double arrow

Даурские походы Хабарова


Весной 1649 отряд Е.П.Хабарова выступил из Илимска на проведывание новых людей и приведения их под великую государеву руку. Хабарову также получалось собирать географические сведения и данные о местных народах. Именно его поход открыл первую страницу в истории приамурья. Ерофей Павлович Хабаров-Святитский (около 1603 года[2], вероятнее всего деревня Святица, ныне Котласского района Архангельской области — 1671 год, опять же предположительно, Братский острог, ныне Братск[1], или Усть-Киренга, ныне Киренск Иркутской области) — русский исследователь, путешественник и предприниматель. Происходит из казаков, крестьян Устюжского уезда Вологодской губернии. Продолжатель дела Василия Пояркова. Прошёл на судах весь Амур, построил укреплённый острог, был жесток с коренным населением, чем сыскал дурную славу.

Храм освещают 40 окон, опоясывающих основание купола, и много окон в стенах.

В плане собор представляет собой продолговатый четырёхугольник (75,6 м длины и 68,4 м ширины), образующий три нефа: средний — широкий, боковые — более узкие. Это базилика с четырехугольным средокрестием, увенчанным куполом. Гигантская купольная система собора стала шедевром архитектурной мысли своего времени.




Архитектурные особенности

Собор после османского завоевания

Внутренний вид сводов собора

История собора периода Византийской империи

После пожара в 532 году император Юстиниан I повелел построить новую церковь, которая должна была стать украшением столицы и служить выражением величия империи. Для руководства работами Юстиниан пригласил лучших архитекторов того времени: Исидора Милетского и Анфимия Тралльского. Под их руководством трудилось ежедневно по 10 000 рабочих.

Ангел показывает Юстиниану модель Собора Cвятой Софии

Юстинианова базилика

На постройку был употреблён лучший строительный материал. (например, из Рима были доставлены восемь порфировых колонн а из Эфеса восемь колонн из зеленого мрамора)

. «Соломон, я превзошёл тебя!» — такие слова произнес, по преданию, Юстиниан, войдя в построенный собор и имея в виду легендарный Иерусалимский Храм. Этот храм представлял чудесное зрелище, — для смотревших на него он казался исключительным, для слышавших о нем — совершенно невероятным. В высоту он поднимается как будто до неба и, как корабль на высоких волнах моря, он выделяется среди других строений, как бы склоняясь над остальным городом, украшая его как составная его часть. Прокопий Кесарийский

Собор был построен в 537 году, а через несколько лет после окончания строительства землетрясение разрушило часть собора. Собор также пострадал от землетрясения 989 года, в особенности разрушению подвергся его купол. Стены укрепили контрфорсами, от которых оно утратило свой прежний вид. Обвалившийся купол перестроил армянский архитектор Трдат, автор Анийского собора, причём архитектор сделал купол даже более возвышенным.



В 1453 году собор Святой Софии был обращён в мечеть. В 1935 году, согласно декрету Ататюрка, Айя-София стала музеем, а с фресок и мозаик были счищены скрывавшие их слои штукатурки

1. Вход 2. Императорские ворота 4. Алтарь. 8. Мраморные урны из Пергама
a.) Баптистерий византийской эпохи,

Центральный неф собора, алтарная часть и главный купол

Внутренняя отделка храма продолжалась на протяжении нескольких столетий и отличалась особой роскошью (мозаики на золотом полу, 8 зеленых яшмовых колонн из храма Артемиды в Эфесе). Стены храма также были полностью покрыты мозаиками (как сюжетные композиции, так и орнаменты).

Именно в здании нового типа, в купольной базилике св. Софии, наиболее последовательно выражены характерные для византийского искусства 6 в. тенденции к грандиозности, величественной пышности и торжественности

В 1935 году со стен были счищены скрывавшие их слои штукатурки и открылись великолепные фрески и мозаики..



В 1648 году на смену Петру Головину пришёл воевода Дмитрий Андреевич Францбеков. Хабаров обратился к нему с прошением о направлении отряда в даурские земли, Францбеков ответил согласием. Он распорядился отправить отряд казаков под командованием Хабарова, кроме того — выдать военное снаряжение и оружие в кредит, а также выдал участникам похода деньги под проценты[2].

В 1649 Хабаров с отрядом в 70 человек[3] отправляется из Якутска вверх по Лене и по Олёкме в поход по Амуру от впадения в него реки Урки до даурского городка Албазино. Весной 1650 года Хабаров вернулся в Якутск с отчетом и за подмогой. И осенью 1650 года, взяв Албазин, продолжил сплав по Амуру. Отряд Хабарова одержал многочисленные победы над местными даурскими и дючерскими князьями, захватив много пленных и скота.[4] Результатом этого похода является принятие коренным приамурским населением русского подданства[2]. В этом походе Хабаров составил «Чертёж реке Амуру», который явился первой европейской схематической картой Приамурья. Так, в августе 1651 г., казаки Хабарова подошли к устью реки Зеи, затем к устью Буреи, покоряя новые племена. После зимовки в Ачанском острожке, на который весной напал большой манчжурский отряд, Хабаров двинулся весной по Амуру, так как с его немногочисленным отрядом дальше овладевать Приамурьем было невозможно. Выше устья Сунгари в июне 1652 г. Хабаров встретил на Амуре русскую вспомогательную партию, но, узнав, что маньчжуры собрали против него шеститысячную армию, отступил на запад[2].

В апреле 1652 года при входе в Хинганское ущелье Хабаров встретил отряд казаков под предводительством якутского служилого Третьяка Чечигина, которые возвращались из Якутска с порохом, свинцом и вспомогательным отрядом[2].

Оказалось, что Чечигин выслал вперёд основного своего отряда небольшой разведывательный отряд во главе с Иваном Нагибой, который должен был обнаружить отряд Хабарова, но Нагиба с Хабаровым не встретился. Казаки хотели плыть вниз для поисков пропавших товарищей, но Хабаров воспротивился их желанию и продолжал свой путь вверх по Амуру. Это обстоятельство возбудило неудовольствие среди казаков и 1 августа 1652 года в полку Хабарова произошел раскол: 136 человек под предводительством Стеньки Полякова и других поплыли назад. Они явились в гиляцкую землю, в которой начали действовать очень удачно. Хабаров не смирился с бунтом и поплыл вслед за бунтовщиками, появившись 30 сентября того же года у выстроенного бунтовщиками острога. Хабаров приказал строить зимовку в непосредственной близости от острога казаков Полякова, а далее велел построить роскаты для пушек и начать стрелять по острогу. Отвечать на огонь засевшие в остроге казаки Полякова не решились, и Хабаров начал приготовления к его штурму. Однако, когда казаки Полякова увидели, что 12 их товарищей, пойманных за пределами острога, были забиты палками насмерть, они решили сдаться сами. Не веря Хабарову на слово, поляковцы заключили с ним письменный договор, в котором он обязался не убивать и не грабить их, а также «государевых ясачных аманатов не терять». Тем не менее, четверых руководителей мятежных казаков, в том числе и Полякова, Хабаров «посадил в железа», а остальных велел бить батогами «и от ево, Ярофеевых, побой и мук умирало много».[5] 7 февраля 1653 г. захваченный острог был по приказу Хабарова сломан и сожжен «кузнецам на уголье и на дрова»[2].

В августе 1653 года на Амур прибыл московский дворянин Дмитрий Иванович Зиновьев с царским указом «всю даурскую землю досмотреть и его, Хабарова, ведать». Недовольные Хабаровым казаки и служилые люди подали Зиновьеву челобитную на Ерофея Хабарова, обвиняя его в том, что он посылал ложные донесения в Якутск и много приукрашивал в своих рассказах о Даурии и Маньчжурии, чтобы побудить правительство на завоевание этих земель. Помимо этого выяснилось, что Хабаров был весьма недоброжелательно настроен по отношению к местным племенам и народностям, которые разбегались от него, в результате чего плодородная земля не возделывалась и ясак с племён не мог быть снят. Также Зиновьеву было сообщено о жёстком отношении Хабарова к казакам собственного отряда.[6] Окончательную ясность в существо происшедших на Амуре по вине Хабарова событий внесла «Известная челобитная Стеньки Полякова с товарищи», поданная царскому посланнику 6 сентября. Итогом наскоро проведенного Зиновьевым следствия было отстранение Хабарова от управления казачьим отрядом, его арест в устье реки Зеи[7] и дальнейшая переправка в Москву. Всё его имущество было конфисковано и описано. Приказным человеком на Амуре вместо Хабарова Зиновьев назначил Онуфрия Степанова Кузнеца.[5]







Сейчас читают про: