double arrow

ПРИЛОЖЕНИЯ 9 страница


Шетлендские и Фарерские острова становятся вскоре перевалочными пунктами в поисках новых земель, пригодных для жизни на западе.

Согласно легенде, Исландия была открыта в 860 г. норвежцем Наддодом, чей корабль сбился с курса и пристал к незнакомым берегам. Вскоре здесь появляются переселенцы из Скандинавии, которые посчитали, что климат южных районов Исландии очень схож с климатом их родины, что позволило им заниматься хорошо известными видами хозяйственной деятельности. Колонисты не теряли связи со Скандинавией и торговали также и с другими народами континентальной Европы и населением Британских островов.


В 900 г. шторм стал причиной открытия Гренландии. Корабль, возглавляемый Гуннбьёрном и направляющийся из Норвегии в Исландию, был отброшен к незнакомым берегам. Но исследовал Гренландию и основал там колонии на южном и юго-западном побережье знаменитый авантюрист Эрик Рыжий. Согласно саге, он был вынужден эмигрировать в Исландию из родных мест «из-за убийств, совершенных им в распре» [29]. Но и в Ирландии, на местном тинге (народном собрании) он был объявлен вне закона. Он был вынужден снарядить корабль для дальнего морского плавания, и, подаваясь в очередной раз «в бега», объявил провожавшим его, что «хочет искать ту страну, которую видел Гуннбьёрн». Эрик Рыжий нашел эту страну. В течение трех лет он исследовал ее побережья.

Для того чтобы привлечь переселенцев, он даже назвал эти не очень приветливые земли Зеленой Землей (Гренландией). В 985 г. первая партия переселенцев на 25 кораблях отправилась из Исландии на новые земли. Но лишь 14 кораблей сумели добраться до Гренландии, остальные или затонули во время шторма, или повернули обратно в Исландию.

Переселенцы занимались в Гренландии земледелием и скотоводством. Известно, что там даже разводили крупный рогатый скот. Надо отметить, что климат в то время был в том регионе несколько мягче, чем в наши дни. Но основными занятиями колонистов был морской промысел на китообразных, а также на пушных зверей. Экспортировали они также в Европу и охотничьих птиц — соколов, а оттуда получали продовольствие, которого все же не хватало, металлы и древесину.

Потомки викингов были вытеснены из Гренландии спустя почти 400 лет коренными жителями этого острова — эскимосами. Это произошло вследствие того, что климат стал более холодным, и эскимосы стали мигрировать в южные районы, занятые переселенцами. Начались вооруженные столкновения. Эскимосы были многочисленнее и постепенно отвоевывали себе все новые и новые земли. Колонисты из-за нехватки продовольствия стали болеть цингой и рахитом. Почти все, кто мог, стали возвращаться в Исландию.




В 1000 г. сын Эрика Рыжего Лейф Эйриксон открыл Америку. На этот раз открытие новых земель не было случайным. Еще в 985 г. один из кораблей, руководимый Бьярни, плывший из Исландии в Гренландию был отнесен далеко на запад, но моряки сумели все же приплыть обратно в Гренландию, где рассказали о новой чудесной земле, покрытой густыми лесами.

Экспедиция Лейфа Эйриксона достигла берегов Америки. Лейф отправился всего на одном корабле с командой из 35 человек, «среди них был один южанин, звали его Тюркир». Они делали остановки на Баффиновой земле, которую назвали Хеллуланд —


«Земля Каменных плит», на полуострове Лабрадор, которому дали имя Маркланд — «Лесная страна», и, наконец, в районе острова Ньюфаундленд или Новой Англии, что получило название Вин-ланд — «Земля винограда». Здесь Тюркир нашел виноградную лозу, так как он ведь «родился там, где вдоволь и виноградной лозы, и винограда» [29].

В Винланде норвежцы зазимовали. Вскоре после возвращения в Гренландию было решено колонизировать и эти земли. Группа переселенцев, возглавляемая братом Лейфа Эйриксона, прибыла в Винланд и даже поселилась в тех домах, которые викинги себе построили для зимовки.



Но дружественные отношения с аборигенами у переселенцев не сложились. Это даже следует из того, что викинги назвали их «скраелингами» — негодяями. Викинги бежали. И хотя были предприняты еще пять экспедиций в Винланд, большинство из которых было под руководством членов семьи Лейфа Эйриксона, но они также окончились неудачей из-за столкновений с индейцами. Память о великих морских походах норманнов сохранилась в «Саге о гренландцах», «Саге об Эрике Рыжем», «Саге о Гисли» и др. (рис. 2.3).

И хотя открытие Винланда викингами со временем было забыто, но открытие и колонизация Гренландии, Исландии, освоение Северной Атлантики благодаря неуемной жажде путешествий норманнов вовлекли эти территории в общеевропейское экономическое и культурное пространство.

Торгово-транзитное господство викингов постепенно сменяется доминированием в европейских северных морях объединением купцов, которое получило имя Ганза.

Ганза (союз) возникает в Германии в XII в. В этот период связь городов с центральной властью ослабела. Императорская власть оказалась не в состоянии оградить города от произвола князей, обеспечить безопасность сухопутных и морских торговых путей, а также защитить немецких купцов за границей. Поэтому городам ничего не оставалось, как самостоятельно отстаивать свои интересы, сплотившись. Постепенно Ганза превратилась в огромного международного торгового «монстра», охватывающего к началу XV в. около 160 городов Северной и отчасти Центральной Германии, а также ряд западнославянских городов. Ганзейские купцы, подобно итальянским купцам Генуи, Венеции, монополизировавшим морскую торговлю в Южной Европе, стали доминировать на морских путях европейского Севера.

Немецкое купечество, проникнув в сферу балтийской торговли (Dominium marts Baltici), превратилось в посредника между Западом и Русью. Причем проникновение в русские земли носило не только торговый, но и военно-колонизационный характер. Если первоначально колонизация представляла собой феодально-дво-


Рис. 2.3. Карта путешествий викингов


рянские вторжения, то со второй половины XII в. она все больше стала приобретать черты переселенческого движения, в котором принимали участие крестьянские массы, ремесленники и купцы из различных областей Германии. Переселенцами возводились новые города, как правило, на месте бывших славянских поселений, которые и получили названия «вендские» города, т.е. города, расположенные на земле венедов, как немцы называли славян. Это такие города, как Росток, Любек, Висмар и др.

Морские торговые пути любекского купечества первоначально были устремлены к шведскому острову Готланду, на котором, из-за его географического расположения «в центре моря» была сосредоточена балтийская торговля. Связи с этим торговым центром стали регулярными после подписания в 1163 г. двустороннего соглашения о беспошлинной торговле. Столица острова — Висбю — вскоре была превращена немецкими купцами в торговый и колонизационный плацдарм для освоения как акватории Балтики и Северного моря, так и близлежащих территорий. Именно в это время и создается «Товарищество посещающих Готланд купцов Римской империи» — Ганза.

После того как Готланд был заполонен немцами (и не только купцами), их интересы стали обращаться в сторону Новгорода. И в 1184 г. в Новгороде возникает их фактория, которая стала называться Немецкий двор, или Двор св. Петра.

Торговля в то время носила сезонный характер. Немецкие купцы приплывали в Новгород дважды в году. С осени до весны торговали «зимние гости», а во время навигации — «летние гости». Надо отметить, что это были исключительно морские купцы. Сухопутная торговля стала развиваться только с XIII в., и приезжавшие через Псков немецкие торговцы назывались «сухопутными гостями».

К началу XIII в. ганзейские купцы стали проникать в земли ливов и пруссов, торгуя с ними с середины XII в. Без флота Ган-зы и их финансовой поддержки крестоносцы не смогли бы завоевать эти территории. После захвата сюда хлынули толпы крестьян из Вестфалии. Рига, основанная крестоносцами в 1201 г., превращается ганзейцами в форпост в Прибалтике. Вскоре были заложены и другие города: Кенигсберг, Мемель, также ставшие крупными торговыми центрами Ганзы.

Чтобы ограничить волны немецких мигрантов, которые заполонили уже часть северо-восточной Европы, шведское правительство разрешало селиться в границах своего государства только при условии принятия шведского подданства. Но это, по всей вероятности, не служило серьезным препятствием для переселения немцев. В середине XIV в. король Магнус Эрикссон в «Законе городов» обязывает формировать городские магистраты не менее, чем на половину из шведов.


В Норвегии вендские купцы обосновались с конца XIII в. Очень скоро ганзейцы полностью вытесняют с норвежского рынка англичан, голландцев и фламандцев. Норвегия стала использоваться как плацдарм для плаваний в Англию.

А датчане сумели оказать действенное сопротивление ганзей-цам. Они отстояли и свое полное право на владение «балтийскими воротами» — проливом Зунд, а также богатейшими сельдяными ловами у полуострова Сконе. Вендские купцы смогли лишь поддерживать партнерские отношения с датчанами.

Проникнув на английский рынок в самом начале XIII в. и столкнувшись с конкурентами из Кельна, Саксонии и других немецких земель, ганзейцы принимают вызов и вскоре добиваются у английского правительства привилегий для себя. Во многих английских городах появляются их фактории: в Бостоне, Ньюкасле, Инне и др.

К концу XIII в. Ганза охватила своей посреднической торговлей весь Балтийско-Североморский регион: от Новгорода до Лондона и от Бергена до Брюгге. Ганзейское купечество следовало по морским путям, которые были освоены еще в VIII — IX вв. викингами, а также славянскими и фризскими купцами. Не последнюю роль в столь успешном овладении морской торговлей играло то обстоятельство, что вендские купцы ввели в обиход коггу — наиболее вместительное и устойчивое по тем временам морское судно. Она могла вместить, «кроме экипажа, 100 вооруженных воинов, 20 лошадей и одно стенобитное орудие, т.е. по грузоподъемности в два-три раза превосходила показатели всех современных ей судов и как нельзя лучше соответствовала нуждам оптовой торговли на дальние расстояния» [30].

Магистральным направлением ганзейской торговли был путь, соединявший Новгород с Западной Европой. Главным перевалочным пунктом был Любек. Сюда прибывали товары, предназначенные для Запада: меха, воск, жир, кожи, лен, которые доставлялись из Новгорода; из Пруссии везли янтарь и зерно; из Швеции — железо и медь, грубое сукно, масло, лес; из Норвегии и Дании поступала рыба; из Поэльбья — лен и зерно. В обратном направлении следовала продукция металлообрабатывающего производства, всевозможные сукна, французские, испанские и рейнские вина, пряности и другие товары. Но ганзейцы не просто осуществляли посреднический товарообмен между двумя экономическими зонами, они сумели поставить их в зависимость от себя.

Пережив период расцвета, Ганза с начала XV в. постепенно начинает клониться к упадку. Хотя на протяжении XV в. и продолжается рост ее товарооборотов, но уже не столь стремительно, как раньше. На морскую арену выходят нидерландские и английские купцы. Усиливается пиратство, делающее часто торговлю нерентабельной. Свой вклад в уничтожение ганзейского союза


внесла и Дания. Датский король Эрик в начале XV в. стал последовательно уничтожать привилегии вендских купцов в Дании, одновременно оказывая покровительство голландским и своим купцам. Они даже установили прямой торговый контакт с Новгородом. С конца XIV в. начинаются «торговые» войны на Балтике. Начала усиливаться и внутриганзейская конфронтация, которую активно поддерживала и разжигала Англия. Формально Ганза просуществовала до 1669 г., когда состоялся последний ганзейский съезд.

Ганзейское купечество, державшееся на феодальной системе привилегий, не смогло кардинально перестроить свою деятельность и приспособиться к новым веяниям времени эпохи начавшейся модернизации. Кроме того, Великие географические открытия переместили пути международной морской торговли в Атлантический океан. Совокупность этих причин и привела к упадку Ганзы.

Ганзейский союз сыграл позитивную роль, приняв эстафету от викингов. Вендские купцы сумели создать единое экономическое пространство, объединив все прибрежные государства Северной и Северо-восточной Европы. Ими были воссозданы и освоены морские пути в Балтийском и Северном морях, основаны десятки прибрежных городов. Торговые морские путешествия стали естественной частью жизни для народов, населяющих эти территории в средневековье.

Контрольные вопросы и задания:

1. Расскажите о плавании св. Брендана, в чем его значение?

2. Охарактеризуйте военные походы норманнов.

3. Каким образом викинги сумели активизировать международную торговлю?

4. Расскажите о Великих географических открытиях норманнов.

5. Какую роль сыграли викинги в становлении государственности на Руси? В чем суть «варяжской» теории?

6. Почему первооткрывателем Америки считают Христофора Колумба, а не викингов?

7. Охарактеризуйте морские торговые путешествия ганзейских купцов.

8. Каковы были взаимоотношения Ганзы и русских земель?

Город в средневековой цивилизации Западной Европы. — М., 2000. — Т. 4.

История средних веков: В 2 т.: Учебник / Под ред. С. П. Карпова. — М., 1998.

Маховский Я. История морского пиратства. — М., 1993.

Рубина Е.А. Иноземные дворы в Новгороде XII—XVII вв. — М., 1986.


Сага о гренландцах. Сага об Эйрике Рыжем. Сага «Земной круг»: Библиотека всемирной литературы. Сер. I. — М., 1979. — Т. 8. Шаповал Г. Ф. История туризма. — Минск, 1999.

2.4. Великие географические открытия Запада и Востока

Эпоха Великих географических открытий, результатом которой явилось образование единого мирового экономического пространства и возникновение предпосылок для создания единой мировой цивилизации, имела ряд объективных причин.

Развившаяся во время крестовых походов восточно-средиземноморская торговля получила к концу средневековья характер постоянных торговых связей. Различные восточные товары все более входили в употребление высших и средних классов Западной Европы. Купечество городов Южной Италии, Южной Франции и Восточной Испании составило на торговле с Востоком огромные состояния. Но со второй половины XV в. средиземноморская торговля вошла в полосу кризиса. Необходимо было искать новые пути на Восток. Причинами начавшихся поисков этих путей, которые и привели к Великим географическим открытиям, были:

обилие посредников в торговле между Европой и Азией: арабы, византийцы и др.;

недоступность отдаленных восточных рынков для большинства купцов западноевропейских стран;

крайняя опасность, а иногда и просто невозможность торговли через Восточное Средиземноморье из-за турецких завоеваний: грабежи, пиратство, произвольные поборы с торговых судов и караванов;

полная монополизация арабами единственно возможного торгового пути из Европы в Индию, не захваченного турками через Египет и Красное море.

Кроме того, развивавшееся товарное производство Европы требовало большого количества драгоценных металлов. Но их добыча в Европе прогрессировала слабо. Торговый баланс с Востоком складывался не в пользу Европы. За экзотические восточные товары приходилось платить золотом и серебром. Стоимость европейских товаров: олова, сукна, меди, продуктов сельского хозяйства — была ниже восточных. «Проблема золота» превращалась в острую экономическую проблему.

Великие географические открытия были подготовлены экономическим развитием западноевропейского общества. Появился новый тип судов — каравелла. Эти корабли могли ходить под парусами и против ветра, кроме того, имея небольшие размеры, они вместе с тем были очень вместительны. Европейцами был изобретен компас. Появилась астролябия, благодаря которой можно


было установить широту местонахождения судна. Совершенствовалось огнестрельное оружие. Возник способ сохранения, путем засолки, мяса — солонина, что давало возможность морякам не зависеть от торговли, совершая длительные плавания.

Мореплаватели, купцы, политики и ученые этой эпохи базировались на концепции Единого мирового океана. Понятие Мирового океана было известно еще Гомеру. В глубокой древности существовала идея о возможности попасть из Европы в Азию западным путем. Гекатей Милетский на рубеже VI—V вв. до н.э. и Геродот веком позже развивали именно эти взгляды. Аристотель также разделял эту точку зрения: «Не такую уж невероятную мысль высказывают те, — писал он, — кто предполагает области... лежащие близ Геракловых столбов... сообщающиеся с областями, лежащими близ Индии... Защитники этого взгляда приводят в доказательство тот факт, что такой вид животных, как слоны, встречается в обеих названных оконечностях земли и, таким образом, страна Столбов Геракла связана со странами Индии, и между ними лежит только одно море.» [31]. Об этом писал Страбон со ссылками на Эратосфена, который считал вполне реальным попасть морским путем с Пиренейского полуострова в Индию. «Если бы обширность Атлантического моря не устрашала нас, то можно было бы переплыть из Иберии в Индию по кругу и при попутном ветре достичь (страны) индийцев» [14]. Кругом здесь названа широта Афин. Но между античной и средневековой наукой не было глухой стены, а существовала определенная преемственность. Кроме того, в Библии о Сотворении Богом мира сказано следующее: «И сказал Бог: да соберется вода, которая под небом, в одно место.» [13]. В Священном писании, таким образом, говорится лишь об одном и единственном «собрании вод», а не о многих океанах и морях. Идея Мирового океана становится освященной и церковной традицией, став частью церковного мировоззрения, что еще в IV в. в своих трудах развивал теолог Амбросий Медиоланский. Арабоязычные ученые Масуди (X в.), Бируни (X—XI вв.), Идриси (XII в.) также соглашались с идеей Мирового океана.

Роджер Бэкон и Альберт Великий — одни из самых разносторонних ученых европейского средневековья — считали, что возможно плавание в западном направлении из Европы в Азию. И наконец, в XV в. выходит компилятивный труд кардинала Пьера д'Альи (Аллиасиуса) Imago mundi — «Картина мира», в котором были обобщены многие взгляды его предшественников по этому вопросу и который стал настольной книгой для многих путешественников, включая Христофора Колумба.

Развивалась картография. На карте флорентийского картографа Паоло Тосканелли в конце XV в. Атлантический океан был изображен омывающим с одной стороны Европу, а с другой — Японию и Китай. Картограф писал: «Я знаю, что существование та-


кого пути может быть доказано на том основании, что Земля — шар.». Немецкий купец и астроном Мартин Бегайм передал в дар городу Нюрнбергу глобус.

Первой европейской страной, активно приступившей к далеким путешествиям и открытию новых земель, была Португалия. После того как Португалии удалось отделиться от Испании и определились к середине XIII в. ее границы, которые существуют и до сих пор, она вдруг оказалась совершенно отрезанной и изолированной от Европы.

Покровительство морским путешествиям в этой стране оказывало само правительство, так как необходимо было сделать прорыв с периферии мировой экономической жизни. Наиболее выдающейся фигурой был принц Генрих Мореплаватель. Благодаря ему был построен большой флот, в Сагрише в 1438 г. организована мореходная школа, а также создана обсерватория, в которой обучали навигаторов ориентироваться в океане по звездам. В этом же городе он размещает и свою богатейшую коллекцию карт и книг.

Молодой принц сыграл важную роль в военной операции в 1415 г., в результате которой у арабов (мавров) была отбита Сеута. Это дало возможность португальцам проникнуть в Марокко. Генрих Мореплаватель собирает данные о Внутренней Африке. Больше всего его интересует вопрос о караванной торговле, благодаря которой золото с Гвинейского берега переправляется в средиземноморские арабские города. Необходимо было добраться до побережья Гвинеи, чтобы золото стало поступать в Лиссабон.

Очень трудно было преодолеть нежелание матросов отправляться в южные моря. Это объяснялось не столько боязнью сложностей, сколько картиной мира, описанной еще в античные времена ученым Птолемеем. Им в труде «География» вся суша была поделена на пять зон. На севере и юге были две зоны, где все было покрыто льдами, жизнь там была невозможна. Далее следовали две умеренные зоны, где и была сконцентрирована деятельность людей. Но чем ближе к экватору, тем теплее, следовательно, там находилась последняя зона, где было так жарко, что вода в океане кипела. Естественно, матросы не хотели свариться заживо и всячески саботировали попытки отправить их в южные моря. Но все же это сопротивление удалось сломить.

Инфант Энрикеш (Генрих Мореплаватель) придает плаваниям португальцев религиозную окраску. Он воссоздает рыцарский Орден тамплиеров и возглавляет его. Своим сподвижникам он объясняет, что необходимо отнять сокровища у неверных — арабских и еврейских купцов — и передать их христианам. Торговля внутри африканского материка находилась в руках еврейских купцов. О караванных путях через оазисы Сахары далеко на юг сообщается в картах, составленных евреями Майорки, откуда выходи-


ли лучшие картографы той эпохи. Некоторые из этих карт восходят к последней четверти XIV в.

На всех кораблях, снаряженных Генрихом, были священники для обращения африканских язычников в христианство. Капитаны кораблей тщательно вели судовые журналы и в мельчайших подробностях должны были картографировать незнакомую местность. Принц боялся, что по небрежности они могут пропустить реку в Африке, которая ведет в «царство пресвитера Иоанна», основавшего уже Царство Божие на земле. Легенда об этом царстве была очень живуча в средние века, и это «царство» продолжали разыскивать вплоть до XVIII в. многие путешественники в самых разных неизведанных частях земного шара.

В начале XV в. португальцы пересекли Гибралтарский пролив и исследовали Западное побережье Африки, к середине века ими был открыт Зеленый мыс. С этого времени Португалия стала поставлять на мировые рынки рабов-негров, и началась эра колонизации этого материка. Работорговля была одобрена не только Генрихом, который видел в этом возможность обращать язычников в лоно христианской церкви, но и папой римским Евгением IV, который по просьбе Генриха пожаловал португальцам все варварские народы, которые впредь ими будут открыты. В дальнейшем первосвященники римско-католической церкви подтверждали это пожалование.

На португальских кораблях плавали и иностранцы. Одним из искателей приключений был итальянский купец Альвизе Када-мосто, оставивший мемуары, в которых он описал африканских жителей, их быт и обычаи*.

В 60-х гг. XV в. португальцы пересекли экватор. На картах стали появляться названия Перечный берег, Невольничий берег, берег Слоновой кости, говорящие сами за себя. В 1471 г. португальцы достигли Гвинеи, где в пункте, названном Золотым берегом, ими была построена военная фактория. Дальние путешествия продолжали приносить прибыль.

В 1487 г. вдоль берегов Африки была отправлена экспедиция под руководством одного из лучших моряков Европы Бартоломеу Диаса (Диаша). Нет прямых доказательств того, что главной целью этой маленькой флотилии, состоящей из двух небольших судов, которые были столь неустойчивы, что на них невозможно было даже установить тяжелые пушки, было достижение Индии. Вероятно, основной их задачей был сбор разведывательных данных. В 1488 г. их корабли достигли южной оконечности Африки, названной Бартоломео Диасом мысом Бурь, но переименован-

* На его сохранившемся доме в Венеции на Большом канале висит мемориальная доска с надписью: «Здесь родился Альвизе да Када Мосто. Он открыл острова Зеленого Мыса. Он показал португальцам путь в Индию».


ным португальским королем Жоаном II в мыс Доброй Надежды. Это плавание укрепляло надежду на то, что из Атлантического океана можно попасть в Индийский, обогнув Африку с юга.

Генрих Мореплаватель, «который сам никогда по морю не плавал», как про него говорили злые языки, тем не менее сделал для исследования планеты больше, чем многие путешественники. Он был инициатором систематических исследовательских экспедиций, главной целью которых было открытие морского пути в Индию. В год смерти Генриха Мореплавателя (1460) родился Васко да Гама, который и совершил впоследствии это путешествие.

Первая экспедиция, которая решила отправиться по новому маршруту из Португалии в Индию, вышла из гавани Лиссабона летом 1497 г. Небольшую флотилию из 4 кораблей возглавлял Васко да Гама. После того как суда португальцев прошли Мозамбик, они оказались на бойкой торговой дороге между Африкой и Индией. Общепринятым торговым языком здесь был арабский. В Ме-линди они даже наняли штурмана-мавра, который и довел их флотилию до берегов Индостана. Весной 1498 г. мореплаватели достигли западной оконечности Индии, высадившись в городе Каликуте, как его тогда называли европейцы (в средневековье город прославился производством миткаля, или калико, откуда и пошло название города). Португальцев восприняли в Калькутте как торговых конкурентов. И они с трудом получили возможность торговать в другом индийском городе — Каннаноре.

Более чем через два года, потеряв от трудностей и лишений половину команды, Васко да Гама вернулся в Португалию с грузом золота и пряностей (рис. 2.4). Один только золотой идол, предназначавшийся в подарок королю, весил около 30 кг, имел изумрудные глаза, а на груди у него были рубины величиной с грецкий орех. Открытие пути в Индию имело столь большое значение, что португальский король Мануэл I принял по этому поводу прозвище «Счастливый» и титул «Повелителя завоевания, мореплавания и торговли Эфиопии, Аравии, Персии и Индии». А выдающийся поэт Луис Камоэнс посвятил путешествию Васко да Гама поэму «Лузиады» (1572), подражая классическим «Одиссее» и «Энеиде». Свою поэму Луис Камоэнс начал следующими словами: «Я хочу воспеть знаменитых героев, которые с португальских берегов отправились по неведомым морям по ту сторону земли, ...непоколебимых воинов, которые, совершив неслыханные подвиги, основали новую империю, слава о которой прогремела до небес.» [32].

Португальцы стремились к захвату не столько обширных территорий, сколько стратегически важных пунктов, дававших им возможность контролировать торговые пути. Такими опорными пунктами стали: Аден у выхода из Красного моря в Индийский океан, Ормуз в Персидском заливе. Тем самым они полностью перекрыли


Рис. 2.4. Карта плаваний Васко да Гама

старые торговые пути из Александрии в Индию через Красное море, а также из Сирии в Индию через Месопотамию. В Индии столицей, где проживали португальские вице-короли, стал город Гоа. Захватив в начале XVI в. Зондский архипелаг, проникнув в Индокитай (Малакка) и на острова Индонезии, а затем и в Южную Америку, португальцы создали обширную империю. Теперь главным торговым центром Европы стал Лиссабон, а итальянские города Венеция, Генуя и др. постепенно приходили в упадок.

В то время как португальцы продвигались вдоль западных берегов Африки к Индии, в соседней Испании воспользовались другим вариантом маршрута в ту же Индию.

Заокеанская экспансия осуществлялась в интересах как королевской власти, католической церкви, городской буржуазии, так и самого дворянства. Корона получала колонии; церковь — море язычников, из которых ей предстояло сделать добрых христиан; буржуазия расширяла источники первоначального накопления капитала. А обедневшее мелкопоместное дворянство — идальго, завершившее реконкисту и представлявшее угрозу для внутренней стабильности королевства, получало возможность проявить свою доблесть и приобрести богатство, но за пределами государства.


Для начала массовой заокеанской экспансии нужна была разведывательная экспедиция. Генуэзец Христофор Колумб и предложил испанской правящей чете Фердинанду и Изабелле проект подобного путешествия в Индию в западном направлении.

Биографические сведения о Колумбе до организации его первой экспедиции крайне скудны, поэтому до настоящего времени ряд существенных моментов в истории его жизни и деятельности вызывает споры и сомнения. Положение осложняется и тем, что первые биографы Колумба: его сын Фернандо и Бартоломео дё Лас Касас — сознательно искажали факты, создавая ложные версии биографии Колумба, руководствуясь личными мотивами. При этом, как полагают, они изъяли ряд документов из семейного архива Колумбов, которые, с их точки зрения, могли повредить репутации «адмирала моря-океана».

Установлено, что Христофор Колумб родился в 1451 г. в Генуе в семье небогатого ткача. Христофор также стал ремесленником и состоял в генуэзском цехе ткачей. Неизвестно, какое образование получил Колумб и обучался ли он вообще. Возможно, он был гениальным самоучкой. Но читал он, по крайней мере, на четырех языках (итальянском, латинском, испанском и португальском). Он очень внимательно изучил книгу кардинала Пьера д'Альи (Аллиасиуса) Imago mundi — «Картина мира», в которой автор, опираясь на труды Роджера Бекона, излагал идею о шарообразности Земли.

В начале 70-х гг. XV в. Колумб начинает участвовать в морских торговых путешествиях генуэзских купцов. Это были плавания на острова Эгейского моря, в Португалию, возможно, он побывал также в Англии, Ирландии и даже Исландии, и в Гвинее. Он переезжает в интересах бизнеса в Португалию, подолгу живет на Мадейре. Нет никаких прямых документальных доказательств, кроме заявлений самого Колумба, что он совершал какие-либо дальние плавания до его первого похода через Атлантику. Но он в этом путешествии проявил себя как очень опытный моряк, сочетая качества капитана, лоцмана и астронома. Он не только освоил искусство кораблевождения своего времени, но и поднял его на более высокий уровень.

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: