double arrow

Чтение между строк


Глава 15

Глава 14

Денни захлопнул свою записную книжку.

– Полагаю, нет смысла сохранять эти записи, – он разочарованно вздохнул.

– Почему ты так считаешь?

– Разве не очевидно? Ведь ангел запретил тебе этим заниматься?

– Нет. Кроме того, я ещё не закончил рассказ.

– Зачем же тогда приходил ангел? – спросила Нина.

– Запаситесь терпением, дойдём и до этого. И кто сказал, что это был ангел?

– Ты говорил, – ответил Денни.

– Я лишь сказал, что он был похож на ангела. А мне кажется подозрительным всё слишком безупречное. Я никогда не видал ангела, но если он выглядит так, как будто играет главную роль в голливудском фильме, это вызывает у меня подозрение.

Денни слегка успокоился, но всё ещё выглядел запутавшимся.

– Если он не ангел, то кто? – спросила Нина.

– Я не утверждал и того, что он не ангел. Не стройте догадок, если хотите понять тайны вселенной, – это лишь запутывает. Собирайте новые фрагменты мозаики – факты, храните их и ждите, пока другие части головоломки не станут на свои места. Постижение вселенной больше походит на охоту, чем на угадывание. Вы добываете фрагменты информации, а не строите догадки о том, какими они могли бы быть. Порой вы разбираете на части то, что уже известно, с целью увидеть фрагменты поодиночке, а потом снова собрать их вместе, чтобы увидеть полную картину. Поступая таким образом, вы не строите догадки, а рассматриваете большую часть истины фрагмент за фрагментом.

– Хорошо, как же нам разобрать на части всё, что ты рассказал до сих пор? – задала вопрос Нина.

– Вот как. Что мы имеем? Несчастье, желание, успех, страх, неудача, созерцание, будущее, нечто, похожее на ангела, и так далее. Теперь приглядитесь к каждому фрагменту.

Я дал им подумать над сказанным.

– Единственная картина, которую я вижу, – это та, которую ты нам описал, больше ничего нет, – произнёс Денни. – Если не строить догадок, то это всё.

Я взглянул на Нину, но и она отрицательно покачала головой.

– Затруднение в том, что вы не добавляете свои главные фрагменты, – сказал я.

– А что такое главные фрагменты? – спросил Денни.

– Всё во вселенной является не более чем тенью своей противоположности, то есть самолёт не будет самолётом без неба. Истина постоянно изменяется и расширяется, вот почему не существует такой вещи, как истина в последней инстанции.




– Я всёе ещё не понимаю, – пожал плечами Денни.

– Хорошо, всё является ни чем иным, как тенью своей противоположности. Тогда возьми фрагмент, который мы называем несчастьем, и разложи его на противоположности. Теперь у тебя два фрагмента, несчастье и…

– Радость, – ответила Нина, – а для желания это удовлетворение. Теперь я вижу, картина выросла.

– Я не понимаю, – сказал Денни расстроенным тоном.

Нина посмотрела на меня.

– Можно мне?

– Пожалуйста, – удивительно, что она схватили мысль так быстро.

– Денни, представь, что все эти фрагменты принадлежат одной картине, но картине без конца и без начала, на которой всё продолжает переплетаться. Но существуют определённые правила, как, к примеру, если существует какой–то фрагмент, то где–то будет его противоположность. Противоположный фрагмент может быть большим или маленьким – нам пока неизвестно, знаем только, что он где–то есть.

Было видно, что от попыток понять сказанное у Денни голова пошла кругом.

– Давай я объясню это иначе, – предложил я. – Пару минут назад ты сказал, что по какой–то причине эту медитацию не разрешается использовать для игры в лотерею, и почему–то решил, что это – настоящий фрагмент мозаики. Но, на самом деле, это придуманный фрагмент, ты домыслил его и затем поместил в картину. Теперь, не скажи я об этом, придуманный фрагмент стал бы частью твоей действительности. Иными словами, картина, которую рисуешь ты, будет отличаться от той, что рисую я, хоть мы и начали с одного набора фрагментов. Картина, созданная из этих фрагментов тобою, была бы для тебя подлинной, то есть правдой. Но, с другой стороны, картина, сложенная мною, тоже была бы правдой, но для меня. Итак, какая же из этих двух правд – настоящая, и как человеку максимально приблизиться к подлинной правде?



– Твои слова понимаю, но полной ясности нет, – ответил Денни.

– Прекрасно, нам как раз и нужно оставить общую картину немного в тумане. Тогда мозг не будет придумывать новую историю из имеющейся.

На протяжении многих лет я работал над тем, чтобы понять вселенную, понять, как она работает. Но существует фундаментальная проблема – некоторые вещи ум охватить не в состоянии. Взять, к примеру, попытки понять время или идею отсутствия времени. Говорят, что на самом деле всё происходит одновременно, и такая вещь, как линейное время, начисто отсутствует. Но одно дело – говорить, а совсем иное дело – понимать, что удаётся очень немногим людям. Это как теория относительности Эйнштейна: многие читали часть теории, но не понимают её, и есть прочитавшие её и полагающие, что разобрались в ней. Но по их исследованиям вы легко увидите, что эти учёные не поняли послания Эйнштейна. Вопрос совсем не в силе ума. Нас учили, что для понимания сложных вопросов нужно иметь большой мозг или быть невероятно умным, но это неправда, и я сам служу ярким доказательством тому. Денни прыснул со смеху.

– Как это может нам помочь? – спросила Нина.

– Сейчас объясню. Некоторым понятиям трудно дать краткое разъяснение, но, может, следующее будет иметь для вас смысл. Много лет назад я пытался разбираться в ряде сложных вопросов, но мой мозг не мог ни справиться с соответствующими теориями, ни поместить их в подходящую систему представлений. В то время компьютеры лишь начали появляться в продаже, и как–то я разговорился с одним из их продавцов. Он сообщил, что важен не столько сам компьютер, сколько программа в нём. Потому что компьютер без программ – лишь большое пресс–папье. Меня осенило – дело не в том, что я глуп, – просто в моём мозгу не хватает программы, необходимой для понимания интересующих меня вопросов.

– Значит, все дело в программе?

– Да, – ответил я на её вопрос.

– Звучит довольно просто, – вставил Денни.

– Согласен. Но учтите, что программы для мозга отличны от компьютерных. Ум в тысячу раз сложнее компьютера, и это позволяет программам для него быть чрезвычайно простыми. Хотя общие принципы те же, что и в программировании компьютеров.

Денни попросил повторить для него всё ещё один раз.

– Собери все имеющиеся у тебя фрагменты и раздели каждый из них на две или три составляющие. Две или три, потому что не все вещи состоят лишь из позитивного и негативного – у некоторых кусочков информации есть и нейтральный аспект. Потом снова сложи фрагменты вместе в порядке, в котором они лучше всего сочетаются друг с другом, но не создавай, не придумывай и не угадывай других фрагментов. И, самое главное, сохрани некоторую расплывчатость. Другими словами, не принимай и не отвергай полностью фрагменты информации, которыми ты располагаешь, пусть они потрутся один о другой, как камешки под ударами морской волны. Некоторые фрагменты могут оказаться в стороне от всех, как будто они не стыкуются с другими – там их и оставим. Либо это ложная информация, либо позднее найдётся фрагмент, который соединит их с остальными.

Приведу простой пример сложения фрагментов. В моём рассказе были «будущее», «ангел» и «выигрыш». Два из этих фрагментов соединяются вместе, а один остаётся в стороне.

Денни на секунду задумался. Я посмотрел в сторону Нины, предчувствуя, что у неё ответ был готов.

– Хорошо, – начал рассуждать Денни, – будущее и ангел стыкуются, а выигрыш остаётся в стороне. Я не знаю, почему будущее и ангел стыкуются, но чувствую, что это так. К тому же, у меня есть ещё один фрагмент.

– И что же это? – поинтересовался я.

– Нечто, что представляется не тем, чем есть, и принадлежит будущему и ангелу. Мне не хватает соединяющего их фрагмента, но я знаю, что они стыкуются, – ответил Денни.

– Прямо в точку! Программой нужно немного попользоваться, чтобы она начала давать результат, но когда это произойдёт, твой ум будет легко находить недостающие фрагменты. Мы знаем, что всё на самом доле является не тем, чем кажется, поэтому оставим будущее и ангела немного расплывчатыми. Не отвергая и не принимая полностью того, чем они представляются.

– Разве это не то же самое, что и процесс построения предположений? – спросил Денни.

– Нет. Предполагая, ты пользуешься областью мозга, отвечающей за воображение. Но если лишь разглядывать имеющиеся фрагменты, то пробелы между ними начнёт заполнять подсознание. А разница между предположениями и поиском дополнительной информации, конечно же, огромна.

– Получается, что мой ум знает ответы на все вопросы?

– Так оно и есть. А если у подсознательной части ума какой–то информации ещё нет, то она приступит к её поиску, как только ты задаёшь вопрос. Ответ может прийти из различных источников – от души, подсознания или из множества других источников информации, связанных с подсознанием. Самое большое препятствие в том, что без специальной программы, способной обрабатывать информацию, подсознание не может передать информацию твоему сознательному уму напрямую. Сознательный ум не слишком хорошо умеет общаться с подсознательным умом. Сны являются хорошим примером передачи информации от подсознания к сознанию в форме символов – метод примитивный и грубый. Он применяется оттого, что сознание не может напрямую оперировать с информацией подсознания. В результате истолкование снов является непростым делом.

Денни вытер вспотевший лоб.

– Как будто ясно. Так что, между сознательным и бессознательным умом есть какой–то барьер?

– Безусловно! И этот барьер необходим. Он даёт возможность сознательному уму оперировать лишь с отдельным фрагментом реальности, а не со всем происходящим вокруг. К примеру, подсознательный ум слышит все звуки в комнате, но сознательно мы слышим лишь то, на чём фокусируем внимание. Подсознание – это фильтр, отделяющий важное для нас от неважного. Вообще–то, в подсознании так много всего одновременно происходит, что, если заглянуть в него, покажется, будто вы в пчелином улье.

Я посмотрел на своих слушателей.

– Кстати, я могу во всём этом ошибаться. Это было бы не впервые.

Непокорный

Дерзи,

Не поддавайся той части себя,

Что говорит. «Ты не можешь».

Брось ей вызов,

И добьёшься!

Я спохватился, что снова отвлёкся от темы, и потому охотно согласился на предложение Денни вернуться к рассказу.

– На чём же я отвлёкся? Ах, да, вспомнил! Итак, и проснулся на следующее утро в обычном полумёртвом состоянии. Время приближалось к полудню. Мой пёс Руди сидел рядом с кроватью и смотрел в мои глаза, не отрываясь. Он разочаровал меня – когда случаются крупные неприятности, его днём с огнём не сыщешь.

– Это кобель? – кольнула Нина.

Я проигнорировал.

– Помню, что с трудом вылез из постели. Проходя по коридору, окинул взглядом гостиную; горизонт был чист, и я последовал в душ. Изнеможение было полным. Я пробовал проанализировать виденные ночью сны, но их было чересчур много, и, похоже, в каждом присутствовал этот ангел. Во всяком случае, во всех, части которых остались в памяти. Было ощущение, что я пережил заново десять лет детства. Во снах ангела звали Сники, и мы были с ним друзьями. Обычно сны не доставляют мне беспокойства. Я не придаю им значения, но сны последней ночи каким–то образом сплавились, перемешались с моими воспоминаниями. С тем, что было или стало к тому моменту моей памятью. Должен пояснить, что это был чрезвычайно напряжённый для меня период – всё так смешалось, что подробности вспоминаются с трудом.

Так или иначе, после завтрака я собрался в магазин и взял с собой Руди, который любил кататься в машине. Дорогой в голове, как навязчивая мелодия, начала крутиться фраза: «Любовь похожа на книгу любви». Было непонятно, ни что эти слова значат, ни откуда они появились. Не обращая на них внимания, я сосредоточился на отделении снов от воспоминаний. К тому времени я уже не был уверен, что видел ангела наяву, а не во сне. В голову пришла мысль, уж не тронулся ли я умом? Может, это результат ошибки в медитациях – хоть и не приходилось слышать о чём–либо подобном, но в этой сфере никогда не скажешь наверняка.

Я припарковался на свободном месте рядом со входом в магазин и скомандовал Руди сидеть в машине. Верх кабины был откинут, и ничто не смогло бы остановить его, особенно, заметь он кота. Может, кошки с собаками чего–то не поделили в прошлой жизни?

Расхаживая по магазину и складывая в корзинку товары, я заметил, что люди смотрят в мою сторону. Стоило мне поднять на кого–нибудь глаза, мне улыбались, как хорошему знакомому. Я осмотрел свои штаны и рубашку, проверил отражение в стеклянной двери, но не заметил ничего необычного. Стоило мне где–нибудь задержаться, со мной тут же кто–нибудь заговаривал. Другие дотрагивались до меня, даже не вступая в разговор. Проходя мимо, кто–то мог буквально положить руку мне на плечо или на локоть. А одна женщина настолько приблизила ко мне своё тело, что кто угодно принял бы нас за пару. Я отодвинулся, но безрезультатно – она передвинулась вместе со мной. В другие дни вы можете прийти в этот супермаркет, волоча за собой дохлую лошадь, – и на вас не обратят внимания озабоченные лишь сохранением дистанции покупатели этого Мерседес–Бенцного супермаркета для молодых профессионалов верхнего сословия. Всё общение здесь обычно спрятано за солнцезащитными очками.

Вокруг творилось что–то непонятное, потому я, схватив корзинку, направился к кассе, где, оказалось, ожидала ещё более странная ситуация. На меня глядели все, даже рассчитывающиеся с кассиром покупатели. Стоило мне на кого–то посмотреть, человек расплывался в улыбке, а иногда даже двигал губами, бесшумно говоря «привет», от чего я тут же отводил глаза. Моя очередь приближалась к кассе, а две женщины, между которыми я стоял, придвигались ко мне всё ближе. Вы не поверите, но та, что стояла сзади, не только дышала мне в шею, но и физически касалась меня своим телом. Так близко стоят лишь люди, находящиеся в серьёзных отношениях.

– Почему же ты не отошёл от неё вперёд? – поинтересовался Денни. Нина тихо смеялась.

– Я пытался, но женщина передо мной подвинулась назад, ближе ко мне. Мне стало немного страшно. Но потом очередь продвинулась, а значит, она тоже должна была сделать шаг вперёд, и в этот момент я поместил между нами корзинку, что решило часть проблемы. По крайней мере до того времени, когда корзинку пришлось поставить на стойку. К кассиру мы подошли, стоя так тесно, что нас приняли за одну компанию, и кассир спросил, считать ли нам вместе.

– Что бы ты сделал, если бы одна из женщин ответила «да»? – спросила Нина, явно наслаждаясь происходящим.

– Почему же ты не поговорил с ними? Испугался! – сказал Денни.

– Не могу отрицать. Хотя я немногословен даже среди знакомых. Дело не в том, что я застенчив, а в том, что людям не интересны мои мысли. К тому же не люблю разговоров ни о чём, считаю их пустой тратой времени, хотя порой и наблюдаю с интересом за мастерами подобных бесед. Это вопрос точки зрения – некоторые люди, и я среди них, хотят разобрать жизнь на части и изучить её, чтобы понять Вселенную. Другие просто хотят прожить жизнь, а многие хотят всего лишь выжить. Многим не интересно разговаривать или думать о том, есть ли сознание у растений, и каким образом растения мыслят. А дельфины? Говорят, их язык сложнее нашего. Теоретически, это означает, что они обсуждают вещи более подробно, однако их жизнь представляется проще нашей. Наводит меня на мысль, что мы видим не всё, что у них происходит.

– У меня идея, как насчёт того, чтобы вернуться к рассказу? – предложил Денни.

– Пожалуй, – ответил я. – Хоть мне не сильно интересно рассказывать вам историю, которую я уже прожил и тысячу раз прокрутил в своём уме. А вот о дельфинах мы, действительно, могли бы прекрасно поговорить.

– Трудно сказать наперёд, – ответила Нина. – Возможно, ты найдёшь в своей истории что–то, не замеченное прежде.

– Возможно, ты права, – сказал я и, на минуту задумавшись над её словами, продолжил. – В общем, выйдя из продуктового магазина, я посмотрел, сидит ли всё ещё в машине Руди. Он был там, и с ним был ангел. С этого момента я стану называть его Сники, так будет проще для рассказа, по крайней мере, до того, пока не выйдет наружу правда.

Что–то внутри меня перевернулось. Я не знал, что мне делать: убежать или сделать вид, что ничего не происходит. По лицу покатились слёзы, непонятно отчего. По направлению ко мне шла женщина, которая, должно быть, увидела слёзы. Подойдя, она попыталась обнять меня, но я отскочил. Она извинилась и прошла в магазин.

– Вот это да! Значит, я не только выиграю в лотерею, но и стану магнитом для женщин! – воскликнул Денни, улыбке которого позавидовала бы любая лягушка.

– Не совсем, Денни, – ответил я. – К тому же, что я говорил по поводу скоропалительных выводов?

– Значит, я не буду притягивать девчонок? – Денни был разочарован.

– Ты привлечёшь свою долю женщин, но не только женщин, а и просто людей, – ответил я со смехом. – Это не имеет ничего общего с нашими инструкциями, это имеет отношение к любви, и вскоре мы до этого дойдём. Короче, возвращаемся к рассказу.

Сники повернул голову, посмотрел прямо на меня и, улыбаясь, заорал: «Ты поведёшь машину или я?»

Я посмотрел на Руди, он выглядел спокойным. Уши были подняты, а это обычно хороший знак. Поэтому я сделал единственное, что мне оставалось. Впрочем, выбор был невелик – стоять у дверей и плакать, либо лезть в машину.

– Я попытаюсь повторить разговор, который у нас состоялся по пути домой, – сказал я, улыбнувшись. – А пока не забыл, вот вам совет, и сохраните его на будущее: никогда не пускайте ангела за руль машины!

Денни и Нина засмеялись. Я воспользовался моментом, чтобы промочить горло виски перед тем, как продолжить.

– Ну, подумайте сами, – сказал я, опуская стакан. – Что вы скажете ангелу, сидящему у вас в машине? Как поступите? Кому расскажете? Кто вам поверит? Мой мозг был то ли в шоке, то ли перегружен, но всё, что мне пришло в голову, – это спросить:

– Сколько желаний я могу загадать?

Сники ответил что–то вроде:

– Похоже, это займёт больше времени, чем я ожидал. Я что, выгляжу только что вылезшим из старого кувшина? Я ангел, а не джин. А здесь я затем, чтобы помочь вернуть в твою жизнь любовь. Помочь осуществить твои мечты.

– Как трогательно, – ответил я, – но я мечтаю о деньгах.

– На самом деле, ты мечтаешь иметь больше любви, радости и свободы. И полагаешь, что деньги дадут тебе всё это. Кстати, пожалуйста.

– Не помню, чтобы я говорил «спасибо».

– Ещё скажешь.

– А какое отношение ко всему этому имеет любовь? – спросил я.

– Самое прямое!

– То есть?

– Без любви нет жизни. Сущность жизни – в любви. Любовь – сущность тебя самого. В ней причина твоего пребывания здесь. В любви – всё. Она охватывает всё сущее, а также то, что было и будет.

Помню, что подумал про себя: «Не понимаю, о чём мы говорим. Ладно, пускай болтает, пока я не соображу, как мне из этого выбраться».

– Глупец! – сказал я ему. – Невозможно жить без денег, а без любви – можно.

– Неужели? Покажи мне хоть что–то живое, в чём нет ни капли любви. Можно выжить на малом количестве любви, но не жить. Чувствуешь разницу? Недостаток любви наносит огромный урон, и человек, нуждающийся в любви, способен принести вред другим – и часто это делает. Люди, начинающие войны, – самый яркий пример. Наполненный любовью, ты не пошлёшь других убивать.

Я остановился на красный свет и, повернувшись к Сники, спросил: «И как это всё относится ко мне?» В этот момент я увидел, что смотрю в лицо полисмену, сидящему в соседней машине. Вот уж чего никто не пожелает, так это разговаривать с невидимым ангелом, остановившись на красный свет рядом с полицейской машиной. Тем более сидя в машине с откинутым верхом.

– Ну и как, заработал бесплатную поездку в психушку? – засмеялся Денни.

– К счастью, нет, – но по выражению лица полисмена я понял, что ситуация была близка к тому. Я прикрыл рот рукой и сказал:

– Подожди, пока доедем до дома.

Я обдумывал сказанное Сники, как вдруг вспомнил, что забыл взять расписание сегодняшних игр.

– Чувствуешь, что сегодня повезёт? – поинтересовался он.

Отдалившись от полицейской машины, я спросил:

– Как ты узнал, о чём я думаю?

– Запросто. Я ведь ангел и знаю твои мысли вперёд тебя. Это одна из моих способностей.

– Кстати, Денни, не утруждайся играть с ангелами в покер. Они жульничают.

– Что–то мне подсказывает, что ты прав, – ответил Денни.

– Ладно, о чём я думаю сейчас? – спросил я у Сники.

– Ты надеешься, что я соглашусь пойти с тобой в казино.

– Поразительно! – сказал я, сворачивая на дорожку к дому. Я был полон идей. Как, например, «когда не можешь победить, перемани соперника на свою сторону».

– Навряд ли ты знаешь номера завтрашней лотереи… – начал я. Он не ответил. Про себя я подумал, что, наверняка, где–нибудь в его перьях припрятан билетик–другой для особого случая.

– Каждый день особый, – сказал он.

Я повернулся посмотреть, есть ли у него карманы, но он уже исчез.

Денни выглядел очень озабоченно.

– Что происходит у тебя в мозгу? – спросила у него со смехом Нина.

– Пытаюсь сообразить, что задумал этот ангел. А также, считаю, что следующим фрагментом загадки является любовь. Но он явно что–то задумал, – ответил Денни.

– Уж это точно.

На чтение между строк я наткнулся много лет назад, и это умение чрезвычайно мне пригодилось. Расскажу о нём кратко, ибо порой чем проще, тем лучше. Самый большой недостаток нашей речи в том, что невозможно найти слова для объяснения таких понятий, как вселенная, время, пространство, измерения, сознание. Но, как обычно происходит в жизни, кто–то находит путь в обход ограничений. Лучше всего я могу это объяснить таким образом: каждое произнесённое или написанное слово обладает вибрацией – и чем–то ещё, чего я не могу объяснить, потому что сам толком не знаю, что это. Тем не менее, если поставить рядом определённые слова, они создадут особую вибрацию. Каждое слово вибрирует на своей ноте, каждая пара слов, вибрируя, создаёт новое созвучие. В обычном предложении вибрация каждого слова и всего предложения не меняется, если не изменять слова. Но есть совершенно другие предложения – в них тоже звучат и слова, и всё предложение – но одной нотой. Такое предложение как будто поёт песню, повествуя историю, существующую за пределами написанного на бумаге.

Я бы с удовольствием объяснил вам механизм этого процесса, но, к сожалению, не знаю его. Однако я умею читать между строк, или, точнее, знаю, как получать информацию из подсознания.

Приведу пример, который должен быть вам знаком. Случалось ли вам сидеть, читая что–то, книгу или журнал, и затем, через какой–то промежуток времени, будто очнуться от похожего на сон состояния и обнаружить, что не помните содержания только что прочитанных страниц? Вы как будто были на автопилоте – одна часть сознания читала, а другая спала наяву, или что–то в этом роде. Это значит, что при чтении вы встретили одно из таких предложений, при этом ваш ум оказался в нужном состоянии, и потому подсознание сделало попытку передать заложенную в том предложении информацию. Если подсознание сообщает вам информацию в символах, тогда всё может показаться сном, в который вплетутся фрагменты окружающей реальности, и потом вам следует отделить одно от другого.

Одно дело – читать между строк и совсем другое – писать этим способом. Думаю, лишь несколько человек во всём мире умеют это. А чтобы научиться такому искусству, потребуется, вероятно, целая жизнь. Я обнаружил, что наибольшая концентрация людей, умеющих это делать, – среди тибетцев. И, похоже, язык не имеет значения. Даже не умея читать на каком–то языке, вы всё равно можете читать текст на нём между строк. Чтение книги на незнакомом языке – это как раз и есть самый простой способ научиться чтению между строк. Конечно, необходима книга, написанная таким образом. Прекрасно подойдут духовные книги, написанные на тибетском. Именно таким способом я и учился этому. Сознательному уму становится скучно читать то, чего он прочесть не может, и на каком–то этапе управление переходит к подсознанию. Вероятно, вы обнаружите, что попадаете в подобное сну состояние. По окончании вам следует вспомнить виденное во сне и даже записать его, чтобы проанализировать позже. Вас чрезвычайно удивит то, что вы обнаружите. Ещё один способ обучения и тренировки – это позволить себе «уплыть» во время чтения. Лучше всего это делать при повторном чтении книги или текста. Конечно, если вы унеслись в мысли о повседневных заботах, то нужно возвратиться. Я воображаю, что беседую с другой частью себя. Полагаю, что она и есть моё подсознание. Во время чтения я позволяю себе уплывать и возвращаться. Читаю, слушаю, снова читаю и так далее. Это намного проще, чем может показаться из моего рассказа.

На прилавках книжных магазинов найдётся много книг, в которых информация написана между строк. Интересно, что хотя люди не умеют писать между строк, это всё равно происходит, особенно с писателями, занимающимися ченнелингом или медитацией. Особенно, если они медитируют как раз перед тем, как взяться за перо. Также я заметил, что в любой книге, переведённой с тибетского на английский кем–либо, достигшим достаточного мастерства в медитации, информация, написанная между строк, переходит в новый язык. Считаю это потрясающим явлением! Прекрасным примером могут служить любые книги, написанные Алисой Бейли. Там столько информации между строк, что на прочтение одной книги может запросто уйти четыре–пять месяцев. Также, среди многих других, можете обратить внимание на книги, написанные Сетом (Seth), Санайа Роман (Sanaya Roman), Ричардом Бахом. В каждой книге содержится разный объём информации между строк, хотя похоже, что за последние несколько лет с тысяча девятьсот девяносто пятого по тысяча девятьсот девяносто восьмой и позднее этот объём всё увеличивается.

В следующий раз, когда получите от кого–то письмо, можете попробовать считать содержащуюся между его строк информацию. Иногда люди пишут об одном, а думают о другом. По какой–то причине их мысли проявляются в том, что я называю «между строк».

Как полагаете, эта информация сделает чтение более интересным?

Я не случайно поместил рассказ о чтении между строк именно в этом месте. Я мог бы сообщить о причине этого, но тогда будет не так интересно.

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: