double arrow

ИСТОРИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИХ УЧЕНИЙ 1 страница


КАфЕДРА ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

Список литературы

Глава 15. Антанта - могильщик России

Глава 13. Кто и зачем отравил императора Александра III

Глава 12. О том, как опасно быть русским царём

Глава 11. Как Англия и Франция напали на Россию

Глава 10. Британские козни

Глава 9. Славный век Екатерины

Глава 8. От Петра Великого до Петра Смешного

Глава 7. Как русские цари рубили «окно» в Европу

Глава 6. Когда «союзники» хуже врагов

«Наёмные и союзнические войска бесполезны и опасны... Союзническое войско - это верная гибель тому, кто его призывает...» Никколо Макиавелли, «Государь»

Когда англичане оттачивали своё искусство политической борьбы на испанской империи, в далёкой России занимались совсем другими проблемами. В марте 1584 года скончался царь Иван IV, в историю вошедший как Иван Грозный. Будучи не вполне психически здоровым, этот монарх прославился жестокими расправами и необъяснимыми вспышками гнева. В один из таких моментов он убил и родного сына - наследника царевича Ивана. Следующим по старшинству потомком почившего монарха был царевич Фёдор Иоаннович. С его смертью пресеклась династия Рюриковичей, семь столетий правившая Русским государством. Последний из прямых наследников престола младший сын Грозного царевич Дмитрий, в 1591 году при неясных обстоятельствах погиб в Угличе, якобы напоровшись на нож в припадке эпилепсии. Отсутствие законного наследника престола и активная помощь врагов и «союзников» и станут первопричинами страшной русской смуты.




Ещё при жизни царя Федора Ивановича фактическим правителем государства стал отец его бездетной жены - боярин Борис Годунов. Неудивительно, что именно его Земский собор и избрал новым главой государства. Борис Годунов принадлежал к неродовитому дворянству, в среде же боярства было немало представителей знатных фамилий, потомков Рюрика, имевших по своему происхождению гораздо больше прав на царский престол. Недовольство и возмущение стали питательной средой для заговоров по свержению царя Бориса. К тому же к политическим неурядицам добавились ещё и экономические трудности. В 1601 году более двух месяцев шли дожди. Потом очень рано, в середине августа (!) ударили морозы и выпал снег. Урожай погиб, как следствие несколько раз выросли цены на продукты, началась спекуляция хлебом. В следующем, 1602 году история повторилась. В результате цены выросли более чем в сто раз! Ели собак, кошек, кору деревьев. Начались массовые эпидемии. В Москве были отмечены даже случаи людоедства. Столь невероятные природные катаклизмы привели к возникновению слухов, что на страну наложено наказание за нарушение порядка престолонаследия, за незаконное воцарение Бориса Годунова.



В столь благоприятный момент и появился на политической арене России самозванец, объявивший себя сыном Ивана Грозного царевичем Дмитрием, якобы чудесно спасшимся. Самозванцем стал чернец Чудова монастыря Григорий, в миру - Григорий Отрепьев. В 1603 году Лжедмитрий бежал в Польшу, надеясь именно там получить необходимую политическую и военную поддержку для «возвращения» себе трона. Обострение политической обстановки в Московском государстве создавало для поляков исключительно выгодные условия для вооружённого вмешательства в русские дела и захвата новых русских земель. Прося о помощи в овладении московским престолом, Лжедмитрий обещает польскому королю уступить ему часть русских земель и даже ввести в России католицизм. Король Сигизмунд III не решился, открыто поддержать смутьяна, но, и не воспрепятствовал ему собирать «частную» армию в своих владениях. Деньгами для содержания войска Лжедмитрия поддержали польские магнаты. Дочь одного из них, Марина Мнишек, стала даже невестой «царевича».

Осенью 1604 года Лжедмитрий I вторгся в Россию, имея всего около 4 тыс. солдат. Страшные природные неурядицы сослужили ему хорошую службу. Несмотря на неудачи в первых столкновениях с правительственными войсками, его силы быстро выросли за счёт притока недовольных. Однако исход борьбы был далеко ещё не ясен, когда самозванцу снова сказочно повезло: скоропостижно скончался царь Борис Годунов. После его смерти и началось в России «смутное время». Страна начала медленно скатываться в пропасть.



Шестнадцатилетний сын Годунова Федор, также был убит сторонниками самозванца. 20 июня 1605 года «царь Дмитрий Иванович» торжественно вступил в Москву. Правда, взойдя на трон, обещания, данные полякам, он выполнять не спешил. Ни о территориальных уступках, ни о введении католицизма и речи не было. Однако, придя к власти на иностранных штыках, особой любви среди своих подданных он также не сыскал. Лжедмитрий I повёл себя необычно для русского царя. Он лично принимал челобитные, в одиночку разгуливал по городу, не соблюдал степенных дворцовых обычаев. Православное духовенство опасалось царя, пренебрегающего православием, носящего европейское платье, женатого на католичке. Военные и бояре были обижены близостью к царю поляков.

На свою беду Григорий Отрепьев не чувствовал, сгущающихся над головой туч. Свадьба Лжедмитрия с Мариной Мнишек явилась последней каплей переполнившей чашу терпения бояр. В ночь с 16 на 17 мая 1606 года в Москве произошёл государственный переворот. Лжедмитрий I был убит, его труп сожжён, а пеплом заряжена пушка, из которой выстрелили на запад, в ту сторону, откуда он пришёл. Безвластие продолжалось только два дня, и уже 19 мая сторонники боярина Василия Шуйского «выкрикнули» его имя в толпе в качестве нового царя. По происхождению Василий Шуйский имел больше прав на престол, чем любой другой Рюрикович. Однако никакой законной процедуры, хотя бы её видимости, соблюдено не было. Шуйского, в отличие от Годунова, не избирали Земским собором, а потому и легитимность его избрания была ещё более спорной, что давало повод для неповиновения центральной русской власти. Большинство бояр (Голицыны, Мстиславские, Романовы и другие) были настроены против царя Василия, вновь считая себя обойдёнными. В результате смута на Руси ширилась и углублялась.

По городам пошли слухи, что «царю Дмитрию» опять удалось спастись от заговорщиков-бояр. «Вечно живой» царевич Дмитрий, даже не имея своего телесного воплощения, вновь приводил страну к гражданской войне. Сразу после известия о вступлении Шуйского на престол, Москве отказались повиноваться почти все юго-западные и южные города, восстала Астрахань. Брожение началось в Перми и Вятке, в Новгороде и Пскове. На Украине, через территорию которой совсем недавно шёл на Москву из Польши «царевич Дмитрий», стали собираться отряды для защиты прав свергнутого Шуйским царя. Повстанцы действовали против Шуйского именем «вновь спасённого» царевича Дмитрия. Вождь начавшегося мятежа Иван Болотников, поднял к тому же ещё и знамя социальной борьбы. В своих «воровских листках» он призывал холопов, крестьян и казаков убивать бояр и богатых, обещая в награду чины, имения и жён убитых.

Лишь после упорной борьбы лишь войскам под командованием самого Шуйского удалось разбить мятежников и взять Тулу, где засели остатки войск Болотникова. Осаждённые защищались отчаянно. Сдались они только тогда, когда город был затоплен водами запруженной реки. Своей борьбой они дали возможность для появления нового «воплощения» царя Дмитрия Ивановича. Пока Василий Шуйский громил мятежников под Тулой, 12 июня 1607 в городе Стародубе, новый самозванец сам объявил себя спасшимся царём Дмитрием и был сразу торжественно признан. Ближайшие города немедля перешли на его сторону. Грамоты Лжедмитрия II и слухи быстро распространялись по Руси и Польше, и к нему потянулись ратные люди. В середине октября его воеводы уже занимали несколько крупных городов, но силы его сильно уступали правительственным войскам. Тут Василий Шуйский допустил серьёзную ошибку: вместо того, чтобы немедленно после победы погасить и остальные очаги смуты, он поспешил в столицу праздновать взятие Тулы. Получив передышку, Лжедмитрий II перегруппировался и двинулся вглубь России. Война вспыхнула с новой силой. На этот раз военное счастье улыбнулось Лжедмитрию II - в начале июня 1608 года он был уже под Москвой и расположился лагерем в Тушине (к северо-западу от Москвы), за что современники и прозвали его Тушинским Вором. Многочисленные отряды повстанцев блокировали Москву, перехватив ведущие в неё пути и затруднив, таким образом, подвоз провианта. Они осадили Троице - Сергиев монастырь и рассеялись по стране, приводя её к присяге на имя царевича Дмитрия. Из крупных центров, только Нижний Новгород, Казань, Коломна, Рязань и Смоленск, сохранили верность Шуйскому, остальные перешли на сторону Тушинского Вора.

Такая ситуация не позволяла надеяться на скорое освобождение столицы и страны собственными силами. Необходимо было найти выход из тупика с помощью дипломатических методов. Однако Василий Шуйский был, наверное, самым неудачным и несчастливым русским царём - практически все его начинания заканчивались катастрофами. Вот и на этот раз идея была предельно простой: заключить перемирие с поляками, на поддержке которых держался Лжедмитрий II, лишить его их помощи, и таким образом покончить со смутой убивавшей наше государство. Но всё получилось по-другому. Заключённый договор с Польшей не был выполнен, поляки, находившиеся в войске самозванца, отказались его оставить. Зато отпущенная Шуйским из плена жена Лжедмитрия I Марина Мнишек, признала в новом самозванце своего мужа, будто бы спасшегося от гибели. Это окончательно убедило всех сомневающихся, что Лжедмитрий II и есть истинный русский царь Дмитрий Иванович. После этого провала Василий Шуйский автоматически становился в глазах своих подданных узурпатором...

Вот, уважаемый читатель мы и подошли к тому месту, ради которого устраивали небольшой исторический экскурс. Ситуация внутри России нам понятна - хаос и анархия, государство на краю гибели. Самостоятельно русские никак не могут решить своих проблем. В такой ситуации Василий Шуйский решает искать поддержки извне. В то время реальную поддержку могли оказать только два соседних государства: Польша и Швеция. С обеими державами Россия воевала в царствование Ивана Грозного, во время Ливонской войны. Поляки, как мы видим, ловили рыбку в мутной воде и всячески разжигали пожар русской гражданской войны, постоянно поддерживая самозванцев деньгами и людьми. Поэтому союзников пришлось искать с другой стороны. И вот, что интересно - для ликвидации последствий польской экспансии России потребовалось всего два десятилетия, а для преодоления последствий «русско-шведской» дружбы понадобилось около ста лет! Всегда так получалось, что «союзники» обходились России значительно дороже врагов...

Сейчас уже мало кто знает, что ныне маленькая, уютная и сытая Швеция далеко не всегда была такой. В описываемое нами время это была одна из сильнейших европейских держав с очень агрессивной внешней политикой. Война с Польшей, привлекала в то время главное внимание шведской внешней политики и основные силы шведской армии. Вообще за весь период истории наша страна воевала с «маленькой мирной» Швецией девять раз, а к примеру с Германией всего два! Но это так, к слову.

По результатам последней на тот момент, третьей по счёту русско-шведской войны 1590-1595 гг., к России по Тявзинскому миру отошли города Ивангород, Копорье, Ниеншанц, Орешек, Ям и Корела. Понимая, что любое ослабление Русского государства выгодно Швеции, в Стокгольме активно готовились воспользоваться складывающейся ситуацией. Первые известия о появлении самозванца и о готовящейся польской интервенции вызвали немедленную реакцию. Король Карл IX в письмах к губернаторам Финляндии постоянно требует немедленно доставлять ему все вновь поступающие сведения о событиях на Руси. Час реванша пробил! Свои планы король решает замаскировать и предлагает России союз, а точнее вооружённую помощь оказавшемуся в бедственном положении русскому царю.

Настойчивость шведов поражает - свою дружбу они просто навязывают! В феврале 1605 года из Стокгольма к царю Борису Годунову было отправлено посольство со специальной целью: предложить шведские услуги в борьбе против поляков. Намечавшиеся переговоры не состоялись, ибо правительство Годунова, к которому были направлены послы, перестало существовать. Время, однако, работало на Швецию. Теперь, когда Москва была заблокирована войсками Лжедмитрия II, новый русский царь Василий Шуйский решился, наконец, принять давно предлагавшуюся шведскую помощь. 10 августа 1608 года царь отправил письмо к шведскому королю с просьбой о незамедлительной присылке вспомогательных войск. В ноябре 1608 года заключается соглашение о военной помощи. Швеция по этому соглашению обязывалась «как можно скорее» выслать в Россию вспомогательное войско в 6 тыс. воинов, а московское правительство, взяло на себя обязательство вступить со шведами в военный союз, направленный против Польши. На первый взгляд - это выгодно для обеих сторон: Василий Шуйский получает войска для борьбы с самозванцем и поляками, а шведы, ведущие с теми же поляками войну в Ливонии, получают возможность нанести удар своим врагам, так сказать, сбоку. В действительности всё оказалось значительно хуже. Ожидать от шведов искренней помощи было со стороны Шуйского крайне наивно. Ведь тот же самый король Карл IX для обострения трудностей, в самый разгар страшного голода в русских землях, под страхом смертной казни запретил своим купцам продавать русским хлеб.

Вовсе не о борьбе с Польшей думали шведы, предлагая свою помощь. Их цели были совсем другие: воспользовавшись русской смутой, захватить северо-западные земли России. Личина «союзников» же для этого наиболее удобна. Поэтому ещё шведское войско и не ступило на русскую землю, как сразу нарисовались и территориальные требования. Просил шведский монарх не много - всего лишь передать Швеции в вечное владение Корельский уезд с городом Корелой. Василий Шуйский вынужден был согласиться. Согласно условиям договора, спустя три недели с того дня, как шведское войско перейдёт русскую границу, шведам должна быть вручена царская грамота, а спустя одиннадцать недель с того же дня должна быть произведена фактическая передача города и уезда шведским властям. По условиям договора русские имели право вывезти церковную утварь, а также пушки, запасы пороха и ядер. Разрешалось вывести тех жителей города и уезда со всем имуществом, которые захотят уйти.

Командование шведским войском, направленным в Россию, Карл IX поручил Якобу Понтусу Делагарди, будущему маршалу и одному из лучших своих командиров. 11 марта 1609 года он выступил из Выборга к русской границе. Перейдя её, шведское войско двинулось к Новгороду, где было торжественно принято Михаилом Скопиным-Шуйским, племянником царя. В начале мая русские войска, набранные в новгородской земле, совместно со шведскими войсками Делагарди выступили из Новгорода по направлению к Москве, отвоёвывая по пути русские города и уезды от поляков. Надо сказать, что свои союзные обязательства шведы выполняли весьма скромно. Продвижение вперёд было очень медленным - задерживали постоянные волнения в шведском наёмном войске. Дойдя до Волги, в городе Калягине, Скопин-Шуйский должен был надолго остановиться. Шведские наёмники подняли бунт, большая часть их войска вообще покинула лагерь и ушла обратно к Новгороду. С большим трудом Делагарди вскоре удалось восстановить порядок.

Понимая всю зависимость Василия Шуйского от шведского войска, Карл IX тем временем уже выдвигает новые, более значительные территориальные требования к России. Как говорится, аппетит приходит во время еды. Он требует, чтобы южная граница занимаемой шведами территории была установлена значительно дальше, и требует передачи Орешка, Ивангорода и Колы. Однако неожиданно упорное сопротивление планам коварных «союзников» оказало русское население. Жители города Корела наотрез отказались выполнять царский указ о передаче их города шведам. Даже личное обращение царя к горожанам не поколебало их позиции. Для усиления нажима на жителей, шведами стали распространяться слухи, что, если русские не сдадут город, то он будет взят силой. Правда, на открытые военные действия шведское командование всё же пока не отважилось, ибо это слишком уж противоречило бы официально существующим союзным отношениям. Время окончательно сбросить маску для наших «союзников» ещё не пришло...

Тем временем драма русской смуты продолжала разгораться. Как мы уже знаем, всё, что делал Василий Шуйский, заканчивалось печально. Вот и союз со Швецией привёл его к такому же результату. Помощь шведов особой пользы не принесла, зато союз России и Швеции, дал польскому королю Сигизмунду III долгожданный повод для официального вмешательства в русскую смуту. Польша объявляет войну России, потому, что Москва вошла в союз с врагом польского государства. В сентябре 1609 года, уже не банды шляхтичей, а регулярные польские войска перешли русскую границу и осадили крупнейший город на западной границе Руси - Смоленск. Мужественный гарнизон в течение почти двух лет отстаивал город. Смоленск оттягивал на себя главные силы поляков, не позволяя развернуть широкие завоевательные операции на русской территории. Испытывая трудности и неся большие потери, Сигизмунд III призывает поляков, находящихся в войске Лжедмитрия II присоединится к нему. Значительная часть шляхтичей покидает Тушинский лагерь, и уезжает под знамёна своего короля. Скопин-Шуйский и Делагарди разбивают лишившегося значительной части своего войска Лжедмитрия II и в марте 1610 года торжественно вступают в русскую столицу.

Казалось, расчёт Шуйского на иностранную помощь оправдался, и, пожертвовав малым, ему удалось спасти страну. Но случилось иначе. Талантливый полководец Скопин-Шуйский, пользовавшийся большой популярностью, вдруг скоропостижно умер. В Москве поползли слухи, что он был отравлен по приказу царя. Узнав о его смерти, на Москву двинулось из-под Смоленска польское войско под командованием Жолкевского. Навстречу им двинулись царские и «союзные» шведские войска. 24 июня 1610 года у села Клушино, между Вязьмой и Можайском состоялась битва, о которой сейчас практически не знает никто. А ведь её исход чуть было не поставил точку в истории русского государства! Десятитысячное войско поляков ночью внезапно напало на значительно превышавшую её численностью (35-тыс.) русскую армию и шведских наёмников. Поначалу атака поляков была разбита, но потом, отступая в суматохе, конница русских подавила свою же пехоту. Однако возможность выправить ситуацию ещё была. Пока в самый решительный момент не подвели «союзники». Шведские солдаты (немецкие наёмники) прямо на поле боя перешли на сторону поляков и тем решили исход сражения.

Иностранные наёмники поставили русское государство на край гибели. Россия может быть спасена лишь силами своих граждан - эта истина всё очевиднее проступала на фоне всеобщего краха. Шведский воевода Делагарди собрал оставшуюся часть своих солдат (этнических шведов) и, вступив в переговоры с поляками, добился прекращения боевых действий. После чего, захватив(!) казну русского войска, он отступил к Новгороду.

Проигранная битва решила судьбу Василия Шуйского и чуть не ликвидировала русскую государственность. Преданный своими «союзниками», на которых он возлагал столько надежд, царь уже не смог удержать власть. В Москве произошёл очередной государственный переворот. Подстрекаемая боярами толпа, низложила Василия Шуйского, посадила его вместе с братьями под арест, а потом выдала полякам. Власть захватила группа заговорщиков во главе с Ф. И. Мстиславским. Это правительство, состоявшее из семи бояр, получившее в истории название «семибоярщина», не видя выхода из цепи бесконечных переворотов и войн, решила призвать на русский трон иностранца, обладавшего реальной военной силой. Наступал самый тяжёлый момент в жизни Московского государства - перед страной встала угроза потери независимости.

Воспрянувший было Лжедмитрий II, сделал новую попытку захватить столицу, но потерпел неудачу, а вскоре и был убит на охоте, предавшим его слугой. Вместо него в Москву вошли поляки. Ведь именно польского королевича Владислава «семибоярщина» наметила в русские монархи.

Тяжёлым моментом решили воспользоваться и наши шведские «союзники». Они пришли в Россию для поддержки правительства Шуйского. Теперь этого правительства более не существовало, и тем самым не было основания для дальнейшего пребывания шведских войск на русской территории. Но наши «союзники» и не думали уходить обратно за рубеж, равно как и не собирались они воевать с поляками. Шведское правительство приняло решение немедленно приступить к завоеванию северо-западных русских земель.

Пришло время сбросить «союзнические» маски. Решив начать открытую интервенцию, Делагарди ставит своей первой задачей овладение городом Корелой, который упорно не хотел становиться шведским. Теперь «союзники» уже не бояться применить силу: в первых числах сентября 1610 года начинается осада. После полугодовой отчаянной обороны Корела капитулирует. Из трёх тысяч жителей города в живых осталось всего около ста человек, остальные погибли от ран, болезней и голода.

В феврале 1611 года очередной целью наших «союзников» становится город Кола. Отряд под командованием шведского офицера Бальтзара Бека, преодолев огромные трудности в пути, осадил его. Русские отказались сдаться, последовал безуспешный штурм. Ничего не добившись, шведы убрались восвояси, по пути сжигая древни и вымещая бессильную злобу на крестьянах. В марте того же года отряд «союзников» выступил из Улеаборга, имея задачей захват Соловецкого монастыря. Но местное население при приближении шведов поголовно ушло в леса, и шведский отряд был вынужден вернуться, лишившись источника снабжения.

Тем временем в самой Швеции происходят перемены - умирает король Карл IX и на престол всходит его сын. Личность эта настолько интересна, что нельзя не сказать о нём несколько слов. Король Густав-Адольф, именовавшийся Северным Львом, один из наиболее выдающихся военачальников всех времён. Ему ещё только предстояло стать поборником протестантского дела в Тридцатилетней войне, фактически выиграть её и погибнуть в последней (!) победной битве при Лютцене.

В отношениях с Россией молодой Густав-Адольф продолжал свято выполнять свой «союзный» долг. Грабёж и агрессия при новом короле продолжаются с новой силой. В том же марте 1611 года, король отправляет войско под командованием самого Делагарди на захват ключевого северо-западного русского города - Новгорода. Горожане решили защищаться. Простояв три месяца под стенами, шведское войско 8 июля 1611 года предприняло решительный штурм, но потерпело неудачу. Успех не только воодушевил новгородцев, но и сделал их более беспечными, этим и воспользовался Делагарди. Ночью с помощью изменника шведы проникли в город через неохраняемые ворота. Подавив отдельные очаги сопротивления, шведское войско овладело Новгородом.

Ситуация в России была катастрофической: половина страны была оккупирована врагами-поляками, другая половина «союзниками»-шведами. Мнимые «друзья» ни в чём не уступали врагам. Мало того, что в Москве была принята присяга польскому королевичу Владиславу, так подобный шаг сделали и «союзники». Новгородские бояре под давлением шведского командования заключили договор, согласно которому на русский престол приглашался шведский принц Филипп. На основе этого договора шведские войска якобы и оккупировали совершенно «легитимно» всю новгородскую землю.

Развёртывание шведской интервенции в Северо-западных русских землях совпало по времени с началом национального движения русского народа, поднимавшегося на борьбу за освобождение родины. В первые месяцы 1611 года на юге страны начало собираться первое ополчение, ставившее своею целью изгнание из России польских интервентов. В апреле 1611 года первое ополчение подошло к Москве и начало осаду Москвы. В лагере первого ополчения под Москвой было образовано временное правительство («Совет всей земли»), объявившее себя высшею властью в стране, которое начало переговоры со шведами, рассчитывая, по примеру Шуйского, использовать шведскую помощь в борьбе против поляков. Но шведам уже было нужно не много ни мало, как присоединение многих русских земель к шведской короне! Для переговоров с русскими шведский король направляет делегацию. Королевские послы должны были договориться об условиях вступления Филиппа на русский трон. Согласно полученной инструкции, шведские дипломаты должны были добиваться отторжения от России всего побережья русских северных морей до Архангельска, всей Карелии и всей Ижорской земли (а также попытаться получить Новгород и Псков). Иными словами, король Густав-Адольф стремился совершенно отрезать Россию от выходов к морям и на западе, и на севере, отнять у России балтийское и северное побережья и поставить русские земли в полную экономическую зависимость от Швеции. Снимем перед королём шляпу, что и говорить - это настоящий «союзник»!

Казалось, Россия безвозвратно погибла. Но вот осенью 1611 года поднимается новая, более мощная волна национально-освободительного движения. По призыву Кузьмы Минина в Нижнем Новгороде начало формироваться второе ополчение. Летом 1612 года русские войска под руководством Минина и Пожарского подошли к Москве, и после двухмесячной осады принудило польский гарнизон Москвы к капитуляции. Забрезжил первый лучик надежды. Однако на севере дела для нас шли значительно хуже.

Противнику удалось захватить почти все русские города на северо-западе: Орешек, Копорье, Иван-город, Ям, Порхов. К середине 1612 года только Псков и его пригород Гдов не подчинялись «союзным» шведам.

Понимая, что для сплочения народа России нужен русский царь, который сможет объединить страну, Земский собор избирает на русский престол представителя старого московского боярства - Михаила Фёдоровича Романова. И такова была опасность от зарвавшихся «союзников», что родоначальник новой правящей династии был вынужден свои первые усилия направить именно против них! К Новгороду, с целью отбить его у шведов, было отправлено войско под командованием князя Дмитрия Трубецкого. Однако Делагарди нанёс Трубецкому сильное поражение и блокировал его лагерь, в котором вскоре начался голод. Узнав об этом, царь Михаил Фёдорович повелел отступать. При прорыве из окружения русские понесли ещё большие потери.

Эта неудача под Новгородом позволила королю Густаву-Адольфу активизировать военные действия и овладеть в сентябре 1614 года крепостью Гдов, которая прикрывала с севера дорогу на Псков. После этого вероломные «союзники» осадили Тихвинский монастырь, где горстка русских героев остановила натиск шведского войска. Первая попытка Делагарди в сентябре овладеть монастырём была отражена монахами и окрестными жителями. В 1615 году шведы ещё раз попытались овладеть монастырём, но вновь потерпели неудачу. Согласно легенде, отразить грозный натиск православным воинам помогло заступничество знаменитой Тихвинской иконы Божией матери, находившейся в монастыре. Предание гласит, что монахи, поначалу испугавшись численности шведской армии, решили покинуть монастырь. Но когда они попытались взять икону, никто не смог сдвинуть её с места. Тогда вместе с иконой остались в монастыре и его защитники.

В 1615 году стремясь захватить последний русский оплот, Густав-Адольф лично во главе войск двинулся на Псков. Попытка шведов взять город с ходу окончилась неудачей. Их первый натиск был отражён с большими потерями. Тогда король перешёл к осаде, создав вокруг города ряд укреплённых траншеями лагерей. Защитники крепости геройски отразили все атаки, нанеся атакующим значительный урон.

После поражения под Псковом, и Россия, и её коварный «союзник», приходят к мысли о необходимости закончить конфликт дипломатическим путём. Уже более пятидесяти лет Швеция непрерывно вела войны: людские и материальные ресурсы шведского государства истощены. Не в состоянии вести войну в одно и то же время с двумя большими соседними державами и Россия. Ведь борьба с Польшей продолжалась и требовала большого напряжения русских военных сил, а конца этой войне не было видно. Поэтому достаточно быстро был заключён Столбовский мирный договор. По его условиям Шведское правительство возвращало русским Новгород и основную часть Новгородской области, а русское правительство «навечно» уступало Швеции города Ивангород, Ям, Копорье и Орешек, и ещё раз подтверждало сделанную ранее уступку Корелы и Корельского уезда. В руки Швеции переходил небольшой по размерам, но имевший огромное политическое и экономическое значение участок территории Русского государства, прилегающий к Финскому заливу. «У России отнято море, и, Бог даст, теперь русским трудно будет перепрыгнуть через этот ручеёк», - выразил суть подписанного соглашения, и подвёл итог король Густав-Адольф. Такова была цена помощи наших «союзников»...

Состояние нашей страны было таково, что Россия уже не выдерживает войны даже на один фронт. Вслед за одним мирным договором русское правительство немедленно подписывает другой. По его условиям, Польша оставляла за собой ряд захваченных ею российских территорий, в том числе Смоленск. Прахом пошли усилия нескольких поколений русских людей. Потеряны были не только ценные земли, но и международный престиж. Но выбора в тот момент не было - страна должна была получить передышку, чтобы придти в себя и постепенно изменить плачевную ситуацию, созданную её врагами и «союзниками» в равной степени ...

«Кто создал Российскую империю?.. Конечно, неограниченное самодержавие. Не будь неограниченного самодержавия, не было бы Российской великой империи. Я знаю, что найдутся люди, которые скажут: «Может быть, но населению жилось бы лучше». Я на это отвечу: «Может быть, но только может быть»». С. Ю. Витте







Сейчас читают про: