double arrow

Обострение противоречий со Спартой и предпосылки Пелопонесской войны


Взаимоотношения между наиболее могущественными объединениями греческих полисов — Пелопоннесским союзом, во главе которого стояла Спарта, и Первым Афинским морским союзом, возглавляемым Афинами,— определяли внутриполитическое положение в Греции второй половины V в. до н. э. Эти союзы в середине V в. до н. э. превратились в сильные военно-политические блоки, между которыми развились не только внешнеполитические, но и глубокие социально-политические противоречия. В конечном итоге эти противоречия обострились до такой степени, что привели к одной из самых кровопролитных войн в греческой истории — Пелопоннесской войне.

Противоборство Пелопоннесского и Афинского морских союзов определялось прежде всего глубокими различиями в их структуре, в характере социально-экономических отношений, политическом строе входящих в их состав полисов.

1. Характеристика Пелопоннесского союза.Пелопоннесский союз был одним из первых крупных военно-политических объединений в греческом мире. Он сложился во второй половине VI в. до н. э. и включал на первых порах полисы, расположенные в Пелопоннесе: Лаконики, горной области Аркадии, равнинной Элиды.




К середине V в. до н. э. в состав союза вошли почти все полисы Пелопоннеса (кроме враждебного Спарте Аргоса), целый ряд городов Средней Греции, включая сильные Фивы и более мелкие полисы Фокиды, северной Дориды, острова Левкады. Большая часть союзных государств, включая и Спарту, относилась к аграрным со слабым развитием ремесла и торговли полисам с архаическими общественными отношениями, олигархическим устройством и консервативной политической программой. Правда, среди союзников были и такие торгово-ремесленные полисы, как могущественный Коринф, Мегары, Сикион, в которых экономическая жизнь была достаточно интенсивной. Эти города хорошо дополняли аграрные полисы и в целом повышали военно-политический потенциал Пелопоннесского союза, превращали его в одну из сильнейших военно-политических коалиций Греции.

Многочисленное и хорошо тренированное войско гоплитов, которых посылали аграрные полисы, дополнялось достаточно сильным флотом и солидными денежными поступлениями богатых торгово-ремесленных центров типа Коринфа или Мегар.

Наличие среди союзников большого числа аграрных полисов, с одной стороны, и торгово-ремесленных центров — с другой, породило известную рыхлость и слабую централизацию в структуре Пелопоннесского союза. Входящие в него государства сохраняли свою самостоятельность вплоть до того, что могли вести войны не только с другими полисами, но даже друг с другом. В нем не было какой-либо общей администрации, которая могла бы вмешиваться во внутренние дела союзников, не существовало общих финансов и регулярных взносов на нужды союза.



Основными обязательствами союзников было проведение скоординированной внешней политики и участие в совместных военных действиях, для чего каждый полис был обязан выставлять определенное количество воинов, конницу, корабли и вносить денежные взносы. Каждый воинский контингент должен был обеспечивать себя продовольствием, снаряжением и оружием; возглавлялся он своими командирами.

Высшим органом Пелопоннесского союза было собрание всех союзников, которое проходило в Спарте под председательством спартанских эфоров. Решения союзного собрания должны были утверждаться апеллой. Союзное войско возглавлялось спартанскими царями, а объединенным флотом командовали спартанские навархи. Каждый полис, как самый маленький, так и большой, получал один голос, что позволяло Спарте добиваться приемлемых решений, противопоставляя мелкие полисы более крупным. Членство в Пелопоннесском союзе было добровольным, выход из союза — относи-тельно свободным. В источниках нет сведений о применении каких-либо военных акций против тех союзников, которые пожелали бы выйти из этого объединения. Например, в Пелопоннесский союз входили и выходили из него Коринф, Мегары, Фивы, ряд ахейских полисов. Относительно мягкое отношение к союзникам, отсутствие финансового давления, уважение их автономии и невмешательство во внутренние дела создавали условия для известной прочности Пелопоннесского союза, который просуществовал в целом около 200 лет, т. е. дольше, чем какое-либо другое военно-политическое объединение в Греции.



Используя большой военно-политический потенциал союза, Спарта стала сильнейшим государством Греции и играла решающую роль в греческом мире V—IV вв. до н. э. Она повсюду поддерживала аристократические группировки, была оплотом греческой олигархии.

2. Первый Афинский морской союз. Пелопоннесскому союзу в V в. до н. э. противостояло другое военно-политическое объединение греческих полисов во главе с Афинами — Первый Афинский морской союз. Афинский морской союз вырос из объединения греков, сплотивших свои силы для освобождения захваченных персами греческих городов Малой Азии и островов Эгейского моря. Но уже в конце греко-персидских войн Афинский морской союз перерос рамки военного союза и превратился в особое политическое объединение греческого мира с более широким кругом задач, своей социально-экономической и внешней политикой, сыгравшее большую роль в событиях V в. до н. э. В истории Афинского морского союза можно выделить два периода: период Делосской симмахии (478—455 гг. до н. э.), когда перед союзниками стояли прежде всего задачи освобождения захваченных персами эллинских городов Малой Азии и островов Эгейского моря, и период политического господства Афин в союзе, которое превратило Делосскую симмахию в Афинскую державу (архэ), проводившую активную политику в греческом мире второй половины V в. до н. э.

Афинский морской союз постоянно пополнялся новыми членами, и к концу 30-х годов V в. до н. э. превратился в самое крупное в истории Греции политическое объединение как по числу членов (около 200 полисов), так и по величине контролируемой территории. В состав Афинского союза вошла большая часть греческих полисов, расположенных по побережью Эгейского моря и на островах.

Подавляющее большинство афинских союзников составляли приморские города с интенсивной экономикой, процветающим ремеслом и активной торговлей, сложными социальными отношениями, демократическим устройством.

Афинский морской союз в отличие от Пелопоннесского имел более сложную организацию. Прежде всего была создана единая финансовая система, которая предполагала наличие общей союзной казны, пополняемой за счет ежегодных взносов (форос). Форос устанавливался для каждого союзного полиса в зависимости от его хозяйственных возможностей. Богатые и крупные полисы платили большие суммы, чем мелкие центры с ограниченным доходом. Если по каким-либо причинам доходы того или иного союзника возрастали, то увеличивалась и сумма взноса. В целом общая сумма фороса со всех союзников колебалась от 460 до 600 талантов серебра в год, т. е. ежегодно в союзную казну поступало от 12 до 15,6 т валютного металла. По масштабам Греции V в. до н. э. это были внушительные ресурсы, на которые можно было содержать в течение 6 месяцев войско в 5 тыс. гоплитов и флот в 200 триер с 40-тысячным экипажем.

Величина фороса каждые 4 года пересматривалась, и уточненная сумма утверждалась в Афинах в гелиее. Союзная казна хранилась в храме богини Афины (в Парфеноне) на Акрополе. Для сбора фороса вся 429 г. до н. э., единственный случай в истории демократических Афин, основным конституционным принципом которых было ежегодное переизбрание должностных лиц. Не только рядовая масса гражданства, но и выдающиеся люди греческого мира ценили государственную мудрость и образованность Перикла. Близкими друзьями и советниками Перикла были философ Анаксагор, ученый Дамон, великий греческий скульптор Фидий, замечательный греческий историк Геродот. В Афины съезжались из многих городов лучшие художники, скульпторы, философы, авторы трагедий и комедий. При Перикле Афины стали центром культурной жизни Греции.

4. Внешняя политика Афинского морского союза в 40—30-х годах до н. э.Располагая огромными по тем временам силами и средствами такого мощного объединения, Афины стали проводить активную внешнюю политику в греческом мире, преследуя несколько целей: 1) дальнейшего расширения союза путем включения в него новых городов в Эгейском бассейне; 2) усиления политического влияния Афин в Великой Греции, Южной Италии и Сицилии; 3) проникновения в бассейн Черного моря; 4) изоляции Пелопоннесского союза, уменьшения его политического влияния и превращения Афин в гегемона большинства греческих полисов.

Достижение этих целей встретило, естественно, сильное противодействие Спарты и ее наиболее могущественного союзника Коринфа. 440—430 гг. до н. э. стали временем острого дипломатического и политического противоборства двух наиболее крупных объединений греческого мира в V в. до н. э.

Крупным успехом Афин было включение в состав союза соседнего острова Эгины. Несмотря на противодействие Спарты и Коринфа, афиняне высадились на острове, разбили эгинян в сражении, захватили город (458 г. до н. э.). Его стены были срыты, наложена большая контрибуция, установлены угодные Афинам порядки. Эгина стала послушным членом Афинского союза, выплачивала ежегодно до 30 талантов фороса (один из самых высоких членских взносов в союзе). Афинам удалось установить дружественные отношения с традиционным противником Спарты в Пелопоннесе — Аргосом и фессалийскими городами. После этих успехов власть Афин в бассейне Эгейского моря практически никем не оспаривалась.

С середины 40-х годов V в. до н. э. афиняне обратили самое пристальное внимание на греческие города, расположенные по берегам Черного моря. Большинство причерноморских центров было основано ионийскими полисами, с которыми они поддерживали самые тесные отношения: торговые, политические, культурные. К середине V в. до н. э. греческие города Причерноморья превратились в развитые и богатые полисы, контролировавшие значительную территорию, установившие связи с местными племенами. Включение этих полисов в состав Афинской державы, усиление влияния в этом регионе давали Афинам большие выгоды как экономического, так и политического характера, привели к возрастанию их могущества. Распространение влияния в Причерноморье рассматривалось не только афинянами, но и Спартой и Коринфом как вполне закономерное явление: ведь большая часть ионийских городов, бывших метрополиями причерноморских колоний, входила в состав Афинской державы, а потому и их колонии, естественно, должны были последовать примеру метрополии.

С конца 40-х годов V в. до н. э. афиняне приступают к реализации программы по установлению своего господства в Причерноморье. В 437—435 гг. до н. э. хорошо оснащенная эскадра и отборные отряды гоплитов во главе с Периклом были направлены в Понт. «Прибыв в Понт с большой эскадрой, блестяще снаряженной,— передает Плутарх,— он (Перикл.— В.К.) сделал зоны своего влияния, включая в Пелопоннесский союз новых членов в Средней Греции: полисы Беотии, Фокиды, Северной Дориды, острова Левкады. Большая часть Средней Греции стала зоной спартанского влияния.

Однако в целом можно говорить о большей активности и успешных внешнеполитических инициативах Афинской державы. Руководящие круги пелопоннесцев начинают понимать, что дипломатическими и политическими средствами они не смогут остановить растущее афинское могущество. К концу 30-х годов V в. до н. э. в повестку дня ставится вопрос о войне между Афинской державой и Пелопоннесским союзом.







Сейчас читают про: