double arrow

ИСТОРИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИХ УЧЕНИЙ 10 страница


И тут грянули события в Болгарии. В 1881 году к власти в Болгарии пришли сторонники германской ориентации, а в ноябре 1886 году Россия разорвала дипломатические отношения с Болгарией. Основную скрипку в болгарских переворотах играли австрийцы, а немцы оказывали им поддержку по принципу национальной идентичности. Всё это подрывало отношения между странами. В 1887 году «Союз трёх императоров» распался, однако вместо этого Россия заключила с Германией, так называемый «перестраховочный» договор. Секретный договор сроком на три года предусматривал нейтралитет России в случае нападения Франции на Германию и нейтралитет Германии в случае нападения Австро-Венгрии на Россию. Однако вариант удара Германии по Франции в условиях не значился, что вызывало желание Германии пересмотреть их. Верный своей политике миротворчества Александр III отказывался давать гарантии нейтралитета России в случае нападения немцев на Францию. Единственным мотивом его было желание предотвратить военный разгром Парижа, обусловленная нежеланием войны, как таковой, а не особо трепетное отношение к стране вина и сыра. Он был уверен, что в Европе воцарится продолжительный мир, если Россия морально поддержит Французскую республику, предостерегая, таким образом, Германию от агрессивности. Однако для Берлина окончательный разгром Франции являлся главенствующей внешнеполитической линией. Только ослабленная страна перестанет думать о реванше и возвращении аннексированных немцами Эльзасе и Лотарингии.




Отношения между Германией и Россией стали ухудшаться. Имея экономический рычаг воздействия на Петербург, Бисмарк не преминул им воспользоваться. Он запретил Германскому банку выдавать ссуды под залог русских государственных бумаг. Одновременно в германской прессе началась кампания, целью которой была дискредитация русских финансов и экономического положения России вообще. Вследствие этого, русские ценные бумаги начали быстро падать в цене на германском денежном рынке. Началась и таможенная война. Россия повысила пошлины на ввоз товаров из Германии, а Германия - на ввоз российской продукции. В 1890 году новый германский канцлер Каприви не стал продлевать «перестраховочный» договор. Одновременно началось сближение Германии с Англией. Со стороны Британии это был блеф - главная задача англичан была постоянной и не менялась уже около 300 лет: поссорить между собой своих главных конкурентов. С учётом бурного роста германской экономики, «немецкая опасность» стала стремительно догонять для британцев опасность «русскую». Союз Германии и России мог поставить крест на вековой империи англичан.

Их ответом на опасность, как всегда, стали политические интриги. Новая политическая конфигурация выглядит для России неприятной. Возобновлён Тройственный союз, имеется информация о тайном присоединении к нему Англии. В это же время Германия и Австро-Венгрия пытались установить более тесные отношения с Турцией. Таким образом, в случае новой русско-турецкой войны, мы могли увидеть картину времён Крымской кампании: английский десант, помноженный на австрийскую активность в нашем тылу. Чтобы как-то уравновесить чашу весов, царь идёт на начало активных дипломатических контактов с Францией. Парижские деятели давно делали прозрачные намёки о желательности сближения двух стран. Для Франции это возможность преодолеть германские путы, связывающие её со всех сторон. Так это выглядело из Петербурга. Теперь с высоты прошедшего времени, становится ясно, что неожиданная любовь англичан к Германии, а французов к России была тщательно продуманной комбинацией по разведению русских и немцев в рамки двух противостоящих военных блоков. Вспомним, что уже со времени Наполеона III, Франция лишилась своего дипломатического суверенитета и послушно выполняла волю английского кабинета. Вот и сейчас Франция всячески демонстрирует России своё дружелюбие.



Так и случилось, что русский монарх, бывший воплощением здравого смысла, согласился на союз с Францией. Однако большинство историков (особенно французских) описывают дальнейшие события лживо. Ложь эта ветвиста и многогранна:



- якобы русский император боялся Германию;

- якобы он очень любил Францию;

- якобы он этого союза очень сильно хотел и в действительности собирался воевать с Германией в случае франко-германского конфликта.

Вся эта неправда, нагромождённая на историю создания и дальнейшее развитие франко-русского союза, призвана прикрыть дальнейшие события, приведшие Российскую империю к уничтожению. Вся эта неправда призвана спрятать истинных виновников нашей катастрофы. Заключая империю Александра III в объятия, Франция искреннее хотела лишь одного - чтобы русские солдаты умирали на полях сражения за французские интересы. Но мы помним, что именно этот русский император, отличался тем, что отказывался лить воду на чужую мельницу. Неужели он изменил самому себе? Нет, прагматичный царь, заключал союз, полезный ему в данное конкретное время. Кроме того, он вкладывал в него совсем другой смысл, нежели приписывающие ему любовь к парижанам, историки.

Однако история наука точная. Обратимся к датам, и нам всё станет значительно понятнее. Александр III вступил на престол в день смерти отца - 1-го марта 1881 года. Первые попытки французов начать переговоры о союзе и начало положительной реакции на них русских властей относятся к началу 1891 года. Между этими двумя датами 10 лет. За этот промежуток англичане почувствовали железную волю нового главы России и убедились, в том, насколько серьёзный соперник возглавил страну - их главного геополитического соперника. В 1885 году происходит инцидент с отрядом полковника Комарова на русско-афганской границе: Англия и Россия балансируют на грани войны. Вооружённого конфликта не будет, но британская разведка примет решительные действия для ликвидации опасного соперника. Пройдёт около двух лет и 1-го марта 1887 года произойдёт попытка убийства, благодаря которому Александр Ульянов взойдёт на эшафот. Сейчас уже мало кто помнит, за что были повешены он и его подельники. «Борцы за свободу» планировали во время проезда царского кортежа по Невскому проспекту взорвать несколько бомб. Чтобы эффект от взрывов был больше - взрывные устройства нафаршировали металлическими изделиями. По тому же принципу современные террористы делают пояса шахидов. Однако народовольцы по степени кровожадности и изощрённости дадут фору любому современному злодею. Чтобы успех покушения не вызывал успеха - в бомбу добавляется цианистый калий! Полиция задержала террористов буквально в последний момент...

Другое покушение на императора до сих пор в историографии считается несчастным случаем, хотя имеется большое количество фактов, говорящих об обратном. После неудавшегося покушения пройдёт ещё чуть более года, и 17 октября 1888 года у станции Борки под Харьковом царский поезд потерпит крушение. Вагон, в котором ехала императорская семья, сошёл с рельс и оказался полностью разбит. От жуткого удара вагон соскочил с тележек, пол его оказался на земле, стены разрушились, вмиг убив лакеев, а крыша стала оседать, грозя убить всех оставшихся в вагоне. Александр III, словно сказочный богатырь, удержит её на своих плечах, давая возможность близким выбраться из-под обломков. Российская печать использует этот случай для увеличения популярности монарха. Когда император вернётся в Петербург, восхищённые его поведением студенты пронесут «реакционера» часть пути до дворца на руках.

Чудом никто из венценосной семьи не пострадал. Официальная версия крушения - превышение скорости поезда по приказу императора, любившего быструю езду. Тот факт, что крушение поезда было террористическим актом, прояснится гораздо позднее - уже после смерти Александра III.

Владимир Александрович Сухомлинов, военный министр России в 1909-1915 годах напишет в своих мемуарах: «Крушение поезда приписывалось неисправности железнодорожного пути и министру путей сообщения пришлось покинуть пост; впоследствии же, значительно позднее, выяснилось, что это было делом рук революционных организаций».

Высокий пост, который занимал генерал Сухомлинов, давал ему возможность получать самую полную информацию. Далее он рассказывает интересную историю, как открылась правда о катастрофе у станции Борки. Один из руководителей политического сыска в России, по фамилии Сильвестров вышел в отставку. Проживая в Париже, он продолжал заниматься любимым делом - следить за революционерами, за что был ими застрелен прямо у себя дома. Французская полиция собрала все бумаги одинокого русского генерала и отправила их в Петербург. При их разборе нашли множество фотографий. На одной из них, полицейские случайно узнали человека, поступившего на царскую службу поварёнком и исчезнувшего на станции, предшествующей катастрофе.

«Поставив адскую машину над осью вагона рядом со столовой, он покинул поезд, что и выяснилось после крушения, когда стали проверять, все ли на месте и нет ли кого-нибудь под вагонами» - заканчивает свой рассказ генерал Сухомлинов. То же самое говорит и Великий князь Александр Михайлович Романов в своих «Воспоминаниях». Саму катастрофу он называет «покушением революционеров на императорский поезд». А ведь Великий князь знает, что говорит - он был женат на дочери Александра III Ксении и был близким другом его сына - будущего императора Николая II.

Любопытно, что революционеры, всегда заявлявшие о любой попытке убить царских особ, постоянно делая себе рекламу, молчали об этом случае. Ни один из них не пишет об этой катастрофе, как о действии своих товарищей или себя самого. Наоборот, каждый убеждён, что поезд сошёл с рельс самостоятельно. Да, и правда - ведь революционного подполья в стране уже не было. «Варварская реакция восьмидесятых годов сделала революционную работу в России практически невозможной» - пишет в своих мемуарах основатель партии эсеров, «бабушка» русской революции Брешко-Брешковская.

Ей вторит на страницах своего дневника будущий министр иностранных дел России В. Н. Ламздорф: «Полицейские репрессии таковы, что на днях несколько студентов и слушальниц высших женских курсов были высланы из столицы только за то, что шли с венком в погребальной процессии либерального писателя Щелгунова».

Видимо, британская разведка привлекла к этому делу особо засекреченных агентов. Живой император Александр III не позволял Великобритании расширять и углублять свою империю. При этом он прекрасно осознавал, кто является для его империи главным противником на мировой арене. Русский посол в Лондоне Стааль, рассказывая в депеше о составе политических эмигрантов в Соединённом королевстве, в заключении выражает надежду, что «наступит день, когда более правильная оценка общей опасности закроет и это последнее убежище для зловещих заговорщиков, являющихся позором для человечества на исходе нынешнего века». Даже в наши дни все противники и изгои современной нам России, все её недруги и террористы находят на берегах Темзы радушный приём. Не питал иллюзий и император Александр III, написав на полях доклада: «Не думаю, чтоб от Англии можно было бы этого ожидать».

И вот только после этих двух попыток убийства французские дипломаты начали свой танец по соблазнению России. В начале июня 1890 года, через 3 месяца после отставки Бисмарка, Германия отказалась от возобновления «договора о перестраховке». Демонстративное заигрывание членов Тройственного союза, с Англией только усиливало опасения русского правительства. В июле 1891 года французская эскадра прибыла с дружественным визитом в Кронштадт, а русский самодержец, к изумлению своих приближённых, сняв шапку, молча прослушал исполнение «Марсельезы» - французского гимна. Затем, русское правительство и правительство Франции договорились о заключении франко-русского консультативного пакта. Об отношении русского императора к Франции лучше всего говорит пометка на докладе министра иностранных дел Гирса от 6(18) февраля 1891 года. В нём говорилось об освобождении одного революционера замешанного в покушениях на Александр II французским судом в «качестве человеколюбивого поступка». «Для таких скотов стоит того» - пишет император на полях...

Однако по поводу французских заигрываний царь соглашается с предложением министра Гирса «не доверяя слепо дружеским заверениям и шумным проявлениям симпатии» надо сохранить «наилучшие отношения с французским правительством ... и в то же время не связывать себя никаким формальным соглашением или писаным договором». Чтобы понять степень «серьёзности» франко-русского консультативного пакта его надо просто почитать. Сэкономить время нам поможет цитата русского премьер-министра Витте: «Итак, политическое соглашение было достигнуто между двумя странами в августе 1891 года. Оно предусматривало „утверждение сердечного согласия“, между двумя государствами, консультации в случае угрозы миру и обязательства договориться о совместных мерах защиты и возможного контрнаступления».

Иными словами, Россия и Франция всего лишь договорились в случае подготовки войны между ними и Германией консультироваться и начать переговоры о возможных совместных действиях! Говоря человеческим языком - не договорились ни о чём! Зачем же надо заключать такие пустые договоры? Каждая из сторон ловила свою выгоду. Французы начали трубить о наличии договорённости в надежде окончательно поссорить Россию с Германией. Любой, самый паршивенький договор для них лишь первая ступенька в будущей лестнице, ведущей к Первой мировой войне и заветному реваншу. У русского руководства свой резон. Дело в том, что все соглашения франко-русских переговоров были строго секретными, и правительство Александра III даже специально предупреждала французскую сторону, что в случае утечки оно будет считать союз несуществующим. Следовательно, немцы точно не будут знать о содержании документов. Они не знают, что такой убогий договор ничего не стоит. Это может вызвать серьёзное беспокойство в Берлине и усилить желание немцев вновь подружиться с нами. Таким образом, русско-французский союз был нужен для предотвращения агрессии Германии против Франции и против нас самих. В 1890 году, как раз накануне сближения Петербурга и Парижа, Англия уступила немцам остров Гельголанд в Северном море, запиравший немецкий флот в своих бухтах, в обмен на Уганду, Виту и Занзибар. Это очень тревожный признак. Англичане ведь всегда убирали конкурентов чужими руками. Вот и сейчас, похоже, начинают подталкивать Германию напасть на Россию. Поэтому и основное назначение договора с Францией - это обратить внимание Германии на Россию. Показать ей гибельность выбранной новым кайзером Вильгельмом политики. Русско-французский пакт нужен был Александру III не сам по себе, а лишь как средство давления на немецкое руководство. Вот отсюда и появляются тайные договоры «не о чём».

Прагматичный до мозга костей император, готов подписать ни к чему его не обязывающий документ, если этого так хочет французская сторона. Почему? Да просто потому, что с момента, когда Германия прикрыла свои финансовые рынки, с 1887 года Россия стала регулярно получать займы от парижских банкиров. В обстановке постоянного дефицита кредита внутри России, французский капитал становился одним из главных источников финансирования. Хотят кредиторы такой договор - чего ж не подписать, пусть им просто будет приятно...

Однако Германия продолжает сближение с англичанами, и в этой обстановке царь начинает понемногу уступать напору французской дипломатии, страстно желающей подписать что-нибудь более весомое. Дело в том, что сам факт консультаций России и Франции вовсе не гарантировал наше вступление в борьбу за чужие интересы. Уж больно прагматичен был император Александр III. Он мог подписать что угодно и с кем угодно, но выполнять собирался только те документы, что были выгодны его державе! В марте 1892 года, когда генеральные штабы двух держав обсуждали цифры и подробности возможного военного альянса, французы предложили России выставить против Германии армию в 800 тыс. солдат. В ответ на это император предложил заявить Франции, что «в принципе мы соглашаемся на его предложение, сохраняя за собой, однако, право не присоединяться к военным действиям вплоть до того момента, когда мы найдём это удобным». В общем, мы, конечно, ваши союзники, дорогие французы, но воевать с немцами за вас не будем. Может как-нибудь потом, «когда мы найдём это удобным» - в таком варианте этот союз был для России не опасен.

Французы начинают нервничать. Только после годичных проволочек вызванных русской стороной, 5(17) августа 1892 года на свет появился Проект военной конвенции. Это был уже серьёзный документ. «Если Франция подвергнется нападению со стороны Германии или Италии, поддержанной Германией, Россия употребит все войска, какими она может располагать для нападения на Германию. Если Россия подвергнется нападению Германии или Австрии, поддержанной Германией, Франция употребит все войска, какими может располагать для нападения на Германию» - гласил он. Об этом вы можете прочитать в любой книге. Всё, казалось бы, ясно, царь сделал свой выбор и у России появился союзник. Нет, не спешите. О главном в книгах не напишут, иначе вся идиллия франко-русского согласия покажется вымученной и странной.

Чтобы конвенция вступила в силу, монарх должен был её ратифицировать. Вот об этом историки говорить очень не любят. Им ведь никак не объяснить, почему так «желавший» франко-русского союза император, не подписывал его основополагающий документ. Александр III тянул с подписанием военной конвенции почти полтора года! Без видимых к тому причин, без объяснений. Просто - думал. Может, что-то чувствовал, но, скорее всего, просто свободно маневрировал на политическом поле Европы.

И, наконец русский царь принял решение.

Письмо министра иностранных дел России Гирса послу Франции в С.-Петербурге Монтебелло.

«Изучив по высочайшему повелению проект военной конвенции, выработанный русским и французским генеральными штабами в августе 1892 года, и представив мои соображения императору, я считаю долгом сообщить вашему превосходительству, что текст этого соглашения в том виде, как он был в принципе одобрен его величеством и подписан генерал-адъютантом Обручевым и дивизионным генералом Буадефром, отныне может рассматриваться, как окончательно принятый в его настоящей форме. Оба генеральных штаба будут иметь, таким образом, возможность периодически сговариваться и обоюдно обмениваться полезными сведениями. С.-Петербург, 15/27 декабря 1893 г».

Заждавшиеся французы с ответом не медлили.

Письмо посла Франции в Петербурге Монтебелло министру иностранных дел России Гирсу.

«Я получил письмо, которое Ваше превосходительство соблаговолили адресовать мне 15/27 декабря 1893 г. и которым Вы извещаете меня о том, что, изучив по высочайшему повелению проект военной конвенции, выработанной русским и французским генеральными штабами, и доложив императору все свои соображения, Вы сочли долгом уведомить меня, что это соглашение, в том виде, как оно было в принципе одобрено его величеством и как его подписали в августе 1892 года уполномоченные для этой цели правительствами соответствующие представители сторон: - генерал-адъютант Обручев и дивизионный генерал Буадефр, может отныне рассматриваться как окончательно принятое. Я поспешил известить об этом решении своё правительство, и я уполномочен заявить Вашему превосходительству, с просьбой довести это решение до сведения е. в. императора, что президент Республики и французское правительство также рассматривают вышеупомянутую военную конвенцию, текст которой одобрен той и другой стороной, как подлежащую выполнению. В силу этого соглашения оба генеральных штаба теперь будут иметь возможность периодически сговариваться и обоюдно обмениваться полезными сведениями. С.-Петербург, 23 декабря 1893 г./4 января 1894 г.».

Вот так у России появился новый «союзник». Этот союз окажется самым страшным - Российская империя его не переживёт. Однако пока у руля государства стоял прагматичный миротворец Александр III, ничего страшного бы не произошло. «Если бы он остался бы долее у власти, он с негодованием отверг бы роль франко-английского шарового катка, сглаживающего малейшую неровность на их пути, каковая роль была навязана России в 1914 году» - пишет в своих мемуарах его зять Великий князь Александр Михайлович.

Вот мы и подошли к роковому моменту в русской истории. Остановимся на минутку, переведём дух. Прокатимся лучше на парижском речном трамвайчике по Сене. Билет стоит всего пять евро. Красиво, интересно. Экскурсия на русском языке доходчиво расскажет обо всех прелестях французской столицы. В их числе и самый красивый парижский мост - Александра III с золочёными скульптурами на колоннах. Построен он в честь заключения союза между Россией и Францией. Посередине моста с обеих сторон над Сеной нависли нимфы, держащие русский герб. Герб - это всё, что осталось от великой империи...

Подробная история гибели старой России в результате организованной англичанами Первой мировой войны, Февральской и Октябрьской революций подробно разбирается в моей книге «Кто убил Российскую империю?». Дальнейшие события страшной русской междоусобицы, ставшей логичным продолжением британского плана, описаны мной в другой работе «Кто добил Россию? Мифы и правда Гражданской войны». Потому не будет голословным заявление, что Россия погибла, вступив в союз с Францией, так как затем через него была втянута в «дружбу» и со своим злейшим врагом – Англией...

Страшно стоять на рубеже, отделяющем расцвет твоей Родины, от её безвременной гибели. Российская империя погибла в 1917-м году, но все предпосылки к гибели заложил император Александр III в конце 1893 года, подписав франко-русский союз.

Но, мы не можем его в этом винить...

Не любят историки цитировать документы, любят просто пересказывать их суть. А мы уже знаем, что самое важное для понимания причин и следствий мировых катаклизмов и политических потрясений политики и дипломаты всегда пишут в приложениях, протоколах или в последнем пункте договора. Мелким шрифтом, желательно между строк...

Вот и военная конвенция с Францией состояла из семи пунктов. Шестой её пункт гласил: «Настоящая конвенция будет иметь силу в течение того же срока, что и Тройственный союз». Прекратит Германия вести не слишком дружественную России политику, автоматически придёт конец и нашей «дружбе» с французами. Так мыслил император. А пока Германия и Англия активно демонстрируют признаки взаимной симпатии, пока существует опасность натравливания британцами немецкого рейха на Россию, пусть будет франко-русский союз. Ведь все его обязательства действуют лишь, если Франция или мы сами повергнемся нападению. Его вероятность снизится, если агрессору понадобится атаковать две державы вместо одной. Не забудем, что во время царствования Александра III не случилось ни одной европейской войны. Именно он своей политикой не давал её развязать и собирался делать это впредь. Он собирался долго жить, заключать новые договора, строить новые союзы. Он мог подписать любой документ, но втянуть себя в авантюру за чужие интересы никогда бы не дал.

Это и было главной ошибкой императора-миротворца. Ведь теперь главным условием осуществления планов Англии и гибели Российской империи становилась его собственная смерть!

А он умирать не собирался - 48 лет от роду, могучий и здоровый. Александр III чувствовал себя так уверенно и хорошо, что даже не спешил готовить себе смену. Наследника не торопился обучать тяжкому ремеслу управления империей. «Он даже не разрешал Ники присутствовать на заседаниях Государственного Совета вплоть до 1893 года. Почему, не могу вам объяснить, - вспоминает дочь императора Ольга Александровна - Но промах был допущен. Я знаю, Папа не любил, чтобы государственные дела как - то мешали нашим семейным отношениям, но ведь, в конце концов, Ники был его наследником. И какой страшной ценой пришлось платить за этот пробел! Конечно, мой отец, который всегда отличался богатырским здоровьем, не мог даже представить себе, что конец его наступит так рано... И, всё же ошибка была совершена».

Долгую жизнь отмерил себе император Александр III. Тут и начались чудеса....

Вспомним дату окончательного утверждения франко-русской военной конвенции: 23 декабря 1893 года (по старому стилю) - 4 января 1894 года (по новому). Так вот сразу после подписания этого документа царь заболел! Первый диагноз был - инфлюэнца (грипп). 16 января 1894 года Константин Победоносцев писал, что его ученик почувствовал себя нехорошо с самого Рождества. Подписав франко-русский договор 4 января, - сразу после этого, 7-го, в Рождество император уже слёг. Улавливаете связь?

А дальше... дальше разобраться очень сложно. Если посмотрите пять книг, посвящённых этому периоду, то вы найдёте пять вариантов дальнейшего течения болезни царя. Будет путаница во всём: в хронологии, во времени приезда лечивших Александра врачей. Каждый автор, словно доктор, поставит свой диагноз заболевшему императору. И это странно, ведь болезнь государственного лица такого уровня важное государственное дело. А, заболев в январе, гигант император так уже и не поправился. Нет, он не лежал в постели оставшиеся десять месяцев до своей кончины, но странным образом, он не смог пережить подписанный им договор. Потом будет диагноз - нефрит почек. А чтобы никто не сомневался, пойдёт гулять по «исторически достоверным» романам и книгам история о легендарном пьянстве царя. Ни один мемуарист об этом не напишет, никаких источников достоверно утверждавших нам, что государь был алкоголиком, нет. Как нет свидетельств, что его дед, прадед и сын были трезвенниками. Значит, легенда о пьянстве императора Александра III нужна только для того, чтобы придать его посмертному диагнозу большую убедительность. А ведь и по сей день её тиражируют и бросают тень на одного из величайших российских правителей. И прикрывают тех, кто его смертельно боялся.

Император ещё справит свадьбу своей дочери с Великим князем Александром Михайловичем и тот напишет в мемуарах: «Кто мог думать в этот бледно-синий июльский вечер в 1894 году, что только три месяца отделяют нас от самой страшной катастрофы в истории Российской Империи. Кто мог предвидеть, что Император Александр III умрёт в возрасте 49 лет от роду, оставив незавершённым монарший труд свой и вручив судьбу шестой части мира в дрожащие руки растерявшегося юноши». Глава России сам ведёт дочь Ксению под венец, у него усталый вид. Но он не выглядит смертельно больным!

Император умер 20 октября 1894 года в своём дворце в Ливадии.

Пока он был жив, было невозможно участие России в мировой войне за чужие интересы. Пока он был жив, была невозможна русская революция.

Поэтому пока он был жив, Англия не могла уничтожить Российскую империю.

Он должен был умереть, как умер Павел I, как угас на далёком острове Наполеон Бонапарт.

Отличавшийся богатырским здоровьем император умер внезапно и неожиданно. И так подозрительна, так вовремя была его смерть, что поползли зловещие слухи ...

Император Александр III был отравлен. История этого преступления ещё ждёт своего исследования.

А на трон России вступал неподготовленный к этой роли Николай II...

Глава 14. Как наши главные враги стали нашими «союзниками»

«Преждевременная кончина Императора Александра III приблизила вспышку революции, по крайней мере, на четверть века». Великий князь А. М. Романов

За полстолетия, с середины XIX века по начало XX колониальная империя англичан невероятно расширилась. После присоединения Кипра, британские войска оккупировали Верхнюю Бирму и 1 января 1881 года присоединили её к себе. В те же годы англичане захватили Малайский полуостров, а также большую часть островов на Тихом океане. После чего длинные щупальца англосаксов проникли в Китай и Корею. На африканском материке высаженный десант и корабельная артиллерия подавила сопротивление, и к сентябрю 1882 года древний Египет стал британской колонией. Открытие на юге чёрного континента месторождений алмазов и золота привели к активизации их политики вокруг населённых потомками голландских поселенцев-буров Трансвааля и Оранжевой республики. Истребление индейцев и чернокожих аборигенов никогда не смущало англосаксонских колонизаторов. Теперь впервые на их пути стояли такие же белые люди, как они сами, европейцы. И британцы впервые продемонстрировали будущее подобие того, что сейчас называется политкорректностью. Беспощадная английская военная машина с одинаковым рвением уничтожала всех своих противников, вне зависимости от цвета их кожи.

Именно англо-бурская война 1899-1902 годов дала миру зловещее понятие концентрационных лагерей. Британские войска тщетно пытавшиеся бороться с партизанским движением буров, начали попросту сгонять за колючую проволоку всё население. В основном - бурских женщин, детей и стариков - ведь мужчины воевали. В «лагерях для беженцев», как они официально именовались, ограждённые колючей проволокой, на 1 мая 1901 года на территории Оранжевой республики находились 32 тыс., в Трансваале - 25 тыс. мирных жителей. Большое число их - это многие тысячи, умерло в этих изобретениях англичан. Британия победила и задала «тональность» грядущего двадцатого века, с его невероятными жестокостями. Именно отсюда берут свой отчёт Майданек и Треблинка, Освенцим и Соловецкий лагерь особого назначения. А многие до сих пор убеждены, что концлагеря придумал, если не Гитлер, так уж точно Ленин...

Главный конкурент Британской империи - империя Российская точно также продолжала развиваться не менее бурными темпами. Однако основным двигателем развития нашей страны была в то время отнюдь не экспансия на новые земли. Период правления Николая II стал периодом бурного роста промышленности и населения страны. К моменту окончания Смутного времени и его последствий, т. е. к середине семнадцатого века население России (14 млн. чел.) составляло примерно половину совокупного населения Франции и Англии. В русских семьях было очень много детей, и вот к 1800 году соотношение практически выровнялось (36 млн. у нас против 39 млн. в Англии и Франции). К началу же XX века Россия вырвалась далеко вперёд (129 млн. против 79 млн. англичан и французов). Подобные темпы развития наблюдались не только в производстве детей, но и в промышленности и в науке, и в искусстве. Конкурент для Британской империи рос прямо на глазах. Ещё 50-100 лет такого буйного развития и русских станет уже не остановить.







Сейчас читают про: