double arrow

Языкознание в Иране


Специальный интерес к проблемам языка в Иране пробуждается в период царствования одной из очередных персидских династий — Сасанидов (3—7 вв.), когда в стране была наиболее распространена религия зороастризма, созданная пророком и реформатором древней системы верований Заратуштрой / Зороастром (условно между 10 и 6 вв. до н.э.). Учение Заратуштры сложилось на основе индоевропейских и индоиранских (арийских) мифов той эпохи, когда на территорию нынешнего Ирана пришли через Среднюю Азию и Закавказье и расселились здесь (2 тыс. до н.э.) некоторые из иранских племён — одной из ветвей индоиранского / арийского народа (их самоназвание arya ‘арии’ легло в основу имени страны Иран — aryanam ‘страна ариев’).
Сасаниды, стремившихся к укреплению своей державы, были заинтересованы в письменной фиксации и кодификации изустно передававшихся на протяжении многих веков текстов, составивших собрание священных книг в двух томах под названием “Авеста”. Древнейшие гимны в “Авесте” — гаты приписываются самому Заратуштре. Зороастризму был придан статус официальной религии, был провозглашён культ авестийских текстов, что потребовало кодификации языка “Авесты”.

Для записи “Авесты” использовалось письмо, восходящее к арамейской графике и обслуживавшее среднеперсидский язык (в двух вариантах письма — пехлевийском и манихейском), который в эпоху Сасанидов функционировал в качестве государственного. Вместе с тем неизвестным автором были созданы специальные, авестийские начертания для записи священных текстов. Надо подчеркнуть, что происходило это в ту же эпоху, когда создавались алфавиты армянский, грузинский, агванский.

Среднеперсидский язык представлял собой непосредственное продолжение древнеперсидского, также служившего в своё время государственным языком (наряду с эламским, генетическая принадлежность которого не установлена) при первой персидской династии Ахеменидов (558—330 до н.э.; имя Персия гигантской империи Ахеменидов дали, кстати, греки). Древнеперсидский (пехлевийский) имел своё письмо буквенно-силлабического характера с клинописными знаками (по образцу аккадского слогового алфавита), подобно тому как своё письмо с очень длительной историей имел и эламский язык. В пехлевийском письме было много идеограмм, лигатур, застывших написаний, в то время как манихейский вариант среднеперсидского письма был подчинён фонетическому принципу. С 9 в. происходил переход уже нового персидского языка / фарси на арабское письмо (с добавлением ряда знаков).

В Иране велась активная лексикографическая деятельность. Создаются многочисленные словари (авестийско-среднеперсидские, арамейско-среднеперсидские, согдийско-среднеперсидские). Появляются толковые словари к отдельным литературным произведениям или к отдельным авторам, терминологические словари. Преобладал жанр толковых словарей — фархангов (около двухсот, создававшихся на протяжении ряда веков).

Известен авестийско-пехлевийский словарь “Frahang-i oim evak”, содержавший толкование 1000 авестийских, 2250 пехлевийских и 833 арамейских слов. Он предназначался для зороастрийца, желающего изучить авестийский язык. В словарь были включены числительные количественные и порядковые, местоимения 2 л. мн. ч., относительные местоимения, прилагательные с приставкой hu-, союзы. В словаре даются примеры парадигм, приводятся перечни слов, обозначающих женщин, части тела, свойства людей и виды и деятельности, традиционные единицы измерения, части суток; описания грехов и пороков, религиозных обычаев. Довольно точно толкуются категории рода и числа.

Многократно переписывался учебный словарь “Frahang-i pahlavik”. В нём подобраны среднеперсидские эквиваленты арамейским словам, записанным гетерограммами. Адресатами словаря были зороастрийцы, не перешедшие после арабского завоевания в мусульманство и утратившие свой язык, который стал к тому времени уже мёртвым. В словаре приводились пехлевийские переводы и транскрипции. Впоследствии словарь был расширен за счёт переводов на таджикско-персидский и на гуджарати (для переселившихся в Индию). В настоящее время ко всем прежним толкованиям переводов присоединяется перевод на один из европейских языков. Всего в словаре содержится около 1000 слов, распределённых по 31 теме. В нём приводятся также тексты различных зороастрийских молитв.

Внимания заслуживают словари на материале персидского языка поэта Абу Хафса Согди и поэта Асади Туси. Словарь Luhat-i Furs заложил принципы лексикографии в средневековом Иране: в нём материал распределён по главам, а в них по алфавиту — по последней букве. Документированы стихотворные иллюстрации. Появлялись также словари поэта Катрана, поэта Рудаки, Фаррухи.
Ранние толковые словари строились как своего рода энциклопедии по разным областям знания. Словарная работа на персидском материале была продолжена как в мусульманской Персии (после арабского завоевания в 7 в. и последующей исламизации, побудившей к переходу на арабское письмо), так и в ираноязычных странах Средней Азии до 14 в. — до монгольского вторжения, после же 14 в. и ещё в большей степени после 16 в., со времени походов Бабура, по 18—19 вв. в Индии, где персидский был в отдельных княжествах официальным литературным языком.

После арабского завоевания появляется множество арабско-персидских словарей (часто переводов с арабского) и — в условиях Малой Азии, где с конца 11 в. своё господство установили тюрки-сельджуки — персидско-тюркских словарей (особенно много в 15—16 вв., когда сложился османско-турецкий язык).

С середины 14 в. словари строились по первой букве алфавита. С середины 17 в. внедряется принцип учёта алфавитной последовательности не только первой, но и букв второй, третьей и т.д. Словарный материал делится по языкам, по лексическим и грамматическим признакам, с разграничением простых слов и фразеологизмов. Приводится информация об орфографии и произношении, вплоть до подробного описания элементов толкуемого слова. Начинают применяться специальные знаки — харакаты для обозначения кратких гласных. Ряд принципов заимствуется из арабской лексикографии. Однако в персидской практике преимущественно используется материал поэзии, а в арабской — извлечения из Корана и извлечения из поэтов.

Около 12 в. появляются комментированные переводы Корана — тафсиры, свидетельствующие о значительном развитии лексикографической техники. В тафсиры включаются телеологические комментарии, примеры на живом языке. Под арабским влиянием иранские лексикографы увлекаются также составлением словарей синонимов, словарей для чтения поэтов.

Грамматики персидского языка появляются в Иране только в 18 в., хотя осмысление грамматических явлений было представлено в лексико-грамматических очерках при словарях с 14 в., а также в развёрнутых теоретических приложениях — с начала 17 в. Примерами могут служить очерк Хусейна Инджу, являющего основоположником персидской нормативной грамматики, “Словарь Джахангира” и обширный грамматический трактат его последователя Мухаммада Хусейна ибн Халафа Табризи.

После утверждения ислама испытывает расцвет философия языка (Ал-Фараби и Ал-Газалли, писавшие по-арабски, связывавшие античную философию и грамматику и современные теории языка, развивавшие интересные лингвистические идеи в русле средневековой мусульманской схоластики). Они используют значение возможности / потенциальности как логический инструмент анализа.

Особо ценно учение Ал-Фараби о частицах с указанием на их значение и постулированием понятия вектора (в этом отношении автор предвосхищает учение Р.О. Якобсона о шифтерах). Строится двухступенчатая классификация частиц на основе их отношения к имени или ко всему высказыванию. Выделяется тринадцать разрядов наречий (с опорой на категории Аристотеля и Теофраста).

Ал-Газалли (11 в.) даёт детальный анализ языкового знака. Он выделяет три “слоя” реальности — объективную, гносеологическую и языковую. Даётся описание устройства каждого из уровней реальности. Подчёркивается неизоморфность трёх “слоёв” действительности. В знаке различаются имя / знак в узком смысле (звучание + значение), обозначение / наименование, обозначаемое / названное.


Сейчас читают про: