double arrow

Вопрос 67. Культура Казахстана в 1941–1945 гг

РАЗДЕЛ 24. КУЛЬТУРА КАЗАХСТАНА (1917 – 1991 ГГ.)

Культура Казахстана в 1941–1945 гг. Современные войны — явление многомерное, в которых находят отражение все стороны жизни общества, спроецированные на экстремальную ситуацию конфликта с другим государством, другим обществом. Общество в войнах, особенно крупных, вынужденно мобилизовать весь свой ресурсный потенциал — экономический, оборонный, социальный и т.д. Но в ряду этих ресурсов ключевым практически всегда оказывается собственно человеческий потенциал в различных его формах и проявлениях.

Лозунг «Всё для фронта, всё для победы!» определил цель всех военно-мобилизационных мероприятий Советского государства. Эта задача встала в центре всей организаторской, идеологической, культурной и просветительской деятельности партийных и государственных органов Казахстана. Выполняя решения V Пленума ЦК Компартии Казахстана (25-26 июня 1941 года) о незамедлительной перестройке всей работы на военный лад, в республике изменилось содержание массово-политической работы. Политическое и пропагандистское воздействие идеологической и культурной работы строилось в тесной связи с неотложными практическими задачами военного времени.

В агитационной работе в начале войны на первый план выдвинулась политическая информация. Сводки Совинформбюро, передаваемые на всей территории страны, являлись оперативным источником информации для выступлений агитаторов с докладами о положении на фронтах. Вместе с тем Совинформбюро значительное место отводил сообщениям о военных буднях тружеников тыла. Воздействуя на чувства и сознание людей, — устная и печатная пропаганда, литература и искусство ставили своей целью вызвать в людях силу сопротивления, способную мобилизовать их на преодоление лишений военного времени. Большое идейно-воспитательное значение имели письма-наказы фронтовикам и ответные письма воинов о своих ратных делах, публиковавшиеся на страницах республиканских газет. В письме к казахам-участникам битвы на Волге говорилось: «Воин-казах под Сталинградом, равно как воин-русский, украинец, белорус, узбек, таджик, туркмен, азербайджанец, грузин, -обороняет свой очаг, свою семью, свою советскую землю…»33. Составление и обсуждение писем-наказов, сбор подписей под ними выливались в мощные политические компании. Так, «Письмо казахского народа фронтовикам-казахам», опубликованное в «Правде» 6 февраля 1943 года, было подписано 3 млн. рабочих, колхозников и представителями интеллигенции. 7 октября 1943 года ЦК КП(б) Казахстана в своём решении отметил необходимость регулярной отправки на фронт материалов о жизни и фронтовой вахте трудящихся республики для публикации их во всех фронтовых газетах издававшихся на казахском языке. Для бойцов Красной Армии была издана серия книг и брошюр тиражом 300 тыс. экземпляров, отправлено 750 казахских музыкальных инструментов. Всего же за годы войны трудящиеся Казахстана шефствовали над 20 соединениями и частями армии и флота. В то же время 25 делегаций воинов-казахстанцев приезжали на предприятия, совхозы и вузы республики34.

Главным направлением культурно- просветительной работы была всемерная мобилизация политического сознания и пропаганда справедливого характера Великой Отечественной войны. Директива Наркомпроса от 18 июля 1941 г. «Об установлении связи библиотек и музеев с воинскими частями и госпиталями» и приказ «О работе политико-просветительных учреждений в военное время» содержали указания превратить избы-читальни, библиотеки, дома культуры, музеи в центры массовой агитационной работы. Вся сеть культпросветучреждений была переведена на новые условия работы. Вместе с тем, призыв в армию, передача домов культуры, клубов под госпитали, общежития и интернаты вызвал значительное сокращение их численности и состава работников. В 1942 г. из 5800 культпросветучреждений только 3002 продолжали свою работу35. Из всех прекративших работу 1621 культпросветучреждение было в сельской местности. Несмотря на сужение материальной и финансовой базы они проводили большую и важную работу. Только за первые 6 месяцев войны они провели 8148 лекций и докладов, 24235 читок и бесед, на которых побывало более 532 тыс. человек. Театральные коллективы провели в подшефных воинских частях 500 выступлений 36.

В пропагандистском комплексе особое место занимало радио и киносеть. Из 9 часов, отведенных республиканскому радио, 5 занимали политсообщения. Радиомитинги учителей, комсомольцев, передовиков производства прочно вошли в практику тех лет, и зачастую становились началом важных практических дел. Так, осенью 1942 г. в ответ на обращение участников антифашистских митингов по всему Казахстану прошли массовые митинги. По республиканскому радио выступали К. Сатпаев, С. Муканов, С. Маршак, Ф. Панферов, А. Толстой и многие другие. В дни войны в Алма-Ате, Гурьеве, Уральске вошли в строй новые радиоцентры, а летом 1943 г. в 77 радиоузлах было установлено дополнительное оборудование. Всего же, действовало 425 трансляционных узлов и 187144 радиоточки. Киносеть республики за годы войны сократилась с 537 киноустановок до 401, в т. ч. кинопередвижек с 242 до 20. Количество киносеансов с 145162 в 1941 г. сократилось до 59831 в 1945 году. Несмотря на условия военного времени в 1941-начале 1942 гг. в госпиталях, призывных пунктах было проведено 794 бесплатных киносеанса37. На экранах демонстрировались в основном военно-инструктивные фильмы.

«Окна КазТАГ», впервые появившиеся в Алма-Ате в 1941 г., разносторонне отражали трудовую вахту тыла, художественно ярко и доходчиво убеждали зрителя в важности этих вопросов для разгрома врага. В первые 2 года войны издательство КазИЗО выпустило 45 «Окон КазТАГа». Кроме того, по заданию ЦК КП(б) Казахстана бригады художников и писателей выезжали в Караганду — индустриальное сердце Казахстана, где было выпущено 17 «Окон КазТАГа». 300 экземпляров «Окон …» в 1941-1942 гг. было отправлено в колхозы республики. Основным препятствием для массового тиражирования был острый дефицит бумаги, который сдерживал не только выпуск плакатной продукции, но и резко снизил масштабы книгоиздательского дела в республике.

Из 25 действовавших до войны музеев в 1942 г. продолжали работу 17. В 1941 г. они организовали 176 выставок, обслужили 1944 экскурсии, прочитали 978 лекций38. Первостепенное внимание уделялось популяризации подвигов казахстанцев на фронте и в тылу.

В условиях войны, когда сократилась сеть клубов, изб-читален, музеев работники культпросветучреждений максимально расширили массовую работу за пределами своих организаций. Они шли на призывные пункты, пункты военобуча, госпитали, цеха и заводы, на поля и фермы. Только за первые 2 года войны они прочитали свыше 60 тыс. лекций и докладов,150 тыс. читок и бесед, организовали 4 тыс. концертов,10 тыс. вечеров художественной самодеятельности. На этих мероприятиях присутствовало более 2 млн. человек39. В общем, количестве лекций 80% было посвящено освещению событий войны.

Великая Отечественная война для казахского народа явилась первой войной новейшего времени, в которой он принял непосредственное и массовое участие. Поэтому в подготовке воинских контингентов, мобилизуемых из сельских районов, важное значение имело обучение основам русской разговорной речи. Учителя и работники культурно-просветительных учреждений в первый год войны обучили русской разговорной речи 17213 допризывников40. Важную роль в этом деле имела подготовка и издание в 1943 г. специального русско-казахского словаря для подготовки молодежи перед отправкой на фронт. Сеть культурно-просветительных учреждений начала восстанавливаться с 1943 г. и для работы в 3020 возобновивших в них работу, было направлено 1218 комсомольцев и коммунистов. Наряду с этим, начинается возрождение самодеятельных форм культурно-просветительной работы. В городах и селах республики работали 3 тыс. кружков худсамодеятельности,4 тыс. кружков оборонно-массовой и 1 тыс. агрономической работы, было организовано 1450 агитационно-культурных бригад, 1334 библиотеки-передвижки, для животноводов — 150 юрт41. В 1944 г. республиканский бюджет предусматривал финансирование 219 домов пионеров, 45 детских сельскохозяйственных школ, 500 библиотек, 2500 изб-читален,170 клубов42. С 1945 г. начинается восстановление сети клубов, изб-читален, музеев и осуществлено повышение зарплаты их сотрудникам. В целом, финансирование сети культурно-просветительских учреждений за 1940 — 1945 гг. сократилось более чем 2,4 раза, а в 1942 г. отсутствовало полностью.

Важным компонентом человеческого потенциала общества является устойчивость народа и его культуры перед лицом смерти, во многом зависящая и от религиозных установок.

В годы войны верующая часть населения страны проявила активную патриотическую позицию по сбору средств в Фонд обороны страны, в деле защиты Родины. Признанием этой составной части всенародного патриотизма стало образование 14 сентября 1943 г. Совета по делам Русской Православной Церкви при СНК СССР, а позднее — Совета по делам религиозных культов при СНК союза ССР. Советские органы удовлетворяли ходатайства верующих о передаче религиозным конфессиям пустующих или занятых культовых помещений. В Казахстане за 1944-1945 гг. было открыто 7 мечетей в Южно-Казахстанской, Кустанайской и Актюбинской областях, 11 церквей, 3 молитвенных дома в 7 городах и Приишимском районе Северо-Казахстанской области. Всего же, на 1 января 1946 г. из 282 зданий верующих мусульманского вероисповедания 66 были заняты культурно-просветительными учреждениями, 167 — являлись складами и производственными помещениями, 15 — жилыми домами, 34 — пустовали. Пустовали также 2 здания религиозных культов иудеев, 2 здания католиков, 2 здания евангельских христиан. 2 здания евангельским христианам и баптистам (Алма-Ате и Петропавловске) разрешили открыть в 1945 г. Церкви в 1945 г. были открыты в Акмолинске, Семипалатинске, Чимкенте, Джамбуле и Павлодаре. В том же году было разрешено открыть Никольскую церковь в Алма-Ате43. Трагизм и жестокости военного времени не только усилили религиозные чувства людей, но и практически свели на нет антирелигиозную пропаганду. За годы войны количество антирелигиозных кружков сократилось с 506 в 1941 до 35 в 1944 г., а количество людей, участвующих в них — с 5600 до 55044.

Массово-политическая и культурно-просветительная работа занимала важнейшее место в деятельности Союза польских патриотов, созданного в 1943 г. для сплочения более чем 104 тысячной диаспоры. В 1945 г. в Казахстане действовало 20 клубов польских эмигрантов, . в которых работало 27 библиотек, 34 кружка художественной самодеятельности, 2 музыкальных ансамбля45.

Общеобразовательная школа республики в годы войны осуществляла свою деятельность на основе решений собрания актива Наркомпроса от 29 июня 1941 г., Бюро ЦК КП(б) Казахстана «О готовности школ республики к 1941-1942 учебному году» от 28 августа 1941 г. и директив ЦК ВКП(б) и СНК СССР — от 7 и 17 сентября 1941 г. — о трудовом воспитании пионеров и школьников и усилении военной и физической подготовки учащихся 8-10 классов средней школы. И уже 19 сентября 1941 г. Народный комиссариат просвещения в докладной записке в СНК Казахстана сообщал, что в сельскохозяйственных работах участвуют 261 тыс. учащихся и 12 тыс. педагогов, что начиная с 5-го класса введены дополнительные занятия по военно-физической и военно-патриотической подготовке. В связи с массовым участием школьников в сельскохозяйственных работах занятия начались позже на 25-30 дней46. Были значительно сокращены ассигнования, практически прекратилось школьное строительство. Призыв учителей на фронт, недостаток в электроснабжении, нехватка учебников вынудили проводить занятия в 2-3 смены. Невозможность издания необходимого количества учебников обусловила закупку подержанных учебников. Так, по окончании 1941-1942 учебного года было приобретено более 1 млн. учебников47. Общеобразовательные школы испытывали постоянные трудности в ремонте школьных помещений, обеспечении топливом и необходимым школьным инвентарем. Материальные и продовольственные трудности, другие лишения военного времени вызвали значительный отток учащихся из школ. Только в первый год войны около 30 тыс. учащихся покинули среднюю и неполную школу, еще 28 тыс. перешли на производство и школы ФЗО48. 1942-1943 учебном году из школ республики выбыло 175970 человек (25%), в первом полугодии 1943-1944 учебного года — 51102 чел. Всего же за военные годы 34,2% школьников прекращали обучение, составив почти 390 тыс. человек49. Вместе с тем, по сравнению с довоенной (7827 школ всех типов) школьная сеть республики сократилась на 612 школ, причем 520 из них были казахскими. Из этих 520 — 297 были смешанными школами с русскими, украинскими и польскими классами. Это было обусловлено тем, что большая часть эвакуированного населения была размещена в сельских районах с преимущественно казахским населением. В среднем, на 100 аулов приходилось от 5 до 11 школ с действующими интернатами, не учитывалась разбросанность аулов, невозможной стала подвозка детей в школы50. В школах и классах, где обучались эвакуированные дети из России и Украины, обучение проходило по программам Народных комиссариатов просвещения этих республик. Всего же, на 1 января 1943 г. из 484149 эвакуированных граждан более 188800 (37,9%) были дети школьного возраста51. Для польских детей в 1943-1944 гг. было открыто 36 школ где обучалось 4743 чел., 7 детдомов и 4 детских сада. В 1945 г. действовало уже 56 польских школ и 9 детдомов.

Среди депортированного с Северного Кавказа в 1943-1944 гг. мусульманского населения 89102 ребенка были школьного возраста и только 6099 из них в 1943 –1944 уч. г. были охвачены обучением, в 1944-1945 учебном году лишь 20020 приступили к обучению. Среди детей было взято на учет 6864 беспризорника, из которых 5661 — устроены в детдома52.

В связи с призывом в РККА к концу 1941 г.: в школах республики недоставало 1545 учителей, а к 1944-1945 уч. г. нехватка составила 6500 человек. Всего же в рядах учительства насчитывалось около 37 тыс. человек, из которых только 19% имели высшее образование, и более 30% были женщины-казашки53.

В годы войны была продолжена работа по ликвидации неграмотности среди взрослого населения. Новой азбучной грамоте было обучено около 127 тыс. неграмотных и 161 тыс. малограмотных человек54. Развернулась сеть вечерних школ рабочей молодёжи, где в 1944-1945 уч. г. обучалось 2748 чел.; а в 121 вечерней школе сельской молодёжи обучалось 5241 человек55. В послевоенные годы эти школы сыграли огромную роль в ликвидации последствий войны и подъёме образовательного уровня населения.

Общественно-полезный труд школьников в годы войны оказал посильную помощь фронту. Учащиеся и учителя школ Казахстана внесли на постройку танковой колонны «Колхозник Казахстана» более 4 млн. руб.; авиаэскадрильи «Пионер Казахстана» 490 тыс. руб. Всего же они собрали в фонд обороны 14 млн. 479 тыс. руб.; 52 тонны лекарственных трав; 1170 тонн металлолома, выработали 23 млн. трудодней 56.

Органы народного образования и учащиеся республики внесли свой вклад в патриотическое движение трудящихся Казахстана по оказанию помощи освобождённым районам страны. Так, 1 июня 1942 г. из Алма-Атинской области в освобождённое Подмосковье было отправлено 4616 книг, 188 тыс. руб. несколько сот голов различных пород скота. В ноябре 1943 года в освобождённые районы было направлено 80 преподавателей, послано 3 тыс. тетрадей, 432 учебника, стройматериалы, одежда и обувь для школьников. Позже из Кустанайской в Орловскую область отправлено 15 тыс. учебников, 3 тыс. тетрадей, тысячи карандашей и ручек. А для подсобных хозяйств детдомов и школ был отправлен домашний скот57. В ноябре 1944 года по призыву слёта женщин передовиков Караганды начался сбор средств на строительство детского дома г. Чистяково Донецкой области. За полтора месяца было собрано 1 млн. 307 тыс. руб., на которые был построен детдом на 150мест, названный именем женщин-патриоток Караганды 58.

Массовая подготовка кадров для промышленности и села была острой потребностью военного времени. Государственная система трудовых резервов накануне войны насчитывала в Казахстане 35 ремесленных, железнодорожных училищ и школ ФЗО. В них обучалось 5870 человек. Было эвакуировано 15 ремесленных училищ и 10 школ ФЗО с контингентом 3500 человек59. Расширение сети школ ФЗО и училищ позволило уже 1942 г. выпустить 40277 молодых рабочих по 54 специальностям, всего же 1941-1943 гг. было подготовлено 67549 человек. К 1944 году насчитывалось 108 школ ФЗО и училищ где обучалось 41 тыс. человек для 44 Наркоматов. Всего же за годы войны было подготовлено 102,5 тыс. молодых рабочих, в основном для тяжелых отраслей промышленности. В таких же широких масштабах была развернута подготовка кадров через различные курсы и школы. В среднем за годы войны доля рабочей молодёжи в оборонной промышленности выросла до 48%, в угольной 42%, цветной металлургии — 40%. В целом же, система трудовых резервов и подготовки, рабочих на производстве сыграли основную роль в массовой подготовке кадров, но не могли в полной мере удовлетворить потребности военной экономики.

Студенты и преподаватели вузов Казахстана с первых же дней ушли на фронт. 287 студентов КазГУ, 150 Уральского пединститута, 127 Карагандинского учительского института встали в ряды защитников Родины. Всего же из вузов Алма-Аты более 1300 студентов были призваны на фронт. Как и повсюду в стране, университеты и пединституты с 5 и 4-х летнего обучения были переведены на 4 и 3 года. В Казахстан было эвакуировано 41 высшее и среднее специальное заведение в которых было более 3 тыс. студентов и учащихся, 545 преподавателей. 12 из 22 эвакуированных вузов были размещены в Алма-Ате. Их работа была возобновлена путём объединения с соответствующими по профилю вузами Казахстана. В объединенных вузах научно-педагогическую работу вели 5 академиков, 35 профессоров, 92 доцента из Москвы, Ленинграда и Киева. За годы войны для вузов Казахстана было подготовлено 130 докторов и кандидатов наук, и осуществлялась более широкая чем до войны подготовка научных кадров из казахов. К 1947 году из 2885 научных сотрудников республики 487 были казахи60. Партийные и государственные органы республики оказали всемерную помощь вузам и научным учреждениям в подготовке научных кадров, в которой решающую роль сыграли учёные центральных научных учреждений. Несмотря на войну расширилась вузовская сеть. Были открыты Алма-Атинский институт иностранных языков, Чимкентский технологический институт, Казахская государственная консерватория и женский пединститут, институт физкультуры. В 1940-1941 гг. в 20 вузах обучалось 10,4 тыс. студентов, а 1945-1946 уч. гг. -15,6 тыс. студентов. Вместе с тем ежегодный выпуск в период войны не достиг довоенного уровня. Низкой оставалась доля казахов в рядах студенчества — в 1944 г. из 15,5 тыс. обучающихся только 1276 были казахи61. В военные годы большую часть выпускников вузов составили врачи и педагоги.

В системе среднего специального образования за годы войны было подготовлено более 14,5 тыс. человек62.

Особенностью развития интеллигенции стало замедление темпов роста национального отряда, обусловленное малочисленностью казахского студенчества. Сокращение национального контингента средних школ и последствия демографических потерь 1930-х гг. были главными причинами этого процесса.

Студенты вузов и техникумов республики участвовали во всех мероприятиях по сбору тёплых вещей для армии, денежных средств в фонд обороны. Только в 1942 г. они собрали более 1 млн. руб. в фонд обороны, более 588 тыс. руб. — на строительство танковой колонны «Советский студент»63.

Основными направлениями научных исследований были — поиск дополнительных сырьевых ресурсов в республике, расширение сырьевой базы чёрных, цветных и редких металлов, на которые направлялось более 40% всех ассигнований на научные цели Казфилиала АН СССР. Он стал центром интенсивных научных исследований и с осени 1941 г. его возглавил К.И. Сатпаев. По мере расширения фронта научных исследований возрастало количество институтов в системе КазФАН. В 1945 г., накануне преобразования его в Академию Наук, в его составе было 16 НИИ, 8 секторов и библиотека. Всего же в его системе было 38 научных подразделений, на деятельность которых было направлено 70 млн. рублей64.

Возросший масштаб научных работ и организационный рост обусловили увеличение численности научных сотрудников. Если в 1940 г. было 276, то в 1945 г. насчитывалось более 1 тыс. научных сотрудников. Среди них было 5 академиков, 60 докторов и 140 кандидатов наук. КазФАН организовал свыше 350 экспедиций, которые внесли большой вклад в мобилизацию природных ресурсов Казахстана для нужд фронта. Большое значение в годы войны имела деятельность Комиссии по мобилизации ресурсов Урала, которая с весны 1942 г. включила в сферу своей деятельности Западную Сибирь и Казахстан. Комплексные бригады учёных провели обширные исследования во всех регионах Казахстана. Плодотворно трудились академики А.А. Скочинский, В.Н. Образцов, способствуя разработке мер по повышению производственных мощностей индустриальных центров. Бригада академика И.П. Бардина рекомендовала строительство в поселке Самарканд (с августа 1945 г. — г. Темиртау) Карагандинской области металлургического завода.

В республику было эвакуировано 20 научно-исследовательских институтов, 15 из которых — в Алма-Ату. Известные учёные — В.Г. Фесенков, Г.А. Тихов, М.И. Горяев и др. способствовали заметной активизации научных работ и положили начало новым направлениям научных исследований. Развивалась не только академическая наука, но и вузовская. Казахстанские вузы вместе с кафедрами, лабораториями и мастерскими эвакуированных вузов развернули научные изыскания, имевшие оборонное и народно-хозяйственное значение.

Признанием заслуг казахстанской науки стало избрание К.И. Сатпаева действительным членом Академии Наук СССР.

В Боровое были эвакуировано 34 академика и члены их семей. Здесь плодотворно трудились В.И. Вернадский, Л.С. Берг, С.А. Зернов, А.А. Рихтер и др.. Литературовед академик А.С. Орлов отметив своеобразие казахского героического эпоса, написал о нём книгу, в предисловии к которой он писал: «Тема настоящей книги возникла и осуществилась на почве Казахстана благодаря непосредственному соприкосновению с его национальной культурой. Перед русским автором книги, оказавшимся в окружении быта, языка и словесности казахов, открылся целый мир, верное восприятие которого необходимо для взаимного понимания народов, братски связанных между собой»65. Книга увидела свет в 1945 г. Фольклорно — тюркологические темы –героический эпос «Алпамыс» и «Орак и Мамай» стали основным объектом научных исследований профессора Жирмунского В.М. Находившиеся в Алма-Ате сотрудники института истории АН СССР приняли активное участие в написании книги «История Казахской ССР с древнейших времён…», вышедшей в 1943 году. Это был первый труд в стране, в котором систематически излагалась история одной из национальных советских республик. М.П. Ким, находясь в Казахстане, подготовил книгу об аграрном вопросе и классовой борьбе в Казахстане в период Октябрьской революции, защищенную им в 1946 г. как докторская диссертация66. Н.М.Дружинин преподавал историю на курсах партийных работников при ЦК Компартии Казахстана, в театре оперы и балета консультировал постановку «Ивана Сусанина» Глинки, «Суворов» Василенко и продолжал работу над монографией о государственных крестьянах. Впоследствии, в книге «Воспоминания и мысли историка» он писал: «Изучение истории Казахстана переплеталось с живыми впечатлениями от местного населения, его национального характера, особенностей его быта и внутренней жизни. В этом близком соприкосновении с восточным еще недавно кочевым народом, вышедшим на широкую дорогу хозяйственного и культурного подъема, большое значение имело знакомство с казахской литературой и искусством. Поэзия Абая, постановка первых казахских опер, песни акынов особенно помогли уловить национальные черты, которые я наблюдал в общении с учеными и рядовыми жителями Алма-Аты: смелую инициативу, боевой темперамент, дух независимости. Необычайно трогала страстная любовь казахов к своей Родине, интерес к ее историческому прошлому, так же как и настойчивая борьба за ее лучшее будущее» 67.

Языковеды и литераторы республики проделали большую работу по сбору материалов фольклора. А находившийся в эвакуации И. Мещанинов на материале казахского языка написал работу «О категории сказуемости», с которой он выступил в 1942 г. на сессии КазФАН в качестве доклада. В связи со столетием Абая вышли в свет исследования его творчества, принадлежащие перу М. Сильченко, М. Ауэзова, С. Муканова. Институт истории, языка и литературы провёл научную сессию, а в пединституте им. Абая прошла первая Абаевская сессия студентов.

Организационный рост науки увеличил прослойку научного отряда в составе интеллигенции республики. Широкое развёртывание научных исследований, особенно в области геологии и ряде смежных с ней дисциплин поставили на службу стране природные ресурсы Казахстана. Прикладные научные разработки способствовали повышению эффективности работы промышленных и оборонных предприятий. Наука обосновала необходимость строительства новых отраслей — металлургической, химической промышленности и машиностроения. Развитие гуманитарных наук способствовало удовлетворению духовных запросов людей и мобилизации их на отпор врагу.

Мастера художественной культуры вместе со всем народом прошли военные испытания. Они сумели донести своё искусство до бойцов армии и тружеников тыла. Ими были созданы произведения одухотворённые подлинным гуманизмом, проникнутые веры справедливость, и идеалы которые защищали советские люди. Важнейшее место принадлежало военно-шефской работе, которая из категории общественной перешла в производственную. С первых дней войны Союз писателей Казахстана направил в области агитбригады. Первая — в составе Т. Жарокова, М. Ауэзова, В. Чугунова выехала в Караганду, Коунрад и Балхаш. Вторая — в составе Г. Мусрепова, К. Аманжолова и В. Копытина посетила свинцовый завод в Чимкенте и ряд колхозов Южно-Казахстанской области. Писатели и артисты чаще всех выезжали на фронт и участвовали в шефской работе в тылу. Большого признания заслужили У. Турдукулова и Г. Курмангалиев — трижды выезжавшие на фронт, Е. Умурзакова дважды выступавшая перед бойцами действующей армии и многие другие. Артисты областных театров также совершили многочисленные выступления. К. Юрасова участвовала в 500 концертах, артистка кукольного театра М. Штанько выступила 200 раз, Е. Умурзакова более 500 раз, З. Розмухамедова-85 выступлений в тылу и 166 на фронте, Г. Романова-400 в тылу и 146 на фронте68. Театральные коллективы за три года войны дали свыше 20 тыс. шефских концертов и спектаклей, из которых более тысячи на фронте69. В фонд обороны страны работники многонациональной литературы и искусства Казахстана перечислили более 5,3 млн. руб70.

Около 90 писателей Казахстана ушли на фронт и 25 из них отдали жизни в боях за Родину. Произведения казахстанских писателей переместились на страницы фронтовых армейских и республиканских газет. В связи с эвакуацией более чем 90 писателей, а Союзе писателей были дополнительно образованы секции украинской и еврейской литературы, а в 1944 г. в члены Союза Писателей Казахстана был принят корейский писатель Тхай Дянь-Чунь. По инициативе М.О. Ауэзова прошёл семинар, ознакомивший прибывших писателей с историей и литературой Казахстана. В 1941-1942 гг. Союз Писателей провёл в госпиталях 68 литературных вечеров, писатели С. Муканов, К. Паустовский и др. провели в формированиях отправляющихся на фронт 82 выступления71. Признанием творчества и вклада в общественную жизнь республики стало проведение в феврале 1944 года в Москве авторского вечера С. Муканова. Широкую известность получили стихи Джамбула «Ленинградцы — дети мои», «Город Ленина» Т. Жарокова, «Песня раненого партизана» Ж. Саина, К. Аманжолова — «Сказание о смерти поэта». Произведения казахских писателей публиковались не только в республике, но и на страницах 19 фронтовых, 93 армейских газет. Наиболее популярными жанрами прозы были очерки и публицистика. Статьи М. Ауэзова, Г. Мусрепова, М. Иманжанова и др. были созвучны статьям А. Толстого, М. Шолохова. Одновременно в творчестве русских писателей нашли отражение подвиги воинов казахов. Очерк Б. Полевого «Рождение эпоса» посвящён М. Габдуллину. Очерки писателей Казахстана во всех жизненных связях показали место народа в войне, отобразили произошедшие в сознании казахов изменения. Первой казахской повестью о войне был «Казахский батыр» Г. Мусрепова, написанная в 1944 г. Изображению героизма тружеников тыла посвящена повесть Г. Мустафина «Шиганак» (1945 г.). В 1942 г. на казахском, в 1945 г. на русском языке увидела свет первая книга М. Ауэзова «Абай».

Уже в первые месяцы войны казахские драматурги поставили одноактные пьесы А. Абишева, Г. Мустафина, Ш. Хусаинова. Пьеса М. Ауэзова «В час испытаний» стала одним из первых многоактных произведений. Писатели республики почти во всех жанрах ввели в литературу новые образы, образы воинов-казахов и раскрыли их лучшие национальные черты.

Великая Отечественная война направила творчество казахских акынов в новое русло. Центральный Комитет Коммунистической партии Казахстана придавал огромное значение доступности и агитационной эффективности слова акынов. Слово акына в традиционной форме восприятия казахов имело огромное значение там, где агитация сложна и ответственна — среди пастухов и крестьян Казахстана, в местах, трудно достижимых, в народных слоях, требующих особой чуткости. Акыны являются наиболее близкими к народу, наиболее доходчивыми и внушающими доверие агитаторами. Они объезжали близкие и далекие от культурных центров районы и проводили очередные кампании, участвовали в митингах и собраниях, воодушевляли трудящихся песнями, разоблачали в сатире лентяев и нерях, прославляли героев труда. Акын-ата Джамбул в первые дни войны создал толгау-призыв «В бой с заклятым врагом»72. На многочисленных митингах и собраниях звучали поэтические обращения акынов Нурпеиса, Нартая, Шашубая, Кенена, Естая, Орынбая. Их песни призывали народ самоотверженно трудиться во имя победы над врагом, напутствовали бойцов, уходящих на фронт, широко публиковались на страницах газет. В июне 1941 г. в городах Караганде, Кзыл-Орде, Семипалатинске прошли межобластные совещания акынов. Они призвали всех акынов развернуть широкую агитационную работу. В ходе агитационной поездки по Актюбинской области акыны во главе с Н. Байганиным собрали в Фонд обороны 42 тыс. руб., госзаймов на 16 тыс. руб., в ходе следующей поездки они собрали более 100 тыс. руб. Орумбай в Южно-Казахстанской области собрал более 20 тыс. руб. Акыны Н. Бегежанов (Кзыл-Орда), Шашубай (Балхаш), Доскей (Караганда), Кенен и Жаксыбай (Джамбул), Нурлыбек (Семипалатинск), А.Сариев и К.Терибаев (Алма-Ата) также неутомимо и вдохновенно агитировали собирать средства в Фонд обороны, теплые вещи для бойцов. Осенью 1941 г. прозвучало обращение Джамбула к защитникам Ленинграда («Ленинградцы, дети мои»). Эта вдохновенная импровизация, переведенная на русский язык М. Тарловским, неоднократно передавалась по радио, выпускалась плакатами, поддерживая дух защитников и жителей города на Неве. В декабре 1943 г. в Алма-Ате прошел республиканский айтыс акынов. Ежегодными становились проведение районных и областных айтысов. Наряду с творчеством акынов яркой страницей истории народной поэзии стало творчество поэтов — фронтовиков. Их песни вошли в репертуар красноармейских ансамблей, печатались на страницах фронтовых газет и в тылу. Творчество народных акынов было высоко оценено партией и правительством. Орденами и медалями были награждены Азербаев, Шипин, Нартай, Сапаргали, Жапсарбаев, Уркумбаев.

Театральная сеть республики, составлявшая в 1940 г. из 40 театров, в 1942 г. уменьшилась до 35. В 1941 г. ими были даны 7564 выступления. В республику были эвакуированы 23 театрально-музыкальных коллектива, в т. ч. театр им. Моссовета и др. Совместно с мастерами сцены Казахстана они осуществили постановку произведений мировой драматургической классики. Пребывание в Казахстане признанных мастеров сценического искусства способствовало профессиональному росту казахских артистов. Обостренное чувство национального самосознания, характерное в те годы для всех народов, выразилось в постановке историко-героических спектаклей. К этой же группе следует отнести и пьесы о героях Великой Отечественной войны. Одной из удачных постановок этого цикла был спектакль «Гвардия чести» М. Ауэзова и А. Абишева в Казахском театре драмы, осуществленный в 1942 г. и посвященный защитникам Москвы. Центральные образы генерала И.В. Панфилова, Толегена Тохтарова, Бауржана Момыш-улы были написаны и сыграны ярко и действительно талантливо. Это был спектакль о единстве народов, защищавших свою общую Родину, их дружбе и братстве. В период войны особую ценность приобрели классические театральные сюжеты, которые отображали старые, но вечные темы: любви, верности, счастье. Эти сюжеты, как правило, воплощались в спектаклях, в основе которых лежал эпос, легенды, мифы. Спектакль «Козы Корпеш — Баян Слу» Г. Мусрепова, основанный на древней легенде казахов был поставлен в 1943 г. и был посвящен вечной теме — любви и человеческой жестокости.

Прошедший зимой 1944 г. Всесоюзный смотр спектаклей русской классики усилил интерес театров к русской классике. Обращение к русской классике обогатило театральную культуру и репертуар казахстанских театров. Вместе с тем, не только национальные театры впитывали в себя опыт более старшего по времени русского театра, но и русский театр включал в свой репертуар лучшие постановки национального театра. Например, русский драматический театр в Алма-Ате включил в свой репертуар пьесы «Кобланды» и «Абай» М. Ауэзова, «Чокан Валиханов» С. Муканова.

В трудных условиях войны продолжали работу уйгурский и корейский драмтеатры. В октябре 1945 г. в Алма-Ате прошла декада уйгурского искусства. Насыщенная творческая биография была у академического украинского драмтеатра им. И. Франко, который поставил более 500 спектаклей, Киевский государственный еврейский театр показал более 200 спектаклей, Днепродзержинский театр русской драмы, в Лениногорске показал 770 спектаклей и 285 концертов73.

В республику прибыло более 500 киноработников, в Алма-Ате на базе местной киностудии, а также студий «Мосфильм» и «Ленфильм» была организована Центральная объедённая киностудия (ЦОКС). В 1942-1943 гг. она выпускала 70% советских художественных фильмов74. В эти годы были сняты многие известные фильмы, ставшие классикой отечественного кинематографа — «Секретарь райкома», «Иван Грозный» и др. Созданные с помощью ведущих кинематографистов страны первые, и ещё неполнометражные фильмы о казахском народе стали рождением казахской художественной кинематографии. В цехах и студиях ЦОКС проходили обучение киноделу 200 казахских работников кино.

В октябре 1941 г. открылось новое здание государственного академтеатра оперы и балета. На его сцене были поставлены спектакли классического репертуара и произведения созвучные военному времени.

В июне 1942 г. состоялось первое выступление Г.С. Улановой на сцене театра им. Абая, исполнившей роль Марии в балете «Бахчисарайский фонтан». На сцене театра оперы и балета в мае 1944 г. впервые на казахском языке прозвучала классическая опера «Чио- Чио- Сан» Д. Пуччини — первая европейская опера в репертуаре казахского театра. Композиторы Л. Хамиди, Е. Брусиловский работали над музыкальными произведениями о жизни казахского народа. 12 января 1945 г. прошёл первый авторский симфонический концерт из произведений композиторов республики, где были исполнены поэмы Е. Брусиловского «Казахская увертюра», вальсы М. Ержанова и Л. Хамиди. Деятельность А. Жубанова, возглавившего казахскую композиторскую школу, дала импульс становлению традиций национального симфонического стиля, поиску границ соприкосновения современности с прошлым. Ряды композиторской школы пополнились М. Тулебаевым, Г. Жубановой, Б. Байкадамовым. В эти же годы заявили о себе К. Кужамьяров и Б. Баяхунов — представители уйгурской и дунганской музыкальной культур.

Героизму и подвигам казахстанцев во имя Победы посвятили свои полотна художники А. Кастеев, Л. Леонтьев, Б. Урманче, М. Лизогуб. 44 художника Казахстана были призваны на фронт75. На войне погибли художники В. Гербановский, А.Заковряшин, А. Евдоков, Д. Елькин, А.Ташбаев.

В Казахстан были эвакуированы 70 художников. В работе над агитокнами «КазТАГ» принимали участие М. Куприянов и М. Крылов из коллектива Кукрыниксов, А. Петрицкий, А. Риттих, оказавших заметное влияние на графический и живописный стиль выпусков. Мастера многонациональной культуры в художественной форме раскрыли свою сопричастность к важнейшим событиям, отобразили произошедшие качественные изменения в сознании народа и внесли достойный вклад в дело защиты Отечества.

Военно-экономический, мобилизационный потенциал, культурный и образовательный уровень населения, массово-политическая работа определили ценностные ориентации людей, их психологическую устойчивость, отношение к войне и собственной стране.

В годы войны, несмотря на заявления о «дружбе народов» и «единой семье народов» произошло окончательное оформление национал — большевистской переориентации идеологии. В начале войны великодержавный национализм был поставлен на службу пробуждения и активизации патриотических чувств народов СССР. Понятие Родины отождествлялось с СССР, а не только с Россией. «Русский» выступал синонимом «советский», «социалистический». Доминировала версия общенародного — которая концентрировала патриотические чувства всех народов. Однако, по мере побед на фронте, произошла реструктуризация патриотического синкретизма. Ряду народов было отказано в патриотизме, выстроена иерархия значимости проявлений патриотизма у различных народов, населяющих страну. Эта иерархия «патриотизмов» стала идеологическим обоснованием крупномасштабных акций по депортации народов и пресечению поднявшихся ростков этнического самосознания в историографии и литературы. Сталинское руководство предприняло эти акции, воспользовавшись чрезвычайной обстановкой, атмосферой воюющей страны, проникнутой шпиономанией и психозом уличения предателей. Антинациональная направленность была характерна для компаний, связанных с обсуждением и осуждением «Истории Казахской ССР…» и «Очерков истории Башкирской АССР» и др. Поднятые в этих книгах проблемы взаимоотношений Руси со Степью, монголо-татарские завоевания, отношения Московии с тюрко-мусульманскими государствами после распада номадического образования Чингизидов, проблема завоевания Казахстана Россией, антицаристские движения в Казахстане — эти и другие проблемы историографии не получили ясных оценок и характеристик на Совещании историков в ЦК ВКП(б) (май-июль 1944 г.). Однако общий настрой идеологов партии в очередной раз акцентировал внимание на великорусских державных приоритетах. Явное преобладание этого подхода в идеологической сфере продемонстрировали и программные партийные документы 1944-45 гг76.

Речь И.В. Сталина 24 мая 1945 г. в Кремле на приёме в честь командующих войсками Красной Армии обозначила новую стратегию в этнополитической сфере. Ради достижения Победы сражались все народы СССР, а вождь построил своё выступление на восхвалении русского народа «как наиболее выдающейся нации изо всех наций, входящих в состав Советского Союза», как «руководящей силы в великом Советском Союзе». До сих пор такие характеристики прилагались только к партии и рабочему классу, но не как к этносу. Высказывание — «доверие русского народа к Советскому правительству оказалась той решающей силой, которая обеспечила историческую победу над врагом»77 свидетельствует, что Сталин и его окружение опирались на авторитет русского народа и выступали от его имени. В русских, как имперском этносе, он искал укоренённости своего режима и власти. К тому же, перспективы культурно-национального развития нерусских народов ему представлялись неблагоприятными: война продемонстрировала устойчивость этнокультурных традиций у нерусских народов перед лицом смерти. В трудные дни войны сталинский режим апеллировал к национальным традициям борьбы народов СССР за независимость. Война, как прямая угроза независимости и разрушения жизненных устоев общества, а также активная пропаганда национально-патриотических традиций защиты Отечества, возрождение героических образов в союзных республиках, почерпнутые из исторического прошлого, вызвали новый прилив этнической самоценности, породив надежды на смягчение политики в этнической сфере. Усиление этнокультурной самоидентификации показало, что национально-этническое никак не желает соединяться с интернациональным в его великорусско — советской форме. Поэтому, согласно сталинской логике, следовало ликвидировать одну из противоречивых сторон, т.е. привести национально-культурную сферу к общему знаменателю. И это нужно было сделать сейчас, а не в коммунистическом завтра.


Сейчас читают про: