double arrow

Уничтожение постоянной армии. 3 страница

Политика России, резко свернувшая при Павле I в сторону Наполеона, так же резко была возвращена в обычное проанглийское русло. В те же дни в Париже рядом с кортежем Бонапарта взорвалась бомба. Наполеон от покушения не пострадал. «Они промахнулись по мне в Париже, но попали в меня в Петербурге» - сказал об убийстве Павла Наполеон. Передышка перед новым раундом борьбы заканчивалась. Англичане немедленно начали собирать новую антифранцузскую коалицию, а Наполеон стал готовиться к десанту на Британские острова.

В России начиналась новая эпоха - эпоха Александра I, предавшего родного отца. Ничего хорошего русскому государству такое начало не сулило. Ведь за спиной нового русского императора маячили тёмные тени англичан...

«Что делала Россия в своей политике, как не служила Европе, гораздо более, чем самой себе?» Ф. М. Достоевский

Бурное время французской революции наглядно показало все преимущества для России политики невмешательства в европейские дела. Балансируя на острие интересов двух европейских противников, мы могли получить очень многое. И поначалу, казалось, что новый русский царь понял все выгоды такого положения: в июне 1801 года между Россией и Англией была заключена морская конвенция, а в октябре того же года был подписан мирный договор с наполеоновским правительством. Увы, мы не могли оставаться в стороне от готовившегося нового раунда европейской схватки за гегемонию. Англия привычно готовилась убирать одного конкурента руками другого. Английское золото, оплатившее свержение Павла I, лучше всяких магнитов затягивало Россию в новый, ненужный для неё союз...

Тем временем, Грузия, которая настойчиво стучалась в наши двери с просьбой принять её в состав империи, была вынуждена немного подождать в приёмной. Лишь 12 сентября 1802 года Александр I подписал манифест о включении этих земель в состав своей империи. Под власть России начали переходить и азербайджанские ханства. Европейские столицы на этот наш успех внимания совсем не обратили, занятые своими собственными дипломатическими манёврами. Недовольство выразила лишь Персия, что в конечном итоге привело к русско-персидской войне, которая началась в 1804 году и продолжалась целых одиннадцать(!) лет до 1813 года. Неужели, мощная Российская империя не могла быстрее справиться с небольшой Персией? Конечно, могла. Разгадка очень проста - с 1805 года мы опять начали воевать за чужие интересы, и лучшая и большая часть нашей армии была занята борьбой на другом фронте.

Как и ожидалось, затишье в Европе оказалось недолгим: в 1803 году война между Англией и Францией вспыхнула снова. Наполеон, прекрасно понимая, что без разгрома Великобритании ему покоя не видать, готовился к грандиозной десантной операции. Для этого были нужны деньги. Взять их в принципе было негде. Англия, всегда оплачивавшая все войны на континенте, денег на собственный разгром, естественно, не дала бы. Остальные европейские монархии не обладали нужным кредитом и к тому же ненавидели Бонапарта всеми фибрами души. В эту трудную минуту и подоспела неожиданная помощь со стороны Банка Америки. В 1800 году Томас Джефферсон победил на выборах Джона Адамса и стал третьим президентом США. В 1803 году он и Наполеон заключили между собой соглашение. США предоставили Наполеону 3 млн. долларов в обмен на огромный кусок принадлежавшей французам американской территории к западу от реки Миссисипи. Сделка стала известна как «Покупка Луизианы». С помощью этих денег Наполеон быстро снарядил свою армию и начал последний этап подготовки к войне. На берегу пролива Ла-Манш был построен огромный Булонский лагерь, в котором в ожидании приказа располагалась 150 тыс. армия.

Англия верная своему принципу «воюя, самой не воевать», тоже готовилась к схватке. Она стала сколачивать очередную, третью по счёту коалицию против Франции. Благо повод для ускорения этого процесса дал сам Наполеон. Его личная власть во Франции достигла своего апогея. Герой революции, защитник свободы и угнетённых, в мае 1804 года был провозглашён «императором всех французов», а вскоре он объявил себя королём Италии и присоединил Пьемонт, Геную и Лукку. В Германии Бонапарт часть «чужих» земель отдал своему немецкому союзнику, курфюрсту Баварскому. Словом, кроил карту Европы, как ему заблагорассудится.

Это был открытый вызов. Осенью 1805 года, сложилась третья антифранцузская коалиция в составе Англии, Австрии, России, Швеции и Неаполитанского королевства. Пруссия хоть и выразила своё неудовольствие, воевать пока не собиралась, чего не скажешь о России. Александр I, возведённый на трон при помощи англичан, должен был эту помощь отработать. По разработанному плану Австрия должна была выставить 250 тыс. солдат, Россия - 180 тыс. человек, Швеция -16 тысяч и Неаполитанское королевство клало в копилку общей победы 20 тыс. человек. Англия обязалась выплачивать союзникам ежегодно 1125 тыс. фунтов стерлингов за каждые 100 тыс. человек, и, кроме того, выдавать четверть этой суммы на мелкие расходы. Деньги в тот момент большого значения не имели. Бонапарт сосредоточил огромную армию на берегу пролива Ла-Манш и готовился к вторжению в Великобританию, прекрасно понимая, что только решительный удар в самое логово врага может прекратить бесконечные войны. Эту опасность британский флот и устранил 21 октября 1805 года, разбив французский флот у мыса Трафальгар в Испании. Знаменитый адмирал Нельсон, получивший свою заслуженную славу за эту победу, заплатил за неё своей жизнью. Чтобы довести его тело до Лондона оно было «упаковано» в бочку с бренди. 9 января 1806 года адмирал Нельсон был похоронен в соборе святого Павла.

И тут знамя борьбы с Бонапартом подхватили австрийцы, которые вторглись в союзную Наполеону Баварию. Теперь Наполеону было уже не вторжения. Австрийское правительство так торопилось, что решило начать кампанию, не дожидаясь подхода русских войск. Французская армия, быстро снявшись с лагеря, форсированными маршами двинулась навстречу австрийцам, которыми командовал генерал Макк. Натиск и быстрота действий французов его полностью дезориентировали. Спасти австрийцев мог только срочный отход и соединение со спешившей к ним русской армией под командованием Кутузова. Возможность уйти ещё была, но Макка сбивали с толку подосланные Бонапартом шпионы, уверявшие, что Наполеон уже не страшен, потому что в Париже вспыхнуло против него восстание. Когда австрийский главнокомандующий выразил недоверие, шпион дал знать во французский лагерь, и там средствами походной типографии был напечатан специальный номер парижской газеты с сообщением о мнимой революции в Париже. Шпион доставил этот номер Макку, тот прочёл и успокоился. Вот так, за чтением периодики австрийский генерал вдруг и обнаружил, что полностью окружён в городе Ульм. Наполеон послал к нему парламентёра с требованием сдачи, предупреждая, что если он возьмёт Ульм приступом, то никто не будет пощажён. Героическое сопротивление, видимо было в тот сезон не в моде в Венских салонах. Даже не попытавшись сопротивляться, австрийская армия сдалась, тем самым, бросив спешащее к ним русское войско на произвол судьбы. Война фактически была выиграна Наполеоном за три недели. Для полного триумфа ему оставалось разбить русских...

Снова из-за предательства австрийцев наши солдаты оказались на краю гибели. Небольшой русской армии грозило окружение и уничтожение от намного превосходящих их сил французов. Кутузову, командовавшему русскими войсками, теперь предстояло спасти своих солдат, как шесть лет назад это сделал Суворов. Узнав о поражении Макка, он начал быстрый отход. Только быстрый отрыв от французов мог спасти русские войска. Отступая, солдаты Кутузова уничтожили за собой мост через Дунай. Другой переправы для французской армии не было. Кроме... одного громадного моста, находившегося прямо в австрийской столице, и соединявшего Вену с левым берегом Дуная. Для спасения русской армии его необходимо было уничтожить.

«Союзники» не просто сдались французам практически без сопротивления. Они создали Бонапарту все условия для быстрого и эффективного разгрома русской армии.

13-го ноября Наполеон во главе своих войск торжественно въехал в австрийскую столицу. Громадный мост достался Наполеону целым. Его захват выглядит настолько анекдотичным, что поверить в это сложно. Французские генералы Мюрат, Ланн и Бельяр, понимая, что этот мост просто бесценен, вместо штурма с риском его потерять, решили устроить шоу. Они спрятали батальон гренадер в кустах, а сами без прикрытия явились к предмостному укреплению. Там три генерала, мило улыбаясь, объявили растерявшимся австрийцам, у которых был приказ при первом появлении противника взорвать мост, что уже заключено перемирие, а они парламентёры. Французы вызвали австрийского командира, всё это повторили ему и стали с ним мирно болтать. Остроумная, непринуждённая беседа настолько увлекла князя Ауэсперга, что он просто забыл о своём воинском долге. По сигналу французские солдаты бросились на мост и захватили его целым и невредимым. Наполеон, которому ликующий Мюрат доложил об этом изумительном происшествии, приказав переправиться через этот мост и прямо идти на русскую армию. Не знаю как вы, а я лично не верю в такие чудеса. Здесь явно не обошлось без предательства наших милых «союзников». Уж больно вовремя и к месту стоит этот не взорванный мостик!

В русской армии тоже не могли поверить истории с венским мостом и громко говорили об измене, о том, что австрийцы уже тайно сговорились с Наполеоном. Но это было, как говориться, их частное мнение. Русского императора всё это не смущало. В это самое время, Александр I находился в Берлине и склонял прусского короля объявить Наполеону войну. После долгих колебаний Фридрих-Вильгельм III дал клятву над гробом Фридриха Великого отправить Наполеону жёсткий ультиматум, а потом ударить со своей армией ему в тыл. Получив заверения в том, что по Наполеону будет нанесён удар с тыла, император Александр I направился прямо в действующую армию.

Кутузов, тем временем, продолжал выводить свои войска из - под удара французов. В отличие от австрийцев, о капитуляции он и не думал, и обмануть его было не так-то просто! Когда наполеоновский маршал Мюрат сообщил русским о «перемирии», то Кутузов «вступил с ним в переговоры», реально ни на минуту не прекращая отвод войск. Продолжая игру, Кутузов сделал Мюрату ряд предложений, столь выгодных для французов, что Мюрат, незаметно для себя попавшись на собственную удочку, немедленно послал курьера с этими предложениями к Наполеону. И только окрик Бонапарта вернул его к действительности - он бросился в погоню за русскими. Под Шенграбеном его 30 тыс. отряд был остановлен в шесть раз слабейшим арьергардом генерала Багратиона. Весь день шёл неравный бой. Это героическое сопротивление окончательно спасло русскую армию.

Наши войска так и отходили, пока, наконец, злой рок той войны не привёл их к местечку Аустерлиц (ныне город Славков) в Словакии. Здесь 2 декабря 1805 год, ровно через год после коронации Наполеона разыгралось сражение, которое он считал своей самой большой победой. Помните у Булата Окуджавы: «Кавалергарда век недолог, и потому так сладок он». Это написано об Аустерлице. Гвардейский полк Кавалергардов провёл здесь свою знаменитую атаку, после которой из нескольких тысяч бойцов осталось всего 18! К вечеру всё было кончено: союзники потеряли убитыми, утонувшими и ранеными 15 тыс. человек, 20 тыс. пленными. Потери французов составили менее 9 тыс. Фактически, и русская, и австрийская армия были уничтожены со всем своим обозом, запасами и артиллерией.

Политические результаты столь ошеломляющей победы не заставили себя ждать. Сразу после Аустерлица капитулировала и заключила с Наполеоном мир Австрия. Бавария, союзница Бонапарта, получила австрийский Тироль. Наполеону как королю Италии, Австрия уступала всю Венецию и Венецианскую область, Истрию и Далмацию. В целом империя Габсбургов теряла одну шестую часть населения (около 4-х миллионов из 24) и одну седьмую часть государственных доходов. Помимо громадных территорий она уплачивала победителю 40 миллионов флоринов золотом. В довершение унижения, в августе австрийский император был вынужден сложить с себя титул императора Священной Римской империи, созданной ещё в X веке. Австрия выходила из борьбы, бросая Россию, на произвол переменчивого военного счастья!

На этом неприятности не заканчивались: узнав о поражении русско-австрийской армии, прусский король тут же забыл свою клятву, данную русскому монарху над гробом Фридриха Великого. «Вечная» русско-немецкая дружба просуществовала всего пару месяцев. Прусские «союзники» России оказались ничуть не надёжнее изменчивых и подлых австрийцев. Вместо жёсткого ультиматума посланец прусского короля вручил Наполеону поздравления, а сама Пруссия поспешила вступить с ним в союз!

Наполеон же продолжал смело кроить европейскую карту. Летом 1805 года он захватил Голландию и поставил её королём своего брата Луи. Из захваченных южно-германских государств Бонапарт создал Рейнский союз и назначил себя его главой. Другому своему брату Жозефу Бонапарту, он отдал Южную Италию, сделав его королём обеих Сицилий. Таким образом, почти вся Италия, Германия и Голландия оказались в фактическом подчинении у Франции, а сам Наполеон стал властителем большей части Европы. В Европе вроде бы уже ни осталось никого, кто хотел бы умирать за английское золото в борьбе с гениальным Бонапартом.

Начались и русско-французские переговоры о мире. Отношение Наполеона к России весьма благожелательно. Снова он без каких - либо условий отпускает всех наших пленных, демонстративно протягивая Александру руку дружбы. Но тут наш государь проявил невиданное и неожиданное упорство и отказался ратифицировать заключённый в Париже мир. Английское золото, устлавшее путь Александра I к трону ещё не раз сделает русскую политику странной и нелогичной...

Уклоняясь от мира с Францией, Россия продолжает войну в Персии. Таким образом, мы вновь должны бороться на два фронта. И это - не предел. Неуступчивость в отношении Бонапарта приводит к появлению третьего фронта! Возникли проблемы и со старым нашим «другом» - Турцией. Султан Селим III закрыл черноморские проливы для российских судов и сместил прорусское руководство Молдавии и Валахии. Путь для экспорта русских товаров через тёплые моря заблокирован. Протест Петербурга остался без ответа. Столь смелые и вызывающие действия Стамбула предприняты под настойчивыми просьбами французских дипломатов.

В ответ Александр вводит в Молдавию войска под командованием генерала Михельсона. Этим российский император пытался предотвратить возможное появление в Дунайских княжествах французских частей, которые в то время высадились в Далмации. В ответ в 1806 году Турция объявляет войну Российской империи. Вот бы и одуматься Александру: война на трёх направлениях сильно попахивает катастрофой! Но нет, он одержим идеей разгрома Наполеона. И что интересно: Россия воюет с Турцией и Персией в одиночку, никто из её «союзников» ей не помогает. В войне с Наполеоном же все наоборот требуют нашей помощи. Идёт игра в одни ворота. Причём, исключительно, в наши. Не видеть и не понимать это невозможно. Но... снова дают о себе знать «особенности» восшествия на престол русского царя.

Мир в Европе продержался недолго. Упорство Александра становится тем стержнем, на который «нанизывается» четвёртая антифранцузская коалиция. Пруссия, которая пропустила в 1805 году исключительно удобный случай обрушиться со 100-тысячной армией в тыл Наполеона, теперь, начинает махать кулаками после драки. В такой ситуации и англичане уже и слышать не хотят о мире, и снова готовы воевать с Францией до последнего русского и прусского солдата. Швеция, постоянный английский союзник - тоже спешит вступить в коалицию. Уроки предыдущих войн с Наполеоном впрок союзникам не идут - несогласованность в действиях полнейшая. Начинает Пруссия. Дерзкий ультиматум, который пруссаки не довезли в прошлую войну, объявляют в эту: очистить от французских войск Германию, созвать конгресс для всеобщего примирения, признать Северо-германский союз во главе с Пруссией. Естественно Наполеон это отвергает. Тогда Пруссия двигает свои войска в Тюрингию, а Россия - к границам Польши.

Наполеону было вновь суждено удивить весь мир. Наши «союзники» словно устроили чемпионат по ускоренному проигрышу войн: повторялась история годичной давности с австрийцами, только размеры катастрофы были ещё большими. В это сложно поверить, но за один день прусская армия умудрилась проиграть целых два сражения! 14 октября 1806 года, сам Наполеон разгромил их под Иеной, а маршал Даву под Ауэрштедтом. Это было не просто поражение, а настоящая катастрофа. Да ещё такая, которой до сих пор не знала мировая история. Одна из крупнейших держав Европы, была за один день разбита и за тринадцать дней полностью оккупирована, а её армия перестала существовать!

Бонапарт, желавший поскорее закончить войну, предлагает Пруссии мир на неплохих условиях. Прусский король, надеясь на своего русского союзника, отвечает отказом. Снова Россия должна была воевать с Наполеоном в одиночку, фактически только за сохранение «союзной» Пруссии. Забегая немного вперёд, скажем одну весьма забавную вещь: 26 апреля 1807 года прусский и русский монархи заключили в городе Бартенштейне новую союзную конвенцию. В ней в общих чертах давался ответ на вопрос «за что воюем». Итак, согласно этому документу в случае разгрома Франции, Пруссия получит свои старые владения или соответствующую компенсацию; Австрии и Англии обещалось территориальное расширение. С нами вышла заминка. Россия не получала ничего! Более того, одной из статей конвенции провозглашалась независимость и целость Турции!

Из-за фантастических статей этой конвенции снова отчётливо проступал английский след! Стоило нам с Наполеоном соперничать, терять десятки тысяч солдат, чтобы гарантировать целостность Османской империи, с которой мы в это же самое время воюем! Вот так британские руководители и решали свои внешнеполитические задачи. Во главе полностью суверенной России стоит суверенный монарх, но его с английской разведкой связывают такие нити, что страна полностью теряет самостоятельность своей внешней политики...

Правда, русскому обществу всё же надо было объяснить, зачем гибнут в центральной Европе десятки тысяч русских солдат. Александр I не придумал ничего умнее, чем приказать Священному Синоду объявить Наполеона антихристом. Глупость царя и Синода ужаснула всех грамотных священников. Ведь согласно канонам православной церкви антихрист должен первоначально захватить весь мир, и лишь потом погибнуть от божественных сил, а не от рук людей. Из этого следовало, что сражаться с Бонапартом бессмысленно. Однако для полуграмотных мужиков версия о дьявольском происхождении Бонапарта была вполне правдоподобной.

Война меж тем продолжалась. Русские солдаты продолжали умирать за то, чтобы в Пруссии всё было хорошо, и Фридрих-Вильгельм III сохранил свой престол. Для кампании 1806-1807 годов Россия выставила 160 тыс. армию. Этого Александру показалось недостаточно. Следующий факт малоизвестен у нас и связывается обычно с Отечественной войной 1812 года. На самом деле в ноябре 1806 года особым царским манифестом было объявлено о сборе ополчения - «внутренней, временной милиции» численностью 600 тыс. человек! Ведь Наполеоновская армия приближалась к границам России. (Переходить она их, правда, ни в коем случае не собиралась - но это уже детали). Русский народ, весь как один человек должен был встать на борьбу с Францией (что нужно англичанам) и на защиту Пруссии (что нужно пруссакам)! Даже безоружный - собранное ополчение вооружить ружьями смогли лишь на пятую часть, остальные получили пики и копья. Слава богу, что ополченцев в тот раз в боевых действиях не использовали.

Но зато регулярная русская армия продолжала ненужную России войну, обороняя территорию прусского «союзника». 8-го февраля 1807 года у города Пройсиш-Эйлау, после череды мелких стычек произошло большое кровопролитное сражение. Наполеону не удалось разгромить русскую армию. Противники понесли огромные потери, и только тот факт, что русская армия ночью покинула поле битвы, позволило Бонапарту объявить эту битву своей победой. Чтобы убедить в этом всю Европу, он простоял на поле сражения 9 дней. Потери сторон были столь ощутимы, что следующие пять месяцев серьёзных сражений не происходило. Противники накапливали силы. Наполеон, верный своей тактике одного решающего сражения, пытался навязать русским битву, но генерал Беннигсен от неё упорно уклонялся. Тогда французский император направил главные свои силы прямо на Кенигсберг. Он предвидел, что русский главнокомандующий будет вынужден спасать этот главный город «союзной» восточной Пруссии.

Так начиналось последнее решающее сражение этой войны. Русский главнокомандующий совершил роковую ошибку: торопясь перейти через реку, он сосредоточил значительную массу своей армии в излучине реки Алле, где она была сдавлена и не имела пространства для манёвра. Французы бросились атаковать. Несмотря на храбрость русских войск, роковая ошибка Беннигсена погубила их. Чтобы уйти от огня французской артиллерии, солдаты должны были бросаться в реку. Единственный шанс спасения от полного истребления заключался в бегстве - и войска побежали вдоль реки. Часть сдалась в плен, многие утонули. Наполеон одержал полную победу - около 10 тыс. русских солдат полегли в этой битве за «союзные» интересы.

Все противники Франции были разгромлены. Русская армия, потерпев поражение, была неспособна продолжать войну. Теперь перед победившим Бонапартом лежала река Неман и далее русская территория. Что будет если он её перейдёт?

В 1807 году нашествие на Россию не состоялось. Мир был необходим и Александру и Бонапарту. Европа стояла на пороге больших изменений.

«Ложная дружба наделала нам больше зла, чем открытая вражда». У. Моррис

Ещё в 1800 году на докладе графа Ростопчина, напротив слов «Англия вооружила попеременно угрозами, хитростью и деньгами все державы против Франции», император Павел I собственноручно написал: «И нас грешных». Через семь лет история повторялась. Английское «союзное» золото дорого обошлось России. Нетронутый Лондон находился в стороне от военных баталий, а французские войска, после побед над четвёртой коалицией заняли Берлин и Варшаву и впервые вышли на русскую границу.

Но громить и терзать Российскую империю Бонапарт вовсе не собирался. Он, всегда считавший Россию единственно возможным союзником для Франции, уже давно добивался её благосклонности. В её отношении все действия Наполеона были похожи на ухаживания галантного кавалера - после поражения под Фридландом, французы любезно дали разбитой русской армии перейти через Неман и сжечь за собой мосты. Бонапарту был совсем не нужен захват наших территорий - у него была вся покорённая Европа. Ему нужен был мир и, по крайней мере, если не союз, то хотя бы нейтралитет России.

Теперь русскому царю фактически не оставалось выбора. Однако он не хотел войти в историю, как неудачник и всячески старался сохранить лицо. Поэтому первые русские парламентёры выставляли только одно условие - Россия никогда не согласится ни на какие территориальные уступки. Ответ Бонапарта был мягко категоричен - никаких уступок и не надо! Таким образом, началу переговоров ничто не мешало. Чтобы Александр мог начать переговоры, не уронив своей монаршей чести и ему не пришлось ехать на французский, завоёванный, берег Немана, а Наполеону - на русский, посреди реки французские сапёры построили огромный плот с нарядной палаткой. На этом плоту 25 июня 1807 года состоялась встреча двух императоров. Как только они оба высадились одновременно на плоту, Наполеон обнял Александра, и они ушли в павильон, где немедленно и началась продолжавшаяся почти два часа беседа.

- Из-за чего мы воюем? - спросил Наполеон.

- Я ненавижу англичан настолько же, насколько вы их ненавидите, и буду вашим помощником во всём, что вы будете делать против них, - сказал Александр.

- В таком случае, всё может устроиться, и мир заключён, - ответил Наполеон.

Прусский король Фридрих-Вильгельм час пятьдесят минут, пока императоры беседовали, находился на русском берегу Немана, всё надеясь, что его позовут тоже. Напрасно он беспокоился. Александр даже в восторге от встречи с Наполеоном не забывал об интересах своих немецких «друзей». Пруссию Наполеон просто предлагал поделить: всё к востоку от Вислы пусть берёт себе Александр, а к западу - Наполеон. С королём Фридрихом-Вильгельмом он вообще не желал разговаривать: «Подлый король, подлая нация, подлая армия, держава, которая всех обманывала и которая не заслуживает существования». Александр мило улыбнулся и... попросил.

Только благодаря просьбе русского царя Пруссия сохранилась, как государство. С высоты нашего двадцать первого века мы понимаем, что Наполеон, в общем, не сильно ошибся в своих оценках. Через пятьдесят с лишним лет Пруссия превратится в Германию, обрастёт стальными мускулами сталелитейных и химических заводов и станет одной из ведущих колониальных держав. Ещё через тридцать лет она столкнётся с Россией в Первой мировой войне и завезёт для неё большевистскую смерть. Пройдёт ещё двадцать три года, и германская армия ранним утром 22 июня обрушится на спящую Россию, сея смерть и разрушение. Даже страшно себе представить, какую возможность для нашей страны упустил бездарный император, и какие напасти навлёк на неё, бездумно защищая немецкие интересы! Колючая проволока, за которой в страшную зиму сорок первого года умрёт два миллиона наших пленных, родом из того солнечного тильзитского утра...

Никакими стратегическими соображениями такое маниакальное упорство объяснить нельзя - это идиотизм чистой воды! Но Александр этого не понимает, но неблагодарность своих прусских «союзников» он ещё увидит, и очень скоро. Но история иногда имеет свою, особую справедливость. Восточная Пруссия, дважды невзятая (Петром III и Александром I) всё-таки стала русской, присоединённая Сталиным!

Тем временем маленький город Тильзит (ныне Советск - районный центр Калининградской области), вписывал своё имя в Историю. Переговоры двух императоров происходили с невероятной скоростью - практически за один день были решены все ключевые вопросы. Празднества и смотры в Тильзите продолжались около двух недель. Оба императора в течение всего этого времени были неразлучны, и Наполеон всячески стремился подчеркнуть своё расположение к бывшему врагу, а нынешнему союзнику. Наполеон и Александр произвели вместе смотр французской и русской гвардии и затем, расцеловались перед войсками и массой собравшихся зрителей.

Достигнутое соглашение о разделе сфер влияния, получило название Тильзитского мира. Пруссия сохранялась как самостоятельное государство, хотя и в крайне урезанных границах. Из кусочков прусской территории западнее Эльбы, Наполеон образовал королевство Вестфалия, которое отдал своему брату Жерому Бонапарту. С поверженной Пруссией Наполеон заключил кабальный мирный договор, по которому её территория оставалась оккупированной французами до выплаты всей суммы контрибуций. Юмор заключался в том, что общая сумма выплат в договоре не была указана, а значит, Пруссия могла быть оккупирована сколь угодно долго!

Тильзит был, безусловно, самым выгодным для России договором. Однако сложно записать это в актив русской дипломатии. Не пришлось торговаться, не пришлось хитрить - Наполеон всё сделал за нас сам. Россия признавала все завоевания Французской империи в Европе, всю «хирургическую нарезку» из Пруссии, а за это получала возможность разобраться с нашими соседями. Кроме того, Бонапарт дарил России Белостокскую область, а в качестве ложки дёгтя из отнятых у Пруссии польских земель образовывал герцогство Варшавское, очередное марионеточное образование своей империи. Это могло быть началом восстановления польского государства, чему, понятное дело, в Петербурге относились без энтузиазма.

Бонапарт получил долгожданный мир и возможность отдохнуть, насладившись всеми прелестями своих побед. Европа покорена им и затаила дыхание, непокорной оставалась только Британия. Не только Наполеон, но и многие в то время были уверены, что, лишив Англию главного источника её благосостояния, торговли, удастся подчинить её политически. Поскольку под контролем Наполеона находилась почти вся Европа, эта задача не представлялась очень сложной. 21 ноября 1806 года Наполеон подписал один из самых известных своих декретов. «Британские острова объявляются в состоянии блокады, как с суши, так и с моря, - гласил он. - Всякая торговля и всякие сношения с ними запрещены... Никакое судно, идущее из Англии или её колоний, ...не будет принято ни в один порт». Это означало объявление экономической войны, вошедшее в историю под названием Континентальной блокады. Понимая, что основное могущество Британии покоится на её доходах от торговли, Наполеон всячески старался её подорвать. Не имея возможности после разгрома своего флота осуществить высадку на английском побережье, он старается разрушить экономическую мощь противника путём торговой блокады. Она будет эффективной, только если все европейские страны закроют свои порты для британских товаров. Последовательными действиями Наполеон и расширял зону блокады на все новые союзные и завоёванные страны. Став союзником Франции, Россия брала на себя обязательство присоединиться к Континентальной блокаде и полностью прекратить торговлю с Англией. На практике это означало «мягкую» форму войны с туманным Альбионом.

Ответ Англии своему главному врагу был симметричен. Всем нейтральным странам было запрещено торговать с Францией. Английские корабли останавливали в открытом море суда других стран и действовали по принципу «кто не с нами - тот против нас». Просвещённые мореплаватели считали своим врагом любое нейтральное государство в Европе и, соответственно, топили его корабли и даже жгли прибрежные города. В ответ на откровенно пиратские действия британцев, Наполеон объявил, что всякое судно, подчинившееся английскому диктату, будет рассматриваться как английское со всеми вытекающими последствиями. Быть нейтральным становилось просто невозможно. Отныне русские корабли могли стать «законной» добычей англичан.


Сейчас читают про: