double arrow

Государство древнего Рима периода империи


Государство древнего Рима периода республики

В период республиканской истории основными учреждениями власти стали магистраты, сенат и народные собрания, а основными сословиями — патриции и плебеи, к которым впоследствии прибавилось сословие всадников. Такое устройство и распределение власти следует отнести к разряду аристократических, поскольку многие важные должности в республике оказались выборными и осуществляемыми без материального вознаграждения, и все должности такого рода были заняты нa протяжении длительного времени представителями нескольких патрицианских родов.

Так, например, 200 консулов, сменившихся за столетие, с 233 пo 133 гг. до н.э., принадлежали к 58 семьям; при этом 63 консула были членами всего лишь пяти семей. К началу III в. богатая плебейская верхушка объединилась с патрицианской аристократией в одну коалицию, названную нобилитетом (собранием благородных).

Магистраты и эдикты. Магистратами в Риме называли различные должностные лица (консулы, преторы, цензоры, эдилы и др.), имевшие определенный круг деятельности: командование войсками, управление провинцией, отправление правосудия и др. Эти лица, как правило, обращались к народу на сходках с указом, в котором они знакомили с программой своей деятельности или помещали распоряжения, касающиеся отдельных лиц или случаев. Указы эти сначала сообщались в устной форме и назывались эдиктами (от «объявление, распоряжение»), а потом их стали писать нa белой доске (альбум) черными буквами с заглавными буквами красного цвета. Доску выставляли в Риме на площади (форуме), чтобы с эдиктом можно было ознакомиться более внимательно.




Эдикты магистратов обладали двумя важными атрибутами властного характера — юрисдикцией (iurisdictio) и империумом (imperium). Под юрисдикцией в данном случае разумелось личное оправление правосудия магистратом в силу закона или через посредство судьи, который уполномочивался на это магистратом. Империум означал полноту высшей власти, предоставляемой магистрату для проведения определенного рода мероприятий, направленных на обеспечение общего блага. В силу такой полноты власти консул осуществлял одновременно военную власть и юрисдикцию.

Самым важным различием между обладателями магистратской власти являлось обладание или необладание властью в ее разновидности, именуемой империумом. Обладание такой властью включало осуществление гаданий (ауспиций) и контроль за другими аналогичными обрядами, которые имели большое социально-психологическое и политическое значение. Империум принадлежал по праву консулам, преторам и диктаторам.

Внешним атрибутом империума были фасции — розги, перевязанные ремнями, из которых торчит лезвие секиры. Их несли ликторы-телохранители магистрата. Розги и секира символизировaли право на принуждение и на казнь ослушников. Вначале фасции и телохранители входили в атрибуты царской власти наряду с пурпурным плащом, золотой диадемой, скипетром с орлом и кpеслом из слоновой кости (курульное кресло). Затем телохранители-ликторы стали сопровождать консулов и преторов.



Существовали следующие принципы подбора, утверждения должностных лиц республики и контроля за их деятельностью. Все должности избирались на народном собрании, центуриатном или трибутном, в зависимости от полномочий по заполнению должностей, признаваемых за этими собраниями. Практически все магистраты избирались сроком на один год, и только цензоры избирались на пять лет. Срок полномочий консулов мог продлеваться во время военных действий, когда им вручалась вся полнота власти. С увеличением числа территорий, подвластных римской общине, полномочия некоторых носителей должностной власти стали продлеваться в видоизмененной форме. Например, консулы и преторы после окончания своих должностных полномочий в городе Риме получали затем назначение в провинцию с полномочиями проконсула или пропретора.

Каждая магистратская должность в республике замещалась не одним, а двумя или несколькими должностными лицами для обеспечения коллегиальности в отправлении этих властных должностей. Причем каждый из коллег имел право своеобразного вето (запрета) на действия своих коллег пo должности. И это право на вмешательство получило название права интерцессии.



Все должности выстраивались в особой иерархической соотнесенности и соподчиненности. Это означало, что все нижестоящие чиновники были обязаны подчиняться вышестоящим, а вышестоящие имели право интерцессии на решения нижестоящих. Только цензор мог в своих действиях быть приостановлен решением другого цензора.

Все магистраты исполняли свои функции безвозмездно, т.е. без материального вознаграждения, что делало эти должности недоступными для малоимущих. И «уволить» их с должности до истечения срока полномочий нe мог никто, дажe избравший их народ. Занятие должности в республике считалось большой честью, оказанной народом данному носителю должностной власти (она была еще и «учительной» властью, недаром название ее происходит от слова «magister» — учитель). Чиновник мог получить компенсацию произведенных им затрат в том случае, если ему пришлось израсходовать на дела управления собственные средства. Установления магистратов правового назначения получили прозвание ius honorarium (право носителей почетной должностной власти). К этой категории относилось и преторское право (в частности, преторские эдикты).

В том случае, если чиновники использовали свою власть во вред общему благу республики, они могли быть привлечены к ответственности. Основными чиновными персонами в республике были консулы, преторы, цензоры, эдилы и квесторы.

Два консула возглавляли всю систему магистратуры и были поначалу наследниками царских полномочий и функций. Впоследствии их полномочия были сведены к военному командованию со всеми вытекающими отсюда полномочиями и заботами: подбор и комплектование войска, распоряжение казной и др. Консулы имели право председательствовaть в сенате, созывать и поочередно председательствовать в народных собраниях.

По обычаю консулам доверялось представлять законопроекты центуриатным и трибутным собраниям. В чрезвычайных ситуациях сенат мог облечь консулов диктаторскими полномочиями, такая должность получила название экстраординарной магистратуры. Это приводило к тому, что на время прекращалась деятельность остальных (ординарных) магистратов, поскольку диктатор имел не просто полномочие на империум, а суммум империум, которое исключало нe только интерцессию, но и любой протест. Диктатора сопровождали 24 ликтора.

Выборы консулов проводили на берегу Тибра, в месте, носившем название «Марсово поле». В день выборов знатные римляне, добивавшиеся должности консула, надевали белоснежный плащ — кандиду (отсюда слово «кандидат», означающее человека, добивающегося какой-либо должности). Белый цвет одежды символизировал чистоту намерений будущего консула и его чистуто совесть. Оба консула имели равные властные полномочия и поэтому при обсуждении важных государственных дел часто советовались (консультировались) друг с другом. Другое истолкование слова «консулы» — «скачущие вместе».

Преторы («впереди идущие») вначале были приближенными консулов. Со временем они стали заместителями консулов в делах по управлению внутренней городской общиной римлян (с названием «младший коллега консула»), однако с гораздо меньшими полномочиями. Со временем к городскому претору прибавилась должность претора пo делам перегринов-иностранцев, а еще через некоторое время их общее число достигло 16 человек под председательством городского претора.

Из полномочий претора пo поддержанию общественного порядка возникло и развилось его право на разрешение судебных споров. Эти полномочия в условиях республики содействовали формированию своеобразных правотворческих функций претора и возникновению особого источника права под названием «преторское право». Оно фиксировалось в специальных ежегодных постановлениях претора и именовалось преторским эдиктом.

Цензор был облечен полномочиями по составлению так называемого ценза — списка населения с последующим распределениeм граждан по трибам, классам, центуриям, а также списка сенаторов. В процессе осуществления этих дел цензор имел возможность весьма значительного влияния на статус отдельных лиц. Например, простолюдин или сенатор мог быть включен в список той или иной трибы или центурии или выключен из него за моральные прегрешения. При обнаружении моральных прегрешений — в ходе специальных проверок или во время личного собеседования — цензоры имели право сделать особое заявление и констатировать факт, который влек за собой ограничение политической правоспособности нa период соответствующих полномочий цензора. Цензоры избирались из числа бывших консулов, ставших сенаторами, и отличались общепризнанной достойной репутацией. В случае оставления своего поста одним из двух цензоров, другой оставлял свою должность с тем, чтобы предоставить возможность провести новые выборы цензоров.

Одна из забот цензора состояла в наблюцении за нравственным обликом нe только магистратов или сенаторов, но и рядовых сограждан. Ha этом поприще также имелись свои трудности. «Тяжелая задача, квириты, говорить с желудком, у которого нет ушей», — сетовал Катон Старший по поводу своих попыток отвратить сограждан от домогательств несвоевременной бесплатной раздачи хлеба. Цензовой переписи подлежали все взрослые мужчины, включая вольноотпущенников, а также вдовы и сироты, владевшие имуществом. Они обязывались поставлять полные сведения о своем имущественном положении.

В обязанности эдила входило исполнение функций пo организации и контролю за общественным порядком — нa улицах, рынках и т.д. Квестор первоначально проводил дознание пo публичным деликтам, но впоследствии сосредоточился нa заведовании казной и архивом. Народные трибуны как должность были учреждены для защиты интересов плебеев, и избирались они из среды только плебеев. Трибуны стали контролерами действий патрициев в сенате, а также магистратов нa всех уровнях управления делами общины. Они обладали правом вето нa любое решение сената или магистрата, и даже на принятое судебное решение. Любой житель имел право обратиться к трибуну за помощью и защитой, в силу этого трибун, пo обычаю, нe имел права в ночное время находиться вне дома и запирать двери своего жилища. Поэтому свет в окне его дома горел всю ночь. Личность плебейского трибуна была священной и неприкосновенной (sacrosanctis).

Сенат в республиканском Риме сохранился, но несколько видоизменил свои полномочия и способ формирования. В него получают доступ плебеи. Возросла поначалу роль консулов, а затем цензоров в формировании состава сената. В него стали включать на основе специальной привилегии бывших консулов и бывших преторов. К концу республиканского периода он вырос с 300 до 600 и затем до 900 членов. Сенат ведал бюджетными, дипломатическими вопросами, наделением чрезвычайными полномочиями отдельных чиновников, а также унаследованным правом auctoritas patrum — правом утверждения законов, принятых народным собpанием. Важным и существенным для целей общего блага в этом наборе полномочий было право выделения бюджетных средств на те или иные расходы. Эти полномочия возвышались не только над консульскими, но и над полномочияи диктатора.

В республиканском Риме существовало несколько видов наpодных собраний — центуриатные, трибутные и куриатные. Затем к ним прибавились собрания плебеев с полномочием принимать pешения, равносильные законам (так называемая плебисцита). Основная роль принадлежала центуриатным собраниям, которые избирали высших чиновников — консулов, преторов, цензоров — осуществляли принятие законов. Каждая центурия имела один голос, но преобладание в законодательных решениях оставалось за центуриями первых двух классов. Куриатные собрания были древнейшей формой собраний. Их роль постепенно ослабевала. В некоторых важных вопросах они обладали чисто регистрационными и cимволическими полномочиями.

Трибутные собрания выбирали квесторов, куриальных эдилов, а также плебейского трибуна и плебейского эдила (это уже на собраниях плебеев). Со временем, по закону 449 г. до н.э., а затем по закону диктатора Гортензия (287 г. до н.э.), решениям плебейских собраний была придана сила закона.

Ha трибутных собраниях выбирали также главного понтифика, стоявшего во главе коллегии жрецов. В ведении этой коллегии находились и чужестранные культы, которые с распространением римского владычества постепенно переносились в главный гоpод республики. Существовали также коллегии авгуров, ведавших толкованием предзнаменований, и коллегии фециалов, наблюдавших за правильным соблюдением установленных обрядов (ритуалов) в международных сношениях. По общему правилу жреческие должности занимали пожизненно. В случае выбытия одного из членов коллегии, право избирать нового жреца принадлежало членам соответствующей коллегии.

Ha понтификов была возложена задача составления календарного расписания дней народных собраний (примерно 190 собраний в год) и дней отправления правосудия (около 40). В остальные дни отправление правосудия или созыв комиций (сходов, народных собраний) воспрещалось по религиозным мотивам. Полномочия понтификов в республиканский период значительно сузились.

С изданием в середине V в. Законов XII таблиц знание тех или иныx правовых принципов и норм стало доступным всем желающим. Знание же конкретных процессуальных правил и формул, с помощью которых следовало обращаться в суд, было еще некоторое время тайной понтифика, пока около 300 г. до н.э. домашний секретарь понтифика Аппия Клавдия, которого звали Кней Флавий, не обнародовал книги формул и судебного календаря.

Период империи начинается с возвышения Августа (27 г. до н.э.—14 г. н.э.) и заканчивается разграблением Рима варварами и смещением последнего императора в 476 г.

Для периода упадка республиканских традиций и учреждений золотой век остался позади, и его возвеличиванием по контрасту с текущим периодом были заняты многие ораторы и общественные деятели. Гай Кассий Лонгин, юрист, выступая в сенате в 61 г., говорил: «Меры, которые принимались в старину в любой области, были лучше и мудрее, а те, что впоследствии менялись, менялись к худшему» (Тацит. Анналы, XIV, I).

Установлению имперского управления предшествовало много перемен в социальной и политической жизни римлян — гражданские войны, военная диктатура. Так, возвышение Суллы в качестве диктатора после 83 г. до н.э. привело к практике издания законов без согласования с народным собранием, а в уголовном суде была запрещена жалоба (провокация) на приговоры суда.

В 44 г. до н.э. постоянным диктатором становится вождь попyляров, людей свободных, но нeзнатных (во времена Суллы их называли также оптиматами), человек выдающихся способностей и дарований Гай Юлий Цезарь. В его правление, по описанию Плутарха, лица, добивающиеся должностей, сидели на площади за столиками с деньгами и бесстыдно подкупали чернь. Затем нанятый народ приходил в собрание, где боролся за того, кто дал деньги. «Политические противники расходились часто лишь после того, как обесчестили ораторские трибуны кровью и трупами и погрузили государство в анархию, подобно судну, несущемуся без управления» (Плутарх. Цезарь, 28).

Такое течение событий вело государственное управление к монархии. После убийства Юлия Цезаря сторонниками восстановления аристократического республиканского строя его внучатый племянник Октавиан Август обрел ряд важных властных полномочий (военные, жреческие, административные), которыми удачно воспользонался. Все это привело к окончательному установлению автократической (названной впоследствии императорской) формы правления, а реформатор заслужил почетное прозвание Божественного (Августа).

Он обладал правом вета на распоряжения всех магистратов, стал главным блюстителем культа (с 12 г.), присвоил право наблюдать и посылать чиновников для управления сенатскими провинциями, расположенными в завоеванных областях, издавал законы с правом высшего уголовного и гражданского суда. Его правление относится к начальному этапу принципата, при котором фактический верховный правитель (первое лицо государства) получает наименование принцепса (первого в списке сенаторов, открывающего и закрывающего его заседания).

Период принципата характеризуется неспешным преобразованием властных функций верховного правителя при формальном сохранении прежних учреждений. Институт принцепса был известен еще в царский период и означал влиятельное лицо либо в общине (принцепс цивитатис), либо в списке сенаторов (принцепс сенатус). Первый император Октавиан Август использовал этот термин и титул в значении «гражданин Римского государства».

Государственный строй периода принципата иногда называют республиканской монархией либо республиканской империей, и для этого имеются достаточные основания. Первые принцепсы сделали свои полномочия пожизненными и стремились к совмещению нескольких высших магистратур одновременно. Принцепс становился одновременно консулом, цензором, первосвященником (главным жрецом — понтификом). В области управления государством-империей соперничает с аналогичными полномочиями сената. Последний в период империи узурпирует некоторые властные полномочия народного собрания — по принятию закона и по одобрению в должности высших магистратов. В этом соперничестве принцепс стремился к единоначалию, сенат — к коллективному контролю и влиянию, в итоге побеждала вторая ориентация.

Наибольшую автономию сохраняла в этот период должность претора, сочетавшего административные функции с полномочиями уголовной юрисдикции. Однако в это же время появляется слой императорских чиновников, составивших личный Совет при принцепсе, или подчиненных высшему должностному лицу префектов и кураторов. При Адриане (117—138 гг.) личный Совет возглавлял начальник императорской гвардии, который сочетал верховные судебные полномочия с верховным командованием.

Управление в провинциях строилось по линиям двух иерархий — императорской и сенатской, что дало соответствующие наименования самим провинциям, поделенным на императорские и сенатские. Императорские управлялись назначаемыми самим императором легатами, сенатские — проконсулами и пропреторами. Сенатские провинции фактически имели двойное подчинение — сенату и императору. Разные способы управления повлекли за собой различия в способах финансирования этого управления и привело к созданию наряду с казной императора казны сенатской. Так оформился режим правления, который историки назвали двоевластием.

Доминат возник как следствие прекращения этого двоевластия в пользу принцепса, и произошло это в правление Диоклетиана (с 284 г.). Формально император считался неограниченным властителем, доминусом (от слова «господин»), что подтверждалось концепцией перехода верховной власти от народного собрания к императору. Последний со временем присвоил и стал осуществлять законодательные полномочия: его письменные распоряжения принимались сенатом беспрепятственно, без всяких поправок, и они становились законами. Императорские установления (конституции) стали основным способом изготовления законов. В этот же период возникает институт апелляции, в силу чего император становится и высшей судебной инстанцией.

В правление Диоклетиана проводятся реформы по реорганизации управления территориями, а также военная, финансовая и др.

Вся империя делится на 12 диоцезов, которые, в свою очередь, подразделяются на провинции. Так, территория Италии вобрала в себя два диоцеза. В армии производится специализация функций отдельных войск: были созданы пограничные войска, мобильные внутренние и утверждена преторианская гвардия. Податная система обновляется введением натуральных и денежных налогов (поземельный налог), а также введением полноценной монеты в обеспечение содержания чиновников и армии.

Император сочетал перечисленные полномочия с командованием армией и флотом, с правом назначения на командные военные должности. Его власть в значительной мере зависела от армии, которая приносила ему присягу и нередко была главной силой, поддерживавшей его восхождение к верховной власти (период правления так называемых солдатских императоров). В области внешнеполитической императоры присвоили себе исключительное право на объявление войны и мира.

Продолжала развиваться система имперского чиновничества. Все должности делились на три категории: придворные (dignitates palatinae), гражданские (dignitates civiles) и военные (dignitates militares). Большое значение приобрел Совет пpu императоре, который совмещал законодательные, административные и высшие судебные функции. В состав Совета входили, по общей формуле, «свита, друзья, единомышленники, союзники» императора. Друзья (амици) рассматривались как полуофициальные лица. Единомышленники, союзники (комес) набирались из числа сенаторов и назначались на должности в различные ведомства. Создается также полиция, внешняя и тайная, для расследования преступлений.

Придворные должности занимали важнейшее место во всей иерархии. Здесь были должности заведующего царским дворцом, начальника личной канцелярии императора, заведующего казной и финансами и др. Гражданские должности охватывали сферу управления территориями. В столице каждой провинции во главе иерархии находился городской префект, которому подчинялись викарии, специальные префекты и кураторы.

С разделением империи на Восточную и Западную оба императора продолжают именоваться Августами, их помощники становятся преемниками. Заранее назначаемые преемники именуются Цезарями. Этот режим выглядит уже как военно-бюрократическое самодержавие.

Правление Диоклетиана отмечено жестокими притеснениями христиан, казнью Георгия Победоносца и др. И лишь в правление Константина (306—337 гг.) издается Миланский эдикт (313 г.), который за христианами и христианской церковью признается равноe право на отправление культа наравне с государственным языческим культом.

Этим эдиктом христианство было удостоено статуса законной религии, христианской церкви возвращалось ранее отнятое у нее имущество и право открытого (не тайного) богослужения.

В отличие от языческого культа с его различением fas (божественного права) и ius (права человеческого), христианство в этот период акцентировало внимание на разделенности сфер божественной и царской (кесаревой), хотя и подчеркивало верховенство божеского закона над человеческим. Cо временем христианство становится государственной религией римлян.

В официальных апологиях император был объявлен наместником Христа на земле. Он стал также активным участником религиозных диспутов и крупных собраний (соборов) христианских священнослужителей. С возвышением роли христианства в политической жизни появились и привилегии для лиц, принявших христианство. Уже в эдикте 361 г. отмечалось, что «наше государство крепко в большей степени религией, чем выполнением официальных обязанностей и исполнением физической работы».

Христиане-священнослужители в этот период нe подлежали налогообложению, им дозволялось заниматься каким-либо делом, чтобы заработать на пропитание. От налогообложения освобождались также жены, вдовы и дети клириков (эдикт 356 г.). Другой важной привилегией стало изъятие клира из-под светской юрисдикции. После эдикта 355 г. было запрещено подавать жалобу на действия клирика в обычный суд, можно только «соответствующему» священноначальнику. Кроме того, если такое обвинение оказывалось недоказанным, то обвинитель получал в суде характеристику лица «с дурной славой».

Внутренняя организация церкви имела иерархический характер и состояла из должностей епископов, митрополитов, пресвитеров и дьяконов. Епископом был избираемый совместно священнослужителями и мирянами глава церковного округа (диоцуеза). Епископ метрополии (главного города провинции) имел титул митрополита. Епископу подчинялись пресвитеры (старосты приходов) и дьяконы (участники литургических действий во время богослужения).

В 330 г. император Константин переносит столицу в Константинополь. В 395 г. происходит раздел Римской империи на Западную и Восточную. В 476 г. Западная Римская империя прекратила свое существование под натиском варваров.







Сейчас читают про: