТО в 1966 г.), хотя внешне сохранялась видимость согласия. Сотрудничеству ФРГ и Франции было противопоставлено укрепление связей с США и НАТО, принцип «атлантической солидарности» провозглашался в качестве приоритетного для внешней политики Федеративной республики.







Сейчас читают про: