double arrow

Петрашевцы


Общ движение в России в 30-40-е гг 19в. Западники и славянофилы

Общ движ 30—50-х годов имело характерные особенности: оно развивалось в условиях политической реакции (после поражения декабристов); революционное и правительственное направления окон­чательно разошлись; его участники не имели возможности реализовать свои

идеи на практике. Можно выделить три направления общественно-политичес­кой мысли этого периода: консервативное (лидер — граф С. С. Уваров); западники и славянофилы (идеологи — К. Кавелин, Т. Гра­новский, братья К. и И. Аксаковы, Ю. Самарин и др.); революционно-демократическое (идеологи — А. Герцен, Н. Огарев, М. Петрашевский). Поражение декабристов показало, что прежде чем браться за коренное переустройство России, необходимо понять, что она из себя представляет — каково ее место в мировой истории, какие силы направляют ее развитие. Обращению общества к подобным вопросам — историософским и философским — способствовало и само правительство, жестко и оперативно пресекавшее любые попытки представителей общества заняться политической деятельностью. Центрами идейной жизни в 1830-40-х гг. становятся не тайные общества, а светские салоны, журналы, университетские кафедры.




К концу 1830-х гг. в русском обществе сложились течения западников и славянофилов. Западники (историки Т.Н.Грановский, П.Н.Кудрявцев, юрист и философ К.Д.Кавелин, литераторы В.П.Боткин, П.В.Анненков, В.Ф.Корш и др.) исходили из мысли о единстве исторического развития человечества, а, следовательно, и о единстве исторических путей России и Европы. Поэтому, считали западники, в России со временем должны утвердиться европейские порядки. Западники были сторонниками конституционной монархии, политических свобод — свободы слова, совести и др., выступали за отмену крепостного права и развитие предпринимательства. Иных взглядов на исторический путь России придерживались славянофилы (А.С.Хомяков, братья И.В. и П.В. Киреевские, братья К.С. и И.С. Аскаковы, Ю.Ф.Самарин). Они считали, что у каждого народа своя судьба и что Россия развивается по пути, отличному от европейского. Это, однако, не делало славянофилов сторонниками правительственной идеологии: они были решительными противниками крепостного права, критиковали деспотизм и бюрократизм, с которыми было связано самодержавие Николая I. Но изжить эти пороки славянофилы намеревались отнюдь не путем европеизации. Власть царя должна остаться неограниченной, считали славянофилы, однако народ должен при этом получить право свободно выражать свое мнение — в печати и на земских соборах, получить свободу совести. Подобное сочетание, по мнению славянофилов, соответствовало исконно русским началам: русский народ никогда не претендовал на участие в политической жизни, предоставляя эту сферу государству, а государство не вмешивалось в духовную жизнь народа и прислушивалось к его мнению. В основе русской жизни, по мнению славянофилов, лежало общинное начало и принцип согласия (в отличие от европейских порядков, основанных на противоборстве индивидуалистических начал и формальной законности) . Глубоко близка русскому национальному характеру была, по мнению славянофилов, православная религия, ставящая общее выше частного, призывающая прежде всего к духовному совершенствованию, а не к преобразованию внешнего мира. Гармоничный уклад русской жизни был, по мнению славянофилов, разрушен реформами Петра I.



Буташевич-Петрашевский (из семьи чиновников, окончил военную академию, где и преподавал). «Пятницы Петрашевского». Выпустили карманный словарь иностранных слов. В «Пятницах» участвовали: Достоевский, Салтыков-Щедрин, Рубенштейн, Белинский (идеи франц социалистов).

В 1844 г. в Петербурге возник кружок В.М.Буташевича-Петрашевского — чиновника Министерства иностранных дел. На собраниях Петрашевского бывали М.Е.Салтыков-Щедрин, Ф.М.Достоевский. Большинство петрашевцев, в отличие от либералов, выступало за республиканское устройство, полное освобождение крестьян без выкупа. Наиболее популярно в среде петрашевцев было учение Фурье. В кружке обсуждались планы народного восстания.



Его основал молодой одарен­ный чиновник Министерства иностранных дел М. В. Буташевич-Петрашевский, на квартире которого с зимы 1845 г. собиралась молодая интеллигенция: учителя, литераторы, мелкие чиновники, студенты старших курсов. Они обсужда­ли новинки художественной и научной литературы, говори­ли об общественно-политических и философских пробле­мах. Кружок посещали писатели М. Е. Салтыков-Щедрин, Ф. М. Достоевский, молодой Л. Н. Толстой, художник П. А. Фе­дотов, композиторы М. И. Глинка и А.Г. Рубинштейн. До 1847 г. деятельность кружка носила полулегальный просветительс­кий характер. Но с 1847 г. характер собраний стал существен­но меняться: члены кружка перешли к обсуждению острых политических проблем, критиковали существующий строй, говорили о необходимости отмены крепостного права, сво­боды печати, введения в судопроизводство адвокатов и при­сяжных заседателей. Под влиянием революции 1848 г. в Ев­ропе особой популярностью у петрашевцев пользовались идеи утопического социализма. В марте—апреле 1849 г. петрашев­цы приступили к оформлению тайной политической орга­низации, готовились к печатанию прокламаций. Но деятель­ность кружка не получила развития.

В апреле 1949 г. петрашевцы были арестованы и заключе­ны в Петропавловскую крепость. 21 человека приговори­ли к расстрелу, в их числе Петрашевского и Достоевского. В конце декабря 1849 г. на Семеновской площади Петер­бурга состоялась инсценировка смертной казни: был зачи­тан смертный приговор, на головы осужденных накинули белые колпаки, зазвучала барабанная дробь, но в последний момент подъехал флигель-адъютант с царским приказом об отмене смертной казни и замене ее ссылкой на каторгу.







Сейчас читают про: