double arrow

Виктория Саксен-Кобур-Готекая 1905-1936 4 страница


| К концу XVIII в. российская армия являлась одной из самых много­численных армий Европы. Блестящие победы Румянцева, Потемкина, Су­ворова, Ушакова, других полководцев и флотоводцев не могли решить сто­ящих перед ней проблем. С расширением театра военных действий, увеличением численности войск, одновременно занятых в сражениях, с раз­витием тактики и стратегии военного искусства назрела острая необходи­мость реорганизовать комплектование, управление, снабжение и вооружение русской армии. Широкое распространение получил произвол офицер0 ] унтер-офицеров, использование солдат в домашних работах, присвоен полковых сумм, записывание новорожденных и малолетних детей дворЭ в гвардию и армейские полки для досрочного получения офицерских ч| нов, протекционизм и фаворитизм. Преодоление этих недостатков Павел! видел во введении единоначалия, строгой воинской дисциплины, неуков нительном исполнении приказов и распоряжений офицерами и солдатами] в отмене льгот гвардейских частей и уравнении их с другими подраздЛ лениями российской армии. Он стремился подчинить армию личной вла] сти, оградить от влияния дворянской аристократии.

Важная роль в реорганизации армии отводилась подготовке и обучения солдат и офицеров, сосредоточению в руках императора и президента Во] енной коллегии награждений и присвоений офицерских званий, замещл ния должностей, призыва, прохождения и увольнения дворян от служби Принципы управления и снаряжения прусской армии Фридриха II стали слепо, без учета российских природно-климатических и географически! факторов, опыта и военных традиций копироваться и насаждаться в рус­ской армии.

Реализация этих идей позволила бы Павлу I превратить армию в по­слушный инструмент своей внутренней и внешней политики. Следует так! же иметь в виду, что император никогда не забывал о личной безопасности о роли и значении преданных Екатерине II войск в дворцовом переворо! те 28 июня 1762 г. В результате реформ армия становилась одним ия важнейших условий сохранения монархии в России, гарантией стабильно! сти, законности и порядка в государстве, на Европейском континенте. 1

Преобразования в армии Павел I начал с Военной коллегии, которук! возглавлял в 1796 г. «старый друг» граф Н.И. Салтыков. Прежде всего! чтобы искоренить распространившееся в армии казнокрадство, императош создал аудиторный департамент, предоставив ему широкие контрольно! ревизорские полномочия. Одновременно распределение полковых сумга передавалось из Государственного казначейства в Военную коллегию, что! лишало воинские части, в первую очередь гвардейские полки, финансо! вой самостоятельности. С целью усиления контроля над армией Павел! ввел ежемесячные отчеты частей и подразделений, Военной коллегии, обя! зательное составление списков личного состава — генералов, штаб-1 обер-офицеров, исключил из армии всех офицеров, не находящихся на деи1 ствительной службе. Сокращение армии, приведение в комплект полков Я подразделений позволяло уменьшить рекрутские наборы и выплаты ия бюджета денег на содержание многочисленного офицерского корпус1!




Освобождение Военной коллегии от несвойственных ей функций — Щ министративных, хозяйственных, судебных — сопровождалось увеличение^ количества департаментов и экспедиций, концентрацией власти в руках ИМ'

LpaTopa, фактически исполняющего обязанности президента коллегии. Этому способствовало и создание Военно-походной Его Императорско­го величества канцелярии, разработка и введение нового воинского ус­тава. благодаря проведенным мероприятиям Военная коллегия могла скон­центрировать свое внимание на комплектовании, вооружении, боевой и .строевой подготовке войск, на обмундировании и продовольствии лично­го состава, на оперативном и тактическом управлении армией. Быстрота, с [которой проводилась реформа, отсутствие анализа и обобщения первых результатов, причудливая форма одежды и увлечение плац-парадами, час­тая смена руководства армии отрицательно сказывались на ее военной подготовке и боевом духе. Вместе с тем следует признать, что многие во­енные мероприятия Павла I показали себя в дальнейшем с самой лучшей Стороны при создании императором Александром I военного министер­ства, в Отечественной войне 1812 г. и сохранились до начала XX в.



В общем русле военной реформы протекала и реформа флота. При жиз- [ни императрицы Екатерины II цесаревич был назначен генерал-адмиралом российского флота и президентом Адмиралтейской коллегии. Однако ре- альное руководство коллегией принадлежало вице-президенту адмиралу И.Л. Голенищеву-Кутузову, затем адмиралу Г.Г. Кушелеву. С восшествием [на престол Павел I сохранил за собой звание генерал-адмирала, что оз­начало соединение в одном лице управления армией и флотом. Как и в [случае с Военной коллегией, император стремился сконцентрировать уп­равление флотом, реорганизовав Адмиралтейскую коллегию. Он расши­рил штаты и увеличил число департаментов и экспедиций, восстановил старые права и ввел новые полномочия коллегии и вице-президента. К ведению Адмиралтейской коллегии теперь относились управление Балтий­ским, Беломорским, Каспийским и Черноморским флотами, речными фло­тилиями, постройка кораблей и различных судов, их техническое оснаще­ние и вооружение, комплектование флота и обмундирование нижних чинов, наблюдение за портами и верфями, корабельными лесами.

Важным шагом в развитии морского флота явилось принятие в 1797 г. [нового морского устава и закрепление в нем изменений в составе фло­тов, их организации и новой маневренной тактики, которая успешно при­менялась адмиралами Г.А. Спиридовым и Ф.Ф. Ушаковым, опыта взаимо­действия различных родов войск — флота, артиллерии и пехоты, [накопленного в сражениях на Черном и Средиземном морях. К сожале­нию, по сравнению с армией реформы флота носили ограниченный ха­рактер. Адмиралтейская коллегия уделяла внимание преимущественно [повседневным, текущим делам.

I Преобразовательная деятельность Павла I коснулась и других цент- I Р^ьных органов власти и управления. Расширились и конкретизировались I олномочия Берг-коллегии, были восстановлены Мануфактур-, Камерц-,

Коммор-коллегии, открыто Государственное казначейство, создан на о ] новании «Учреждения об императорской фамилии» департамент уделоЛ В итоге количество органов управления увеличилось более чем в два paJ (с 7 до 15), что, однако, не являлось механическим воспроизведением сы рых учреждений. С учетом замыслов и текущих событий император отд;] вал предпочтение единоличному началу перед коллегиальным, предостаЭ лял президентам, вице-президентам коллегий, инспекторам и управляющий департаментов самые широкие полномочия под контролем государя, [м существу дела, в России к 1801 г. сложилась бюрократическая министер! екая система, требовался еще один шаг для ее юридического оформле! ния. Его сделал император Александр I, издав 8 сентября 1802 г. мани! фест об учреждении министерств в Российской империи.

В написанном собственноручно Павлом I проекте об устройстве раэныя частей государственного управления большое внимание уделялось opral нам местного управления. Губернская реформа 1775 г. являлась одни)! из выдающихся достижений Екатерины II и ее окружения. Но по мере] введения реформы в жизнь вырисовывались недостатки, которые с раз­ной степенью успеха преодолевались. К концу XVIII в. главными препятЯ ствиями бюрократизации органов местного управления являлись несовер! шенство судопроизводства, недостаток в губерниях чиновников на! государственной службе, отступления в губерниях от исполнения законов! высокие расходы на содержание местной администрации.

Император понимал, что централизация, упрощение и удешевление мест! ного управления затрагивают насущные интересы дворянства, представ-1 ляют собой сложную задачу, решение которой может затянуться на дол! гие годы. Поэтому указом от 12 декабря 1796 г. «О новом разделения государства на губернии» проведение реформы возлагалось на губерна! торов и Сенат. В течение 1796—1797 гг. число губерний сократилось я 50 до 42, были упразднены лишние органы местного судопроизводства к| управления, уменьшены расходы на их содержание. Одновременно вво-1 дились прямые со стороны государства назначения чиновников на долж-1 ности, обязательная военная служба дворян, а на должности в губернских) и окружных судах, канцеляриях, где не хватало подготовленных чиновник ков, допускались лица недворянского сословия. Эти мероприятия ограни-1 чивали действие «Жалованной грамоты дворянству», назначение чиновни-1 ков по выборам дворянства, создавали предпосылки для формирования всесословных органов управления, усиливали власть бюрократии. Вместе] с тем не следует преувеличивать значение павловской реформы, прида- вать ей буржуазный характер, а императора представлять как отца нации или всех сословий. В действительности, реформы носили государствен­ный характер, были направлены на укрепление самодержавия, а не в р косословных, корпоративных интересах. Этим можно объяснить и упразД"

Енение губернских дворянских собраний, ограничение круга лиц, имевших I право голоса, сокращение процедуры выборов, усиление влияния импера­тора, Сената, генерал-прокуроров, губернаторов и губернских прокуроров [ на дворянские организации.

I Чтобы сохранить кадровый состав армии и флота, обеспечить органы уп­равления чиновниками, Павел I запретил в 1797 г. дворянам, прослужившим ■менее года на офицерских должностях, просить отставку, а в 1800 г. — (принимать на гражданскую службу дворян, не прошедших военную. Ук­лонение от военной службы рассматривалось императором как серьез- [ ное нарушение государственных законов, поэтому их исполнение возлага­лось на губернаторов и прокуроров. Последние получали право отыскивать ( дворянских недорослей и отправлять их на службу в полки унтер-офице- I рами, даже сверх комплекта, снабдив свидетельствами о дворянском про­исхождении. К поиску укрывавшихся от службы подключались уездные (учреждения и дворянские общества, за что удостаивались высочайшего {благоволения и благодарности.

I Реформы в армии и на флоте, государственного управления оказались I не такими дешевыми, как предполагал их инициатор. Он ввел постоянные Е денежные сборы с дворян. Сумма сборов определялась количеством земли Ей численностью крестьян, которыми владели помещики. Обязательная служ- [ба и денежные сборы взволновали часть дворянства. Чтобы успокоить ( недовольных дворян, император обязал губернаторов определять к ним [войска на квартиры.

I Ограничения дворянских привилегий коснулись и права телесных нака- | заний. Павел I был противником смертной казни, но считал, что за убий- [ ство, разбои, пьянство, разврат и упущения по службе дворяне должны нести [ такие же наказания, как и другие сословия. Если виновного лишали «чи- Iнов и дворянства», то в дальнейшем с ним поступали на основе государ- I ственных узаконений — наказывали плетьми, вырывали ноздри, клеймили, I сажали в крепость, ссылали в Сибирь на каторгу и поселение. Указы и [мероприятия Павла I по отношению к высшему сословию представляют- I §я на первый взгляд антидворянскими. В действительности, они были на- [ правлены на укрепление дворянского господства. В результате реформ I поднялся авторитет и престиж военной и государственной службы; обра- [ зование, личные способности и заслуги стали играть важную роль 8 опре­делении на должности, укрепился центральный и местный аппарат управ- I ления, органы судопроизводства.

В русле реформ, направленных на укрепление самодержавия, проводилась I политика по отношению к крестьянству. Проникнутый идеями патернализ- I Mai Павел I считал, что государь должен не только управлять подданны- | ми, но и заботиться об их теле, душе, воздействовать на образ мыслей, I контролировать личную жизнь, вплоть до формы и цвета одежды, размера


шляп, галстуков и т. д. Свои идеи он стремился реализовать в деятель^ сти государственных учреждений, прежде всего прокуратуры и судов прЗ доставив им право покровительствовать утесненным от чиновного проЛ вола и других «сильных мира сего». В 1797 г. император отменил указа 1760 г. и 1762 г., разрешил крестьянам подавать жалобы в суд, губерн] торам и императору на притеснения помещиков и управителей.

Для облегчения положения сословия, «достойного особого уважениям которое «содержит все прочие части», Павел I сложил в 1797 г. всенедо! имки с крестьян, заменил подворную, дорожную повинности, хлебную по] дать денежным сбором, организовал в 1798 г. во всех губерниях и yd дах запасные хлебные магазины на случай неурожая и голода.

Особым вниманием царя пользовались удельные и казенные крестьян» Для приращения доходов на содержание императорской фамилии и го! сударства они обеспечивались наделом в 15 десятин земли, при выход! на заработки могли заочно получать паспорта, не являясь в губернские м уездные экспедиции, а в 1798 г. им разрешалось переходить в купечество, оплатив по мирскому приговору выкупную сумму. Этим же указом допус! кались браки казенных и удельных крестьян с помещичьими крестьян ми, а также расширялись полномочия органов местного сельского самда управления.

Преобразовательные мероприятия Павла I коснулись и помещичьих крй стьян. Одним из первых манифестов, устанавливавших отношения междя крестьянами и помещиками, был указ от 5 апреля 1797 г. «О трехдневной работе помещичьих крестьян в пользу помещиков и не принуждении ! работам в дни воскресные». Затем последовали указы о запрещении про-1 давать крестьян без земли, на аукционах и торгах, с раздроблением см мей, о праве крестьян подавать апелляции в суд. За четыре года правлен ния император издал свыше ста манифестов, указов и распоряжений! посвященных различным категориям крестьянства. Складывается впечатН ление, что мероприятия Павла I открывали путь к радикальному улучшН нию и даже освобождению помещичьих крестьян.

В действительности, в крестьянской политике Павла I, как в капле воды, отразились черты характера — противоречивость, непоследовательность,! нетерпеливость, вспыльчивость. Не успев взойти на престол, Павел I за-Г претил указом от 12 декабря 1796 г. переходы крестьян в «полуденный губерниях Южной России» и разрешил помещикам записывать их за со­бой как пропущенных или числившихся по последней ревизии. Фактичес­ки это означало превращение беглых и свободных людей в крепостных. На первый взгляд, не совсем логичными на общем фоне заботы импера- тора о жизни, хозяйстве и быте крестьянства выглядят массовые раздачи казенных поселян фаворитам, сподвижникам, подхалимам и льстецам, Ра3' решения фабрикантам и заводчикам недворянского сословия покупать Ае'

древни с крестьянами, приписывать крестьян к казенным заводам. По на- [шему мнению, такая противоречивая политика Павла 1 в отношении крес­тьянства объясняется не столько личными качествами, сколько желанием Соблюсти интересы самодержавия, государства, дворянства, заводчиков и самого крестьянства. Но в условиях кризиса феодально-крепостнической Системы трудно было проводить сбалансированную, удовлетворявшую все [слои общества политику.


К Не менее сложным было внешнеполитическое положение России. С пер­вых дней своего правления Павел I решил отказаться от принципов и тра­диций екатерининской дипломатии, начал проводить свою внешнюю поли­тику, защищать и отстаивать национальные интересы Российской империи, ! Не считаясь со сложившейся практикой международных отношений. В но­ябре 1796 г. император вернул из похода в Персию корпус под командо­ванием В.А. Зубова, отказался послать войска в Германию, возобновил пе­реговоры со Швецией. Своими действиями Павел I как бы показывал, что [его главное желание — установить прочный и долгий мир, успокоить стра­ну, улучшить хозяйство и быт своих подданных. Но неискушенный во внеш­неполитических делах, связанный предшествовавшими договорами и обя­зательствами, император не сумел преодолеть лабиринты дипломатии, до |конца освободиться от влияния Пруссии, Австрии, Англии, Франции и дру- Кгих европейских государств. Попытки Павла I нарушить сложившийся ба­шне сил в Европе встретили непонимание и сопротивление со стороны Союзников. Начавшиеся многосторонние переговоры между Петербургом, |Веной, Берлином, Лондоном и Парижем завершились в конечном итоге под­писанием в 1797 г. договора в Кампо-Формио, по которому Россия выступа­ла на стороне Австрии, подтверждала условия принятых в 1791 и 1792 гг. (договоров. Она обязывалась предоставить австрийскому императору вспо­могательный 60-тысячный корпус, чтобы уменьшить французские террито­риальные притязания, а по договору 1795 г. предоставить Англии вместо I пехотного экспедиционного корпуса 12 линейных кораблей. I Попытки Павла I сохранить нейтралитет оказались неудачными. К тому |же события в Европе — военные успехи республиканской Франции — ■заставили императора активно вмешаться в международные дела. Нача­лись длительные переговоры, где каждая из сторон преследовала соб­ственные интересы. Пруссия предлагала российскому императору помощь (при заключении мира с Францией, Павел I рассчитывал выступить посред­ником между коалицией и Францией, и т. д. В итоге хитросплетений сло­жилась Вторая коалиция (Россия, Англия, Австрия, Турция, Неаполитанское {королевство) против Франции, в которой союзники отводили России клю­чевую роль. Они подталкивали Павла I к открытию широкомасштабных [боевых действий на суше и на море против французский войск. Но им­ператор не спешил начинать войну, прекрасно понимая, что для этого потребуются большие финансовые затраты, военные и людские реп Вероятно, Павлу I удалось бы избежать войны, если бы не захват в и

1798 г. французами острова Мальта, принадлежавшего рыцарям qpJ Св. Иоанна Иерусалимского. Свои действия Наполеон объяснял желащ) ем избавиться от русского господства на острове.

Император Павел I рассматривал нарушение протектората России J личное оскорбление, а действия Наполеона как унижающие достоинств российской монархии. 10 сентября 1797 г. Павел I'объявил о перехоД Ордена в высочайшее управление. Обострение военного противоборств между Россией и Францией стало неизбежным.

Под давлением союзников император послал войска под командование' фельдмаршала А.В. Суворова в Северную Италию, эскадру вице-адмир^ ла Ф.Ф. Ушакова — из Севастополя в Средиземное море и корпус гене] рала A.M. Римского-Корсакова — в Швейцарию. Русско-австрийские вою ска под командованием Суворова весной — летом 1799 г. освободили я французских войск Северную Италию, эскадра Ушакова — Южную Ита! лию, Ионические острова и остров Корфу. Англия и Австрия, опасаяс усиления влияния России на Апеннинском полуострове, настояли на пере дислокации русского корпуса Суворова в Швейцарию на соединеннее корпусом Римского-Корсакова. Блестящий переход через Альпы осенью

1799 г. корпуса Суворова, к сожалению, не подкреплялся успехами рус] ских и австрийских войск в Швейцарии. Более того, потерпев поражение у Цюриха на реке Линте, корпуса Римского-Корсакова и австрийского ге­нерала Ф. Хотце, отступая под натиском французов, оставили войска Су| ворова в окружении. Русские войска, отбивая атаки превосходящих си! противника, вышли из окружения к Аугсбургу, где и остановились на от| дых. Павел I, узнав о неблаговидной деятельности австрийского и анг­лийского командования, разорвал союз с Австрией и приказал Суворов! возвратиться с армией в Россию.

Вскоре за разрывом с Австрией последовал дипломатический, военный и экономический разрыв с Англией. Отношение Павла I к Англии еще более ухудшилось, когда англичане захватили 1 октября 1800 г. острой Мальту, отказались признать протекторат России над орденом Св. Иоанна Иерусалимского, а императора — его магистром. При посредничества Пруссии начались переговоры и сближение России и Франции, что означав ло коренное изменение курса внешней политики правительства Павла II Вице-канцлер граф Ф.В. Растопчин предложил императору заключить №| глашение между Россией, Францией, Пруссией и Австрией, направленное! против Англии, восстановить вооруженный нейтралитет, разделить Турцию! и создать Греческую республику, под протекторатом нового союза пода готовить и направить экспедицию в Индию, чтобы подорвать основы а№| лийского могущества.

I Павел I одобрительно отнесся к замыслам своего президента Коллегии Иностранных дел и в переписке с Наполеоном поддержал идею военной 1 экономической блокады Англии. Началась дипломатическая подготовка соглашения между Россией и Францией, которому не суждено было при­нять четкие и реальные очертания и действия. В январе 1801 г. импера­тор принял два важных решения: первое — объявил о присоединении к |россии Грузии, и второе — направил донских казаков в поход к Орен­бургу, чтобы они через Хиву и Бухару достигли Индии и напали на анг­лийские учреждения. После смерти Павла I донские казаки были срочно возвращены из-под Оренбурга домой.

| Неожиданные, непонятные и необъяснимые на первый взгляд внутри- и ^внешнеполитические мероприятия Павла I приводили в замешательство, по­рождали нестабильность и неуверенность в русском обществе, среди мо­нархов европейских государств. В ближайшем окружении императора сло­жился заговор с целью отстранения его от власти в пользу наследника [престола цесаревича Александра. Желание лишить императора российс­кого престола объединило людей разных судеб и взглядов — вчерашних [фаворитов Екатерины II и Павла I — братьев Зубовых, Н.П. Панина, адми- ; рала И.М. де Рибаса, Алексея и Александра Куракиных, генерала П.А. Па­клена, наследника престола цесаревича Александра и его флигель-адъю- танта князя П.М. Волконского, генерала Л.Л. Беннигсена, командиров и [офицеров Семеновского, Преображенского и Кавалергардского полков генералов Л.И. Депрерадовича, П.А. Талызина, Ф.П. Уварова и других вли- \ ятельных лиц. Заговорщики стали распускать слухи о серьезной болезни I Павла I, о сумасшествии и скорой кончине государя: подготавливалось | общественное мнение к предстоящему государственному перевороту. ' Сведения о заговоре быстро распространились по городу и достигли Михайловского дворца, где находился император. Павел I, догадываясь о ! готовившемся покушении, вызвал в Петербург опальных А.А. Аракчеева, > генерала Ф.И. Линденера, усилил охрану замка. Это заставило противни­ков Павла спешить.

Ночью 11 марта 1801 г. группа заговорщиков проникла в Михайловский замок, пыталась заставить императора отречься от престола. В завязавшейся борьбе Павел был убит. Дворцовый переворот 11 марта 1801 г. закрыл еще одну драматическую страницу российской истории. Восшедший на российский престол цесаревич Александр реализовал многие начатые от­цом преобразования. Началась эпоха императора Александра I.

А. И. Агафонов


Хронология основных событий

1754, сент. Дата рождения.

1796, нояб. Восшествие на престол.

1796, 12 дек. Указы «О новом разделении государства на губернии» и «О запо J нии перехода крестьян в «полуденных губерниях Южной России».

1796, 13 дек. Утверждение нового положения о Сенате.

1797, 20 янв. Начало создания «Общего гербовника дворянских родов Российской империи».

1797, 5 апр. Учреждение об императорской фамилии, Установление о российских иУ ператорских орденах и Указ о трехдневной барщине.

1797. Избрание магистром Мальтийского ордена Св. Иоанна Иерусалимского.

1799. Итальянский и швейцарский походы русских войск под командованием А.В. Сувя рова.

1801, февр. март. Поход донских казаков к Оренбургу (Индийский поход).

1801, 11 марта. Дворцовый переворот, убийство императора.

Литература

1. Валишевский К. Сын Великой Екатерины. — СПб., 1914.

2. Клочков М.В. Очерки правительственной деятельности времени Павла I. — Пг., 191(1

3. Пыпин А.Н. Общественное движение при Александре I. — СПб., 1871.

4. Цареубийство 11 марта 1801 г. Записки участников и современников. 2-е изд.- СПб., 1908.

5. Шильдер Н.К. Император Павел I. Историко-биографический очерк. — СПб., 19011

6. Шумигорский Е.С. Император Павел I. Жизнь и царствование. —• СПб., 1907.


Александр I

/Ш лександр Павлович, восшедший на престол в результате пос- !щ леднего в истории России дворцового переворота, возможно, I/ более чем кто-либо из современников был личностью, воб- кравшей в себя и преломившей особенности эпохи, ее парадоксально со­четавшиеся противоречия.

Историческое время, в которое старший внук Екатерины Великой, ро- вдившийся 12 декабря 1777 г., рос, формировался и готовился унаследо­вать власть, сложно охарактеризовать лаконично.

Рубеж XVIII—XIX вв. — период, когда Российская империя достигла ес­тественных географических границ на Европейском континенте, включая в себя не только значительную часть Азии, но и территории в Северной [Америке — русскую Аляску. Но еще не определилось стремление пре­одолеть хребты Кавказа, а также утвердиться в Средней Азии. Более чем [когда-либо ранее она оказалась вовлеченной в европейские дела, суще­ственно влияя на решение проблем большой политики, на поддержание [баланса сил на континенте.

Это время, когда шло к закату «осьмнадцатое столетие» — век Про­свещения. Идеи его зримо отразились в истории европейских монархий и, [преобразившись в принципы политики «просвещенного абсолютизма» в Цен­тральной и Восточной Европе, способствовали крушению монархии во Фран­ции. Последнее событие нарушило столь рев- Еностно охранявшееся весь век европейское [[равновесие.

Это эпоха, когда постепенно складывалось (понимание того, что легитимная власть обя­зана основываться на законе, что именно в [этом состоит ее главный видовой признак, а |не только и не столько в освященном пома- [зании на царство. Но одновременно проис­ходила милитаризация власти, практически по­всеместно, особенно же в Пруссии и России ■Р времени Павла I).

 

Наивная вера философов-просветителей во f всемогущество разума, в изначальное равенство Александр I
людей и естественные права личности реализовалась в политической npjJ тике конца XVIII в. казнью легитимного короля Людовика XVI и жуткий! реалиями якобинского террора. Последнее немало способствовало ц3 лечению просвещенного европейца от идеальных мечтаний о равенства и братстве. Но, эмигрировав из революционной Франции в самодержа»] ную Россию, он с ужасом замечал, сколь широко распространены идеи] рационалистической философии и просветительские убеждения в светски! домах Петербурга, в среде дворянской молодежи. И аналогии с аристоЛ ратическими салонами предреволюционной Франции казались ему устрад шающими. рМ!

Но удивляться этому не приходится. Весь XVIII в. Россия неуклонно пе-| ренимала и усваивала западные технологии, формы организации про! мышленности и государственной власти, систему образования и воспитанна] культурно-бытовой уклад и европейские языки, новинки моды и модные идеи] Правда, разные поколения русского дворянства различно воспринимали чужую культуру. И отношение к Европе демонстрировали всякий раз иное!

Во время царствования Петра I русский дворянин ездил на запад (чаща всего не по своей воле) учиться навигации и кораблестроению, артилле! рийскому делу и точным наукам — вещам, необходимым для государствен! ной службы. При Елизавете Петровне Европу посещали уже по собствен! ному желанию и в основном затем, чтобы привезти домой новинш парижской моды и обретенный там же галантный политес. В царствовав ние Екатерины освобожденное от обязательной службы дворянство, на! ходясь под обаянием французского вольномыслия, — благо все литера! турные новинки беспрепятственно попадали в Россию, — поехало q Европу на поклон к философам.

Одновременно с Александром I в активную политическую жизнь вступав ли два-три поколения свободного от обязательной службы «непоротогоя дворянства. Эта молодежь была воспитана и «французиками из Бордо», 4 образованными носителями идей Просвещения. А уже подрастали те из них,] чьими наставниками стали отцы-иезуиты, появившиеся в России при Павле] после официального роспуска ордена и сумевшие убедить романтической го русского императора в том, что они лучше, чем кто-то другой, способнь! воспитывать подрастающее поколение в консервативном, верноподданниче-j ском духе. Иезуиты принесли с собой не только экзальтированное религИ озное чувство, но и сложившуюся систему воспитания и обучения, ориенти-4 рованную на мобилизацию интеллектуальных возможностей воспитанников] и на формирование деловых навыков и деятельностных жизненных уста-! новок. Поэтому они явились далеко не худшими воспитателями дворян-] ской молодежи, если, конечно, не учитывать ревностной пропаганды катя лицизма. Среди будущих декабристов, кстати, многие прошли школи отцов-иезуитов.

Великий князь Александр был отнят бабкой у родителей с момента сво­его рождения. Через два года эта же участь постигла и второго сына Пав­ла Петровича и Марии Федоровны — Константина. Екатерина II задумала [воспитать старших внуков, следуя модным и гуманным педагогическим прин­ципам эпохи Просвещения, уточняя последние в своей подробной перепис- [ке с Гриммом. «Философ на троне», считая собственного сына неспособ­ным к роли русского императора и беспокоясь о судьбе престола, желала ^вырастить в лице Александра просвещенного самодержца. И задачу эту, с [присущей ей энергией, пыталась разрешить, поселив внуков при своем бле­стящем, вольнодумном и фривольном дворе. Здесь она могла объяснять (подраставшему Александру Павловичу идеи своего «Наказа» или Декла- f рацию прав человека, и здесь же подростки могли стать невольными сви­детелями скандальных ситуаций с участием стареющей бабки. I Впрочем, в младенческие годы оба внука были устроены в обстановке, (вполне отвечавшей требованиям бытовой и личной гигиены, которые воз­никли в европейской педагогике эпохи Просвещения и постепенно нача- ; ли внедряться в обиход привилегированных сословий. А нежной бабуш­ке хватало и энергии, и любви, и времени, чтобы неуклонно, а порой даже (мелочно, следить за их воспитанием. В 1784 г. она составила специаль­ные правила, предписывавшие штату воспитателей и учителей и принципы (умственного и нравственного развития мальчиков, и то, как они должны Впитаться, и то, как следует их одевать. А кроме того, были сочинены спе­циальная «Азбука бабушки» и ряд сказок для внуков, тщательно подо- браны книги для «библиотеки Александра и Константина». Еще более вни­мательно Екатерина подошла к выбору для них воспитателей и учителей. (И тем не менее прислушаемся к суждению В.О. Ключевского по поводу ■воспитания Александра: «...он был воспитан хлопотливо, но не хорошо, |и не хорошо именно потому, что хлопотливо».

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: