double arrow

История Древнего мира, том 2. 33 страница


Стоики в соответствии со своим учением о предопределении утверждали, что все люди равны перед Судьбой. Основная задача человека, по Зенону,— жить согласно природе, т.е. жить добродетельно. Ни здоровье, ни богатство не являются благами. Только добродетель (справедливость, мужество, умеренность, благоразумие) — благо. Мудрецы должны стремиться к апатии — освобождению от страстей (по-гречески патос, откуда рус. «пафос» — «страдание, страсть»). Стоики в отличие от эпикурейцев призывали к исполнению долга. Долгом они называли то, что внушается разумом, — почитание родителей, братьев, родины, уступки друзьям. Мудрец-стоик по велению разума должен отдать жизнь за родину или друзей, даже если од, подвергается жестоким испытаниям. Поскольку смерть

— неизбежность, нельзя бояться ее или пытаться спастись. Философия стоиков получила большое распространение, так как она противопоставляла видимой неустроенности стройность и организованность мира, включала индивида, осознавшего свою отдельность (и испугавшегося этого сознания), в систему мировых связей. Но стоики не могли ответить на важнейший этический вопрос о сущности и причинах существования зла. Один из философов-стоиков, Хрисипп, даже высказывал мысль о «полезности зла» для существования добра.




В эллинистический период продолжала свое существование и школа киников (название происходит как от названия гимнасия в Афинах — «Кипосарг», где учил основатель этой школы Антисфен, так и от образа жизни киников — «подобных собакам»), возникшая в первой половине IV в. до н.э. Киники проповедовали необходимость полного освобождения от материальных благ, жизни согласно «природе» в прямом смысле слова. Они прославляли крайнюю бедность, отрицали рабство, традиционную религию, государство.

Наиболее известным философом-киником был уже упоминавшийся Диоген из Синопы, современник Александра Македонского, живший, по преданию, в пифосе (большом глиняном сосуде). Сохранилась легенда, согласно которой Александр Македонский пришел к Диогену и спросил, какие у него есть желания. II Диоген ответил царю: «Не заслоняй мне солнца». Многие киники в эллинистический период были бродячими нищими проповедниками. Учение киников выражало в примитивной форме протест индивида, потерявшего связь с обществом, против социальных контрастов этого общества. Противоречивость философских учений, невозможность дать сколько-нибудь удовлетворительный ответ на вопросы, мучившие людей, привели к возникновению ещё одной философской школы — скептической. Главой скептиков был Пиррон, живший на рубеже III и II вв. до н.э. Он резко критиковал другие школы и провозгласил принцип отказа от каких-либо безоговорочных утверждений (догм). Все философские системы, основанные на определенных теориях и утверждениях, скептики называли догматическими. Скептики говорили, что всякому положению можно противопоставить другое, равное ему; вследствие этого они считали необходимым вообще ничего не утверждать. Главная заслуга скептиков — в критике современных им философских теорий (в частности, они выступали против учения о предопределения).



Наряду с системами, созданными на основе древнегреческой философии, в эллинистический период создавались произведения, где продолжались и обобщались традиции древневосточного философствования. Замечательной книгой такого рода была книга «Экклесиаст» («Проповедующий в собрании»), одна из самых поздних книг, включенных в Библию. «Экклесиаст» был создан в Палестине в начале III в. до н.э., во времена господства Птолемеев. Начинается он фразой, вошедшей в поговорку: «Суета сует, и нес суета». В этой книге в соответствии с общим духом эллинистический эпохи говорится о тщетности человеческих усилий к достижению счастья. Мировоззрение автора «Экклесиаста» пессимистично и индивидуалистично:

Ибо участь сынам человека и участь скоту —

Одна и та же участь:

Как тому умирать, так умирать и этим,

И одно дыханье у всех, и не лучше скота — человек,

Ибо всё — тщета.

(Перевод Дьяконова И.М.)

В «Экклесиасте» говорится о боге, но это бог грозный, недоступный человеческому пониманию и равнодушный к людям. Такое представление о боге перекликается с представлением о неумолимой судьбе (и, возможно, первое повлияло на второе).



Своеобразную философскую притчу представляет собой и библейская «Книга Иова», созданная, по-видимому, в IV в. до н.э. (возможно, в Эдеме, к югу от Палестины?). В ней рассказывается о праведном Иове, на которого бог, чтобы испытать его, насылает несчастья, В «Книге Иова» поставлен вопрос о взаимосвязи страданий человека и его вины, о разладе между отвлеченной доктриной и реальной жизнью, об ответственности человека за свои поступки. С горечью восклицает Иов обращаясь к богу:

Что есть человек, что

Ты отличил его,

Занимаешь ли мысли Твои,

Каждое утро вспоминаешь о нём,

Испытуешь его каждый миг?

(Перевод Аверинцева С.С.)

Ответ, который предлагается в «Книге Иова» на поставленные вопросы, сводится к тому, что бог посылает страдания не столько как наказание, сколько как средство очищения Души человека.

Эллинистические философские системы оказали значительное влияние на дальнейшее развитие философии в странах Восточного Средиземноморья, а также — через различные восточные учения и римский стоицизм — на христианство.

Литература.

Существенные изменения происходят в эллинистический период и в литературе (эллинистической литературой обычно называется грекоязычная литература III — I вв. до н.э.).

Появляются новые формы в поэзии и прозе, в то же время можно говорить об упадке драматургии и публицистики. Хотя театры теперь существуют во всех, даже в небольших, городах, уровень театрального искусства значительно ниже классического времени. Театр стал просто развлечением, лишенным глубоких общественных идей. Из постановок исчезает хор: даже трагедии великих поэтов прошлого ставились без хоровых партий. Главным жанром драматургии становится бытовая комедия и мелкие комические жанры, такие, как мимиямбы, пантомимы и др.

Самым крупным комедиографом, создателем типа новой комедии считается афинянин Менандр, живший на рубеже IV и III вв. до н.э. Он был другом Эпикура, и взгляды последнего оказали влияние на творчество Менандра. Сюжеты комедий Менандра основаны на различных недоразумениях и случайностях: родители находят своих подкинутых детей, братья — сестёр и т. п. Главная заслуга Менандра — в разработке характеров, в достоверности психологических переживаний персонажей. Полностью дошла до нас только одна его комедия — «Брюзга», найденная в Египте в 1958 г.

В «Брюзге» (другой перевод названия — «Ворчун») рассказывается о вечно раздраженном старике Кнемоне, от которого из-за его характера ушла жена. С ним осталась только дочь. В молодую девушку влюбился сын богатого соседа, но старик против замужества дочери. С Кнемоном произошел несчастный случай — он свалился в колодец, откуда его вытащили его пасынок и возлюбленный дочери.

Кнемон, смягчившись, соглашается на брак, но не желает участвовать в общем празднестве, и его туда уносят... Интересны образы рабов в комедиях Менандра: он показывает самые разнообразные характеры — и глупых, и корыстных, и благородных рабов, в нравственном отношении стоящих выше своих господ.

Все комедии Менандра имеют счастливый конец: влюбленные соединяются, родители и дети обретают друг друга. Такие развязки были, конечно, редкостью в реальной жизни, но на сцене именно благодаря точности бытовых деталей и характеров они создавали иллюзию достижимости счастья; это была своего рода «утопия», помогавшая зрителям не терять надежд в том суровом мире, в котором они жили. Творчество Менандра было широко использовано римскими комедиографами и через них оказало влияние на европейскую комедию нового времени.

Мимиямбы (до нас дошли «Мимиямбы» Геронда III в. до н.э.) — это небольшие бытовые сценки с несколькими действующими лицами. В одной такой сценке, например, показана мать, которая привела своего сына к учителю и просит его выпороть за лень.

В поэзии III —II вв. до н.э. боролись противоположные тенденции; с одной стороны, была сделана попытка, возродить героический эпос: Аполлоний Родосский (III в. до н.э.) написал большую поэму, посвященную мифу об аргонавтах — героях, добывших золотое руно («Аргонавтика»), с другой стороны, широкое распространение получает поэзия малых форм. Известен александрийский поэт Каллимах (родом из Кирены), создатель кратких стихотворений-эпиграмм, где он говорит о своих переживаниях, об отношении к друзьям, прославляет египетских владык. Иногда эпиграммы носили сатирический характер (отсюда более позднее значение этого слова). Каллимах также написал несколько поэм (например, поэму «Локон Береники», посвященную жене Птолемея III). Каллимах очень резко выступал против новой эпической поэзии и, в частности, против Аполлония Родосского.

Недовольство жизнью в больших городах (особенно жизнью в столицах с ее раболепством перед монархом) приводит в литературе к идеализации сельской жизни, близкой к природе. Поэт Феокрит, живший в Александрии в III в. до н.э., создал особый поэтический жанр идиллий, где описывается безмятежная жизнь пастухов, рыбаков и т. п., приводятся их песни. Но, как и Каллимах, Феокрит прославлял эллинистических правителей — тирана Сиракуз Гиерона, Птолемея II, его жену, без этого было невозможно благополучное существование поэтов.

Острые социальные контрасты приводят к созданию в период эллинизма социальных утопий, которые, с одной стороны, испытывали на себе влияние политических трактатов философов классической Греции, а с другой — различных восточных сказаний. Примером может служить «Государство Солнца» Ямбула, изложение которого содержится у писателя I в. до н.э. Диодора. В этом произведении речь идет о путешествии на чудесные острова, посвященные богу Солнца.

На островах живут идеальные люди, отношения между которыми основаны на полном равенстве: у них общность жен и детей, они но очереди служат друг другу. Ямбул, от имени которого велось повествование, и его спутники не были приняты в это сообщество — они оказались неподходящими для такой жизни. Влияние на грекоязычную литературу литературы восточной, где сюжетная проза, судя по Библии, стала складываться в составе исторических повествований еще в первой половине I тысячелетня до н.э., сказалось в период эллинизма и в том, что начинают создаваться прозаические повести и романы.

Прозаические повести псевдоисторического и нравоучительного жанров, датируемые IV—II вв. до н.э., были включены в состав Библии; это книги «Иона», «Руфь», «Эсфирь», «Юдифь», «Товит» и отрывок «Сусанна и старцы» — три последние сохранились только в греческом переводе; одновременно занимательные прозаические псевдоисторические повести — цикл о Петубастисе — создавались и в Египте.

Ряд сюжетов романов был также взят из истории восточных государств: ко II в. до н.э. относится отрывок из романа «Сон Пектанеба»; в I в. до н.э. был написан роман о Нине и Семирамиде, владыках Ассирии.

Однако жанр греческого романа получил развитие уже в эпоху римского господства.

В ближневосточной литературе получают широкое распространение сборники нравоучительных афоризмов, служивших наставлениями для практической жизни (переработки «Повести об Ахикаре», «Книга Иисуса сына Сирахова» и др.)

Искусство.

Искусство эллинизма чрезвычайно сложно и многообразно, поэтому в данном параграфе будут отмечены лишь его основные тенденции н их специфическое выражение на территории того или иного эллинистического государства. Наиболее значительным было Птолемеевское царство в Египте.

Эллинистические монархи, основные заказчики произведений искусства, считали себя потомками и наследниками фараонов. Гигантомания, стремление к никем не оспоримой славе выявились здесь, например, в создании Фароса Александрийского. В то же время строительство этого маяка свидетельствовало о новом этапе инженерно-строительного мастерства, о применении и развитии наук. Все большее значение приобретает искусство портрета, стремление увековечить правителя или видного деятеля, передать и портретные черты его. и величие. Наряду с монументальными бронзовыми статуями портрет становится сюжетом глиптики. Ярчайший пример александрийской глиптики — камея Гонзага (Эрмитаж) выявляет характерные черты этого придворного искусства, не чуждого классицизма в передаче натуры и в то же время ставившего перед собой ясную задачу прославления властелина. Это сказалось и в выборе размера камеи (крупнейшая эллинистическая камея), и в передаче аксессуаров, и в стремлении придать Птолемею черты идеального человека, равного божеству.

Интерес к человеческой личности вызвал расцвет портретной живописи, лишь отдаленные отблески которой мы видим в дошедших от более позднего времени фаюмских портретах(Эти портреты, изображавшие покойного (часто весьма реалистически), прибинтовывались в римское время к мумиям умерших. Оли продолжали традиции древнеегипетского, греческого и римского искусства.).

Высокого развития достигают также прикладные искусства, особенно торевтика (изделия из металла). Исследователи связывают многие шедевры её с Александрией.

Для эллинистических государств было характерно развитие градостроительного искусства и архитектуры. Создаются новые города, перепланируются старые, и них создается прямоугольная сеть улиц. Резкое имущественное расслоение приводит к появлению богатых особняков; часто такие особняки строятся в пригородах, окружаются садами и парками, украшенными скульптурами: зажиточные люди, все больше и больше теряющие чувство гражданской солидарности, стремятся уйти от городской тесноты. В эллинистический период особенно широко стали использоваться мозаичные покрытия внутренних двориков, полов в парадных помещениях (как частных, так и общественных). Стены зданий часто украшали росписями, имитирующими облицовку цветным камнем, но нередко встречались и сюжетные росписи. Не случайно именно в это время зарождается, по существу, совершенно новый жанр в античной литературе — описание картин. И хотя большинство самих картин не сохранилось, мы знаем о них по описаниям; этот жанр нашел свое блестящее завершение в творчестве Филострата. Мозаики же, найденные на Делосе, в Пергаме, даже в Херсонесе Таврическом, сберегли нам блестящие образцы искусства «вечной живописи», получившей позже, в период Римской империи, широчайшее распространение.

Своего рода реакцией на идеализирующее, придворное искусство явились статуэтки, изображавшие простых людей (главным образом из терракоты — обожженной глины). При изображении детей, городских и сельских жителей заметны реалистические элементы, граничащие с натурализмом: здесь и безобразные старики, и педагог с ребенком, как будто вышедшие из «Мимиямбов» Геронда, и озорные мальчишки. Натурализм сказывается и в изображении представителей различных профессий, и в передаче этнических особенностей негров, нубийцев. В монументальной скульптуре заметна акцентировки внутреннего состояния человека, страдающего от боли, от кары богов и т.д. Таков знаменитый «Лаокоон», созданный родосскими мастерами Агесандром, Полидором и Афинодором.

Трактовка мускулатуры граничит с анатомическим этюдом, а трактовка искаженных страданием лиц, несомненно, натуралистична. Обращает внимание чрезмерная усложненность силуэта группы, мешающая охватить весь замысел творцов. «Лаокоон» явился одним из произведений, олицетворявших последние этапы, закат эллинистического искусства в I в. до н.э.

Среди эллинистических художественных школ следует отметить еще одну значительную — пергамскую. Архитектура Пергама поражает особой монументальностью — отчасти благодаря удачному расположению самого города в гористой местности. Театр Пергама — один ил крупнейших среди античных театров. Именно в этом городе как своеобразный символ победы могущественных поргамских царей над галатами был сооружен прославленный Пергамский алтарь Зевса, изображающий борьбу олимпийских богов с мифическими гигантами. Большой фриз (120 м) огромного Пергамского алтаря, сооруженного на вершине горы, над монументальной мраморной лестницей, представляет собой итог развития греческого искусства, воплотившийся в этой многофигурной горельефной ленте. Удивительны мастерство композиции, отсутствие повторяющихся групп, полная свобода в размещении человека в пространстве, реалистическая передача лиц, фигур, бурного движения.

Если создатели пергамского фриза ориентировались на творчество Скопаса, то существовало и другое направление, черпавшее вдохновение в изящных произведениях Праксителя. К произведениям этого направления принадлежат Венера Милосская, терракотовые статуэтки стройных, грациозных дам, искусно задрапированных в плащи, то гуляющих, то сидящих, то играющих на музыкальных инструментах или в любимые игры.

Со II в. до н.э. культурные силы концентрируются в Риме, и римское искусство, впитывая достижения предшествующей поры, знаменует новый взлет, последний этап в развитии античного искусства.

Раздел написан Горбуновой К. С. Литература:

Свенцицкая И. С. Эллинистическая культура./История Древнего мира. Расцвет Древних обществ. - М. .-Знание, 1983 - с. 367-383

Лекция 20: Общественные и религиозные течения в Палестине во II в. до н.э. - I в. н.э. Кумранская община.

Общие замечания.

В условиях создания «мировых» империй старая идеология общинных культов, строившихся только на мифологическом и магическом обряде, на ритуальных табу и «кормлении» человекоподобных божеств жертвами, была обречена: образованная элита в столь примитивные культы не верила, народным массам они не приносили утешения. В предыдущей лекции мы уже говорили о том, что для эллинистического времени были характерны религиозные поиски — поиски новых богов-спасителей (материалистическое объяснение мира в те эпохи могло быть только наивным, да и доступно оно было пониманию лишь немногих просвещенных людей). Ощущалась потребность в таких учениях, которые обращались бы прежде всего к этическим ценностям, были эмоциональны (потому что объяснить жестокость мира и общества рационально было невозможно) и универсальны (чтобы разорвать тесные рамки общинных связей и представлений, отгораживавших человека от человека).

В ряде религиозных течений Восточного Средиземноморья на рубеже нашей эры можно увидеть стремления к созданию новых религиозных и нравственных ценностей. Разные течения боролись друг с другом; в этой борьбе формировались идеи и этические нормы, которые затем впитала в себя нарождающаяся «мировая» религия — христианство.

Значительный интерес для выявления этих идей, а также конкретно-исторических истоков христианства представляет история религиозных течений в Палестине, и прежде всего той сравнительно небольшой общины на пустынных берегах Мертвого моря, о существовании которой ученые узнали только в конце 40-х годов нашего века.

Раздел написан редколлегией.

Общественные течения в Палестине во II в. до н.э.-I в. н.э.

Во второй половине II в. до н.э. выкристаллизовались три общественно-политических и религиозно-философских течения; саддукеев, фарисеев и ессеев. Помимо них в рассматриваемый период возникало множество других направлений и сект, но о них нам мало известно, о некоторых — только их названия. Саддукеи объединяли в своих рядах членов знатных священнических родов, возводивших свою родословную к роду первосвященника Цадока (в греческой передаче — Саддук), а также представителей военной и землевладельческой аристократии. По словам Иосифа Флавия, писателя, пытавшегося в конце I в. н.э. изложить для греко-римского читателя всю историю еврейского народа и иудейского вероучения(В этом он примыкал к таким восточным писателям эпохи эллинизма, как Берос, написавший в III в. до н. э. по-гречески историю Вавилонии, и Манефин, еще несколько раньше написавший по-гречески историю Египта. Больший интерес раннехристианского читателя к истории Палестины, чем Египта и Вавилонии, позволил произведениям Иосифа сохраниться до нашего времени, в то время как сочинения Бероса и Манефона дошли лишь в пересказах.), «за саддукеями следовали лишь зажиточные люди, народную массу они не могли привлечь на свою сторону». Это течение, но-видимому, со времени правления Гиркана I (135 — 104 гг. до н.э.) и стало социально-политической опорой хасмонейской династии. Саддукеи скрупулезно придерживались храмового культа и настаивали на строгом соблюдении только «писаных» законов «Пятикнижия», отрицая «предание», или «устное учение». Саддукеи стремились к совмещению в руках высшего священства и знати всей светской и духовной власти. Всякая попытка нового истолкования «Закона» рассматривалась как посягательство на монопольные права священнического сословия. В своем философско-теологическом учении саддукеи отвергали предопределение судеб, отрицали посмертное существование души, воскресение мертвых(Вопрос о воскресении мертвых был постоянным предметом спора между саддукеями, с одной стороны, и фарисеями и христианами — с другой. Все они ссылались на ветхозаветные тексты.) и наказание грешников в потустороннем мире.

По мнению саддукеев, бог не вмешивается в действия и поступки индивида, которому предоставлена полная свобода воли. Формальная приверженность к «Закону» не препятствовала саддукеям приобщаться к эллинистической культуре.

После разрушения Иерусалимского храма в 70 г. н.э. саддукеи вскоре сошли с исторической арены.

Подлинными создателями нормативного иудаизма были фарисеи, В какой мере они были связаны с хасидеяма, партизанами и борцами против Селевкидов, о которых рассказывается в книгах Маккавеев, неясно; противоречивы также сведения об их социальном составе, политических воззрениях и политической программе. Неясным является и происхождение самого термина «фарисеи»(По-видимому, слово это означает «отделившиеся» и первоначально имело характер осуждающий. Сами фарисеи чаще называли себя хиверим — «сотоварищами».). Флавий ничего не сообщает о социальном составе фарисейских общин, или «сотовариществ», за исключением того, что они вели простой, воздержанный образ жизни, отказываясь от дорогостоящей нищи и всякой изнеженности, и что за ними шел простой народ[81]. Фарисейские «сотоварищества» были организациями со строго регламентированным порядком приема членов и их образа жизни. Судя но талмудическим данным, социальный состав фарисейских общин был весьма пестрым. Среди видных фарисеев можно встретить людей, находившихся на низшей ступени социальной лестницы, например поденщиков, угольщиков, льночесальщиков, пастухов, но также и представителей социальной верхушки, например крупных землевладельцев, судовладельцев и т.д., в частности богача Гамалиэла, учителя будущего апостола Павла.

Однако основную массу фарисеев составляли, по-видимому, средние слои — квалифицированные ремесленники, торговцы, средние землевладельцы, средние и мелкие чиновники и, конечно, прежде всего «ученые, мудрецы», профессиональные законоведы. Именно они образовали ведущую элиту фарисейских общин. Число их было значительным. Согласно Флавию, более 6 тыс. фарисеев отказались при Ироде принести присягу императору Октавиану Августу.

Несколько тысяч фарисеев приняли участие в массовом народном восстании против царя Александра Янная в 80-х годах I в. до н.э. Фарисеи, по словам Флавия, считались авторитетными истолкователями законов в отличие от саддукеев, признававших лишь «писаный Закон», закон Моисея, и отвергавших так называемое устное учение, возникшее после фиксации «Закона» реформатором Эзрой (V в. до н.э.). В основе «устного учения» фарисеев лежало специфическое истолкование законов «Пятикнижия» применительно к новым общественно-экономическим условиям. Отсюда та роль, которую фарисеи играли в жизни общества.

Фарисеи выработали и совершенствовали стройную систему герменевтики (Т.е. способов извлечения из текста некоего тайного смысла.) и логические приемы дедукций и силлогизмов[82], при помощи которых из «Пятикнижия» «выводились» новые законы, вызванные потребностями жизни, и видоизменялись законы, ставший анахронистичными и противоречащими новым экономическим и общественным условиям. Например, древний закон о прощении долгов каждый седьмой год приводил к тому, что, чем ближе к сроку семилетия, тем неохотнее давали беднякам в кредит. Фарисей Гиллель (сам из бедняков) установил юридическую процедуру, резрешавшую судьям давать документ, освобождающий от правила невзыскания долгов после установленного срока.

Суровый закон талиона («око за око») был так истолкован, что в ряде случаев мог быть заменён штрафом. Из нововведений фарисеев известны, например, такие, как обязательное школьное обучение детей и фиксация в брачном договоре права жены на часть доходов мужа.

В отличие от саддукеев фарисеи признавали божественное предопределение, но считали, что свободно избираемые человеком как добрые, так и дурные поступки находятся в полном соответствии с судьбой и предопределением. Фарисеи верили в бессмертие души, в воскресение мертвых и загробное воздаяние за добрые и злые дела, совершенные в земной жизни. Эти стороны учения фарисеев, как и их ангелология и демонология, оказали большое влияние на христианство.

Фарисеи достаточно деятельно участвовали в политической жизни. Уже при Гиркане I фарисеи перешли в оппозицию к режиму Хасмонеев. При Александре Яннае (103—76 гг. до н.э.), опиравшемся на саддукеев, фарисеи возглавили массовые народные восстания, причем на помощь себе пригласили не кого иного, как селевкидского царя Деметрия III. В период правления вдовы Янная фарисеи, по существу, захватили всю полноту власти во внутренней жизни страны.

В период гражданской войны между Гирканом II и Аристобулом II фарисеи активно поддерживали первого. При правлении Ирода I (37 — 4 гг. до н.э.), как уже упоминалось, более 6 тыс. фарисеев отказались присягать Августу и Ироду, за что были наказаны штрафом, а наиболее активные из них были казнены. Правда, часть фарисеев, напротив, призывала сограждан подчиниться режима Ирода. Позиция фарисеев в период антиримской войны 66 — 73 гг. н.э. была во многом противоречива. Подхватываемые волной всенародного возмущения бесчинствами римских властей, фарисеи оказывались иногда на гребне движения и одно время даже возглавляли восстание в Иерусалиме против прокуратора Гсссия Флора. Однако по большей части фарисеи принадлежали к так называемым умеренным, или «партии мира» с Римом.

В пределах течения фарисеев было много враждующих школ, например либеральная школа Гиллеля и весьма ригористичная школа Шаммая. В талмудической литературе встречаются выражение «бедствие (или «бич») фарисейский» н указание на Фарисеев лицемерно-ханжеских, фигурирующих под названием цевуим, т.е. «крашеные». Именно против таких лицемеров и ханжей в первую очередь направлены многочисленные резкие высказывания о фарисеях в новозаветной литературе. Наивысший расцвет течения фарисеев падает на период после 70 г. н.э., после разрушения храма и разгрома восстания. В Ямнии были с разрешения властей открыты Академия фарисейских законоучителей и Синедрион (Синедрион — совет иудейских законоучителей, обладавший известными судебно-административными правами.); последний во главе с этнархом (насй) стал религиозным и административным центром палестинских иудеев. Возможно, что в качестве образца была взята иудейская община в парфянской Нави л опии во главе с ненаследственным давидидом — эксилархом (реш-галута). Наибольшим влиянием в Академии и Синедрионе стали пользоваться гиллслиты, в то время как влияние шаммаитов постепенно сошло на нет(В результате активной комментаторской и законодательной деятельности фарисеев, развития ими «устного учения» был создан обширный свод законов — «Мишна» (первая и основная часть Талмуда), всесторонне регламентирующий хозяйственные, социальные, юридические и религиозные стороны общественной и частной жизни (I—начало III в. н.э.).).

Третьим общественно-религиозным течением были ессеи[83]. Генетически ессеев связывают с движением «благочестивых» — хасидеев предмаккавейской поры и периода маккавейских войн, однако надежных данных об этом пока нет(Выдвигается также предположение, что ядро ессеев составляли переселенцы из Вавилонии.). Во второй половине II в. до н.э. они, во всяком случае, уже существовали. Флавий впервые упоминает их в связи с событиями 145 г. до н. э. Сведения о ессеях сохранились в сочинениях античных авторов, которые рисуют обобщенную картину главным образом социального строя и внутренней организации ессейских общин в том виде, в каком они лично наблюдали их и слышали о них в I в. н. э. Истории ессейского движения указанные авторы совсем не касаются и только мельком останавливаются на отдельных сторонах идеологических воззрений ессеев.

Численность ессеев Филон и Флавий определяют в 4 тыс. человек, расселенных в различных местах.

Плиний Старший и ритор Дион Хрисостом (I — II вв. н.э.) локализуют ессейские поселения в районе западного побережья Мертвого моря.

Общими в описании названных авторов являются следующие принципы социальной организации ессеев. Отвергая частную собственность, рабство, торговлю, ессеи объединялись в общины, в которых господствовал принцип общей собственности, совместного труда и коллективного быта. Занимались они земледелием, скотоводством, пчеловодством, ремеслом, но не связанным с изготовлением военного оружия и снаряжения. По словам Филона Александрийского (I в. до н.э.), «у них вы не найдете ремесленника, изготавливающего луки, стрелы, кинжалы, шлемы, панцири, щиты, и вообще никого, делающего оружие, орудие или что бы то ни было, служащее для войны». Занятие отхожим промыслом предусматривало внесение всего заработка в общую кассу.







Сейчас читают про: