double arrow

Моё счастливое число


Глава 13

О друзьях–деревьях

Вспоминаю времена, когда был меньше ростом, младше годами и бегал быстрее. Когда шпага моя была проворней.

Одной из любимых игр было драться на шпагах с деревьями.

Кто–то подумает, что деревья – не такие уж грозные противники, и будет не прав. Нужно только правильно выбрать.

В каждом лесу найдётся около полудюжины подходящих деревьев. Тут всё имеет значение. Некоторые из них предпочитают гибкие шпаги, и вам придётся точно рассчитывать свой удар, потому что удар в ответ может быть нанесён с удвоенной силой.

С другой стороны, получить укол гибкой шпагой не так больно, как рубящий удар жёсткой саблей. В самом разгаре битвы ваше оружие может быть разрублено им пополам. Вот тогда вы влипли. Остаётся лишь спасаться бегством в надежде, что другое дерево даст вам свою шпагу. Если вы, конечно, ещё не шатаетесь между стволами с клинком, торчащим из спины.

До сего дня, гуляя по лесу, я вспоминаю свои боевые кличи.

И слышу зов: «Дружище, выходи на поединок!»

Тут же просыпается сердце, в голову бьёт адреналин, движения ускоряются.

Но я слышу лишь тишину, когда обнимаю деревья и отдаю им любовь.




Да, много раз получал я при этом уколы в спину и ношу эти шрамы с честью и достоинством.

Бросьте мне вызов, и, клянусь жизнью, я обниму вас так, что из ваших пор потечёт сама любовь.

Моим друзьям деревьям, с любовью.

– Никогда не слышал, чтобы кто–то лез в драку с Ангелом! Если попал в беду, зачем усугублять положение? – спросил Денни, качая головой и вытирая слёзы смеха.

Я пожал плечами.

– Не знаю, что на меня нашло. Видно, перепугался до смерти. Помню, что запаниковал и сорвался, когда громко и отчётливо услышал его «Гав!», несмотря на то, что был в наушниках.

– Что же было дальше? – вернула меня к рассказу Нина.

– Я ударился головой о стену и отключился. А очнувшись, обнаружил себя сидящим в кресле в гостиной. Напротив на диване расположился полупрозрачный ангел – сквозь него были видны предметы. Удивительно, но у меня на лбу не было ни шишки, ни ссадины. Голова тоже не болела. Я чувствовал себя, как после долгого сна. Или как при параличе: ум спокоен, тело расслаблено. Странно, ведь я несомненно ударялся головой о стену, потому что слышал тот неописуемый звук, что обычно раздаётся за момент до отключения сознания при ударе. Часы показывали почти восемнадцать тридцать. Значит прошло четыре часа с четырнадцати тридцати, когда я лёг и начал работу над ставками.

Я посмотрел на ангела и спросил:

– Ты кто?

– Разве это не очевидно? – ответил он вопросом на вопрос.

Я пялился на него, но парализованный мозг не справлялся с этой задачей. В голову пришла мысль, что, возможно, я сплю.



– Давай подскажу, – улыбнулся он. Почему–то его улыбка показалась мне знакомой.

– Смотри, кры–ы–ылья, – он расправил одно их своих крыльев, чтобы мне было лучше видно. – Вот перья. И смотри, я свечусь и могу включать и выключать свет.

До этого я не замечал, что свет был включен. Ошеломлённый, я сидел, уставившись на него.

– Подожди, не отгадывай. Видишь, вот мой нимб, и это ещё не всё. Я могу парить, могу стать совсем маленьким или очень большим. Ладно, даю тебе три попытки.

Ангел продолжал сидеть на диване, а я собирался с мыслями. В его облике было что–то очень знакомое. Наконец, я прямо спросил:

– Откуда я тебя знаю?

Казалось, я думаю и произношу слова, как в замедленном кино.

– Не в бровь, а в глаз! Хотя, в твоём случае, скорее, головой в стену, – со смехом ответил ангел.

В моей голове воссиял свет. На секунду что–то неясное всплыло в мозгу.

Я ткнул пальцем в его сторону и произнёс:

– Сники.

– Сказавший, что удар головой о стену не приносит пользы, явно никогда не встречался с тобой. Мы имеем дело с настоящей гениальностью, мой друг!

Я не успел ничего ответить, потому что в этот момент в мозгу открылась заслонка. Голова закружилась, воспоминания понеслись сплошным потоком, как будто кто–то загружал в меня целую жизнь. Я едва успел дойти до туалета, прежде чем меня вырвало. Не знаю, сколько я там находился, но когда вышел, ангел уже исчез. Что, наверное, было неплохо, так как в голове у меня пылал пожар. Я добрался до постели и уже через несколько минут спал мёртвым сном.



– Почему же нахлынули воспоминания, да так, что тебя вырвало? – спросил Денни.

– Этот вопрос всё ещё открыт для обсуждения. Возможно, к концу рассказа вы сможете мне на него ответить.

– А кем или чем был этот Сники? – задала вопрос Нина.

– Вообще–то, Сники – это имя ангела. Пока так и будем его звать, но обратите внимание, как развернутся события ближе к концу рассказа.

– Если ты никогда не видел этого ангела раньше, откуда тебе знать, как его зовут? – спросил Денни. – К тому же, что за имя такое – Сники?

Мои слушатели рассмеялись. Это хорошо, подумал я, ведь им будет нелегко сложить всю картину воедино, понять её смысл и при этом не тронуться рассудком.

– Что касается имени, всё скоро станет ясным из моего рассказа. С другой стороны, всё представляется не тем, что есть на самом деле. Что касается второго вопроса, Денни, я не смогу на него честно ответить, пока не закончу весь рассказ. Если, конечно, ответ на него вообще существует.

– Ответ всегда есть, – сказал Денни.

Я покачал головой.

– Ты можешь верить в это сколь угодно долго, но всё в этом мире представляется не тем, чем есть на самом деле.

– Мне абсолютно очевидно, что либо ты окунулся в это с головой, либо у тебя огромные проблемы, – сказала Нина.

– Я бы поставил деньги на оба утверждения, – рассмеялся Денни.

Я затянулся сигаретой.

– Посмотрим. Иногда становится страшно, но меня это не останавливает. Во всяком случае, надолго.

Продаётся

Ангел–Хранитель, один.

С извращённым чувством юмора,

как есть, без гарантии, назад не принимается.

Чек или денежный перевод посылать по адресу:

почтовый ящик такой–то…







Сейчас читают про: