double arrow

Перерыв в войне


Поход Датиса и Артаферна

Поход Мардония

Кампании Дария I

Неудача малоазийского восстания, вызванная отсутствием солидарности между греческими городами, сильно обнадёживала Дария. В 492 до н. э. зять Дария Мардоний двинулся с огромным войском и сильным флотом на Грецию через Фракию и Македонию. Завоевав остров Тасос, его флот поплыл вдоль берега на запад, но был разбит ужасной бурей у мыса Афона: около 300 кораблей и 20 000 человек погибло. Сухопутное войско Мардония подверглось нападению фракийского племени бригов и понесло громадные потери. Мардоний удовольствовался покорением Македонии; нападение на Элладу было отложено[14], но Дарий готовился к новому походу. В 491 до н. э. в Элладу были отправлены послы персидского царя с требованием воды и земли в знак покорности. Эти символы подчинения были даны не только большей частью островов, в том числе Эгиной, но и многими городами, например Фивами. В Афинах и Спарте послы были убиты[15]. Уступчивость островов и многих общин материка объясняется не только могуществом Персии, но и борьбой между аристократами и демократами: тираны и аристократы готовы были подчиниться персам, лишь бы только не дать перевеса демократической партии. Национальной независимости греков грозила большая опасность, которая могла быть устранена лишь созданием крупного союза. В греках пробудилось сознание национального единства. Афиняне обратились к Спарте с требованием наказать изменившие города, признавая тем самым её главенство над Грецией.




В 490 до н. э. Датис и племянник царя Артаферн, персидские полководцы (советником при них был изгнанный из Афин бывший тиран Гиппий) во главе сильного флота из 600 кораблей переправились через Эгейское море, опустошили Наксос, высадились в Эвбее и стали осаждать Эретрию. В городе происходила партийная борьба; часть граждан была на стороне персов и требовала сдачи города. Несмотря на помощь Афин, Эретрия была взята штурмом и разорена[16]. Под руководством Гиппия персы переправились через Еврипский пролив и высадились на восточном берегу Аттики у городка Марафон[17]. Афиняне отправили послов в Спарту с просьбой о помощи, но спартиаты не явились вовремя, ссылаясь на религиозные соображения: в то время у них происходили религиозные празднества — карнейские игры, — и до полнолуния они не могли выступить в поход. Афины были предоставлены собственным силам, к ним примкнули только платейцы[18].

Несмотря на неравенство сил, победа осталась на стороне афинян. Персы поплыли вдоль мыса Суния, думая врасплох напасть на Афины, но Мильтиад встретил их близ Фалера с одержавшим победу войском, и персы были вынуждены вернуться в Азию. Марафонская битва впервые показала преимущества греческого военного строя перед многочисленной, но нестройной пехотой персов.



В то время Афины переживали борьбу консервативной (аристократической) и прогрессивной партий. Первая, опираясь на землевладение, считала, что Афины должны быть земледельческим государством, и главную силу видела в сухопутном войске. Прогрессивная партия, стремившаяся к демократизации Афин и требовавшая развития ремёсел и торговли, искала величие государства в усилении флота. Гениальным руководителем прогрессивной партии был Фемистокл. Он понял, что на суше грекам не справиться в открытом сражении с подавляющей массой персов и что для успеха борьбы необходим флот. Для создания флота требовались громадные средства; нужны были и матросы. Приходилось, следовательно, привлечь и граждан четвёртого класса — фетов — к военной службе. Так как они не пользовались политическими правами, была проведена реформа Фемистокла, уравнявшая в политических правах всех граждан, Афины стали демократическим государством.

На постройку кораблей Фемистокл убедил граждан направить доходы с лаврийских серебряных рудников. Благодаря поддержке ареопага Фемистоклу удалось провести закон о флоте, чему помогло тяжёлое положение Афин в начавшейся войне с Эгиной, особенно показавшее недостаток у Афин морских сил. Оппозиция в лице Аристида была устранена (482 до н. э.), и началась грандиозная постройка военных гаваней вместо неудобной Фалерской бухты. Через два года Афины стали первоклассной морской державой.



Между тем Дарий, готовивший военный поход на Грецию, умер, и его дело продолжил Ксеркс, его сын и преемник. Народное греческое предание в лице Геродота представляет размеры армий Ксеркса невероятными (5 млн. 300 тыс.[19]; по Ктесию — 800 тыс.[20]). На самом деле персидское ополчение, в котором участвовало более пятидесяти народов, насчитывало, вероятно, около 150—200 тысяч человек, флот состоял из 1207 кораблей[21].







Сейчас читают про: