double arrow

ИСТОРИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИХ УЧЕНИЙ 3 страница


Карл XII не спешил и начал наступление только в декабре 1707 года. Русские войска медленно отходили. Наступал кризис войны, подходили её самые решительные минуты. Карл с боем завладел переправой через Березину, дошёл до Могилёва и ждал соединения с вспомогательным корпусом Левенгаупта, который из Лифляндии шёл к нему на помощь с большими запасами продовольствия. 28 сентября 1708 года у деревни Лесной сам Пётр перехватывает шведов и разбивает его наголову. Все запасы попадают в руки русских. Положение шведских войск ухудшается, но молодой король не теряет весёлого расположения духа.

Его слава бежит впереди него. И слабые духом спешат предать и перейти на шведскую сторону. Так решает поступить украинский гетман Мазепа, облечённый полным доверием Петра. Казалось в прошлое ушли предательства украинских гетманов, и потому Пётр не верил многочисленным доносам на Мазепу, а сам гетман умел убедительно оправдываться от обвинений. Когда Карл в 1707 году решил идти на Россию, то Мазепа был убеждён, что Петру с ним не справиться. Как говориться вовремя предать - значит предвидеть. Убеждённый в победе шведов, гетман Мазепа за спиной русского монарха становится союзником Карла XII. Он надеялся, что таким образом обеспечит в будущем и самостоятельность внутренней жизни Украины, и себе высокое положение гетмана. Гетман долго вёл тайные переговоры о своей измене с польским двором и Карлом. Но осенью 1708 года, когда притворяться было уже нельзя, Мазепа уехал из своей столицы города Батурина и с отрядом казаков пристал к шведскому войску. Его измена была как гром среди ясного неба. Никто не мог сказать, как поведёт себя Украина: пойдёт ли за изменником гетманом или останется верной России. В этих обстоятельствах русский главнокомандующий Меньшиков проявил замечательную быстроту: 29 октября 1708 года Мазепа соединился с Карлом, а уже 31-го столица Мазепы была взята русскими войсками штурмом и сожжена дотла. Центр предполагаемого мятежа был уничтожен, все почувствовали энергию и силу русских. И Украина сразу сделала свой выбор: через неделю казаки избрали нового гетмана Ивана Скоропадского. Мазепа, как изменник, был предан анафеме духовенством. На этом кампания 1708 года была окончена. Противники готовились к новым схваткам.




Наступил 1709 год. Задача шведов заключалась в том, чтобы вытеснить русские войска за пределы Украины и открыть себе путь на Москву. В апреле войска Карла осадили небольшую крепость Полтава. Оборонительные сооружения города были сравнительно слабыми, и, казалось, не представляли для шведских генералов никаких трудностей. Армия Карла имела опыт осады и более мощных крепостей в Прибалтике, Польше и Саксонии. Штурм начался 3 апреля 1709 года и продолжался вплоть до 20-х чисел июня. На выручку осаждённому гарнизону направился сам царь Пётр со своей армией. 16 июня военный совет русской армии пришёл к выводу, что единственным средством спасения Полтавы является генеральное сражение, к которому русские стали усиленно готовиться. Пётр I приказал укрепить русский лагерь инженерными сооружениями. В кратчайшие сроки были построены земляные валы и редуты. Перед лагерем располагалось ровное поле. Здесь со стороны Полтавы пролегал единственно возможный путь наступления шведов. Решающее сражение всей Северной войны началось 27 июня в 3 часа ночи: шведская пехота и конница начали движение к русскому лагерю. Перед решающим боем Пётр обратился к солдатам со знаменитым призывом: «Воины! Вот пришёл час, который решит судьбу отечества. И так не должны вы помышлять, что сражаетесь за Петра, но за государство, Петру вручённое, за род свой, за отечество...».



Солдаты услышали своего царя - шведы не сумели с ходу овладеть земляными укреплениями - редутами, хотя и оттеснили русскую кавалерию к лагерю. В 6 часов утра по шведским полкам ударила русская пехота под командованием Шереметева. В ответ шведы (лучшая пехота Европы!) бросились в штыки. Завязался кровопролитный рукопашный бой. В какой-то момент русские полки дрогнули, и тогда сам Пётр возглавил контратаку батальона Новгородского полка. В этот момент Меньшиков атаковал правый фланг шведов. Отбросив конницу, русские обнажили фланги неприятельской пехоты и поставили её под угрозу уничтожения. К полудню шведы начали отступать. Вскоре их отступление превратилось в беспорядочное бегство в сторону Днепра. Русская конница преследовала их по пятам, не давая опомниться. В результате разгром был успешно довершен. Самому шведскому королю чудом удалось избежать плена - с остатками своей свиты он успел переправиться через Днепр и бежал в город Бендеры, принадлежавший тогда Турции.

Тот, кто знает историю своей Родины только по фильмам и рекламным роликам, может подумать, что на этом русско-шведская война и закончилась. Не тут-то было! Ей суждено длиться ещё долгих двенадцать лет! Пётр прожил на свете 53 года, из них 21 год он воевал со Швецией. Это была не просто долгая военная кампания - это была цель всей его жизни, её итог, её смысл. В отрыве от этой войны действия Петра I просто невозможно правильно понять.

После полтавского разгрома в 1710 году русские продолжают наступать и берут Выборг, Ригу и Ревель (Таллинн). Теперь практически всё Балтийское побережье было наше - тем самым обеспечивалась безопасность новой столицы. И тут очнулись от летаргического сна и наши «союзники», уже давно взвалившие на русские плечи всю тяжесть борьбы с лучшей на то время армией Европы! Поражения, полученные шведами от наших войск, заставили Данию и Саксонию снова объявить Швеции войну. Теперь «союзники» спокойно взиравшие как шведы маршировали на Москву, спешили успеть к дележу богатого победного пирога.

Но шведский король, надо отдать ему должное, был настоящим бойцом. Не имея возможности военным путём вредить России, он стал мутить воду на дипломатическом фронте. Карл XII после полтавского поражения жил в Турции и активно доказывал туркам своевременность и необходимость воевать с Россией именно сейчас, когда часть её сил связана борьбой со скандинавами. И его слова падают в благодатную почву - победа Петра I под Полтавой привела к коренному изменению во всей политической ситуации в Европе. Позиции России несоизмеримо укрепились, что вызывало серьёзные опасения в Турции. В Европе начинают распространяться слухи о планах по созданию на обломках Османской империи т. н. «Ориентального цесарства» под скипетром российского царя, а, следовательно, следующий удар России будет направлен именно против Турции и Крыма. Враждебность в отношениях Петербурга и Стамбула стремительно нарастает. На требования выдать Карла XII, Пётр получает из турецкой столицы вежливый отказ. Кроме того, крымский хан Девлет-Гирей II заключает военный союз с находившимся при Карле XII преемником гетмана Мазепы - Филиппом Орликом. Это была уже прямая поддержка сепаратистов, и говоря современным языком, «явное вмешательство во внутренние дела» России. Пётр I, видя недружелюбное поведение крымчаков, и стоящих за ними турок, решает, что настал час «прорубить окно» и в тёплые моря. В ноябре 1710 года он объявляет войну Турции. Уверенный в своих силах, после полтавской победы, в этой войне русский монарх решает наступать. «Союзники», помощь которых царь Пётр рассчитывает получить - это властители Молдавии и Валахии, мечтающие избавиться от турецкой зависимости, и традиционный соратник в борьбе с турками - Польша.

6 марта 1711 года русские выступили в поход к Пруту, ожидая там встретить «союзные» войска. Вместо них на берегу реки Прут русских встретила турецкая армия. Войска Петра I были окружены впятеро превосходящими силами великого визиря Махмеда Балтаджи-паши и крымского хана. В который раз русские становились жертвами вероломства своих «друзей». Никто из «союзников» не явился к месту назначенного сбора и не пришёл на помощь окружённой русской армии.

Первая отчаянная атака янычар была отбита, но что же делать дальше было не совсем понятно. Положение было патовым: из-за недостатка провианта и воды (русские были отрезаны от Прута) долгое сопротивление было невозможно; при соотношении сил «один к пяти» невозможно было с успехом и пробиваться сквозь турецкую армию. Пришлось начать переговоры о мире. Их успех облегчило то, что турки и сами желали окончить войну, в которую были втянуты посторонними влияниями. Мир был заключён: Турция получала обратно завоёванный Петром Азов, а Россия разрушала с таким трудом построенную крепость Таганрог. Время наступления России на юге ещё не пришло, это придётся делать наследникам Великого Петра. Ему самому в то время пришлось продолжить войну со шведским королём, снова возглавившим борьбу с русскими. Ведь Карл XII, по условиям мирного русско-турецкого договора получал свободный проезд в родную Швецию.

В 1713-1715 гг. русские войска и флот овладели Финляндией и стали грозить самой Швеции. Менее удачно шли дела в деле отвоевания шведских владений в Германии, где против них воевали датчане и саксонцы. Всегда помогавший своим союзникам, Пётр и сейчас пытается воевать со Швецией сообща. Но дело не ладится: победоносную русскую армию пускать в Европу никто не собирается. Русскому царю приписывают завоевательные виды на Германию и бояться вступления туда русских войск. Начинается «дипломатия двойных стандартов». Её примеры мы будем часто наблюдать в нашей истории, когда наши «друзья» и «союзники» будут больше всего бояться русских побед, а не поражений от нашего общего противника. Несмотря на этот «чёрный пиар», хитрые «союзники» от союза с Петром, однако, не отказывались. Самим воевать вовсе не хотелось! При участии русских шведы были всё же окончательно вытеснены из их германских владений к 1717 году. Не помогло шведам и присутствие короля Карла, изо всех сил пытающегося повернуть историю вспять. Одновременно с взятием у шведов последней крепости в Германии (Висмара), была задумана высадка в самой Швеции, но она не состоялась благодаря крупным недоразумениям между русскими и «союзниками». Решительный удар в сердце Швеции приводил к окончанию затянувшейся войны, европейцы же боялись полного разгрома шведов и увеличения мощи и влияния России. Именно их «странное» поведение привело к срыву планировавшейся высадки.

Понимая, что при таких условиях нет возможности действовать против Швеции решительно, Пётр приходит к мысли действовать отдельно от «союзников». В 1718 году он начинает попытки придти к мирному соглашению со своим противником. Швеция же накануне краха и крайне истощена. Когда же стороны всё же пришли к соглашению, то смерть неугомонного Карла XII помешала делу. После него на престол Швеции взошла его сестра Ульрика-Элеонора, резко прервавшая мирные переговоры и возобновившая войну. Причина такого крутого поворота шведской политики крылась в подстрекательстве и серьёзной финансовой поддержке проявленной англичанами, заинтересованными в войне, ослаблявшей Россию. До сих пор внимание жителей туманного Альбиона было приковано к другим европейским странам. Верная своей политике борьбы с сильнейшей державе на континенте, Великобритания уже несколько веков плела нити дипломатических заговоров, провоцируя столкновения своих конкурентов между собой и натравливая одни страны на другие. Блестящие успехи петровской армии приводят к первому пересечению на мировой арене интересов России и Великобритании. Но, пока на континенте сильнейшая держава это Франция, основное внимание британцев приковано к ней. Однако английское руководство всегда отличалось умением смотреть и думать на перспективу. Широко шагающей петровской России надо по возможности вставлять палки в колёса. В достижении своих целей британцы не гнушаются любыми средствами. Яд и финансирование государственных неурядиц в странах-соперниках вошли в арсенал английской политики значительно раньше других европейских разведок. Отсюда и невероятные успехи крошечного туманного Альбиона на политической карте мира. Вот и на сей раз, едва достигнув договорённости о мире с Россией «случайно» и «внезапно» умирает шведский король Карл XII. Его наследница продолжает воевать. Это понятно: колоссальные успехи, одержанные Россией в начале XVIII века, привлекли к нашей стране, повышенное британское внимание. А чем больше внимания уделяет Великобритания той или иной стране, тем чаще в ней происходят перевороты, революции и «внезапные» смерти правителей. Так же внезапно и загадочно умрёт и русский царь Пётр Великий...

Борьба России со шведами, подстрекаемыми из Лондона, продолжается. Но теперь Пётр надеется только на себя. Несмотря на поддержку оказанную Англией, в 1719, 1720 и 1721 годах русские корпуса ежегодно высаживались уже в самой Швеции. Шведское правительство было вынуждено возобновить мирные переговоры. В 1721 году война закончилась. Условия Ништадтского мира были таковы: Россия получила Лифляндию (Рига, Ревель, Дерпт, Нарва, Выборг), город Корела (Кексгольм), Эстляндию, Ингрию и Карелию. Правда, русские возвращали полностью разгромленному противнику уже захваченную Финляндию, а также выплачивали два миллиона ефимков (голландских талеров) в качестве компенсации! Совершенно явно, что статьи договора писались под сильным нажимом англичан, боявшихся усиления России. Победившая сторона выплачивала проигравшей компенсацию! Просто немыслимо! И Дания, и Саксония, все русские «союзники» не оказали нам никакой дипломатической поддержки. Наоборот, все их усилия были приложены к тому, чтобы лишить Россию плодов её многотрудной победы. Это потом будет часто в нашей истории: русские победы перечёркивали и воровали «правильно» написанными мирными договорами!

Пётр был, правда, весьма доволен таким исходом дела. Его можно понять - воевать без отдыха 21 год - это не шутка. Разгромить сильнейшую европейскую державу - это практически подвиг. После таких дел даже его мятежной душе захотелось покоя. Заслуженная награда не заставила себя ждать. Во время торжественного празднования мира 22 октября 1721 года Сенат поднёс Петру титул Великого, Отца отечества и Императора Всероссийского. (Англичане признают императорский титул русских царей лишь через 24 года!)

Но Великий Пётр на этом не успокоился! После окончания Северной войны снова активизировалось восточное направление русской политики. Правда, направление было уже не «турецкое». Цель заключалась в захвате транзитных путей торговли Индии и Китая. В конце концов, Пётр остановился на мысли о приобретении берегов Каспийского моря, как базиса для азиатской торговли. С этой целью, как только окончена была шведская война, Пётр объявил войну Персии. В 1722-1723 годах русские взяли Дербент и Баку. В том же 1723 году в Петербурге, был заключён мирный договор с Персией, по которому Россия приобрела взятые города и всё западное побережье Каспийского моря.

Россия мощно вышла на мировую арену и бросала вызов всем могущественным державам того времени. После Петра в стране изменилось всё: уклад жизни, одежда, название государства и его столица. Интересный парадокс: после провозглашения империи центр власти всегда находился на берегах Невы. Москва никогда не была столицей Российской империи. Она снова станет главным городом страны только в 1918 году, когда столицу перенесут большевики. Но это будет уже совсем другая Россия. Может, есть в этом что-то мистическое и одна беда сменяет другую на нашей земле, пока не возвращена власть в Петербург, с которого и началось восхождение России к вершинам мировой славы?

Успехи России за время прошедшее со времени окончания смуты были огромны: возвращены утраченные земли, полностью разгромлена Швеция. Польша была превращена почти в друга, неимоверно вырос международный авторитет страны. Правда, оставалась ещё Турция, закрывавшая от нас своим полумесяцем Чёрное море и купола храма святой Софии. Главные войны восемнадцатого столетия были ещё впереди. И предательство наших «союзников» расцвело в это время пышным цветом ...

«Государственный корабль - единственный, который даёт течь на самом верху». Джеймс Рестон

Пётр I умер 28 января 1725 года. Причины его смерти так до конца не изучены. Историки пишут об чрезвычайно болезненном мочеиспускании, полагают острое нарушение функции почек. Но всё это лишь догадки, основанные на воспоминаниях современников. Правду не знает никто - исследование тела почившего императора почему-то не проводилось. Может быть потому, что подобные симптомы можно оценить и как признаки отравления мышьяком? А сами «почечные колики» мы ещё неоднократно встретим в нашей истории. Всякий раз, в решающий момент они будут сводить в могилу русского венценосца...

Замыслы Петра Великого были грандиозным вызовом могуществу тех стран, что монополизировали мировую торговлю между Европой и Азией. Когда русская армия закалялась в боях со шведами, в это же самое время англичане и французы раздирают на части сказочно богатую Индию. Строящий мощную империю Пётр, в стороне оставаться не собирается. Вслед за вторжением в Персию, он собирается двигаться далее. И сразу наступают «почечные колики». Если сопоставить вместе несколько фактов, картина получается весьма подозрительной:

- в 1725 году Пётр поручил Берингу открыть путь в Индию через Ледовитый океан;

- 28 января 1725 года Пётр внезапно умирает.

Параллели с гибелью Павла I напрашиваются сами собой. До 1725 года алмазы на нашей планете добывалитолько в Индии. Это была не жемчужина британской короны, это был её бриллиант...

Его смерть была так неожиданна и скоропостижна, что оставила в истории России след не менее значимый, чем жизнь великого царя-реформатора. Никакого завещания он заранее не написал, ведь здоровье монарха не давало никаких причин для беспокойства. А потом сразу началась агония. Разом ослабевший царь потерял способность говорить и двигаться. Левой рукой он с усилием написал на подставленной грифельной доске «Отдать всё...» и потерял сознание. Смерть императора была не просто трагедией ещё и потому, что своенравный Пётр I сумел изменить не только жизнь простых граждан страны, но порядок воцарения на троне. Поводом для этого послужила его любовь к своей второй жене, бывшей прачке Марте Скавронской, вошедшей в русскую историю под именем Екатерины I. Простая женщина, вызвавшая сильнейшую любовь императора, по всем существовавшим тогда понятиям не могла быть женой и наследницей царя. Отсутствие знатного происхождения и пол закрывали ей дорогу к трону. Но, для Петра не существовало невозможного - в 1722 году он выпускает «Устав о престолонаследии», где вопрос о преемнике престола передавался на рассмотрение «правительствующего государя». Иными словами, если ранее наследником считался старший по возрасту представитель мужского пола, то теперь своего приёмника царь назначал сам. А Пётр скоропостижно умер, так никого официально своим приёмником и не оставив. Вот так петровское нововведение и привело к проблеме наследования трона, а затем и к бесконечной череде дворцовых переворотов...

Жалкое время, период, который начинается в русской истории после его смерти и длится вплоть до воцарения Екатерины II, традиционно называется в историографии «эпохой дворцовых переворотов». В стране за 37 лет сменилось 6 императоров, причём, четверо оказались на престоле в результате заговоров. Практически полвека русские, на радость соседям занимались тем, что пытались найти правителя, достойного занимать императорский трон после Петра Великого. Но, даже в это неудачное для России, время, страна пыталась разрешить свои внешнеполитические задачи. Заключались «союзы», давались клятвы верности, но их результаты были всё те же: безудержное и беззастенчивое предательство России своими «партнёрами» по коалициям...

Первый дворцовый переворот, тихий и мирный произошёл сразу после смерти царя. Гвардейцы и «птенцы гнезда Петрова» возвели на русский трон латвийскую прачку Екатерину I, которая стала компромиссной фигурой, устраивающей все группировки элиты. Результатом своеобразного соглашения между различными «партиями» знати стал Верховный Тайный Совет, созданный в 1720 году. Орган этот надзирал за Сенатом, другими государственными органами, да и за самой императрицей. И не зря - поводов для беспокойства она могла дать много и некоторые совершенно неожиданные.

За годы совместной жизни, Екатерина I родила Петру Великому несколько детей. Большинство из них умерло в детстве, выжили лишь две дочки Анна и Елизавета. Обе были весьма завидные невесты. В 1724 году Голштинский герцог Карла-Фридрих сочетался браком с царевной Анной и полагал, что в приданое за невестой, помимо денег и соболей, получил ещё русскую армию, а заодно и флот. Германская провинция Шлезвиг (территория современной земли Шлезвиг-Голштейн) давно служил яблоком раздора между Данией, Швецией и Германией. Вот и зятю Великого Петра тоже очень хотелось присоединить её к себе. Благо его тёща, императрица Екатерина I, ради родственных чувств готова была на всё. В поход, ради отвоевания у датчан ненужного русским Шлезвига, готовился корпус в 40 тыс. штыков и сабель и значительное количество кораблей.

Отрезвление пришло быстро: Дания попросила помощи у англичан. Британцы, столь много сделавшие для нивелирования результатов победы России над Швецией, с радостью воспользовались отличным поводом нанести новый удар по быстро растущему конкуренту. В мае 1726 года у Ревеля показалась англо-датская эскадра и в условиях мира(!), без объявления войны, заблокировала в гавани русский флот. Попрание норм международного права было налицо. Екатерина, вспомнив свою бурную молодость, ругала англичан последними кабацкими словами и готовилась лично возглавить эскадру для борьбы с наглым агрессором. Слава богу, в тот раз удалось уладить дело дипломатическими методами - простояв у Ревеля на якорях до осени 1726 года, английские корабли очистили Балтийское море. Ненужный поход пришлось отложить, а затем смерть императрицы избавила Россию от этой опасной авантюры.

Однако наиболее враждебную позицию по отношению к России в то время занимала не только Англия, но и Франция, которая старалась отделить Европу от России барьером из трёх недружественных соседей. Их мы уже знаем: Швеция, Польша и Турция. В этой ситуации Петербург продолжал поиск союзников, и в 1726 году заключил договор с Австрией. Мы начинали дружить «через соседа». Метод очень эффективный - договор заключается не с самим соседом, а со страной, следующей за ним. Таким образом, соседняя держава оказывается как бы в тисках уже в мирное время.

После смерти Екатерины I на русском престоле оказался Пётр II - внук Петра Великого, сын казнённого Петром царевича Алексея. Фигура нового императора опять компромиссна: это двенадцатилетний ребёнок. Основным же вопросом и главной интригой царствия малолетнего Петра стала его женитьба. Все наперебой старались породниться с государем, но тут вмешался его величество случай. Пётр II простудился на охоте, заболел и умер 18 января 1730 года.

Вновь подолгу заседает Верховный Тайный Совет, решает, кому быть на престоле в России. Варианты были следующие: Елизавета, родная дочь Петра, и три дочери его «больного на голову» брата Ивана (Иоанна). И выбор делается: следующую русскую императрицу зовут Анна Иоанновна, а короне она обязана очередному компромиссу. Среднюю дочь Иоанна Алексеевича судьба не особенно баловала. Воспитывалась девушка в строгости и добропорядочности, а когда пришла пора выходить замуж, она была обвенчана с племянником прусского короля, герцогом курляндским Фридрихом-Вильгельмом. И жениху и невесте было тогда по 17 лет, но долгой и счастливой супружеской жизни не получилось.

Бедняга Фридрих-Вильгельм стал классическим подтверждением поговорки «что русскому здорово, то немцу смерть». По случаю свадьбы пиры в Петербурге продолжались два месяца. Пытаясь пить на равных с русскими, новобрачный герцог заболел, а, поправившись от алкогольной интоксикации, сразу простудился. Когда не долечившийся герцог вместе с молодой женой выехал на Родину, то в тот же день скончался по дороге. По воле Петра I, семнадцатилетняя вдова всё равно должна была поехать в Курляндию (современная Литва) и жить там. Невесёлая ссылка Анны Иоанновны продолжалась около 20 лет. После смерти Петра II её решили сделать русской императрицей. Казалась, несчастная, так более и не вышедшая замуж Анна, согласится на любые ограничения своей власти, чтобы вырваться из ненавистной Курляндии. Она и согласилась. По условиям «договора» с верхушкой дворянства императрице отводились чисто представительские функции. Однако уже через две недели(!) после воцарения она нарушила свои обещания, разогнала Верховный Тайный Совет и объявила себя самодержавной императрицей.

Первое место при дворе «вечно вдовствующей» Анны Иоанновны, принадлежало герцогу Бирону, её любовнику, который фактически сосредоточил в своих руках все рычаги власти. На ход внешней политики оказывал большое влияние Остерман, а во главе русской армии стоял фельдмаршал Миних. Всё - немцы: господствующее положение при дворе заняли иностранцы. Понятно, что за интересы России сердца этих людей болели не сильно. При дворе махровым цветом расцветает взяточничество и казнокрадство. На первое место в эту эпоху выходит личная выгода, а отнюдь не польза Отечества...

Хотя во внешней политике этого периода первоначально всё развивалось «по петровскому» сценарию. В Польше как обычно выбирали короля, кандидатов было двое, и само собой, предвыборные дебаты снова плавно переросли в гражданскую войну. Россия и Австрия настаивали на воцарении Августа III, сына умершего короля Августа II. Кандидатуру Станислава Лещинского продвигала Франция. В 1733 году польским королём был избран именно он, что для России было категорически неприемлемо. Французский сценарий окружения беспокойной России мог быть быстро реализован, и дружественная в целом Польша могла в одночасье превратиться во врага. В ответ на результаты польских выборов, русская императрица ввела в Речь Посполитую войска. Военные действия сразу стали развиваться успешно. Фельдмаршал Миних за два года сумел навести в Польше нужный Петербургу «конституционный порядок». В 1735 году война закончилась признанием польской правящей верхушкой русского кандидата на престол. С тех пор ни один польский король не мог придти к власти, не опираясь на иностранные штыки. До потери Польшей государственной независимости оставался всего один шаг.

В том же году началась и очередная война с Турцией. Эта военная кампания проводилась совместно с новым русским «союзником» - Австрией. Несмотря на свою крайнюю заинтересованность в разгроме турок, чья империя непосредственно граничила с владениями Габсбургов, венские дипломаты продемонстрировали обычную для наших «союзников» склонность к предательству. Боевые действия начались осенью 1735 года, когда 40-тыс. русский корпус под командованием генерала Леонтьева двинулся в Крым. Походы туда продолжались и в 1736-1737 годах, пока, наконец, фельдмаршалу Миниху впервые не удалось прорваться через Перекоп. Была взята столица Крымского ханства Бахчисарай и ряд других городов. Правда, вскоре наши войска вновь были вытеснены за пределы полуострова. Австрийские войска никакими крупными успехами похвастаться не могли, наоборот, турки выходили победителями практически из всех столкновений.

А русская армия продолжала бить неприятеля! Наиболее крупные успехи были достигнуты в 1739 году, когда турки, разбитые под Славучанами, были вынуждены поспешно отступить и отказаться от обороны крепости Хотин. Русские снова заняли Азов, Очаков, Яссы и второй раз за эту войну оккупировали Крым. Долгожданное тёплое «окно в Европу» стало обретать реальные черты. Вот тут неожиданный сюрприз и преподнесли австрийцы. Хотя сюрприз - это то, что случается внезапно, а предательство «союзников» уже становилось обыденной нормой. Разгром Турции и резкое усиление позиций России никак не входили в планы европейцев. Австрийцы внезапно заключили с Османской империей сепаратный мир. Стремясь сделать это побыстрее, Вена была необычайно уступчива и даже отдала туркам ранее завоёванные Северную Сербию с Белградом и Малую (Западную) Валахию.

Подобное поведение австрийцев кардинально меняло всю военно-политическую ситуацию. Россия вновь оставалась один на один с сильным врагом. Кроме того, на западе, подстрекаемая французами и англичанами, зашевелилась Швеция. Воевать на два фронта было весьма опасно, зато дипломатическими методами ещё можно было добиться от турок значительных территориальных уступок. Пример такого развития событий был в нашей недавней истории: почти двадцать пять лет назад Пётр I во время проигранного Прутского похода сумел заключить с турками выгодный мирный договор. В этой же войне русские явно выигрывали, поэтому можно было надеяться на ещё большие уступки со стороны противника. Но тем и отличается гений от посредственности! В 1739 году мирные переговоры с Турцией поручили вести в качестве посредника (кому бы вы думали!?) французскому послу в Стамбуле Луи Вержену . Наверное, решили сэкономить на посольстве и поездке, а вероятнее всего кто-то просто получил очень большую взятку. Как бы то ни было, но француз постарался на славу и быстро свёл итоги четырёх кровопролитных и успешных кампаний почти к нулю. Радоваться можно было только тому, что Россия вернула себе Азов, однако даже права укреплять его не получила. Даже фельдмаршал Миних, назвал Белградский мир 1739 года - «срамным». Снова «правильно» написанный договор и «правильно» подобранный дипломат лет на тридцать задержали продвижение России к тёплому морю.

Но Анну Иоанновну, казалось, такие мелочи не волновали. Как и положено государю, она готовила себе смену. Поскольку замужем она более не была, то и детей у неё не было. Своим преемником она объявила Иоанна Антоновича, сына своей племянницы Анны Леопольдовны от брака с немецким герцогом Брауншвейгским. Объявила - и умерла 17 октября 1740 года. Когда Иоанн Антонович стал императором, ему шёл третий месяц. Регентом для младенца, императрица назначила милого её сердцу Бирона. Но его правление продлилось всего 22 дня. Он был свергнут Минихом, который произвёл самый «дворцовый» из всех дворцовых переворотов. Ночью адъютант фельдмаршала просто арестовал Бирона и отправил в Петропавловскую крепость. Затем и сам Миних, неожиданно для себя, получил отставку. После чего ведущую роль в правительстве стал играть Остерман, а регентшей стала мать малолетнего монарха Анна Леопольдовна. Вся эта немецкая кампания на русском троне вела себя крайне неприлично. Например, годовалое дитя, император Иоанн Антонович, возвёл «своим» указом отца, Антона-Ульриха Брауншвейгского (никогда не нюхавшего пороха) в чин генералиссимуса.

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: