double arrow

Взгляд на культуру Н. А. Бердяева


Бердяев Николай Александрович (1874–1948), русский религиозный философ, в 1922 году высланный за границу – сторонник богоискательства, экзистенциализма, христианского эсхатологизма. В ряде работ («Русская идея», «Судьба России», «Истоки и смысл русского коммунизма») развивал тему специфики исторического пути России и, в частности, ее культурного развития.

Философ противопоставляет понятия "культура" и "цивилизация". Он отмечает, что "латинское слово "цивилизация" указывает на социальный характер определяемого этим словом процесса. Цивилизацией следует называть более социально коллективный процесс, культурой же – процесс более индивидуальный и идущий вглубь… Культура означает обработку материала актом духа, победу формы на материей… Эпохой цивилизации по преимуществу можно назвать такую эпоху, в которой преобладающее значение получают массы".

Касаясь проблемы генезиса культур, Бердяев высказывается в духе эволюционистской теории, полагая, что культура в своем развитии проходит ряд стадий, среди которых выделяются стадии зарождения, цветения и упадка. Самым плодотворным периодом развития культуры является стадия увядания. "Осень культуры – самая прекрасная и утонченная пора. Поздние цветы культуры – самые изысканные ее цветы. В это время в культуре достигается наибольшая острота познания и наибольшая сложность.




Раздвоение упадочной культуры открывает многое, закрытое для боле цветущих и здоровых культурных эпох… В искусстве, в философской мысли, в мистической настроенности открываются две полярные бездны. Приобретается острое знание и добра, и зла. Но воля к жизни, к ее устроению и развитию не имеет прежней цельности. Появляется утонченная усталость. Нет уже веры в прочность культуры в этом мире, в достижимость совершенства и красоты цветущей культуры".

Говоря о культуре вообще, Бердяев отстаивал мысль о постепенном превращении «человеческого рода» в «человечество». Огромная роль на пути осознания человечеством своей общности принадлежит христианству, которое «исторически возникло и раскрылось в период вселенской встречи всех результатов культурных процессов Древнего мира, в период, когда соединились культуры Востока и Запада, в котором соединение культуры эллинской с культурами Востока преломилось в культуре римской. Это объединение Древнего мира, этот эллинский синкретизм обусловили образование единого человечества».

Падение великих культур, по мысли Бердяева, свидетельствует не только о переживании ими моментов зарождения, расцвета и умирания, но также и о том, что «культура есть начало вечности». Падение Рима и античного мира – катастрофа в истории, а не смерть культуры, «поскольку коренное начало древней культуры осталось жить навеки. Римское право вечно живо, вечно живо греческое искусство и философия и все другие начала Древнего мира, составляющие основу нашей культуры, единой и вечной, но переживающей лишь разные моменты».



Согласно концепции Бердяева, в культуре и истории действуют два полярных начала – мужское и женское, от их сочетания зависят особенности национального менталитета. Женское начало – это безличная, природно-родовая стихия, ей присуща пассивность и мягкость, мужское – персональное, активное, способное эту стихию структурировать. Коренное отличие стран Западной Европы от России состоит в том, что «в них на известной стадии развития в национально своеобразной форме пробуждался мужественный дух и изнутри, органически оформлял народную стихию». В России же не произошло подобного соединения начал, здесь превалирует женское.

Разрабатывая проблему кризиса культуры, Бердяев приходит к выводу о том, что Европа стоит на пороге новой культурно-исторической эпохи, которая может быть названа Новым Средневековьем. Принципы "фаустовской цивилизации" оказались ложными, установка на индивидуализм привела к атомизации общества, секуляризация общественной жизни – к массовому безверию и падению морали, развитие демократических институтов обернулось торжеством анархического начала. На смену плоскому рационализму идет рационализм, на смену индивидуализму – новый коллективизм, соборность, на смену либерализму – авторитаризм, на смену тотальному атеизму – вера в божественную истину и религиозный путь спасения, на смену власти, базирующейся на праве – власть, опирающаяся на силу.



"Мужская культура", по мнению Бердяева, окончательно скомпрометировала себя. Ее силы подорваны в результате войн, и приобщение к ней ничего не может дать человечеству, ищущему смысла жизни. Женщина "более связана с душой мира, с первичными стихиями, и через женщину мужчина приобщается к ним. Мужская культура слишком рационалистична, слишком далеко ушла от непосредственных тайн космической жизни… Женщины играют большую роль в религиозном пробуждении нашего времени. Женщины предназначены быть женами–мироносицами.

День был временем исключительного преобладания мужской культуры. Ночь есть время, когда вступает в свои права и женская стихия". Характерной чертой Нового Средневековья Бердяев считает широкое распространение теософских учений, оккультных наук, языческих верований. Наука должна наконец вернуться к своим магическим истокам и стать тем, чем она была на заре человеческой цивилизации. Это будет время обновления европейской культуры, которая, получив живительный импульс, начнет новый этап своего развития.

Говоря об особенностях развития русской культуры, Бердяев отмечает, что суть русского характера составляет совокупность противоположностей: свободы и порабощенности, революционности и консерватизма, жестокости и сострадания. Антиномичность «русской души» объясняется тем, что в своих устремлениях она не признает никаких ограничений, здесь сказывается и географический фактор – необъятность просторов, отсутствие пределов, устремленность в бесконечность. Западные философско-политические идеи, влияющие на духовное единство европейских народов, попадая на «женственную» почву русского Востока, приживались с большим трудом или претерпевали сильные изменения. Только с развитием самосознания в недрах самой России может окрепнуть «мужественный» дух, способный дать противоречивому русскому характеру целостность.

Своеобразие «русской души» отразилось на истории и культуре. Бердяев выступает против монистической трактовки культурно-исторической жизни страны, по его мнению, она может быть определена как дуалистическая, раскольническая. Ей свойственны конфликтность и прерывность. Примерами могут быть конфликт между языческой народной средой и христианской идеологией, перманентное противостояние между властью и народом, острые межклассовые противоречия. Линия Петра I на европеизацию вызвала антагонистический прием со стороны народного большинства. Даже внутри духовного стержня общества, интеллигенции, никогда не было согласия в идеологических установках, примером тому могут быть многочисленные группировки западников, славянофилов, евразийцев, народников, социалистов. Как результат – революционные потрясения, репрессии со стороны государства, террор и духовные расколы.

В России отсутствует единая культурная традиция. Бердяев говорит о пяти самостоятельных периодах культуры: киевском, татарском, московском, петровском, советском. Раздробленность культуры объясняется антиномичностью национального характера, отсутствием гармонии между мужским и женским началами. Выход для России Бердяев видел в соединении западного и восточного элементов, становлении единого Востоко-Запада. Культурологическая концепция Н. А. Бердяева является цельной системой взглядов на сущность культуры, ее генезис и на причины кризиса, поразившего "фаустовскую" западноевропейскую цивилизацию. В рамках его концепции культура представлена как феномен, несущий на себе отпечаток сакрального, как сфера подлинного, а не мнимого бытия человека, как нечто, противоположное цивилизации, как результат деятельности аристократов духа, приобщенных к божественным истинам.







Сейчас читают про: