double arrow

Седьмое марта


Совсем незаметно настал этот день. Сегодня должен быть финал. К нему у меня все было почти готово. Надо было лишь купить игрушку и тюльпаны. Она конечно говорила, что ей нравятся лилии, но лучше подарить тюльпаны. Как говорится, чем меньше женщину мы любим, тем больше нравимся мы ей. Для большего толчка мне стоит подарить это все как бы спонтанно. Я направился к ней домой, а по дороге купил три красных тюльпана и большого мягко ослика. На улице было на удивление тепло, под теплыми лучами солнца чуть тал снег превращаясь в темный комок грязи. Когда я наконец подъехал к ее дому позвонил.

Я – привет. Открой мне дверь. Я внизу.

Алена – Жень, ты можешь подождать, пока девчонки уйдут.

Я – А что прятаться.

Алена – Понимаешь, кто-то из них Вове стучит.

Я – мне какое дело. У вас фиктивные отношения сама говорила. Так что открывай дверь, у меня подарок для тебя.

Алена – хотя бы десять минут.

Я – хорошо. Я буду у двери.

Через десять минут она впустила меня. Вид у Алены был какой-то растерянный. Волосы были убраны в хвостик, а на лице почти не было косметики. Она и Катя без косметики была очень красива. Ее лицо всегда было румяно. Когда я достал букет и ослика из-за спины она улыбнулась, как ребенок. Эту улыбку никогда до этого не видел. Она была буквально до ушей.

Алена – Ты купил мне ослика. Откуда ты знал, что я его хочу.

Я – Ты когда-то фразу обронила. Можно я войду.

Алена – Да. Конечно, заходи.

Она стала с улыбкой и с каким-то игривым взглядам нюхать цветы, смотря на меня. К ней подошла ее сестра со скептическим взглядом. «Вот тип нашла, чем восхищается». Аврора забрала цветы и унесла, а мы с Аленой пошли в комнату. Алена посадила меня на диван. Именно на нем мы смотрели салют на новый год. Она села на мои колени и направив мой взгляд в свои глаза, медленно поцеловала, с каждой секундой поцелуй становился агрессивнее. Алена стала скользить по моей шее, доходя до мочки уха, покусывала ее, а потом спускалась в низ. Руками она гладила мою спину. Я крепко взял ее за ягодицы, от чего она даже вздрогнула и стала еще агрессивнее. Мне стало интересно, куда это зайдет, но от стука в дверь она соскочила и села рядом. Зашла одна из девочек с кем она жила.

Алина – Ален ты можешь съездить со мной в банк, мне родители перевод прислали.

Алена – Да. Давай я только оденусь. Думаю, через полчаса буду готова.

Алина – Ну и отлично.

Когда Алина ушла Алена повернулась ко мне и улыбнулась.

Алена – Можешь выйти из комнаты, я быстро оденусь.

Я – Может, ты со мной время проведешь.

Алена – Нет. Мне самой еще надо по делам дамским.

Я – Ну может тогда я с вами.

Алена – Не надо. Все давай иди на кухню.

Странное поведение. Через полчаса мы стояли на автобусной остановке, а ее даже было сложно поцеловать меня. Она начала разговаривать на нейтральные темы. Когда пришла маршрутка мы сели, Алена с Алиной сели на переднее сидение у водителя, а я в конец. Похоже, мой план провалился. Смешно. Ну что же поеду на работу. Где-то в середине пути мне пришла смс от Алены – Жень извини, но так будет лучше. Извини меня, пожалуйста. Давай встретимся завтра. Что ответить на это? Наверное, нужно сказать, что у меня не получится и посмотреть на ее реакцию. Я написал ее сообщения, мол сегодня вечером уезжаю. Ответ не заставил долго ждать, она стала просить остаться и все в этом роде. Ну что же тогда попросим уговорить меня лично. Я вновь отправил сообщения, что уезжаю сегодня. Алена обернулась и посмотрела на меня, а потом мне снова пришла смс. Останься, пожалуйста, я хочу с тобой завтра поговорить. Это очень важно. Мой ответ был таков – если ты хочешь о чем-то поговорить, то в чем проблема? Выходи, бери меня за руку и поговорим. Только не надо говорить, что-то про Алину. Мне все равно, что там она подумает. Алена снова обернулась и посмотрела на меня. После мне снова пришло сообщение от нее. Женя останься. Прошу. Тебе понравится наш разговор. Я отправил ей ответ - хорошо я остаюсь, но смотри это должно быть важным. Похоже, остается только ждать. Они вышли из маршрутки, а я ехал домой к своему любимому окну.




Через час я добрался до дому и сел подумать. Странно чем я занят. Просто так влюбляю девушку в себя, не говоря о том, кто я на самом деле. Что будет ее с лицом, если она узнает что я из тех органов? Но смысла говорить ей что-то пока нет. Завтра восьмое марта и праздновать его буду один. В прошлом году мы с Кате отмечали. Тогда я встал рано утром и стал хозяйничать на кухне. Мне захотелось сделать этот день особенным для Кати, поэтому решил приготовить что-то не обычное. Мой выбор остановился на торте с надписью с «восьмым мартам тебя любимая». Раньше я никогда не готовил торты, это должен был быть первым, и мне совсем не хочется, что бы он был комом. Найдя приемлемый рецепт бисквитного торта с желе наверху, украшенный кусочками киви и ананаса. А вдобавок к торту приготовил блинчики с мясом и грибами, еще несколько салатов. Один из салатов был сладким с яблоками рисом и медом, а второй был острый из яиц и редьки. Все эти кулинарные изыски я разместил на стол с красной скатертью и свечами. Это было красиво, в центр стола поставил вазу с большими красными розами и положил подарок. Тогда я подарил ей светло-малиновое платье причем оно сидела как влитое, потому что очень долго вымерял его по талии с метром, а еще небольшую корзинку со всякими эфирными маслами для ванны. Там было около сорока разных ароматов. Но на стол поставил только корзинку, платье решил подарить сразу, как она встанет. Когда у меня все было готова, я приготовил ароматный кофе на молоке и принес с парой блинчиков Кате в постель. Никогда не забуду ее лицо. Она была на столько удивлена кофеем в пастель. После кофе я подарил ей платье, она с улыбкой примерила его, Катя не могла поверить, что я способен легко выбрать платье. Ее улыбка стала еще больше, когда мы пришли к столу. Весь день мы просто просидели у стола, а вечером пошли на каток. К сожалению это был третий раз в моей жизни, когда я встал на них. Это было просто шоу, Катя веселилась от души и пыталась научить меня кататься, но как бы она не пыталась я падал. Правда к концу вечера уже более или менее научился. После мучительного катка мы пошли в наш любимый парк, где Катя меня и обкидала снежками. Постепенно это превратилось в полноценную войну. Снег оказался везде. Домой мы пошли как два снеговика и отправились в ванну отогреваться. Катя взяла корзинку, которую я подарил, и стала внимательно выбирать, нюхая каждый сосуд. Постепенно она смешала масло апельсина, жасмина и еще чего-то. Мы погасили свет и принесли две свечи. Это был особенный день, в особенности для Кати. Как жаль, что это время ушло. Жизнь вообще странная вещь. Вчера любил, а сегодня ненавидишь. Это лишь просто фраза. На самом деле у меня нет ни какой ненависти к Кате. Да и не будет никогда. Катя для меня это очень много. Её газа как часть моей жизни. Каждый её звонок ускоряет мой пульс. Почему я не хочу взять трубку, но смотрю на Катину фотографию вовремя вызова. Огонь между нами все еще горит, только со временем он потухнет. Время убивает не только боль, но и чувства. Многие люди говорят нужно просто забыть. Это так сложно. Я помню почти каждый день вместе. Мне горазда проще забыть о работе, чем о ней. Работа это грязь. Но даже и грязи привыкаешь. Антон был в этом прав, теперь у меня не вызывает никаких эмоций происходящее. Действительно служба здесь охладила мой пыл. Сейчас я стал холоднее, но даже сейчас поступил бы также как и осенью. Жизни людей это очень много. Жизнь бесценна. Я не герой и не супермен, а обычный человек.



Утром позвонила Алена и предложила встретиться через несколько часов. Встреча должна была быть в интернет кафе в центре. Когда я зашел в кафе увидел Алену. Она была не одна, рядом с ней за компьютером сидела Алина. У меня появилось ощущение, что зря пришел. Алена кроме «привет» не обронила не одно фразы, поэтому мне стала скучно. Чтобы хоть чем-то заняться я зашел в интернет с телефона и написал сообщение Алине. Она увидела его и обернулась, посмотрев на меня, потом ответила. Эта переписка оказалась тайной, за Алениной спиной. Но через полчаса мне это уже тоже надоело. К счастью девчонки закончили это сидения за компьютерами, и пошли в магазин косметики. Когда мы вышли на улицу, Алена даже не хотела брать меня за руку, но из этой ситуации я выкрутился и стал разговаривать с Алиной. Наш разговор с ней даже стал напрягать Алену. Мы с Алиной стояли, разговаривая с улыбками на лице. Словно у нас появились какие-то крылья. Общей темой для разговора оказалась первый компьютер.

Алина – О я помню, папа привез первый комп из Москвы мне даже семи не было. Мы с братом ночью подкрались и включили его. Это как магия была.

Я – Классно. А у меня был какой-то советский комп. В него еще такие старые большие дискеты вставлялись. Игры там были вообще классные по графике. Я всегда играл в какую-то игру комбайнера. Типа убери все быстрее поле.

Алина – Не я в тетрис играла. Потом у меня появился интернет, и я стала закачивать все клипы Майкла Джексона.

Я – О я первым делом захламил комп всякими книгами по строительству и не одну не прочел полностью.

Алина – Ха ха. Я помню, у меня весь жесткий диск был забит только клипами и музыкой.

Я – Не у меня всякие фильмы были, я их скачивала, проматывал и удалял. В итоге уже столько фильмов посмотрел.

Алина – Ладно мне за косметикой зайти надо. Позже договорим.

Наконец когда Алина зашла в магазин, Алена подошла ко мне. У нее в руку был гелиевый воздушный шарик, за которым она спрятало лицо за него, и произнесла – я тебя люблю. Потом она опустила шарик, что бы я увидел ее лицо, и снова уже с улыбкой произнесла – «я люблю тебя». Её лицо сильно изменилась из-за того, что я стол с и улыбался.

Я – Очень приятно, когда тебя любит красивая девушка.

Алена - Может, пойдем вечером погуляем? В кино сходим к примеру. Но сначала я домой съезжу.

Я – Я отдохнуть сегодня хочу. Извини. Да и возвращаться суда через несколько часов не хочу.

Алена – Женя я так и думала, что именно так ты и ответишь, но я люблю тебя все равно.

Разговор снова превратился в мало значительный, после того как из магазина вышла Алина. Мы снова стали говорить о чем-то настолько не серьезном. Эх странная у нее любовь. Эта любовь стала накатывать с каждым днем, она предлагала все больше и больше. Ее поцелуи становились все более страстные. За неделю Алена провела меня по половине музеев города. Ей интересна история города, и я показывал ее с удовольствием. Алена подолгу рассматривала каждый экспонат, для нее это не было привычно как для меня. Но история Екатеринбурга для меня самого не была особо интересной, просто в школе нас очень любили приобщать к культуре. До того до приобщались, что если нам объявляли о походе в музей, все испарялись из школы под самыми разными предлогами. Кто на тренировки, кто в больницу, а кто просто через окно на первом этаже не объясняясь. Теперь все было по-другому, я с удовольствием шел в музей. Потому-то пока она смотрела на экспонаты, мне не надо было говорить. С Аленой мне нравилось молчать, а ее бескрайний интерес меня иногда. Для нее не было слово, не хочу говорить, ей хотелось знать все. Интерес мне очень не нравился, порой она вела себя как назойливая журналистка. А в музее она спрашивала только про экспонаты и все. Мне это очень нравилось. Время стало идти как-то не так как раньше. Как-то веселее.

Но это веселое настроение оборвалось одним прекрасным утром. Я проснулся и повернул голову увидел маму, она на сидела в темноте на кресле. Наверное, что-то случилось. Что очень важное. Я включил свет и обратился к ней.

Я – Мам что-то случилось?

Мама – Бабушка умерла. Завтра похороны.

Я – Понятно.

Мама – Сегодня туда поедем ночью.

Я – Может вечером лучше.

Мама – Ночью лучше. Ладно одевайся иди на работу вечером встретимся.

Я – Хорошо.

Она вышла из комнаты, а остался лежать. Это событие должно было произойти. Бабушка уже несколько дней была без сознания. Да и полгода она была парализована, за ней ухаживал отец с тетей Людой. Странно то, что меньше всего я хотел думать об этом, поэтому одел маску некого смеха. Для меня так проще сдержать эмоции, которые стали одолевать меня сейчас. Сейчас мне очень захотелось, чтобы со мной был кто-то, кто мог отвлечь меня хотя бы на короткий период от мыслей о похоронах. Наверное, отпрошусь с работы сегодня и встречусь с Аленой. Сейчас воспоминания о бабушке стали одолевать меня. Все стало казаться, что было вчера, но какой-то тяжести на душе не было. Смерть окружала мою жизнь к ней я стал относиться, как должному. Больно конечно, что ее больше нет, но надо жить дальше и помнить все то чему она учила меня. Внутри меня появился какой-то эмоциональный вакуум, как будто ничего не случилось. Все идет своим чередом. Наверное, этому нас учили больше всего, трезвости ума в кризисной ситуации. Эмоции действительно ушли куда-то далеко, но не все.

Через час я уже был на работе. С улыбкой на лице. Что скрывалась за ней мне сложно сказать. Меньше всего мне хочется сейчас работать, поэтому я направился в кабинет к начальнику отдела, что бы отпросится. Войдя в его в кабинет увидел, как полковник капается в трех больших пачках из папок. От скрипа двери он обернулся, внимательно посмотрел на меня, после начал разговор.

Полковник – Входи уже. Вот смотри, видишь эти папки.

Я – Да.

Полковник – Это судьбы людей. Мне нужно выбрать самых ненужных и возбудить. Это хуже чем быть палачом, потому что все они виновны, тебе нужно выбрать менее нужного, а не менее виноватого.

Я – Я понимаю. Это один из принципов нашей работы. Целесообразнее оставить фигуру, которая обладает большими возможностями.

Полковник – Это с точки зрения получения информации нам плевать, чем занимается источник, а с точки зрения жизни. Вот смотри это ваш клиент. Он педофил, но на нем замкнуты многие люди, которыми он легко управляет. Если его взять новый руководитель несколько месяцев будет соображать, как управлять и вообще, куда он попал. Это время, значит и убытки большие. Следовательно, этот субъект будет работать дальше. А за него сядет чиновник, который всего лишь за деньги ускорил оформление бумаг. Он даже не принес ни какого ущерба бюджету, кроме этого на него ничего нет.

Я – Мы творим судьбы людей, они даже не догадываются парой, что за них решаем мы.

Полковник – Ну сейчас это не так. Ты Антона не ищи, я его в командировку отправил.

Я – По личному вопросу. У меня бабушка умерла, хочу отпроситься сегодня.

Полковник – Прими мои соболезнования. Держишься. Молодец. Разум всегда должен быть выше эмоций. Значит так принесешь мне ваши разработки по чиновникам из земельного комитета и свободен.

Я – Спасибо. Я пойду.

На моем лице была одна улыбка. Мало кто сейчас мог понять, что это лишь иллюзия. После того как я занес полковнику документы, позвонил Алене и договорился о встрече. Она сейчас в институте и освободится через час. Я вышел из управления и медленно направился в институт. На улице было холодно, шел очень сильный снег. Завтра должен быть день рождение мамы, а мы будем на похоронах. Наверное, из-за этого события ее день рождение больше не будет как прежде. Правда, я сам когда-то ей сделал хороший подарок, сломав в этот день руку. Мне сложно забыть этот день. Я тогда сделал небольшую пирамиду из стола и пары табуреток, с которой собственно и упал. Было очень больно. Мама из-за этого альпинизма, весь день провела со мной в больнице, вместо того чтобы готовить в ожидании гостей. Когда я подошел к институту сразу поднялся на пятый этаж чтобы посмотреть Аленино расписание. У расписания сидела Джил в черной норковой шубе с бирюзовым шелковым шарфиком. Я подошел к Джил, с натянутой улыбкой. Не скрою Джил симпатична мне, ее энергия давала сил. Даже когда мы общались через интернет, собственно там мы и общались.

Джил – О привет. как дела у тебя?

Я – Привет, да не очень как-то. Бабушка умерла сегодня.

Джил – Ну ты такой веселый. Ждал что ли. Она сильно болела?

Я – Это лишь маска. А болеть она болела уже давно. У тебя что нового. Как вижу неплохо клубы рестораны.

Джил – Ну да. Хорошо. Новые друзья, новое общение. Все веселее. Весна! Ты девушку ждешь?

Я – Да. Ладно, я пойду.

Через пару минут вышла из кабинета вышла Алена.

Алена - Что-то случилось?

Я – Бабушка умерла.

Алена – И ты улыбаешься? Жень я сочувствую пойдем прогуляемся. Тебе станет легче.

Она повела мне в зоопарк, но вся эта прогулка оказалась в тумане. Алена радовалась для нее ничего как будто не произошло. Правда и для меня тоже. Я уже не реагирую на смерть, так как раньше. Сейчас она есть событием, которое должно произойти. Да не скрою умер близки мой человек, но реальных эмоций боли я уже не чувству. Наверное, работа сделала свое. Спокойствие в любой ситуации. Именно это сейчас и получается. Алена пытается поднять мне настроение, старается быть рядом, но как-то не так как Катя. И снова я думаю о ангеле. Она была со мной во все худшие дни моей жизни. Я не знаю, что сейчас чувствую к ней, но улыбка от мыслей о ней уже не появляется. Мы расстались, но наши дороги еще пересекутся. Мир слишком маленький, тем более мы с ее братом в друзьях. После зоопарка мы с Аленой разошлись. Я поехал к на вокзала откуда уехал на похороны, а она поехала сестру провожать. Собственно это спокойствие и умиротворенность продолжалось и все похороны.

Вечером после похорон я вернулся в город и снова мир вернулся на свою орбиту. Работа, встречи с Аленой, дом и вновь работа. Я даже стал задумываться о том что зря не послушал генерала и не остался в Москве. Только вот к сожалению ничего не прошло бесследно. Осталась какая-то пустота. Но стоит жить дальше, не стоит мир останавливать, если кто-то ушел на покой.


Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: