double arrow

Союз освобождения Украины (Союз визволення Украши - СВУ). 1 страница


Вариант 4

Вариант 4

Вариант 3

Вариант 3

Вариант 2

Вариант 2

Вариант 1

Вариант 1

Экономика Древней Руси. Социально-классовая структура

  Главным содержанием средневековья, определившим его своеобразие, было возникновение и развитие феодализма. Базисные черты феодального способа производства реализовывались в разных регионах Европы со значительными особенностями. Если для территорий бывшей Западной Римской империи, Византии, балканских славян был характерен синтез позднеантичного и варварского наследия (континуитет), то в Древней Руси осуществлялся другой тип процесса феодализации, проходивший при полном отсутствии подобного синтеза – феодальный строй вырастал непосредственно из варварского общества. Феодализация (формирование феодальной земельной собственности в ее разных формах, главных антагонистических классов – собственников земли и в той или иной мере зависимых от них мелких сельских производителей – крестьян) на Руси завершилась к середине–концу XII в. Основу феодализма как системы составляла аграрная экономика (сочетание земледелия, скотоводства и различных промыслов). Как и в Византии, на Руси основной фонд крупной земельной собственности долго оставался в руках государства. Ее формирование происходило путем «окняжения» ранее общенародных общинных земель. Жившие там свободными общинники («люди») становились зависимыми от князя «смердами», которые должны были платить ему подать (т.е. подвергались государственной эксплуатации). Существовали и рабы (холопы), хотя рабство у восточных славян не достигло большого развития. Затем великие князья стали раздавать «окняженные» земли зависевшим от них местным князьям, боярам, монастырям сначала в форме своего рода столов –«кормлений» (права сбора податей с определенной территории). При первых Рюриковичах феодальная аристократия не стремилась обособиться от правителя на местах, как это происходило в Западной Европе, а концентрировалась при княжеском дворе, т.е. господствовала коллективная форма феодальной собственности. Затем эта раздача стала осуществляться в виде земельных пожертвований. Из тех и других в XI в. формировались уже феодальные вотчины – наследственные земельные владения феодалов, обрабатывавшиеся трудом зависимых крестьян. Основой экономической власти становится не дань, а эксплуатация крестьян внутри вотчины. Параллельно складывались и формы древнерусской феодальной иерархии, во многом отличавшейся от «классических» западноевропейских. В основе вассалитета здесь лежало не столько условное земельное держание, сколько подчинение «младших» князей «старшим» по силе и могуществу, а бояр – великому князю и князьям в каждом княжестве. Стержневым процессом российской истории была колонизация новых земель. Крестьяне бежали от княжеской власти, селились вдоль рек, в поймах которых занимались интенсивным земледелием, а также углублялись в леса, где вели комплексное хозяйство, в основе которого была охота, собирательство и экстенсивное кочевое подсечно-огневое земледелие. Князья в ходе колонизации предпочитали большие пространства свободных от леса земель – ополий, расширяли их сведением под пашню лесов. Технология земледелия, применяемая при княжеской колонизации, в отличие от крестьянской, была интенсивной – двух и трехпольной. Такая технология позволяла осуществлять концентрацию населения на небольших территориях, что давало возможность княжеской администрации держать крестьян под своим контролем. До расселения между Днепром и Волгой славяне, видимо, были пастушьим народом, постепенно перешедшим к земледелию. Своеобразные природные условия их нового местопребывания (худородные почвы, колебания в климате, непродолжительный по сравнению с Западной Европой сезон сельскохозяйственных работ), влиявшие на урожайность, заставляли людей пополнять доход от земледелия другими промыслами: охотой на пушного зверя, в особенности бобров, рыбной ловлей, добычей лесного меда и воска. Развивались различные ремесла, непосредственно связанные с обслуживанием князя, бояр и дружинников. Речная сеть определяла еще одно из основных занятий восточных славян – активный внутренний и внешний обмен товарами. Наиболее важным речным путем был знаменитый великий путь «из варяг в греки» – из Скандинавии в Византию. Другой путь шел по Волге, а далее – в Каспийское море. Успешная торговля славян повлияла на рост их городов: Киева, Новгорода, Смоленска, Чернигова, Полоцка и др. Города в Киевской Руси играли большую роль, наиболее значительные из них в XI– XII вв. не уступали западноевропейским. К середине XIII в. на Руси было около 150 городов. В отличие от Западной Европы, где города в средние века возникали в противовес феодальной вотчине и развивались в борьбе с феодальными сеньорами, русский город всегда сохранял тесную связь с феодалами и их сельскими владениями. Таким образом, в рамках Древнерусского государства завершился генезис феодализма и начался период развития феодальных отношений, приведших к феодальной раздробленности в 20-е годы XII в. Формирование феодальных отношений имело на Руси много особенностей, однако в целом шло по бессинтезному пути генезиса феодализма. Древняя Русь в конце XI–XII в. находилась на одном стадиальном уровне с соседними европейскими странами. Монголо-татарское нашествие во многом предопределило общее замедление социально-экономического прогресса в стране. Хозяйственное развитие городов было искусственно заторможено. Исчез целый ряд ремесел (стекольное, металлическое литье, каменное строительство). На время прервалась международная торговля Руси, нарушился товарообмен внутри страны. Монгольское нашествие XIII в. внесло коррективы в интенсивность и характер обоих колонизационных процессов. Наиболее пострадали княжеские ополья, крестьянская же колонизация успешно продолжалась. Однако теперь она была почти полностью переориентирована на экстенсивное кочевое подсечно-огневое земледелие, которое позволяло крестьянину застраховать себя практически от любых неурожаев. В колонизационном процессе активно участвовали и русские монастыри. С XIV в. наметилась важная перемена в направлении распространения монастырей. Началось движение в лес среди северного русского монашества. Первой хозяйственной заботой пустынного монастыря было приобретение окрестной земли, ее обработка. Вокруг монастыря селились ремесленники, сюда приезжали купцы, возникал поселок – он нередко был ростком будущего города. В конце XIV и особенно в XV в. наблюдаются значительные успехи в экономике. Усовершенствовались орудия земледелия: двузубая соха становится главным орудием обработки почвы. От подсечно-огневого земледелия перешли к пашенному. Началась специализация отдельных отраслей сельского хозяйства – льноводства, хмелеводства и т.д. Шире стала распространяться механизированная переработка зерна на мельницах, хотя в крестьянских хозяйствах все еще преобладал ручной помол в ступах или с помощью жерновов. Подъем земледелия с конца XIV в. сопровождался географическим разделением труда между отдельными районами и установлением экономических связей, что создавало условия для формирования внутреннего рынка и политического объединения страны к концу XV в. Наметились новые явления и в развитии феодальной собственности на землю. Преобладающей ее формой оставалась наследственная вотчина. Но с середины XV в. все более распространяются условные земельные держания, сходные с западноевропейским леном или феодом. С конца XV в. они именуются поместьями. Князья, бояре, монастыри стремились повысить доходность владений, раздавали их своим военным и дворцовым слугам при условии заселения и обработки пустующих земель и выполнения различных служб (в том числе и военной). Их вассальные отношения к князю определялись теперь поземельными связями. С развитием феодальных отношений изменялись формы эксплуатации крестьян. Крестьянство делилось на две большие группы: лично свободные общинники («черносошные»), феодально зависимые от государства, и частновладельческие, в разной степени зависевшие от вотчинников – князей, бояр, монастырей, позднее помещиков. Господствующей формой феодальной ренты оставался натуральный оброк при небольшой барщине и денежной ренте (у черносошных крестьян денежная рента преобладала). Наряду с крестьянами сельским трудом занимались и холопы, обрабатывавшие барскую запашку. В конце XV в. государство переходит в наступление на права и свободы селян. Судебник Ивана III (1497 г.) установил единый для всей страны срок перехода крестьян – неделя до Юрьева дня (26 ноября по старому стилю) и неделя после. Юрьев день стал первым ограничением крестьянской свободы. На первую половину XV в. приходится сравнительно быстрое развитие русских средневековых городов, игравших важную роль как административных центров, а также центров ремесла и торговли. Для Руси XIV-XV вв. характерны стертые формы внутригородских объединений. Существование, наряду со свободным, вотчинного ремесла сдерживало более четкое цеховое оформление ремесленных объединений в городах. Существовали купеческие объединения как временного, так и постоянного характера. Образование Русского государства сопровождалось весьма существенными изменениями социальных отношений. Складывался правящий слой, бывшие независимые князья превращались в служилых князей, обязанных военной службой великому князю. На службу к нему шли бояре. Таким образом, ломалась прежняя иерархическая структура господствующего класса. Формировался новый слой детей боярских, составляющих двор великого князя всея Руси. Система вассалитета вообще была развита слабо на Руси, в XV столетии ее сменило подданство, отразившееся в формуле «Яз холоп твой». В XVI-XVII вв. экономика России подверглась многочисленным испытаниям (опричнина,Ливонская война, Смутное время), преодоление которых вело к усилению внеэкономического принуждения и рентных обязательств крестьян. Это сопровождалось ограничением их прав личности и постоянно возраставшим подчинением феодалу, на земле которого они находились. В результате возникшего неполного владения феодалов личностью крестьян стало возможно их постепенное, а затем и окончательное прикрепление к земле как форма обеспечения власти и доходов класса земельных собственников. Временное (с 1581 г.), а затем и бессрочное запрещение крестьянского выхода было связано с усилением крестьянской зависимости от феодалов и феодального государства. Основными причинами закрепощения крестьян стали рост численности феодалов, падение уровня жизни помещиков, а в результате – усиление феодальной эксплуатации. Во второй половине XVII в. крепостное право приобретает общегосударственный характер. Окончательно оформившееся Соборным уложением 1649 г. крепостничество стало ответом правительства на сопротивление крестьян наступлению на их жизненные интересы и закабаление. В обстановке укрепления крепостнических порядков создавалось больше возможностей для усиления эксплуатации зависимых крестьян. Это проявилось в развитии барщины, которая стала во второй половине XVII в. наиболее распространенной формой феодальной ренты в Центральной России. Противоречивость социально-экономического развития обнаруживается в том, что процессу закрепощения противостояли факторы иного порядка. Так, в деревнях всех разрядов приобретает растущее значение отход на заработки. Крестьяне отправляются подчас в отдаленные районы наниматься на речные суда в качестве грузчиков, бурлаков, бродят по всей Руси в артелях плотников, ходят с купеческими обозами, ищут случайного заработка в городах. Иными словами, в России начал складываться рынок рабочей силы, что указывало на возникновение буржуазных отношений, пока еще слабых, но имеющих тенденцию развития. Одновременно с увеличением власти феодалов над личностью крестьян и землей (вторая половина XVII в. прошла под знаком сближения поместий и вотчин с юридической точки зрения, сокращения разницы между этими формами феодальной собственности) изменяется структура господствующего класса. Падает роль старой аристократии. Широкие слои служилого сословия все более составляют основную социальную опору центральной власти. Постоянно углублявшийся процесс отделения ремесла от сельского хозяйства обусловил в XVI–первой половине XVII в. рост и развитие городов, бывших торгово-ремесленными центрами обычно значительных по радиусу районов. В XVI в. выявлено 210 названийгородских ремесел, в начале XVII в. их уже насчитывалось до 250 [5, т. 3, с. 130]. Промышленность России в течение XVII в. выросла количественно и качественно. Мелкое производство, оставаясь решительно преобладающим, постепенно втягивается в товарно-денежный оборот. Важный показатель развития ремесла и внутренней торговли – рост ремесленных сел, сельских торжков, ярмарок. Только в пределах центральных районов страны к концу XVII в. было не менее 400 промыслово-торговых сел и деревень, жители которых занимались выработкой промышленных изделий и активно действовали на рынке [5, т. 4, с. 112]. Определились районы металлообработки (Поморье, Серпухов, Тула), кожевенного дела (Ярославль, Казань), деревоотделочных производств (Калуга, Вятка), солеварения (Старая Русса, Соль Камская) и др. Одним из показателей роста хозяйственных связей стала доставка дальнепривозного сырья в пункты переработки, что нарушило средневековую замкнутость и жесткую зависимость соответствующих производств от местных сырьевых ресурсов.   Несмотря на трудности (огромная территория, неравномерно и зачастую малозаселенная, проблемы коммуникаций и др.), заметными темпами происходило формирование всероссийского внутреннего рынка. Это стало возможным лишь на базе возникновения буржуазной организации обмена, хотя и стесненной рамками феодально-крепостнических отношений. Единый внутренний рынок рос по мере генезиса капитализма. Феодализм не мог обеспечить базы для создания экономического единства страны в силу пестроты местных особенностей и натурального типа хозяйства. Верным показателем генезиса капиталистических отношений стало развитие мануфактурного производства. Оно, как правило, возникало в районах, где ранее существовало мелкое товарное производство соответствующей отрасли промышленности. В XVII в. мануфактуры централизованного типа появились в металлургии, судостроении, солеварении, канатно-прядильном деле, хотя многие из них отличались неустойчивостью и нередко терпели крах. Среди предпринимателей были как отечественные коммерсанты (Светешниковы, Гурьевы, Панкратьевы, Тумашевы, Микляевы), так и иностранные (А. Виниус, И. Марселис, Ван Сведен, Бутенант и др.). Мануфактурная форма производства становилась устойчивым компонентом социально-экономического развития страны. Углубление социальных антагонизмов позднефеодального общества в России отразилось в явлениях деформации господствующих производственных отношений, а также генезиса капитализма. Под воздействием товарно-денежного хозяйства некоторые феодалы начинают приспосабливаться к нему, ориентируются на производство рыночной продукции. Помещики всех рангов стали чаще торговать хлебом. В горячую страдную пору на уборку урожая, особенно в более плодородных южных районах, привлекаются сотни наемных работников. И в области промышленности у части феодалов заметны черты предпринимательства. Металлургическими заводами владели, например, боярин Б. Морозов и тесть царя АлексеяИ.Д. Милославский. В среде помещиков поволжских и западных местностей широко было развито производство выгодного экспортного товара – поташа. Быстро оценили выгодность своего положения власти Макарьева Желтоводского монастыря, во владении которого стремительно набирала силу ставшая вскоре всероссийски-знаменитой Макарьевская ярмарка под Нижним Новгородом. Ближе к концу XVII в. помещики все активнее обращаются к производству водки, выступая в качестве поставщиков. Таким образом, в России XVII в. происходили глубокие внутренние перемены, связанные как с ужесточением крепостнического режима, так и с зарождением и ростом буржуазных отношений, характеризующих сущность нового периода русской истории. Экономическое слияние ранее обособленных областей, земель и княжеств обозначило возникновение национальных связей. При всех особенностях и различиях Россия в социально-экономической области развивалась в том же направлении, что и другие европейские страны. Менее благоприятные условия этого развития сказались на замедленности общественного прогресса. Гигантская территория страны, разнообразие природно-климатических и историко-экономических условий, а также этнокультурных традиций – все это обусловило неравномерность развития в пределах самой России. Но процесс генезиса капиталистических отношений был уже необратимым. Иными словами, в России созрели предпосылки для крупных экономических перемен, общее направление которых определилось, но пути осуществления преобразований во многом зависели от социально-политической обстановки, пристрастий верховной власти, традиций массы населения.

ЭКОНОМИКА ДРЕВНЕЙ РУСИ IX–XII ВЕКОВ

Введение

В период с IX по XII век происходило становление Древнерусского государства с центром в городе Киев. Формально датой возникновения Древнерусского государства некоторые считают 862 год – год легендарного призвания Рюрика, Синиуса и Трувора в Новгород на княжение. Именно этому событию посвящен памятный знак "Тысячелетие Руси", установленный в Новгороде в 1862 году. Другие исследователи предпочитают вести историю Древнерусского государства от 882 года – когда князь Олег Старый покорил Киев и сделал его столицей нового государства – Киевской Руси.

Начальный период Древнерусского государства был очень напряжен по своей внутренней жизни и важен для всей последующей истории России. Именно в это время Русь заявила о себе как о крупном и сильном государстве, способном существенно влиять на европейскую и мировую политику; именно в это время князь Владимир принимает православие, христианство византийской модели; именно в это время будут посеяны те семена, который дадут свои плоды в период феодальной раздробленности.

Обращаясь в настоящей работе к теме экономики Древнерусского государства IX–XII веков, мы постараемся найти ответ на несколько вопросов, понимание которых необходимо для понимания основных моментов истории Древней Руси, а именно: какая экономическая база лежала в основе образования Древнерусского государства? Какую роль играло Древнерусское государство в европейских хозяйственных взаимоотношениях? Какие изменения претерпела экономика Древней Руси в момент вызревания феодальной раздробленности?

Теме экономического строя Древней Руси в исторической науке, выражаясь языком историографических образов, повезло. Еще в дореволюционные годы этой теме были посвящены работы В.О. Ключевского, В.И. Сергеевича, А.И. Преснякова, М.А. Дьяконова и многих других выдающихся исследователей. Современная концепция социально – экономического строя Древней Руси в своих основных чертах сформировалась в 30–40-х годах ХХ века. В ее создании основная роль принадлежит Б.А. Грекову. Однако уже в середине 50-х годов Л.В. Черепнин, рассматривая положение различных категорий зависимого населения Древней Руси, заметил некоторую статичность в изображении Б.А. Грековым судеб русского крестьянства, тогда как все явления социально – экономической жизни надо изучать не в статике, а в динамике. "Не всегда в трудах указанных исследователей, – отмечает Л.В. Черепнин, – полностью выяснено взаимоотношение отдельных разрядов крестьянства, раскрываемых источниками, относящимися к Древней Руси (IX–XII века), с теми категориями крестьян, о которых говорят памятники более позднего времени (XIII–XVI веков). А для понимания истории крестьянства особенно важно изучить эволюцию и преемственность терминов, обозначающие различные категории сельского населения…"[1]. К тому же побуждали и заметные успехи в области археологии, этнографии, языкознания, а также открытие новых источников. Так открытие записок Абу Хамида ал-Гарнати, посетившего Русь в середине XII века показало, что долговое рабство на Руси в это время – заурядное явление.

Основным источником наших знаний о характере экономических взаимоотношений в Киевской Руси является древнейший памятник древнерусского законодательства – Русская Правда. Русская Правда делится на Краткую Правду, составленную великим Киевским князем Ярославом Мудрым (XI век) и Пространную Правду (XII век) дополненную Правдой Ярославичей и Уставом Владимира Мономаха.

Изучению этого источника много внимания уделял в своих лекциях крупный российский историк конца XIX – начала ХХ века В.О. Ключевский.

Кроме того, большой материал для изучения экономики Древней Руси дат работы советских и российских историков, а также археологические исследования.

1. Хозяйство восточных славян в догосударственный период

В начале первого тысячелетия новой эры территорию Восточно-Европейской равнины заселили восточные славяне. Начиная с VI века восточные славяне занимали пространство от Онежского и Ладожского озер на севере до низовья рек Прут, Днестр, Южный Буг на юге, и от Карпатских гор на западе до Оки и Волги на востоке. В восточной Европе славяне встретились с финно-угорскими племенами, жившими на ее территории до появления славян. Заселение славян происходило мирно, так плотность населения финно-угорских племен была очень мала. Постепенно финно-угорские племена были ассимилированы славянами.

Природно-климатические условия Русской равнины способствовали формированию успешной хозяйственной деятельности славян: полноводные реки, плодородные почвы, густы леса с обилием птиц и зверей, умеренный ровный климат. Эти условия сыграли заметную роль в развитии экономики древних славян. На южных плодородных землях люди занимались земледелием, в юго-восточных степях – кочевым скотоводством, в северных и северо-западных районах – охотой, добычей меха ценных пушных зверей, бортничеством (сбором меда и воска диких пчел), рыболовством.

Важную роль в расселении и повседневном быте славян играли реки. "Припомнив, – пишет В.О. Ключевский, – как Повесть о начале Русской земли размещает славянские племена по нашей равнине, легко заметить, что масса славянского населения занимала западную её половину. Хозяйственная жизнь населения в этом краю направлялась одним могучим потоком, Днепром, который прорезывает его с севера на юг. При тогдашнем значении рек как удобнейших путей сообщения Днепр был главной хозяйственной артерией, столбовой торговой дорогой для западной полосы равнины: верховьями своими он близко подходит к Западной Двине и бассейну Ильмень-озера, то есть к двум важнейшим дорогам в Балтийское море, а устьем соединяет центральную Алаунскую возвышенность с северным берегом Чёрного моря; притоки Днепра, издалека идущие справа и слева, как подъездные пути магистральной дороги, приближают Поднепровье. с одной стороны, к карпатским бассейнам Днестра и Вислы, с другой – к бассейнам Волги и Дона, то есть к морям Каспийскому и Азовскому. Таким образом, область Днепра охватывает всю западную и частью восточную половину русской равнины. Благодаря тому по Днепру с незапамятных времен шло оживлённое торговое движение, толчок которому был дан греками".[2]

Археологические раскопки поселений говорят о том, что основным занятием славян было земледелие. Они широко сеяли просо, рожь (жито), пшеницу, лен и другие культуры. Для обработки земли применяли рало – примитивную деревянную соху с железным наконечником (наральником), мотыгу, серп, грабли, косу. Позже появится плуг с железным лемехом.

Земледелие осуществлялось в переложной (залежной) или подсечно-огневой форме. Перелог предполагал использование одних и тех же участков земли в течении нескольких лет подряд. После истощения земли этот участок забрасывался на 20-30 лет для естественного восстановления плодородия, а сам земледелец переходил на другой участок. Такая система существовала в основном в степных и лесостепных районах. В лесных районах сложилась подсечно-огневая система при которой участок земли под пашню освобождался от деревьев, которые рубили и сжигали. Полученная зола служила естественным удобрением. Эта система требовала больших затрат физического труда людей, объединенных в родовую общину.

Люди были объединены в родовые патриархальные семьи, которые жили отдельным поселением – двором. В такой семье была коллективная собственность на землю, орудия и результаты труда. Размеры земельных участков зависели от того, сколько такая семья могла обработать земли.

Повсеместное распространение плуга и переход от матыжного к пашенному земледелию заметно повысило культуру сельского хозяйства и его производительность, хотя это повышение происходило экстенсивно, за счет увеличения площади обрабатываемой земли. Тем не менее здесь имелись и признаки интенсификации сельского хозяйства. Так, сначала появилось двуполье, а потом и трехполье, то есть ежегодное чередование различных посевных культур и пара для восстановления плодородия почвы. Обработку почвы производили при помощи тягловых животных: волов и лошадей. Развитие факторов производства и увеличение производимого продукта обусловило разложение кровно – родственной общины и переход в VI–VIII веках к соседской общине.

Этот переход означал, что основной хозяйственной единицей стала отдельная семья. При этом обработку земли можно было осуществлять небольшими коллективами, которые расселялись по принципу соседства, а не родства. Появление частной собственность на орудия и результаты труда означало полное разложение родовой общины. Двор уступает свое место деревне, а сама сельская община стала называться вервь (мир).

И хотя в соседской общине основные сельскохозяйственные земли еще оставались в совместной собственности, они уже делились на участки – наделы, которые передавались ограниченное в частное пользование общинникам на определенное время. Земли не сельскохозяйственного назначения (лес, водоемы, сенокосы, пастбища) оставались общинными. Сохранялись и различные виды работ, выполнение которых требовало объединенного труда всех членов общины: прокладывание дорог, корчевание леса, и прочие.

Земельные наделы обрабатывались членами отдельной семьи собственными орудиями труда, урожай принадлежал также этой семье. Таким образом, отдельная семья уже не должна была участвовать в принудительном разделении производства и распределении продуктов в равной мере. Это приводило к имущественному расслоению внутри соседской общины, появлению более успешных старейшин, племенной знати, будущих крупных земельных собственников – феодалов.

На последнем этапе перехода к феодализму у восточных славян сформировался тип отношений, характерный для всех народов при переходе от первобытного в классовому обществу – военная демократия. В этот период усиливается роль высшего военноначальника – князя, который был одновременно руководителем войска и главой племени или племенного союза. Первоначально князь избирался на вече как руководитель дружины. В работе вече могли принимать участие все свободные общинники, участвовавшие в народном ополчении. Кроме народного ополчения выделилась и профессиональная дружина. Дружина кормилась за счет доходов князя, которые состояли из добычи во время военных походов и приношений (налогов) собираемых с жителей за охрану их от набегов врагов. Постепенно князь и его дружина заняли первенствующее положение в племени, усвоил себе функции суда, начал распространять свои права на земли как на частную собственность, присваивать себе власть над другими общинниками и их доходами. Все это означало переход от доклассового к классовому обществу и предпосылку к возникновению государства. "На смену власти коллектива пришла наследственная княжеская власть. Князья, опиравшиеся на свои военные формирования, приобрели такой вес и влияние в обществе, что превратились, по существу, в особую силу, стоящую над народными массами".[3]

4. Налоговая система

В IX–XII веках экономику Древнерусского государства можно охарактеризовать как период раннего феодализма. В это время еще только закладывающиеся основы прочной системы взаимоотношений между государством, землевладельцами и населением по поводу производства продукции, сбора налогов и военной службы. Киевские князья Рюриковской династии на протяжении IX–X веков проводили активную политику по насильственному присоединению восточных славян, что позволило им превратить Киевскую Русь в одно из самых могущественных государств раннесредневековой Европы.

Доход киевского князя складывался из военной добычи, дани с покоренных земель, судебных штрафов, пошлин с торговых перевозок и внутренней дани со своих земель. В других землях население продолжало платить дань своей родовой знати, олицетворявшей и представлявшей в данной земле киевского князя. Дань собиралась в натуральном виде, реже – деньгами. Согласно "Повести временных лет" две трети дани шло на общегосударственные нужды, а треть – лично князю и его дружине и представителям.

Объединив под свою власть огромную территорию со славянским и угро-финскими племенами, киевские князья удерживали их в своем подчинении при помощи военной силы, стараясь при этом организовать и хозяйственное управление на этих землях. Достаточно только вспомнить княгиню Ольгу, которая жестоко отомстила убийцам своего мужа – древлянам и, вместе с тем, твердой рукой пресекла сепаратистские попытки этого племени к отделению от Киевского государства. Параллельно с этим Ольга упорядочила процесс сбора дани, отменив существовавшее доселе полюдье и устроив погосты, куда местное население должно было само свозить дань и передавать специально назначенным чиновникам.


Сейчас читают про: