double arrow

ИСТОРИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИХ УЧЕНИЙ 7 страница


На престол вступил император Александр II. Смена власти во время войны ещё никогда и никому на пользу не шла. Новый глава государства должен был прямо с ходу решить задачу огромной сложности - не проиграть войну, которая уже давно шла совсем не по нашему сценарию. В варианте «союзников» в конце этого военного спектакля Россия должна была потерпеть сокрушительное поражение. И потому пока новый царь входит в курс дела, европейцы продолжают осаду. В марте вновь начинаются сильнейшие обстрелы Севастополя. Среди сотен жертв у нас снова убит адмирал - на этот раз адмирал Истомин. Вскоре огонь ещё больше усиливается - артиллерийская подготовка длится без перерыва десять дней, однако на приступ «союзники» так и не решаются.

В апреле на фронт прибывает новое подкрепление - 15 тыс. сардинских солдат. Хотя армия союзников тем временем выросла до 120 тыс. человек, англичан в ней было всего 15 тысяч. Как только жизнелюбивые британцы поняли, что на этой войне убивают по настоящему, их ряды стали стремительно сокращаться. Зато турок и французов, султан и Наполеон III наприсылали воевать за британские интересы с избытком! Численность же русских войск так быстро, как у противника, расти не может. Мы снова ведём войну на нескольких фронтах: на Кавказе с турками, там же против горских повстанцев. Серьёзный воинский контингент военное командование вынуждено держать в европейской части страны на случай враждебных действий Австрии. Таким образом, противник под Севастополем становился всё сильнее.




Пользуясь своим абсолютным господством, агрессоры начинают более активные действия. Англо-французский десант занимает Керчь и предпринимает ряд других десантных операций на Черноморском и Азовском побережьях. Войска «просвещённых» европейцев при этом вели себя совсем как «дикие» турки, не щадя мирных жителей, убивая и женщин и детей! Были разорены города Анапа, Бердянск, Мариуполь. Отвлекая, таким образом, русские силы, европейцы готовились к решительному штурму Севастополя. Испытывая любовь к памятным датам, Наполеон III повелел произвести его 6 июня - в годовщину битвы при Ватерлоо. Победа в этот день над русскими должна была символизировать новые отношения межу двумя европейскими странами и показать всему миру англо-французское братство по оружию. Приступ начался на рассвете. Наши войска отчаянно сопротивлялись и сумели его отразить.

Проходит более двух месяцев, пока 24 августа европейцы снова решаются атаковать город. Они начинают трёхдневный обстрел, затем опять следует штурм. Противник всюду отбит, однако французам удаётся захватить Малахов курган - ключ ко всей обороне. Несмотря на все попытки русских войск вернуть его, это не удаётся. Дальнейшая оборона Севастополя становиться практически невозможной. Русские войска покидают город, героически оборонявшийся почти год, взрывая укрепления и потопив последние остатки Черноморского флота. Падение Севастополя автоматически решило и участь всей кампании. Война плавно переросла в перемирие, а затем в январе 1856 года в Париже начались переговоры, завершившиеся подписанием позорного для нас мирного договора. Под предлогом «демилитаризации» Чёрного моря, России запрещалось иметь здесь военно-морской флот, строить крепости и военно-морские базы. Помимо того мы уступали Южную Бесарабию Молдавии и возвращали Турции всё завоёванное у неё на Кавказе. Русский протекторат над турецкими христианами, послуживший видимой причиной для втягивания нас в войну, был заменён общеевропейским. Это для того, чтобы впредь Россия не могла под тем же красивым предлогом вмешаться в турецкие дела. Свои задачи англичане решили: Россия была надолго отброшена от черноморских проливов, а общее ослабление страны не позволяло осуществлять дальнейшую экспансию в Средней Азии.



«Всю Россию охватил сифилис патриотизма!» А. И. Герцен, газета «Колокол», Лондон



Восточная война закончилась. Антирусская истерия, поднятая в «независимой» и «объективной» печати в Европе, понемногу сходила на убыль. Ещё раздавались призывы горячих голов в Англии продолжить войну, с тем, чтобы окончательно поставить Россию на колени, ещё лежали в лазаретах раненые солдаты и матросы Севастополя, а наши «союзники» спешили подвести итоги. Подведём их и мы.

Войну проиграла страна, сыгравшая решающую роль в победе над Наполеоном. Свой флот потеряла держава, ранее спасшая своих недругов от неминуемого распада и хаоса. Благодарность наших «союзников» была налицо. Вся внешняя политика России, все её действия оказались вредными, одной сплошной ошибкой и только потому, что русские императоры считали своих партнёров честными и благородными людьми. Со своим жертвенным, рыцарским пониманием монаршего и союзнического долга, они были подобны мальчугану, проявляющему благородство в драке с уличной шпаной, и получающему в ответ удар кастетом по голове. Благородство и бескорыстие в действиях государств являются даже не шагом, а просто таки прыжком к полному разгрому и уничтожению! Иной исход, кроме краха, такую политику ожидать не мог, что и случилось с николаевской Россией. Теперь пора было заканчивать думать о спасении всего человечества, наступала эра здорового прагматичного патриотизма. Эра императора Александра II.

Воспитанием будущего государя руководил боевой офицер и благодаря его обаянию мальчик полюбил смотры, парады и военные праздники не меньше чем его отец и дед. Правда, в историю нашей страны он войдёт как либерал и реформатор, ведь его образование не было однобоким: Александр II владел пятью языками, знал историю, географию, статистику, математику, естествознание, логику и философию. Именно отсутствие понимания логики действий своих «союзников» и погубило его отца - Николая I. Сын должен был действовать много тоньше и осторожнее.

Парижский мирный договор зафиксировал поражение России на бумаге. Однако не всё было так однозначно и война, вовсе не была для нашей страны безвозвратно проиграна. Боевые действия велись в Крыму и на Кавказе, которые являлись далёкой периферией, ни один важный жизненный центр нашей страны даже близко не подвергался военной опасности. Страшный призрак наполеоновской армии довлел не только над французами, но и над британцами. Именно поэтому все боевые действия в ту в ту войну велись на далёких русских окраинах, и никто из союзников не решился на движение вглубь этой «страшной» страны. За всю историю на этот отчаянный шаг решились лишь три смельчака-безумца: Карл XII, Наполеон и Гитлер. Всем им это вторжение стоило короны и, как следствие, - головы. Поэтому возьмём на себя смелость утверждать, что кабальный Парижский договор был подписан нами весьма поспешно. Однако судить и размышлять по прошествии столетий очень просто, гораздо сложнее принимать решения, находясь в самом гуще событий. Император Александр II Парижский мирный договор подписал, считая, что иного выхода у него нет. Но отдадим ему должное - сразу, после того как на этом документе высохли чернила, он повёл борьбу за его ликвидацию. Очистка Севастопольской бухты от затопленных русских кораблей заняла более десяти лет, освобождение от пут Парижского договора продлилось четырнадцать!

Прежде всего, предстояло быстро решить ряд внутриполитических задач. Новый император взял курс на проведение ряда реформ. Конечно же, самое известное его деяние - отмена крепостного права, которое произошло в 1861 году. Однако до этого на повестке дня стояло скорейшее и быстрейшее окончание Кавказской войны. Ещё на Парижской мирной конференции европейские делегации поднимали свой голос в защиту угнетаемых кавказских народов. Был даже сформирован, так называемый «Черкесский комитет» (именно черкесами в Европе называли всех горцев, противостоящих русским). Ситуация до боли знакомая и как две капли воды похожая на сегодняшнюю! Вспомним хотя бы европейский парламент, лорда Джадда и несостоявшуюся выдачу Ахмеда Закаева российской прокуратуре. Человеку, хоть мало-мальски знакомому с историей, заранее абсолютно понятно, что никакого Закаева нам никто никогда не отдаст. Иллюзии питает лишь наша Фемида, да и то, надеюсь, лишь по долгу службы.

Так или иначе, но войну с горцами надо было срочно заканчивать. Уместно вспомнить и о причинах её возникновения. Началась она вовсе не из-за русской агрессивности, а логично «вытекла» из вступления в состав России Грузии. Единственная дорога, ведущая в эту новообретённую область, шла через Кавказские горы. Чтобы контролировать Грузию, на которую претендовали и турки, надо было контролировать эту дорогу, позднее получившую название Военно-Грузинской, а шла она прямо по землям непокорных чеченцев и дагестанцев.

Они сопротивлялись уже на протяжении нескольких десятилетий. Лишь по окончании Крымской войны Александр II назначил главнокомандующим на Кавказе князя Барятинского, активно приступившего к решению проблемы. Вскоре под его командованием было взято село Ведено, что повлекло за собой подчинение почти всего Дагестана. Предводитель горцев, Шамиль со своими приверженцами удалился на неприступные высоты аула Гуниб, но был окружён. После решительного штурма он был вынужден сдаться. Пленение Шамиля стало коренным переломом в Кавказской войне - 21 мая 1864 года русский император получил телеграмму о полном покорении Западного Кавказа.

Первая внутренняя проблема была молодым русским императором успешно решена. Тем временем созревала новая беда, а точнее сказать «старая», но воссозданная заново уже самим Александром II. Вновь на повестке дня встал «польский вопрос». Либеральные устремления нового русского правительства сказались в отношении поляков широкой амнистией всем ссыльным и эмигрантам, участвовавшим в восстании 1831 года. Однако великодушие русского царя было воспринято, как проявление слабости власти. Вернувшиеся по амнистии революционеры вновь принялись за старое, образуя кадры будущих повстанцев. После Крымской кампании, неудачной для русских войск, среди поляков окрепла уверенность в том, что их восстание будет немедленно поддержано вооружённым вмешательством Франции, Англии и Австрии. Эта надежда и хорошее финансирование стремления поляков к самостоятельности, подготовили очередной польский мятеж!

Начался террор - убивали русских солдат, чиновников, при этом, естественно, гибло множество случайных жертв, самих мирных поляков. За 1859-1863 годы было совершено свыше 5 тыс. убийств. Великий князь Константин Николаевич, назначенный наместником в Варшаву, избегал крутых мер, и поэтому ситуация с каждым месяцем становилась всё более тяжёлой. Наконец на съезде тайной польской организации «Ржонда Народова» было решено перейти к решительным действиям. Сигналом к восстанию армию должен был послужить назначенный на январь 1863 года очередной рекрутский набор. В один день банды повстанцев одновременно напали на места дислокации русских войск и принялись резать не готовых и безоружных русских «оккупантов» прямо в казармах. Говоря сухим современным языком, было совершено, «несколько террористических актов, направленных на дестабилизацию обстановки». Однако русские войска достаточно быстро отбили все нападения, что вынудило поляков уйти в леса и начать партизанскую борьбу что, кстати, в корне отличает их действия от восстания 1831 года. Объявленная повстанцам всеобщая амнистия успеха не имела. Осознав, что «по-хорошему» поляки закончить мятеж не хотят, правительство дало добро на жёсткое подавление беспорядков.

Польский мятеж примечателен ещё и тем, что в нём впервые проявились будущие черты предательского поведения русских революционеров по отношению к своей стране. «Мы радовались каждому поражению Дибича, не верили неуспехам поляков» - писал Герцен в воспоминаниях о своих переживаниях во время первого польского восстания. Во время второго он уже в Лондоне, издаёт там газету «Колокол» и призывает европейцев к походу на ненавистную Россию. Герцен, продавший отечество за английские фунты, публиковал в своей газетёнке небылицы, создавая антирусские мифы и закладывая первые пропагандистские мины в здание Российской Империи. Обыватели Лондона и Парижа с удовольствием разглядывали картины очевидцев, на которых звероподобные казаки пронзали пиками польских младенцев...

В самый разгар мятежа послы Англии, Франции и Австрии обращаются к русскому правительству с заявлением, что надеются на скорое дарование прочного мира польскому народу. Это означает вмешательство во внутренние дела России и закамуфлированное предложение предоставить Польше независимость. Когда вместо этого русские войска приступают к жёсткому наведению порядка, дипломатический шантаж повторяется вновь. Англия требует созыва международной конференции по польскому вопросу. Отказ от неё грозит новой Крымской войной. Император Александр II на шантаж не поддаётся. В ноте британскому правительству говорится: «Перед своею верною армиею, борющеюся для восстановления порядка, перед мирным большинством поляков, страдающих от этих прискорбных смут, перед Россией, на которую они налагают тяжёлые пожертвования, государь император обязан принять энергичные меры, чтобы смуты эти прекратились. Как ни желательно немедленно остановить кровопролитие, но цель эта может быть достигнута в том только случае, если мятежники положат оружие, доверяясь милосердию государя. Всякая другая сделка была бы несовместна с достоинством нашего августейшего монарха и с чувствами русского народа».

Твёрдый ответ на попытки вмешательства приводит к всплеску патриотизма. Этот благородный порыв русских людей газета «Колокол» назовёт «сифилисом». Она с пеной у рта рассказывает о мифических зверствах русских солдат, забывая упоминать преступления польских повстанцев-партизан. Картинки со свирепыми монголоидными казаками тут очень кстати. Ведь поляки, якобы, сражаются за общеевропейское дело.

Стремясь получить максимальную поддержку западного сообщества, польские повстанческие лидеры ещё в 1830 году выпустили Манифест, в котором объявили целью своей борьбы вовсе не простое отделение от России. «Не допустить до Европы дикие орды Севера», «защитить права европейских народов» - вот для чего, оказывается, восстала польская шляхта. Русские - нецивилизованные азиаты, а убийство русских солдат - благородное праведное дело. Однако напрасно извергал чудовищную ложь «Колокол». Не оказав полякам никакой военной помощи, европейцы во главе с Англией лишь попытались оказать на Россию дипломатический нажим, потребовав прекращения боевых действий и многих других уступок. Однако, памятуя о своих потерях в последней войне, складывать головы своих солдат за польскую независимость никто не поспешил ...

Борьба продолжалась более года, пока, наконец, не были ликвидированы все повстанческие отряды. Решающую роль в этом сыграл генерал-губернатор М. Н. Муравьёв. Его быстрые и решительные меры были поддержаны всем русско-литовским населением края. Однако в историю благодаря герценовскому «Колоколу» он вошёл, как Муравьёв-вешатель, хотя по сравнению даже с самими повстанцами смотрелся весьма либерально. Конечно, польские эмигранты, Герцен и европейская печать кричали о «зверствах Муравьёва». На самом деле он казнил лишь террористов, захваченных на месте преступления, либо повстанцев, уличённых в зверстве над русскими ранеными.

О выколотых поляками глазах и отрезанных ушах, понятно, никто в Европе не писал, хотя, как и на всякой войне, обе стороны конфликта не были святы. Ведя, по сути, партизанскую борьбу, повстанцы убивали всех, кто, по их мнению, сотрудничал с оккупантами. Вспомните наш собственный опыт во время гитлеровского нашествия и тогда далёкая эпоха польского восстания станет понятнее и страшнее...

А факты, тем не менее, таковы: в Вильно Муравьёвым было казнено всего 40 человек, убивших куда больше мирных жителей. Сопоставить цифры очень легко. Когда через 60 лет, в 1924 году этот край отошёл к Польше, Виленский окружной суд в период с 1926 года по 1933 год (в мирное время!), приговорил к смертной казни около 100 человек, т. е. почти в два с половиной раза больше чем Муравьёв. И никто при этом о польском «варварстве» не кричал!

Надо отметить, что плохо вооружённые и отвратительно управляемые повстанцы понесли в войне огромные потери - около 30 тыс. человек. Русские потери - около 4 тыс. солдат и офицеров. С такими относительно малыми потерями нам удалось погасить очаг очередной смуты внутри страны. Показательно также и отношение царского командования к этой «операции»: боевых отличий воинским частям за усмирение мятежа не присуждалось! Политические же последствия были для поляков ещё более печальными: Царство Польское было наименовано Привислинским краем, а со сменой названия были упразднены последние остатки местной автономии.

Теперь главное внимание правительства было приковано к дипломатическому фронту. Решением внешнеполитических задач по поручению императора занялся министр иностранных дел князь А. М. Горчаков. Вскоре после своего назначения он направил российским дипломатическим представителям депешу, в которой были изложены основы внешней политики России на ближайшее время. Их смысл сводился к тому, что Россия на некоторое время воздерживается от активного участия в европейских делах, собираясь с силами после понесённых потерь. Одна из фраз депеши Горчакова стала знаменитой: «Говорят, Россия сердится. Нет, Россия не сердится, она сосредотачивается».

В циркуляре также говорилось, что Россия более не связывает себя прежними договорами и вправе действовать совершенно свободно. Наконец-то пелена «Священного союза» упала с русских глаз! Впервые Россия взглянула на мир «трезвыми» глазами и стала искать пути выхода из международной изоляции, куда она так неожиданно для себя попала. Действуя аккуратно и тонко, Россия всё время вставляла шпильки своим основным недругам и искала новых друзей. Во время Гражданской войны в США, Англия и Франция оказывали поддержку рабовладельческому Югу. Россия, в такой ситуации, напротив, выражала своё сочувствие борьбе Севера. В 1863 году две эскадры русского флота прибыли в Нью-Йорк и Сан-Франциско, где были восторженно встречены населением.

И хотя непосредственная цель экспедиции заключалась в возможной организации крейсерства в случае новой агрессии Англии и Франции против России (в связи с польским восстанием), тем не менее, президент Авраам Линкольн оценил проявленную поддержку. Для нас же дружба с молодой зарождающейся сверхдержавой могла хоть как-то уравновесить английскую и французскую «нелюбовь» к нам. Правда, даже они не могли себе представить, какие неожиданные плоды сорвёт Америка от дружеского расположения России. Чтобы не разбрасывать своих сил и округлить азиатскую границу, правительство решило отказаться от владений России в Северной Америке, и за денежное вознаграждение уступило их соединённым Северо-Американским Штатам. Сумма была для бюджета смешная - 7,2 млн. долларов, главное было заручиться дружбой и поддержкой заокеанской державы. С высоты века XXI, решение русского императора может показаться скоропалительным и поспешным. Но если вспомнить о подорванной военно-морской мощи России и, как следствие, невозможности удерживать эти области в случае конфликта с «союзниками», как начинаешь понимать царскую логику. Дело в том, что царствование Александра II дало нам огромные территориальные приобретения. Уже в то время Россия не могла всё это переварить!

По Айхунскому договору, заключённому с Китаем в 1857 году, к России отошёл весь левый берег Амура, а Пекинский договор 1860 года отдал нам и часть правого берега между рекой Уссури, Кореей и морем. С тех пор началось быстрое заселение Амурской области, стали возникать одно за другим различные поселения и даже города. И это ещё не всё: в 1875 году Япония уступила не принадлежавшую ещё России часть Сахалина взамен Курильских островов. Для освоения всего этого нужны были люди, средства и войска. До Америки всё это не доходило - ресурсов просто не хватало, а в случае войны англичане заполучили бы «русскую Америку» быстро и практически без борьбы. Отдавая Аляску американцам, мы сами получали с «паршивой американской овцы» клок шерсти, и, что самое главное не отдавали его британцам.

Враждебное отношение Англии требовало адекватного ответа и подсказывало образ действий русского правительства. В Чёрном море Россия была британцами заблокирована, мощный английский флот в случае конфликта мог достаточно легко закупорить нас и в Балтийском море. Таким образом, единственным местом, где Россия могла вплотную придвинуться к болевой точке туманного Альбиона, была Средняя Азия. За величественными минаретами среднеазиатских городов в синеватой дымке маячили горные вершины Афганистана, а за ними было рукой подать до снежных облаков Гималайских вершин и скрытых за ними долин Индостана. Конечно, угроза русского вторжения в главную жемчужину британской короны была фактором, стимулирующим враждебные действия Англии. Но одновременно это был и очень весомый и аргумент для того, чтобы английские войска больше никогда не высаживались на нашей земле ...

С 1860 года начинается, а точнее продолжается война на пути расширения Российской империи в Средней Азии. Войска под командованием генерала Черняева овладевают городом Чимкентом. Не обходится и без обычного русского разгильдяйства. Если захват Туркестана и Чимкента был санкционирован правительством, то весною 1865 года Черняев овладевает Ташкентом... по собственной инициативе. Взяв город, имевший до 30 тыс. защитников мы теряем всего 123 человека! Блестящая победа! А современник пишет об этом в своём дневнике: «Ташкент взят генералом Черняевым. Никто не знает, почему и для чего...».

Вслед за Кокандом покорилась Бухара, а за ней уступила силе русского оружия и Хива. Хивинский хан признал себя «покорным слугой» русского царя, освободил всех невольников в пределах своей страны и уступил России все земли на правом берегу Аму-Дарьи. Надо отметить, что, подчиняя своему влиянию среднеазиатские государства, Россия оставляла этим ханствам полную внутреннюю самостоятельность, требуя лишь признания своего протектората, уступки некоторых важных в стратегическом отношении областей и пунктов и прекращения работорговли. Однако, как и в случае с Польшей русское великодушие было принято за проявление слабости - в покорённых областях начали вспыхивать восстания. После их подавления Кокандское ханство перестало существовать, и было присоединено к России под наименованием Ферганской области.

Но все эти успехи не приближали Россию к решению своей основной внешнеполитической задачи - преодоления последствий Парижского мира. Для этого русскому правительству удалось использовать излюбленный метод англичан - таскать каштаны из огня чужими руками. Насколько сплочёнными выступали европейские державы против России, настолько же враждебными они были по отношению друг к другу. Не прошло и нескольких лет, как они снова начали воевать между собой. Сначала итальянцы при помощи французов освободили Италию от австрийского ига. Затем правительство Наполеона III, столкнувшееся с целым рядом внутриполитических и экономических трудностей стало искать пути их решения в маленькой победоносной войне. Сначала выходом из тупика французскому императору показалась Мексика, куда он и отправил войска для превращения этой страны в свою колонию. Однако эту шестилетнюю экспедицию постиг бесславный конец. Наполеон III вновь оглядывался вокруг в поисках объекта победоносной войны. И такую возможность история ему дала. Правда, с небольшой корректировкой: война была - но отнюдь не успешная. Поражение в ней стоило императору короны, зато России помогло решить свою основную внешнеполитическую задачу.

В сентябре 1862 года главой прусского правительства становится Отто фон Бисмарк, решительный сторонник германского объединения. Естественно, что его стремление к созданию сильного немецкого государства восторгов у соседей Пруссии не вызывало и привело к целой серии войн. Начал Бисмарк с маленькой Дании, разгромив которую в 1864 году, присоединил Шлезвиг-Гольштейн (та самая Голштиния!) и Лауэнбург. Через два года настала очередь Австрии, столь уютно чувствовавшей себя в окружении германских государств-карликов. После победы в этой войне Бисмарк создал Северо-Германский союз, в который, наряду с Пруссией входило ещё около тридцати немецких «гигантов». Все они образовали единую территорию с общими законами, передав внешнюю и военную политику союза в руки прусского короля, который объявлялся его президентом. С южно-германскими государствами вскоре также был заключён таможенный и военный союз. Германия семимильными шагами шла к своему объединению.

Для Франции, всеми силами на протяжении своей истории содействовавшей немецкой раздроблённости, это было весьма опасно. Поэтому, не дожидаясь окончательного объединения соседей, в 1870 году Франция объявила Пруссии войну. В качестве предлога император Луи Наполеон выбрал весьма экстравагантный предлог. В результате вспыхнувшей в 1868 году в Испании революции, династия Бурбонов была низложена. Однако дальнейший ход событий привёл к тому, что испанцы вновь захотели монархии. По решению парламента на трон пригласили прусского принца Леопольда Гогенцоллерна. В ответ во французских газетах разразилась буря. Французское правительство выразило официальный протест Пруссии. В ответ прусский король заявил, что поскольку он сам не домогался этой короны для своего родственника, то не может ему запретить, ни принять её, ни отказаться. Однако кандидатура немецкого принца всё же была снята.

Но Наполеон III не хотел лишаться такого хорошего повода, нанести удар по растущему конкуренту. Поэтому Франция потребовала у прусского короля Вильгельма дать формальное обязательство, что он запретит принцу Леопольду принять испанский престол, если ему когда-нибудь снова предложат это! Это было унизительно, да, в принципе, и невозможно.

Французский император ликовал - началась война. Сбылось и заветное желание прусского канцлера Бисмарка - битва за создание сильной и могучей Германии началась, и кроме всего прочего он выглядел в ней защищающейся стороной. В Петербурге ликовали не меньше - вновь складывалась та, самая удачная из всех возможных, ситуация, когда во время большой европейской войны всем сверхдержавам было не до нас. Внимание Англии и Австрии было приковано к конфликту, а Пруссия и Франция вели боевые действия. Горчаков счёл этот период наиболее благоприятным для отмены унизительных условий Парижского мира. 19 октября 1870 года российским представителям во всех крупных европейских странах был направлен циркуляр. В нём сообщалось, что Россия больше не считает себя связанной статьями Парижского мирного договора, ограничившими её суверенные права на Чёрном море. Реакции на этот смелый дипломатический демарш не было никакой - всем пришлось с улыбкой проглотить горькую русскую пилюлю.

Французы теперь расплачивались за русских солдат убитых под стенами Севастополя: несмотря на нейтралитет, в германской армии были русские советники, работали наши военные госпитали. Александр II посылал прусскому королю Вильгельму поздравительные телеграммы и георгиевские кресты мешками. Из Парижа напрасно обращали к русскому императору свои мольбы. Когда французское правительство заявило протест против обстрела немцами Парижа, указывая, что «это возвращение к варварству, которое должно вызвать общее негодование со стороны цивилизованных правительств и народов», Александр II написал на телеграмме: «А Кремль, который они взорвали!».

Тем временем ход франко-прусской войны складывался удачно для нас - побеждали пруссаки. Под Седаном они взяли в плен целую армию во главе с самим Наполеоном III. В ответ на военное поражение в Париже вспыхнула революция, император был низложен, а во Франции объявлена республика. Наполеон III отправится в ссылку - опять, естественно, в Англию. Тогда же во французской столице образовалась Парижская коммуна - первое коммунистическое образование в истории, жестоко расстрелянное правительственными войсками. После чего Наполеон III решил, что ему можно вернуться. Правда, после перенесённого поражения он должен вернуться бодрым и здоровым. Страдающий от камня в мочевом пузыре экс-император соглашается на операцию по его удалению и умирает на операционном столе ...

Но, чем сложнее была европейская ситуация, тем легче проходила юридическая фиксация смелого дипломатического хода России. По окончании Лондонской конференции, созванной Бисмарком, была подписана конвенция, согласно которой наша страна вновь могла содержать на Чёрном море флот и строить военные базы.

В Европе результат франко-прусской войны в корне изменил всю ситуацию. Победители немцы присоединили к себе две французские провинции Эльзас и Лотарингию. Прусский король принял титул германского кайзера, тем самым громогласно объявив о появлении в Европе Германской империи. Ну, а в Петербурге Александр II мог с чистой совестью чокнуться с канцлером Горчаковым бокалом шампанского. Россия вновь появилась на мировой арене во всём блеске своей имперской мощи, сумев к своей выгоде использовать сложившуюся ситуацию. Вскоре между Россией, Германией и Австрией был заключён и союзный договор.

Внутри России в это же время продолжались реформы. В 1873 году, в частности, была проведена военная реформа и введена всеобщая воинская повинность. Ситуация с призывом тогда в корне отличалась от сегодняшней: количество новобранцев необходимых для армии было значительно меньше общего числа призывников, и поэтому тех кому предстояло служить, определял жребий. К сожалению, эффективность этих преобразований пришлось проверять в деле уже через два года. Двадцатилетний период мирного сосуществования (а если быть точным до конца, то малых локальных войн) России подошёл к концу. В очередной раз нашим противником становилась Турция, слабеющая, но ещё достаточно сильная, чтобы попытаться удержать свои европейские владения.

В 1874 году вспыхнуло восстание в Боснии и Герцеговине. Чтобы успокоить восставших, представители России, Германии и Австро-Венгрии составили в Берлине программу реформ для Турции. Но турки, опираясь на поддержку Англии, отвергли эту программу. Британия видела в разжигании военного пожара на Балканах возможность отвлечения России от дел в Средней Азии, и в который раз финансировала несговорчивость и неуступчивость турок. Английским дипломатом удалось разжечь конфликт: на помощь повстанцам пришли Сербия и Черногория, вступившие в открытую войну с Турцией. Начались волнения и в Болгарии. Здесь турки стали поселять горцев бежавших от России с Кавказа. Привыкшие ещё на родине жить грабежом и разбоем они стали тем же самым заниматься и в новом месте проживания, заставляя болгар их работать на себя, как рабов. В ответ крестьяне взялись за оружие, а горцы принялись почти поголовно вырезать болгарские сёла. Расследование, предпринятое французским посланником, показало, что в течение трёх месяцев погибло 20 тыс. христиан. Вся Европа была охвачена негодованием, однако вместо того чтобы надавить на Стамбул и потребовать прекращения зверств, в Париже и Лондоне продолжали лишь «искренне возмущаться» действиями турецких войск. «Английская политика на Ближнем Востоке не должна изменяться в зависимости от того, будет ли убито 10 или 20 тысяч болгар» - писал в Лондон британский посол в Стамбуле Элиот.







Сейчас читают про: