double arrow

ИСТОРИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИХ УЧЕНИЙ 4 страница

В ответ на все эти безобразия начинает созревать новый государственный переворот. Царевна Елизавета Петровна - дочь Петра Великого и Екатерины I, в глазах населения являлась законной и естественной претенденткой на престол. Контраст между правами на престол дочери великого преобразователя и младенца Иоанна Антоновича, чьим именем правила кучка иноземцев был разительным. Занять для Елизаветы престол - это даже не переворот вовсе, а просто восстановление династической справедливости.

Другая особенность заговора Елизаветы - активное участие в его подготовке французского и шведского посланников. Но как мы знаем финансовую подпитку скандинавы уже давно получали из лондонских банков. Желание шведов понятно - без военных действий добиться многого. Поэтому, давая Елизавете деньги, в ответ дипломаты требовали письменного обязательства пересмотреть условия Ништадтского мира 1721 года. Иначе говоря, полного отказа от петровских завоеваний в Прибалтике. Для Швеции - это счастливый шанс. Для англичан создание ситуации постоянной нестабильности в России будет только на руку. От государственного переворота до гражданской войны ведь совсем и недалеко. Участие французов в заговоре имеет те же мотивы - ослабление России в случае выполнения взятых обязательств будет приятным подарком французскому королю.

Надо отдать должное Елизавете: она вела себя с иностранными «друзьями» весьма осторожно и, принимая от них финансовую помощь, конкретных обещаний не давала. Время идёт - деньги принимаются и тратятся, а результата всё нет и нет. В 1741 году уставшие ждать шведы, решают взять реванш военной силой и начинают новую войну с Россией. Цель проста - вернуть себе всё завоёванное Петром. Официальной же причиной войны политкорректные скандинавы провозглашают стремление «избавить достославную российскую нацию от тяжёлого чужеземного притеснения и бесчеловечной тирании». В переводе на современный дипломатический язык это означает, что Швеция нападает на Россию исключительно для обеспечения соблюдения на территории последней «прав человека» и «прекращения геноцида коренной национальности». Как будто иноземцы у руля русского государства могли исчезнуть в случае утраты нами Прибалтики...

На фоне разгорающегося военного конфликта Елизавета решает действовать. 25 ноября 1741 года, она в сопровождении верных людей отправилась в казармы Преображенского полка. Силами 308 гвардейцев, не встретив сопротивления, она без кровопролития произвела арест Анны Леопольдовны, малолетнего Иоанна Антоновича, а затем и их приверженцев - Минниха, Остермана и других. Начинается новое царствие, которому суждено продлиться 20 лет. В стране измученной нестабильностью и бесконечной сменой власти, наступает покой. Плоды этого проявляются мгновенно.

Новая императрица, имевшая тайные сношения со шведскими дипломатами, пользовавшаяся их финансовой подпиткой, и не думает «отдавать долг». Надежды соседей на резкое ослабление боеспособности нашей армии в результате внутренней смуты не оправдываются. Русская армия вдребезги разбивает столь рьяно пекущихся о «правах человека» скандинавов. Шведы спешат закончить войну, понимая, что Елизавета никаких уступок в их адрес делать не собирается. Более того - по мирному договору 1743 года к России переходит даже часть Финляндии.

Ровесница полтавской победы, румяная красавица Елизавета вступила на престол в возрасте тридцати двух лет. Её судьба в некотором смысле очень похожа на жизнь императрицы Анны Иоанновны. Замужем она никогда не была, что по тем временам было невероятно, особенно учитывая внешнюю привлекательность царевны. Просто была ей не судьба. Сначала Пётр намеревался выдать дочь за французского короля Людовика XV, но он в итоге женился на Марии Лещинской. Другой «жених» Елизаветы Карла Августин скоропостижно скончался. С тех пор имя Елизаветы фигурировало во всевозможных брачных комбинациях, но замуж она так и не вышла. По этой причине и детей-наследников, как и Анна Иоанновна, она тоже не имела. Стремясь прекратить череду переворотов и обеспечить стабильность, Елизавета пригласила в Петербург своего племянника Карла-Петра Ульриха - сына своей сестры Анны и герцога Голштинского. Четырнадцатилетний мальчик-сирота был привезён в Россию и нашёл в тётке Елизавете вторую мать. 7 ноября 1742 года он был провозглашён наследником престола. Перед тем он принял православие с именем Петра Фёдоровича, кроме того, к его имени было приказано всегда добавлять: внук Петра Великого. В нашу историю он войдёт под именем Петра III.

В Европе тем временем дело шло к новой войне. Возмутителем спокойствия на этот раз выступила Пруссия. Военный талант прусского короля Фридриха II и необыкновенная наглость и цинизм его политических приёмов возбуждали различные чувства в разных странах. Британия верная своей политике постоянной борьбы с сильнейшей державой на Европейском континенте, на тот момент увидела главную угрозу во Франции. Поэтому она щедрой рукой оплатит грядущую европейскую войну. Пришла пора отвлечь французов от их колоний. В январе 1756 года в Лондоне было подписано Вестминстерское соглашение между Англией и Пруссией в традиционной для англичан форме: она платит деньги - кто-то другой воюет. Прусские аппетиты вызывают беспокойство и в Вене. Создаётся коалиция против Фридриха, в которую помимо Австрии, Франции входит ещё и Россия. История нашего вступления в эту войну покрыта до сих пор мраком таинственности. Причин для такого шага не было абсолютно. Никакой угрозы для нас Пруссия не создавала, а оттого, что пруссаки хорошенько поколотят неверных австрийцев и коварных французов, нам могло быть только лучше. Но, так или иначе, а война началась в 1756 году. Развивалась она очень похоже на последнюю войну с Турцией. Русские противника громят, а он в свою очередь почём зря бьёт наших «союзников». Сначала 30 августа 1757 года у деревни Гросс-Егерсдорф русская армия под командованием Апраксина наносит серьёзное поражение прусской армии. Затем 3 августа 1759 года у деревни Кунерсдорф, близ Франкфурта-на-Одере, прусские войска наголову разбиты фельдмаршалом Салтыковым. Победа следует за победой: в 1760 году русский корпус вступает на улицы Берлина, а в декабре 1761 года генерал Румянцев берёт хорошо укреплённую крепость Кольберг. Война фактически выиграна русской армией в одиночку.

И вновь Франция и Австрия, после первых собственных неудач, начинают ревниво смотреть в сторону наших успехов. Французы терпят поражение за поражением на поле боя, но упорно продолжают считать русское войско «вспомогательной силой, не заслуживающей лавров в виде территориальных приобретений». Вступившая в борьбу непонятно зачем, после успехов своих армий, Елизавета наверно впервые задумывается о том, что из этой войны можно выйти не только с моральными, но и территориальными дивидендами. Подходящей платой ей кажется Восточная Пруссия. Из-за этого «пожелания» петербургского кабинета напряжённые отношения складываются и с венскими «союзниками». Австрийское командование настаивало на том, чтобы российская армия сражалась ради возращения отторгнутой Фридрихом у Австрии Силезии, а российские генералы, разумеется, предпочитали вести операции в Восточной Пруссии. После долгого лавирования австрийцы всё же согласились на передачу этой провинции России, что и было зафиксировано в договоре от 1 марта 1761 года. Характерно, что согласие было записано не в основном его тексте, а в приложенной декларации, с которой французского короля не ознакомили. Узнав, о том, что русские воюют «не за просто так», он может покинуть коалицию! Такой «нерушимой дружбе» можно только посочувствовать...

Восточная Пруссия была оккупирована русскими войсками. Дисциплинированные немцы в кафедральном соборе Кенигсберга принесли присягу императрице Елизавете Петровне. Пруссия, фактически самая «немецкая» часть Германии стала русской провинцией! Берлин будет русским городом! Триумф невероятный. Смирился с потерей провинции и Фридрих II. После череды поражений он был на грани катастрофы. Чудесное спасение для него пришло из Петербурга - 25 декабря 1761 года скончалась Елизавета Петровна. Именно такого чуда весной 1945 года будет ждать в своём бункере Гитлер...

Новый русский монарх Пётр III был большим поклонником военных талантов прусского короля. Настолько большим, что он ... заключил перемирие с полностью разгромленным противником! А полтора месяца спустя Пётр заключает с Фридрихом и мирный договор. Случилось невероятное: новый русский царь бесплатно отдавал прусскому королю всё, что было завоёвано русской армией в течение пяти военных лет! Король Фридрих в качестве ответного подарка присвоил Петру чин генерал-майора своей армии и наградил его орденом Чёрного орла. Возмущение в стране и армии было огромным, удивление иностранных послов ещё большим. Как могла бы пойти история Европы, не соверши Пётр III своих идиотских поступков, можно только догадываться!

Не прошло и полгода, как пренебрежение ко всему национально-русскому дорого обошлось обитателю Зимнего дворца. Душой нового дворцового переворота стала жена Петра III - Екатерина Алексеевна. В ночь на 28 июня 1762 года Екатерина была привезена из Петергофа, где она находилась летом, в Петербург. В тот же день Сенат провозгласил её императрицей и объявил о низложении Петра III. Бывший монарх был заключён в небольшом имении Ропша под Ораниенбаумом и вскоре убит. Начиналось блестящее царствование Екатерины Великой, которое убедительно доказало, что Россия только тогда сможет спокойно достигнуть своих внешнеполитических целей, когда она надеется только на себя и от «союзников» реальной помощи не ожидает.

«Правитель должен научиться быть деспотом к самому себе». Императрица Екатерина II

Наше повествование подошло, пожалуй, к одному из самых важных моментов русской истории. Это было время, когда Российская империя окончательно вышла на мировую арену во всём своём блеске и величии. Но начиналось всё с «банального» дворцового переворота. Воцарение Екатерины было самой настоящей узурпацией, никаких легальных для него оснований не было. Почва под её ногами была очень зыбкой. Немка по происхождению, она должна была стать более русской, чем кто бы то ни было. И ей это удаётся! Упорно трудясь, Екатерина провела первые годы своего царствования в том, что знакомилась с Россией и с положением дел. Она предприняла ряд поездок по государству, После Петра Великого никто из русских царей этого не делал. Ровно также никто и не выполнил стоящих перед Россией внешнеполитических задач. Это предстояло сделать именно Екатерине. Противники были те же, да и задачи не менялись. На конец восемнадцатого века они состояли в том, чтобы взять у Турции Крым и северные берега Чёрного моря, иначе говоря, достигнуть на юге естественных географических границ империи. По отношению к Польше задачи России состояли в том, чтобы освободить православно-русское население, т. е. взять у Польши старорусские земли и достигнуть с этой стороны этнических русских границ.

Екатерина вынуждена быстро, прямо с ходу начать разгребать доставшийся от предшественников ворох проблем. Финансы после правления бесшабашной Елизаветы Петровны были в плачевном состоянии. Действующая армия, например, восемь месяцев не получала жалованья. А армия русскому государству будет ох как нужна!

Вступая на престол, Екатерина застала конец Семилетней войны в Европе, а в политике России - охлаждение к Австрии и сближение с Пруссией. Не имеющая ещё большого опыта Екатерина приняла единственно верное решение, сохранив нейтралитет в продолжившейся Семилетней войне. По-крайней мере страна получила передышку, а императрица - время для понимания стоящих пред ней задач. «Со всеми государями Европы я веду себя, как искусная кокетка», - говорила сама о себе Екатерина.

Первым опытом активной внешнеполитической деятельности для Екатерины II стало вмешательство в очередные выборы короля у польских соседей. В 1763 году умер Август III, посаженный на престол ещё Анной Иоанновной. Между группировками в высшем органе польской власти, сейме, началась ожесточённая борьба. Делегаты от местных «сеймиков» имели на нём право «либерум вето», т. е. каждый депутат мог опротестовать любое решение собрания. Как следствие в Польше наступает фактический паралич власти - никто не может провести на трон своего кандидата. В этот момент, заключив новый договор с Пруссией, русская императрица приступает к делу. Принцип вмешательства в польские дела был уже давно отработан: выдвижение своего кандидата на престол. В качестве кузницы кадров и «скамейки запасных» Екатерина, как практичная немка, использовала собственную постель. Она добивается избрания польским королём бывшего любовника - Станислава-Августа Понятовского. У поляков такой метод подбора кадров восторга не вызвал. Это привело к возникновению в Польше сильной оппозиции, создавшей в городе Баре свою конфедерацию (т. е. ополчение), и вступившей в вооружённую борьбу с новым королём. Для его поддержки Екатерина послала в Польшу войска во главе с молодым генералом Суворовым. Война, после первых вялых её месяцев и частичных небольших неудач, пошла успешно. Польша была занята русскими войсками.

Для неё наступали невесёлые времена. На польские земли с вожделением смотрели Австрия и Пруссия, спешившие поделить их между собой. Существование Польши, как буфера на границе с ними Россию вполне устраивало, но ссориться с соседями из-за поляков смысла не имело. Под давлением трёх держав в сентябре 1773 года польский сейм санкционировал соглашение о первом разделе Польши. К Австрии отошла Западная Украина (Галиция), к Пруссии - Поморье. Россия присоединила восточную часть Белоруссии до Минска и часть Ливонии, и дала свою «гарантию» польскому устройству - получив, таким образом, право вмешиваться в польские внутренние дела. Россия в любой момент могла ввести в Польшу войска, использовав для этого практически любой повод. Такой ловкий ход петербургских дипломатов вызвал активное неудовольствие в Вене. Более того, дело не ограничилось простым охлаждением отношений с Веной. Империя Габсбургов в очередной раз продемонстрировав цену своей дружбы.Наш австрийский «союзник» по нескольким войнам против Турции, неожиданно стал подстрекать её к войне против России.

Вся внешняя политика завязывалась в сложный балтийско-польско-турецкий узел. Турция охотно воспользовалась шансом разбить русских один на один, и в 1768 году объявила войну, использовав как предлог «вмешательство России в дела Польши». В январе 1769 года крымская конница вторглась на Украину, сжигая всё на своём пути. Этот набег дорого обошёлся России - к Перекопу татары пригнали множество славянских рабов. Но он был последним в нашей истории - это очередное столкновение с Османской империей дало нам новые блестящие победы русского оружия. Именно в это время, наша армия и флот достигают своего предельного могущества. Новые имена талантливых полководцев начинают звучать на весь мир. Победы наши столь удивительны, что нельзя о них не упомянуть.

Войну решили вести наступательно. Для этого были развёрнуты три армии, а с Балтики в Средиземное море ушла эскадра под командованием адмирала Спиридова. Правда, он не мог, как задумывалось, пройти в Чёрное море, так как турки укрепили Дарданеллы. Не беда - 4 июня русская эскадра в Хиосском заливе вступила в бой с турецким флотом. Проиграв сражение, турецкая армада в беспорядке отступила в Чесменскую бухту, где была блокирована нашими кораблями, а ночью с помощью подожжённых судов-брандеров была полностью сожжена.

На суше дела также шли успешно. Русская армия под командованием Румянцева разгромила превосходящие силы турецкой армии на притоках реки Прут - Ларге и Кагуле. Перевес турок в обоих сражениях был подавляющим: 100 тыс. конницы и 50 тыс. пехоты, против 38 тыс. русских. Кроме того, в тыл Румянцеву заходила 80 тыс. армия крымских татар. Сражение при Кагуле было одним из самых удачных применений пехотного строя «каре», с помощью которого наши войска успешно отразили все атаки конницы, и сами перешли в наступление. Турки побежали к Дунаю, бросив пушки и весь лагерь в добычу победителям. Головокружительный разгром османов продолжился и дальше. В 1771 году русские войска овладели Крымом, в 1773 году Суворов взял турецкую крепость Туртукай, а в 1774 году разгромил турок при Козлудже.

Такой прыти от России европейцы не ожидали. Российской империи, ведущей борьбу в Польше, удалось успешно воевать ещё и с Турцией! Как всегда в ситуации, стоящим на грани поражения врагам России начинают активно помогать все наши европейские «друзья». К продолжению войны Османскую империю толкала, прежде всего, Франция, согласившаяся продать ей свои корабли для восстановления флота, утраченного в Чесменском сражении. Не вызывали восторга русские победы и в Лондоне, но английское правительство ограничилось только отзывом своих офицеров из русского флота. Разумеется, что дальше всех пошли в поддержке врагов России наши прямые «союзники». Австрийские дипломаты заключили с Османской империей договор, по которому Вена обязывалась «путём переговоров или силой оружия» добиться от России заключения мира с возвращением туркам всех занятых ранее её войсками «крепостей, провинций и территорий». Не бесплатно, конечно. Договором предусматривалась выплата турками австрийцам «субсидий», за что и договор получил название «субсидного». История снова повторилась, но только в виде трагедии. «Союзники», прямо угрожая оружием, в очередной раз спасали Турцию от победившей России! Вывод напрашивается неутешительный и парадоксальный: против нас наши «союзники» всегда выступали, и будут выступать единым дипломатическим фронтом.

Мирный договор, который был подписан в болгарском селении Кучук-Кайнарджи 10 июля 1774 года, опять был заключён с оглядкой на наших «друзей» и на текущие польские проблемы. В результате приобретения опять не соответствовали нашим победам и потерям, хотя и маленькими их не назовёшь. Россия получила территорию от Буга, крепости Кинбурн и Азов, Керчь и Еникале. В государственные границы России была включена Кабарда, а Крым был объявлен самостоятельным и независимым. С самой Турции Россия получила 4,5 млн. руб. контрибуции. Ещё Россия получала право покровительствовать православной вере по всей Оттоманской империи, что в дальнейшем послужит предлогом для очередных войн с Османской империей.

Дипломатические уроки очередной войны с Турцией подсказали Екатерине необходимость быстрого и решительного, без оглядки на европейцев, рывка к тёплым морям. Соответственно меняется основная концепция внешней политики России. Теперь речь идёт не об «окнах», а о тотальном уничтожении Турецкой империи. Грандиозный замысел, от величия которого просто захватывает дух, получил наименование - «греческий проект». Речь шла не больше ни меньше, как о восстановлении Византийской империи под «управлением» внука Екатерины великого князя Константина Павловича. Предполагалось изгнать турок из Европы, а из дунайских княжеств - Молдавии и Валахии - образовать новое буферное государство, носившее древнее название - Дакия. Смысл существования этого образования состоял в том, чтобы лишить Россию, Австрию и Османскую империю общих границ.

Определившись со своими приоритетами, Россия начинает вести в отношении Турции более жёсткую политику. Присоединение Крыма, получившего независимость от турок, стал первой большой победой новой русской дипломатии. Вспыхнувшие междоусобицы и борьба за власть привели к тому, что на полуострове оказалось сразу два хана: Шагин-Гирей, сторонник сближения с Россией, и Девлет-Гирей, приверженец Турции. В марте 1778 года, после того, как в Крыму высадились турецкие войска, в Крым выдвинулся и русский отряд под командованием князя Прозоровского и Суворова. Действуя исключительно искусно, не вступая в бой, русские войска сначала вынудили турок покинуть полуостров, а затем и рассеяли крымскую конницу, заняв все его важные стратегические пункты. «Русская» партия Крыма победила: хан Шагин-Гирей отрёкся от престола и отдал себя под покровительство России. С 1783 года Крым стал русским - Таврической областью, войдя в состав Новороссийской губернии. Это, конечно же, вызвало недовольство правительства Турции. Чтобы ещё больше позлить турок, Екатерина совершает свою знаменитую поездку в новообретённую область. Именно тогда назначенный генерал-губернатором, князь Потёмкин добавляет к своей фамилии слово «Таврический» и строит для Екатерины свои знаменитые «потёмкинские» деревни.

Дипломатическая борьба не прекращается ни на минуту. Ещё более серьёзные трения с Турцией возникли из-за Закавказья. Борясь с турецким владычеством, грузинский царь Ираклий II признал в 1783 году протекторат России над Грузией. Турция этого решения, естественно, не признала. Дело плавно шло к очередной русско-турецкой войне. Каждая европейская держава находила свой резон, поддерживая неуступчивость турок. Наш традиционный недруг Англия, почувствовав усиление России, стремилась чужими руками изгнать её с берегов Чёрного моря. Прусский король Фридрих II подстрекал османский двор к войне с Россией, руководствуясь видами на очередной раздел Польши. Франция также стремилась к ослаблению русской армии и активно оказывала помощь Османской империи в подготовке к войне: под руководством её офицеров совершенствовались крепостные сооружения и боевая подготовка турецкой армии. Это, впрочем, было не так важно, так как мы и сами собирались воевать с Турцией. Готовились к схватке с янычарами и «союзные» нам австрийцы.

В конце июля 1787 года султанский двор в ультимативной форме потребовал от России признания своих прав на Грузию и допуска османских консулов в Крым. Не дождавшись ответа на свой ультиматум, Турция открыла военные действия. И эта война быстро показала превосходство русского оружия. Её подлинным героем стал Александр Васильевич Суворов. Осенью 1787 года он отстоял небольшую крепость Кинбурн, а затем в 1788 году взял штурмом её мощного соседа - крепость Очаков. В следующем году русский генерал одерживает две блистательные победы над многократно превосходящим в численности противником: у реки Рымник и под Фокшанами. Поражение турок при Рымнике было столь велико, что султан практически лишился армии. Почти без боя австрийцы заняли Белград, недавно ими же отданный туркам. Турция опять на грани военного краха. Обычно в таких условиях Стамбул всегда склонялся к мирным переговорам, на этот раз султан Селим III, неожиданно решает биться до конца. Его решимость объяснялась очень просто - англичане вновь провоцируют на войну с нами Швецию.

Момент для нанесения удара в спину идеальный - лучшие части русской армии находятся на турецком фронте. Поэтому этот смелый и неожиданный удар поначалу принёс шведам небольшой тактический успех. Навстречу шведам были двинуто всё, что удалось быстро наскрести. Однако дух русской армии в то время был настолько высок, что натиск шведов был отражён. Вдобавок в августе на Швецию напала Дания, что серьёзно расстроило планы Густава. В последующие два года военные действия, из-за отсутствия основных сухопутных сил России, проходили, в основном, на море. Это была редкая в нашей истории война, когда основную роль в борьбе с неприятелем взял на себя военно-морской флот. Стойкая оборона крепости Нейшлот и блестящая победа русского флота в июле 1788 года у Готланда заставили шведское правительство пойти на заключение мира. В 1790 году был подписан Верельский мирный договор со Швецией, сохранявший границы обеих стран без изменений.

Помимо отвлечения русских сил на шведское нападение, Англия даёт турецкому султану деньги на новое оснащение армии. Британскими же субсидиями объясняется и странное поведение пруссаков. Прусский король неожиданно для Екатерины заключает союз с Турцией, и выставляет на границах России и Австрии до 200 тыс. человек. Дипломатическое и показательное давление приносит свои плоды. Когда в феврале 1790 года умирает австрийский император, то его преемник опасаясь войны с Пруссией, садится за стол переговоров с османами. Снова Австрия заключает с Турцией предательский сепаратный мир.

В быту и с окружающими Екатерина II держалась просто и приветливо. Но в делах государственной важности, она являлась в блеске императорского величия. На Екатерину угрозы Пруссии не действуют. Даже заявление Англия, что та не допустит изменения турецких границ, императрица пропускает мимо ушей. Екатерина ждёт, нет, она просто требует от своих командующих новых побед. И они не заставляют себя ждать. Русский флот под командованием адмирала Ушакова нанёс несколько поражений туркам в Керченском проливе, затем у островов Тендра и Калиакрия. Однако решающей победой стало взятие Суворовым неприступной крепости Измаил - цитадели турецкого владычества на Дунае. Крепость эта была построена под руководством немецких и французских инженеров, по последнему слову тогдашней науки и техники. Вокруг стен был вырыт ров шириной 12 метров и глубиной 10 метров, в его некоторых местах стояло до двух метров воды. Охранял Измаил гарнизон в 35 тыс. чел. и 265 орудий. Командовал ими один из лучших турецких командиров Айдос Мехмет-паша. Всё это делало крепость неприступной для всех, но только не для Суворова. Его войска насчитывали 31 тыс. человек и 500 орудий. Замысел русского полководца состоял в ночной атаке крепости одновременно с трёх сторон. Для этого войска должны были научиться преодолевать крепостные укрепления и препятствия.

Прибыв на место, Суворов отправил коменданту крепости ультиматум: «Я с войсками прибыл сюда. Двадцать четыре часа на размышление - воля. Первый мой выстрел - уже неволя. Штурм - смерть, что и оставляю вам на размышление». Чётко, чеканно, по-суворовски. Ответ Мехмет-Паши выдавал в нем безнадёжного оптимиста и романтика: «Скорее небо упадёт на землю, и Дунай потечёт вверх, чем сдастся Измаил!».

Прошло всего 9 дней с момента появления Суворова под стенами турецкой цитадели, когда 23 декабря 1790 года в 3 часа ночи русские войска двинулись на штурм крепости. Турки отчаянно сопротивлялись. Вскоре русские ворвались внутрь цитадели, закипели ожесточённые уличные бои. Несмотря на стойкость турецкого гарнизона, крепость пала. Из всего гарнизона живым и свободным не спасся никто! Гордый романтик Мехмет-паша и все высшие офицеры были убиты. Суворов сумел взять крепость, гарнизон которой превышал количество штурмующих, да ещё и потери защитников намного превысили потери атакующих! Случай крайне редкий в истории военного искусства.

Победа Суворова существенно приблизило заключение мира. Однако, поддерживаемая британскими субсидиями, Турция всё ещё не сдавалась. Только взятие Анапы на Кавказе и поражение султанской армии на Балканах усадило осман за стол переговоров. В 1791 году был подписан Ясский мир, по которому Турция обязалась неуклонно выполнять условия предшествующего мира, признала новую границу с Россией по Днестру и присоединение Крыма. В качестве уступки с нашей стороны, Россия выводила свои войска из Грузии.

Теперь можно было вернуться к польским делам. За время долгой войны они были сильно запущены. Пока Россия занималась турками, в Польше было провозглашено новое государственное устройство. Из-за произошедшего переворота торчали длинные «прусские» уши. Россия, гарантировавшая неприкосновенность старого польского устройства, немедленно послала в Польшу войска. Тут же в городе Тарговице возникла очередная польская конфедерация, к которой присоединился и польский король. Началась очередная гражданская война, которая, в принципе, в Польше в последнее время никогда и не прекращалась. Закалённые в боях с турками русские войска вскоре взяли Варшаву, и тогда Пруссия быстро выступила на стороне определившихся победителей, оккупировав часть польской территории. Шляхетская демократия довела страну до полного краха - наступил второй раздел Польши, а аппетиты делящих держав сильно возросли. По второму разделу Польши Россия получила 4500 квадратных миль территории. К ней отошли Белоруссия с Минском и Правобережная Украина. Пруссия захватила Гданьск (Данциг), Торунь и Великую Польшу с Познанью. Австрия не получила ничего.

Оставшаяся часть Польши с населением в 4 млн. человек представляла собой жалкий обрубок былого польского величия. Смириться с этим польские патриоты не могли. Вскоре одна из частей польского войска восстала. Центром восстания становится Краков, а его главой талантливый генерал Тадеуш Костюшко. Вскоре восстание перекинулось в Литву, Великую Польшу и Поморье. Поначалу восставшие даже достигли некоторых успехов, но в целом повстанцам не повезло. У русских был полководец не знавший поражений - Суворов!

После подавления бунта и Пруссия, и Австрия, потребовали окончательно покончить с очагом постоянной смуты и мятежей. Екатерина была вынуждена присоединиться к их решению. В 1795 году был проведён третий раздел Польши, ликвидировавший Польское государство, как таковое. Вновь на карте Европы оно появится лишь в 1918 году, по окончании Первой мировой войны. Россия получила Литву, Западную Белоруссию и Западную Волынь. В довершение всего курляндское дворянство постановило присоединить герцогство Курляндию, ленное владение Польши, к Российской империи. Вместе с новыми землями Российская империя получила весьма беспокойных подданных, многократно устраивавших мятежи и восстания внутри государства. Да и список наших будущих внешних соперников проглядывал сквозь новую конфигурацию границ. Вместо одного слабого соседа, Россия получила двух сильных - Пруссию и Австрию.

Екатерина Великая добилась многого: снова повержена Швеция, уничтожена Польша. Впервые результаты мирного договора с Турцией можно было читать без слёз. Поэтому вместе с выдающимся русским историком Ключевским снимем перед великой императрицей шляпу и вслед за ним повторим: «Внешняя политика - самая блестящая сторона государственной деятельности Екатерины, произведшая наиболее сильное впечатление на современников и ближайшее потомство».


Сейчас читают про: