double arrow

Миф № 122. Сталин хотел сравнить себя с Наполеоном и потому приказал написать книгу о Наполеоне, имя в виду себя


Миф возник еще в 1935 году. Его происхождение связано с оказанной Сталиным поддержкой выдающемуся отечественному историку Е.В. Тарле в написании его самой знаменитой книги —"Наполеон".

Как правило, и те, кто знает в деталях эту историю, и те, кто ее не знает, «традиционно» несут беспардонную чушь по этому поводу. Ее лейтмотив состоит в том, что-де Сталину взбрело в голову сравниться с Наполеоном. Именно это-то и является беспардонной чушью, так как Наполеон известен прежде всего как выдающийся полководец, а по состоянию на 1935 г. Сталину нечем было сравниться с Наполеоном именно в полководческой сфере. Как видите, беспардонная ложь тут же рассыпалась, что называется, прямо на глазах.

Однако далеко не чушь то обстоятельство, что, оказывая Тарле максимальную поддержку в написании ставшей общепризнанным шедевром в мировом наполеоноведении книги, Сталин действительно имел в виду именно Наполеона-полководца. Как правило, все исследователи почему-то стыдливо обходят тот факт, что Тарле не просто уселся писать этот выдающийся труд, который сотворил буквально на одном дыхании, всего за несколько месяцев. И не просто в конце марта 1935 года уселся за написание этой книги. И Сталин не просто в конце марта 1935 г. оказал ему максимальное содействие, открыв буквально все каналы помощи.




Тарле именно потому в конце марта 1935 г. уселся писать этот труд непосредственно с подачи Сталина, что Иосиф Виссарионович в тот момент уже располагал уникальной разведывательной информацией документального характера о состоявшихся в середине последней декады марта 1935 г. в Берлине англо-германских переговорах. Дело в том, что во время этих переговоров Великобритания впервые после привода Гитлера к власти выдала коричневому шакалу "зеленый свет" в части, касавшейся его экспансии на Восток. Это очень сильно обеспокоило Сталина, и наряду с другими мерами военно-политического характера он предпринял и сугубо пропагандистские шаги. Одним из них, точнее одним из наиболее значимых из них, и стало содействие историку Е.В. Тарле в написании книги "Наполеон".

Его суть заключалась в том, чтобы в ненавязчивой, но твердой форме, опираясь на факты истории, вновь всем напомнить, чем кончил Наполеон, напав на Россию! Предупреждение касалось прежде всего самого Гитлера, причем и как в нетерпении стучавшего копытами кандидата в агрессоры, и как некой реинкарнации основателя всего того, что мы привычно называем Запад, — Карла Великого. Потому как он и был основоположником печально знаменитого "Дранг нах Остен" — "Натиска на Восток". А Гитлера, к слову сказать, как и в свое время Наполеона, с момента привода к власти стали усиленно превозносить как "воскресшего Карла". К тому же, оказавшись у кормила власти, нацисты возобновили активное цитирование по поводу и без повода, то есть, по сути дела, прямое апеллирование к давно блуждающей псевдоисторической фальшивке, известной всем историкам как пресловутое "Завещание Петра Великого". Якобы в нем император Петр I предначертал и обосновал планы России по установлению своего мирового господства, которым-де и должен противостоять очередной "воскресший Карл". Потому как именно Наполеон — "воскресший Карл" начала XIX века — первым использовал эту грязную, состряпанную еще в 1797 г. ярым русофобом-поляком М. Сокольницким фальшивку для обоснования своей агрессии против России. Ну и коричневый шакал вместе со своими присными туда же. Вот в связи со всеми этими обстоятельствами Сталин и оказал максимальное содействие историку Тарле, чтобы он своей тщательно аргументированной книгой напомнил бы кандидату в агрессору и всем, кто стоял за его спиной, чем кончил Наполеон.



Жаль, что весь Запад, включая и Гитлера, сделал вид, что намека не понял. Хотя в действительности это не так. Все поняли, мерзавцы. Только не захотели показать, что поняли. Кстати говоря, аналогичное же повторилось и в 1938 г., когда опять-таки с подачи Сталина Тарле в кратчайшие же сроки написал и издал книгу "Нашествие Наполеона на Россию",что было прямым ответом Сталина на Мюнхенскую сделку Запада с Гитлером.



Однако знаменитый труд Тарле — книга "Наполеон"— была рассчитана не только на Запад, но и на свою, внутреннюю, оппозицию. Дело в том, что одним из главнейших элементов тактики и стратегии Наполеона всегда была откровенная ставка именно на внутреннюю оппозицию стран, на которые он нападал. Не говоря уже о том, что он впервые в мировой практике стал широко и комплексно использовать подрывную пропаганду, агентуру влияния и "пятые колонны" (хотя самого термина еще и не существовало), сочетая их комплексное применение с тривиальным военно-политическим шпионажем.

В их роли Наполеон чрезвычайно активно использовал масонов. Если хотя бы бегло проанализировать историю масонских лож в России лет за пять — десять до нападения Наполеона на Россию, то без труда можно будет увидеть, что все они создавались непосредственно по маршруту будущего похода Наполеона. Более того. Они создавались именно из тех представителей различных слоев населения России, которые загодя были готовы на измену. Как правило, во главе этих лож стояли лица, тесно связанные с зарубежными масонскими ложами.

Подготовка предисловия к книге "Наполеон"была поручена не кому-нибудь, а именно же одному из виднейших оппозиционеров того времени и единомышленнику Троцкого — Карлу Берн-гардовичу Радеку (Собельсону). А это уже более чем красноречивый факт. Дело в том, что обойти указанные выше особенности деятельности главного персонажа книги Радек физически не мог и не смог бы. Однако, написав о них фактически от имени ЦК ВКП(б) и лично Сталина, в очередной раз предупредил бы оппозицию, в том числе и вояк, что наверху все видят, все понимают, а потому не стоит и рыпаться со всякими заговорами, антигосударственными переворотами, в том числе и ориентированными на ситуацию вооруженного нападения на СССР. К тому же у Радека был очень длинный язык и он, естественно, растрепал о полученном поручении в своем кругу. Что и надо было Сталину, все еще надеявшемуся тогда мирным путем увещевать оппозицию. Нет никакого сомнения в том, что оппозиция прекрасно поняла этот намек, но, естественно, по-своему — именно с 1935 г. началась фактически тотальная консолидация ее рядов и более четкая ориентация на Запад, что очень хорошо видно по материалам всех основных судебных процессов 1936–1938 гг.







Сейчас читают про: