double arrow

ИСТОРИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИХ УЧЕНИЙ 8 страница


Наши новоиспечённые «союзники», т. е. Германия и Австро-Венгрия тоже вели себя своеобразно. Германия хотела отвлечь Россию войной с Турцией для того, чтобы получить свободу рук по отношению к Франции. Бисмарк прямо обещал свою поддержку (естественно только политическую) в случае конфликта. Австрия опасалась роста освободительных движений вблизи своих границ и надеялась за счёт России, не затратив никаких усилий, приобрести территории на Балканах. Снова в нашей войне с Турцией были заинтересованы все, кроме России. Именно это и пытался объяснить министр иностранных дел Горчаков Александру II. Дилемма была очень простая: если мы войну проиграем - это России на пользу не пойдёт. Если мы её выиграем, то, как это бывало ранее, европейцы всё равно не позволят нам воспользоваться плодами победы. Воевать со всей Европой, прежде всего с Австро-Венгрией и Англией, нам не с руки, следовательно, и с Турцией связываться не надо. Ему вторил министр финансов Рейтерн смотрящий на ситуацию со своей «финансовой колокольни». Государственный бюджет не мог без серьёзных последствий для русской экономики оплатить новую войну, что без сомнения ставило крест на готовившейся финансовой реформе.

Общественное мнение внутри России правительство попытались успокоить оказанием разносторонней помощи, воюющим славянским братьям. Сербскую армию возглавил генерал Черняев, тот самый «непонятый» покоритель Ташкента. В вооружённые силы Сербии и Черногории влилось около 4 тыс. русских добровольцев. Можно смело утверждать, что мы начинали выполнять наш бесконечный «интернациональный долг» ещё при батюшке царе, и политбюро лишь развило и придало ему некий новый смысл...

Александр II, поначалу прислушавшийся к голосу разума, попытался избежать конфликта, достигнув соглашения путём дипломатических переговоров. Турция, оглядываясь на поддержку своих английских друзей, по понятным причинам отказывалась исполнять даже самые мягкие требования. А тут ещё благополучное в самом начале, течение войны сменилось для сербов чередой поражений, и теперь Сербия и Черногория, оказавшись на краю пропасти, с новой силой взывали к России о помощи! Создавалась ситуация, при которой ничем, никакими соглашениями и договорами не связанная Россия с неизбежностью должна была вступить в войну. Вступить только по велению совести и правильно подготовленного общественного мнения! Эту нашу последнюю «сольную» войну с Турцией можно по справедливости назвать репетицией Первой мировой войны. Именно таким способом чуть позже и загонят нас в ловушку 1914 года.




Россия спасла Сербию от катастрофы. Русский посол в Стамбуле передал турецкому правительству ультиматум с требованием в 48 часов прекратить боевые действия и пойти на перемирие. И Турция уступила: боевые действия фактически прекратились. Тогда для урегулирования кризиса в Стамбуле была созвана мирная конференция, не приведшая, однако, ни к каким результатам. Ситуация, тем временем накалялась - в конце 1876 года началось восстание в Албании. В Петербурге начали приготовления к войне.

В этот самый момент разгромленная Сербия подписала с Турцией мирный договор, фактически лишив нас помощи в будущей войне, которая ради неё и затевалась!

Тем не менее, русская дипломатия сделала ещё одну попытку уладить дело миром. В начале 1877 года конференция европейских дипломатов в турецкой столице потребовала предоставить автономию Боснии и Герцеговине, а также Болгарии. За выполнением данного решение должны были следить международные комиссары. Оно выработано всеми сверхдержавами того времени. Оно устраивает всех, даже турки готовы согласиться. Но, мирное решение конфликта не устраивает лишь одну державу - Англию. «Ведь одного слова из Лондона было бы достаточно, чтобы сразу же прекратить ряд убийств, подготовленных турецким правительством в славянских странах» - пишет в своих мемуарах Великий князь Александр Михайлович Романов. Но из британской столицы звучат совсем другие слова. Россия должна ввязаться в новую войну с турками, должна слабеть и истекать кровью. Поэтому на заключительном заседании конференции британцы режиссируют настоящий спектакль.



Хотя на конференции в Стамбуле заседали представители России, Англии, Германии, Австро-Венгрии, Италии и Франции, самих турок на заседания не приглашали. Их позвали лишь на заключительное заседание, чтобы ознакомить с уже готовым решением. Внезапно за стенами зала раздаётся артиллерийский салют. Изумлению делегатов нет предела, но через мгновение оно становится ещё больше. Министр иностранных дел Турции Саффет-паша встаёт со своего кресла и торжественно провозглашает, что его величество султан ввёл в своей империи конституцию. Следовательно, решения конференции становятся бессмысленными - ведь конституция уже дарует христианским подданным все необходимые права и свободы. Понимая, что таким хитрым способом турки просто увиливают от решения проблем, русский представитель предлагает заставить их выполнять решения силой. Но, английский представитель лорд Солсбери отклоняет возможность всякого давление на Турцию. В ситуации, когда Британия занимает такую позицию и Франция, и Австрия, и Германия могут лишь просить турок образумиться. Турция вторично отвергает мирное решение, а в пределах турецкой уже конституционной монархии продолжают резать славян.

Наступал очередной этап скачкообразного расширения империи англичан. В конце ноября 1875 года британцы скупили весь пакет акций Суэцкого канала, принадлежавшие Исмаил-паше, предпоследнему хедиву Египта. Египет в ту пору был по прежнему частью Османской империи, но глава английского правительства лорд Дизраэли даже не поставил султана в известность о сделке. Теперь Великобритания контролировала Суэцкий канал - важнейшую международную водную артерию. Можно было двигаться дальше в район Персидского залива и Красного моря, Сирию, Ливан, Месопотамию. Но для того, чтобы подчинить себе рынки в этих регионах, необходимо было иметь опорную базу. Такой базой, по мысли Дизраэли, должен был стать Кипр, принадлежавший Османской империи. Отсюда вытекала и линия поведения британской дипломатии. Англия финансирует неуступчивость султана. Турция будет упорно отвергать все требования России и других держав. В конце концов Россия объявит Оттоманской империи войну. Затем обе стороны измотают друг друга в борьбе. Когда же Россия будет близка к победе, то Англия пригрозит царю европейской коалицией, сделает несколько решительных шагов и спасёт Турцию. Русские вынуждены будут уйти, а благодарный султан должен будет заплатить Англии за своё спасение...

В апреле 1877 года Россия объявляет Турцию войну. Её популярность в стране необыкновенная. Русские воют ведь даже не за Босфор и Дарданеллы, они защищают братьев славян от жестокости турецких башибузуков. Далее следует знаменитая осада Плевны, не менее знаменитая защита Шипки. Противник России в этой кампании - не одна Турция. «Медленно продвигаясь в течение почти двух лет через полудикие балканские земли, русская армия в действительности вела жесточайшую кампанию против Британской империи - пишет в мемуарах Великий князь Александр Михайлович Романов - Турецкая армия была вооружена отличными английскими винтовками новейшей системы».

Перед началом боевых действий были улажены трения с другим «союзником», с Австро-Венгрией. Та сохраняла нейтралитет за право оккупации турецких владений в Боснии и Герцеговине, и поддержала претензии России на Южную Бесарабию, потерянную нами в Крымскую войну. Чтобы окончательно успокоить венских дипломатов, было решено не допускать создания на Балканах большого славянского государства. Это уже заранее обесценивала результаты будущих побед, ведь новый сильный союзник, мог стать единственным приобретением России за все её будущие потери.

Единственной страной, кто выступил на нашей стороне России, оказалась Румыния. Кроме того, боевые действия продолжали черногорцы. Больше за свою свободу никто сражаться не хотел. Хотя русское правительство выделило значительную денежную сумму на ведение войны, сербы, взяв деньги, всё же оттягивали начало боевых действий, ссылаясь на истощённые финансы, недостаток оружия и прочие «объективные» причины. На самом деле, такая затяжка объяснялась беспрецедентным давлением британского кабинета, заявившим, что если Сербия вступит в войну, она «не должна рассчитывать на добрые услуги Англии при заключении мира».

План российского командования предусматривал завершение войны в течение нескольких месяцев, чтобы Европа не успела вмешаться в ход событий. Поскольку, наш флот на Чёрном море был ещё очень слаб, было решено идти к Константинополю через центральные районы Болгарии и Шипкинский перевал. Россия вошла в Румынию, введя туда армию, численностью 275 тыс. человек. Как и его отец, Александр II тоже был вместе со своими солдатами. Он останется в действующей армии целых семь месяцев, самый тяжёлый этап войны.

Поначалу боевые действия развивались успешно. Русские войска перешли Дунай и вступили в Болгарию, а передовые отряды быстро дошли до Балканских гор. Однако успехи русских были надолго задержаны неудачами под Плевной, где турецкая армия Османа-паши долго оказывала русским войскам отчаянное сопротивление и причиняла нападающим большие потери. Лишь в конце ноября эта армия была вынуждена капитулировать, и русское наступление возобновилось. Тогда после долгих раздумий вступила в войну и Сербия.

Наши войска перешли Балканы, взяли Филиппополь и Адрианополь и приблизились к Стамбулу. Английское правительство немедленно предупредило Россию, что даже временная оккупация турецкой столицы заставит Англию принять меры предосторожности. Султан вынужден был просить мира. 24 декабря Турция обратилась к Англии с просьбой о посредничестве. Английское правительство уведомило об этом Петербург. Ответ из российской столицы гласил: «Если Турция хочет закончить войну, то с просьбой о перемирии она должна обращаться прямо главнокомандующему русской армией». Султан последовал мудрому совету: русские войска остановились у стен Стамбула, было подписано соглашение о перемирии России с Турцией. Затем в предместье Стамбула Сан-Стефано был заключён мирный договор. Это событие всколыхнуло европейские столицы и окончательно лишило сна и аппетита всех «союзных» дипломатов. Согласно условиям договора, Россия получала обратно от Румынии южную часть Бессарабии, а от Турции - порт Батум, район Карса, город Баязет и Алашкертскую долину. Румыния забрала у Турции область Добруджу. Устанавливалась полная независимость Сербии и Черногории с предоставлением им ряда территорий. Получала независимость и становилась самым крупным государством на Балканах Болгария. Помимо того, Сан-Стефанский договор обязывал Турцию уплатить нам контрибуцию в размере 1 млрд. 410 млн. рублей.

Сбывался прогноз канцлера Горчакова: вопрос о проливах, столь жизненно важный для нас, русские дипломаты даже не поднимали, стремясь избежать истерики европейских правительств. Но и это не помогло! Условия Сан-Стефанского договора вызвали решительный протест Англии и Австро-Венгрии. Статьи договора обеспечивали возможности русского контроля над проливами, что было неприемлемо для Великобритании, и русский контроль над балканскими славянами, что было неприемлемо для Австрии. Английская королева Виктория публично заявила, что «если бы была мужчиной, то отправилась бы бить русских», и ввела в Мраморное море эскадру под командованием адмирала Горнби. Премьер Дизраэли объявил заключённый договор «несовместимым с интересами Великобритании», и вслед за тем английские войска на Мальте, получили приказ готовиться к десанту на Балканы. «Союзная» Австро-Венгрия провела частичную мобилизацию своей армии.

Дело явно шло к повторению европейской агрессии против России. Правительство России готовится к возможной войне: в южных портах России началась погрузка мощных артиллерийских орудий, предназначенных для блокирования турецких проливов от британского флота. В боевую готовность приводятся укрепления Кронштадта и Балтийский флот. Не дремлют и наши противники. В мае 1878 года в Англии началось усиленное формирование «особой эскадры» под командованием адмирала Купера Кея, предназначенной для атаки Кронштадта.

Англия и Россия балансируют на грани войны. Герой балканской войны генерал Скобелев пишет императору памятную записку, предлагая нанести удар в самое уязвимое место Британской империи - в Индию. «Всякий, кто бы ни касался вопроса о положении англичан в Индии, отзывается, что оно непрочно, держится лишь на абсолютной силе оружия, что европейских войск в стране достаточно только для того, чтобы держать её в спокойствии, и что на войска из туземцев положиться нельзя. - пишет герой Плевны - Всякий, кто ни касался вопроса о возможности вторжения русских в Индию, заявляет, что достаточно одного прикосновения к горцам ея, чтобы произвести там всеобщее восстание... Скажут, что предприятие против англичан в Индии есть предприятие рискованное, могущее окончиться гибелью русского отряда. Полагаю, что от себя и не следует скрывать, что это дело рискованное. Надо помнить только, что при удаче предприятия мы можем разрушить Британскую империю в Индии, последствия чего в самой Англии заранее и исчислить трудно».

В мае 1878 года был даже издан приказ по войскам Туркестанского военного округа о сформировании трёх отрядов для этого похода. Однако он не состоялся, русские войска произвели только несколько демонстративных движений к своим южным границам. Артиллерия наши порты также не покинула, как не поплыла в Балтийское море и «особая» английская эскадра. Александр II дрогнул - он не рискнул ввязаться в новую войну с британцами.

В этой ситуации Бисмарк, обещавший решительную поддержку, предложил созвать в Берлине конгресс, где и решить спорные вопросы. Надеясь на благожелательность Германии, и не видя другого выхода, русское правительство дало своё согласие. Ведь в случае нашего отказа грозила война, как минимум с Англией и «союзной» (!) Австро-Венгрией.

Берлинский конгресс и стал одной из самых позорных страниц отечественной дипломатии. На нём ведущие державы по-новому перекроили карту Балкан, лишив нас практически всех приобретений. Все жертвы и лишения вновь были напрасны! Главной задачей европейских дипломатов на этом конгрессе было сохранение в Европе турецких владений и максимальное ослабление потенциальных русских союзников. Поэтому приобретения Сербии и Черногории были сокращены, площадь Болгарского княжества урезалась почти втрое, причём две трети его фактически оставались под властью турок. Россия возвращала себе лишь Алашкертскую долину и город Баязет. И даже в финансовой части нам не дали воспользоваться плодами победы: сумма репараций по «просьбе» англичан была сокращена в четыре раза и составила всего 300 млн. рублей. Зато Австро-Венгрия совершенно бесплатно оккупировала турецкие владения в Боснии и Герцеговине. Британские дипломаты тоже старались недаром: в качестве платы за защиту её интересов Англия получала от Турции желанный остров Кипр. Причём заявление об этом британцы сделали под самый занавес конференции, когда вес документы были уже подписаны. Представители европейской дипломатии были крайне удивлены столь щедрым даром турецкого султана. Член русской делегации князь Лобанов-Ростовский позднее писал: «Я сомневаюсь, чтобы султан уступил остров Кипр только для того, чтобы гарантировать свои владения в Азии: вероятно, ему внушили опасения за владения самим Константинополем, потому что Константинополь для Турции - это всё». В этой связи хочется заметить, что «благодарный» султан долгое время тянул резину и фирман (закон) об уступке Кипра не подписывал. Англичан такая мелочь не смутила: они оккупировали остров без всякого фирмана. Потом султану уже ничего не оставалось, как задним числом заявить о «добровольной» передаче острова своим «благодетелям».

Но, если по поводу английской политики, русская дипломатия не заблуждалась, то благодарность немцев за помощь в объединении Германии, оказалась для неё холодным душем. Бисмарк произнёс знаменитую речь, в которой заявил, что в восточном вопросе он не более как «честный маклер»: его задача - поскорее привести дело к концу. Таким образом, немецкий канцлер публично устранился от активной поддержки русского правительства. Такое поведение Германии привело к тому, что в отношении немцев русское общество и русское правительство будут испытывать неприязнь и относиться к своему соседу весьма насторожённо. Это и будет использована англичанами в 1914 году для стравливания России и Германии в Первой мировой войне. «Берлинский конгресс есть самая чёрная страница в моей служебной карьере» - написал Горчаков в записке царю. «И в моей также!» - наложил резолюцию Александр II.

Российская империя модернизировалась прямо на глазах: перевооружение армии, проведение независимой внешней политики, резкое изменение общественных отношений внутри страны давало надежду русским патриотам на блестящее будущее страны. Противники же, наоборот, с опаской взирали на мощную державу, сумевшую путём красивой политической комбинации сбросить с себя оковы поражения в Крымской войне.

Вновь приходилось заниматься «коррекцией» политического курса России, путём убийства её не в меру талантливого монарха. Вдумайтесь - император Николай I, ретроград и «душитель свободы», как его представляют либеральные историки, за своё долгое правление ни разу не становился целью покушения. Никто не убивал его приближённых. Жандармы и министры спокойно исполняли свой долг, не боясь посягательств на свою жизнь. Был уверен в собственной безопасности и сам император - он пешком, без всякой охраны, зачастую в одиночку(!), разгуливал по своей столице! Но, вот на его место пришёл царь-освободитель Александр II. Он дал свободу крестьянам, ввёл суд присяжных и занялся активной перестройкой общественной жизни страны. Что стало ему ответом? Вакханалия террора! Царь - освободитель пал от руки революционеров, мечтавших об освобождении народа.

Император Александр II был убит 1 марта 1881 года - в тот день, когда хотел подписать конституцию. Дело декабристов не умерло - знамя подрывной разрушительной борьбы с собственной Родиной подхватили ясноокие юноши и девушки. Народовольцы...

Первая бомба, разорвалась рядом с каретой, и сам император остался невредим. Когда же, несмотря на опасность, он всё-таки вышел из кареты, чтобы помочь раненым солдатам конвоя, вторая бомба достигла цели. Взрывом императору практически оторвало ноги, и вскоре он скончался от потери крови...

Программа его убийц-народовольцев содержала всё те же «удивительные» пункты про роспуск армии и расчленение Российской империи. Но о связях русских революционеров и британских спецслужб, мы ещё поговорим очень подробно. Правда, в другой книге этому вопросу целиком посвящённой. Пока же только напомним, что Александр II был далеко не первым русским государем, павшем от руки британской разведки...

И далеко не последним...

«У России два верных союзника: её армия и её флот. Все остальные, при первой возможности, сами ополчатся против нас». Император Александр III

«Император Александр III считал, что большинство русских бедствий происходило от неуместного либерализма нашего чиновничества и от исключительного свойства русской дипломатии поддаваться всяким иностранным влияниям». Великий князь А. М. Романов

Александр III вступивший на престол после злодейского убийства отца является самым малоизвестным и одновременно самым удачливым русским императором. Как такое может быть? Очень просто - всё дело в особенности восприятия информации человеком. Привлекают в первую очередь события из ряда будних дней выделяющиеся - войны, катастрофы и преступления. Именно на такие события царствование Александра III было бедно. Это был своего рода звёздный час императорской России. Это время было симбиозом брежневской стабильности и сталинской динамики! Унаследовав от отца страну в тяжелейшем состоянии, всего лишь за 13 лет своего царствования он передал своему сыну Николаю процветающую Россию. А тот не сумел её удержать и погиб сам, разрушив вековую империю и погубив всех своих невинных детей...

Русская история вновь повторялась. Император Александр I ничего не делал с растущим движением декабристов. Результатом стала попытка государственного переворота и планы истребления царской семьи. Потом резкое «закручивание гаек» предпринятое Николаем I, привело к тому, что все недовольные плавно переместились за рубеж, а подрывные издания типа герценовского «Колокола» печатались в Лондоне. В России антиправительственная деятельность была невозможна - жёсткий режим, установленный императором, чьё царствие едва не закончилось в первый же день, пресекал такие попытки на корню. Но он умер, и вот уже либеральный Александр II не мог решиться на решительные меры по борьбе с возникшим движением народовольцев. Прошло совсем немного времени, и он был ими убит после длинной череды безуспешных покушений. Не спасла его ни слава реформатора и либерала, ни отмена крепостного права. Потому, что результатом деятельности террористов должна была стать гибель монархии, страны и империи. Это цель - а убийство царя, лишь средство для дестабилизации обстановки. Однако, цареубийство не привело, к революционному восстанию. Оставалось надеяться на уступки молодого императора, его неопытность и простой человеческий страх. Поэтому, не успела кровь убитого царя засохнуть, как убийцы обратились к новому главе России ... с письмом, обращаясь к нему как к «гражданину и честному человеку». От имени Исполнительного комитета террористической организации «Народная воля», ему предлагалось, несмотря на «чувство личного озлобления» из-за гибели родного отца, объявить убийцам амнистию и созвать «представителей от всего русского народа для пересмотра существующих форм государственной и общественной жизни». Дальнейшая судьба страны зависела от действий нового царя.

Понимая, а скорее даже чувствуя, к чему приведут уступки Александр III начал своё царствие с бескомпромиссной борьбы с революционерами. Участвовавший в русско-турецкой войне император был вынужден уехать вместе с семьёй в Гатчинский дворец. «Я не боялся турецких пуль, и вот должен прятаться от революционного подполья в своей стране» - говорил он с раздражением. Но Александр III осознавал, что Российская Империя не должна подвергаться опасности потерять двух царей в течение одного года. Мы сможем понять его душевное состояние, прочитав письмо Константина Победоносцева воспитателя императора, адресованное ему самому через 10 дней после трагического начала его царствования:

«Именно в эти дни нет предосторожности, излишней для вас. Ради бога, примите во внимание нижеследующее:

1) Когда собираетесь ко сну, извольте запирать за собою дверь - не только в спальне, но и во всех следующих комнатах, вплоть до входной. Доверенный человек должен внимательно смотреть за замками и наблюдать, чтобы внутренние задвижки у створчатых дверей были задвинуты.

2) Непременно наблюдать каждый вечер, перед сном, целы ли проводники звонков. Их легко можно подрезать.

3) Наблюдать каждый вечер, осматривая под мебелью, всё ли в порядке.

4) Один из ваших адъютантов должен бы был ночевать вблизи от вас, в этих же комнатах.

5) Все ли надёжны люди, состоящие при вашем величестве. Если кто-нибудь был хоть немного сомнителен, можно найти предлог удалить его...».

В атмосфере удушающего ужаса и ожидания смерти, фактически под домашним арестом император терпеливо ждал, когда жандармы выйдут на след революционного подполья. И это произошло достаточно быстро. Участники убийства его отца были повешены, несмотря на возмущение «либеральной» общественности и письмо Льва Толстого с призывом о помиловании.

Страшный пример отца всегда стоял у него перед глазами. Все дальнейшие 13 лет пребывания у власти Александр III вёл постоянную борьбу с революционерами. Ему также удалось добиться практически полной ликвидации подрывной деятельности на территории России. Однако и здесь в столь щекотливом вопросе не было применено излишнего насилия. На самом деле малоизвестно, что в стране, которую за границей считали «тёмным царством», а революционеры называли «темницей народов», действовали весьма мягкие и гуманные законы. Возможно, даже чересчур мягкие. Россия была единственной страной, где смертная казнь вообще была отменена со времён императрицы Елизаветы Петровны! Она оставалась только в военных судах и для высших государственных преступлений. За весь XIX век число казнённых, если исключить оба польских восстания и нарушения воинской дисциплины, не составляло и ста человек. За царствование «реакционера» Александра III, кроме участников убийства его отца, казнены были только несколько человек, покушавшихся убить его самого. Один из них, был Александр Ульянов - брат Ленина. Сейчас мало кто знает, что даже в отношении государственных преступников император проявил человечность. Мать Ульянова написала царю прошение, прося о снисхождении. На этом листке Александр II начертал резолюцию: отвести нечастную женщину на свидание в камеру. А потом, учитывая и заслуги отца обвиняемого на ниве народного просвещения, помиловал преступника. Александр Ульянов отверг помилование и был повешен вместе с остальными преступниками во дворе Шлиссельбургской крепости...

Чтобы правильно оценить поступки нового русского императора нужно представить себе прагматичного человека, свободного от предрассудков и руководствовавшегося здравым смыслом. Это был «крепкий хозяйственник», простой русский дядька, больше похожий на своих подданных, чем на утончённых европеизированных предков. Огромный, как медведь, обладавший силой Геркулеса, император походил на мужика, своей крестьянской смекалкой, природным чутьём понимавший самые тонкие политические моменты. Ведь к роли монарха второго сына Александру II никто не готовил, царём должен был стать сего старший брат Николай. Его кончина от чахотки дала Александру Александровичу невесту, датскую принцессу Дагмар и право на русский трон. А затем последовала страшная смерть отца и его неожиданное вступление на престол...

Тем не менее, он быстро занял правильную позицию и направил страну по правильному курсу. Любивший на потеху сыну Николаю загибать в дугу кочергу, сгибать пальцами серебряный рубль или рвать руками целую колоду карт, в государственных делах проявлял Александр III такую же твёрдость. Решительно покончив с революционерами, точно также навёл порядок новый император и в финансовых делах страны. Последняя турецкая война расстроила русский денежный рынок и финансы и отдалила возможность установить правильную денежную систему. Александру III удалось поправить положение. Рубль превратился в самую устойчивую и солидную денежную единицу в мире.

Во всех сферах жизни, руководствуясь здравым смыслом, точно так же везде император имел успех. Укреплению экономики способствовало и повышение таможенных пошлин на ввозимые товары, что автоматически приводило к развитию производства внутри страны. Либерализм сменился протекционизмом: если в 1869-1876 гг. таможенная пошлина составляла в среднем 13 %, то с 1877 года она стала 16 %, с 1881 около 19 %, с 1885 года 28 %, а под конец царствия Александра III уже 33 %!

На развитие русской промышленности работал и проект Транссибирской железной дороги, осуществлённый именно в царствование Александра III. Теперь Сибирь и Дальний Восток были соединены с европейской частью страны. На дальнюю окраину империи можно было относительно быстро перебросить войска и грузы. Английские газеты с тревогой предрекали, что Сибирская дорога «сделает Россию самодовлеющим государством, для которого ни Дарданеллы, ни Суэц уже более не будут играть никакой роли, и даст ей экономическую самостоятельность, благодаря чему она достигнет могущества, подобного которого не снилось ещё ни одному государству». Даже сейчас эта магистраль, построенная в конце XIX века, остаётся главным связующим звеном между Европейской Россией, Сибирью, и Дальним Востоком.

Средством оживления экономики прагматичный император сделал и то, что, по мнению многих, может привести лишь к её стагнации. Военные расходы и перевооружение армии и флота при умном подходе для страны - великое благо. Черноморский флот России был уничтожен в Крымскую войну, Балтийский развивался слабыми темпами. Отсутствие сильного флота лишило Россию значительной части её великодержавного веса и доставляло немало неудобств в ходе последней войны с Турцией. Понимая, что без сильного флота империи быть не может, Александр III поручил морскому ведомству разработать комплексную программу судостроения на 1882-1900 гг., согласно которой предполагалось спустить на воду 16 эскадренных броненосцев, 13 крейсеров, 19 мореходных канонерских лодок и более 100 миноносцев. Был построен новый военный порт в Либаве и укреплены многие гавани. Естественно, что согласно здравому смыслу - этот военный заказ использовался для развития именно отечественной промышленности. Корабли строили русские инженеры, на русских заводах, из русских материалов. Водоизмещение русского военного флота к концу царствования достигало 300 тыс. тонн, что вновь вывело русский флот на третье место после Англии и Франции. И вызвало серьёзное беспокойство в Лондоне, всегда ревностно относившемся к развитию флота соперничающих с Англией держав.

А беспокоиться британцам было о чём! Уделяя большое внимание развитию морской мощи, не забывал император и о сухопутной армии. В период его царствования она увеличивалась и качественно и количественно. «Отечеству нашему, несомненно, нужна армия сильная и благоустроенная, стоящая на высоте современного развития военного дела, но не для агрессивных целей, а единственно для ограждения целостности и государственной чести России - писал император - Охраняя неоценимые блага мира, кои, я уповаю, с Божьею помощью, ещё надолго продлить для России, вооружённые силы её должны развиваться и совершенствоваться наравне с другими отраслями государственной жизни, не выходя из пределов тех средств, кои доставляются им увеличивающимся народонаселением и улучшающимися экономическими условиями».

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: