double arrow
В. до н.э.)

Искусство периода ранней классики (первая половина

II. Искусство периода классики

С первых десятилетий 5 в. до н. э. начался классический период развития греческой культуры и греческого искусства. Искусство классики — это искусство греческого города-государства цветущей поры его развития, связанной с победой демократии в Афинах и других греческих полисах. К началу 5 в. до н. э. сложились два наиболее противоположных по своему укладу города-государства Древней Греции: Афины и Спарта.

Героическая эпоха греко-персидских войн и годы, непосредственно за ними последовавшие, были временем бурного роста рабовладельческих полисов. В борьбе с персами они доказали свою жизнеспособность и силу и вступили вслед за тем в пору своего наивысшего могущества. Начался период широкого строительства общественных архитектурных сооружений, создания монументальной скульптуры и фресок, которые утверждали силу и значение греческих городов-государств, достоинство, величие и красоту человека. Произошел решительный перелом в развитии искусства.

Искусство Древней Греции эпохи классики делится на три основных периода:

1. Период ранней классики (первая половина 5 в. до н.э.)

2. Период высокой классики (вторая половина 5 в. до н.э.)

3. Период поздней классики (4 в. до н.э.)

Эпоха ранней классики, связанная с борьбой Греции против могучей Персидской державы, была периодом становления демократии в греческих городах-государствах (полисах). Эпоха архаики, отмеченная правлением тиранов, уходила в прошлое. На историческую сцену выходил независимый гражданин, человек. Для строгого стиля характерен драма­тический накал борьбы: большинство тем связано с битвами, напряжёнными динамичными действами, строгостью наказания, выносимого врагам.




Монументальный и общественный характер архитектуры греческой классики, ее тесная связь с жизнью коллектива свободных граждан, с государственными культами богов, олицетворявших единство полиса, нашли свое яркое и сильное выражение уже в период ранней классики.

Храмы были не только культовыми зданиями, посвящёнными божеству. Они воплощали в себе идеи гражданственности патриотизма, выражали силу, мощь греческого полиса.

Ведущую роль в это время играл дорический ордер. Передовые черты греческой архитектуры предшествующего, архаического периода получили теперь широкое и свободное развитие. Глубокое соответствие всего образного строя дорического ордера духу гражданской героики 5 в. до н. э. особенно помогало раскрытию всех заложенных в нем художественных возможностей.



Периптер стал господствующим типом здания в греческой монументальном архитектуре. Классический тип периптера и вся система его пропорций получили свое развитие именно в эти годы.

Хорошо сохранившийся храм Геры (II) в Пестуме (Рис. 151) – большой гексальный (шестиколонный) периптер, построенный из грубого известняка. Храм по своим очертаниям приближается уже к памятникам классического времени.

В 60-е гг. V в. до н. э. был заново отстроен храм Зевса в Олимпии, построенный архитектором Либоном, — важнейшее общеэллинское святилище, где раз в четыре года справлялись всемирно известные Олимпийские игры. Храм Зевса в Олимпии, построенный между 468 и 456 г. до н. э. архитектором Либоном, имел значение общеэллинского святилища и являлся самым крупным храмом всего Пелопоннеса.

Это был классический дорический периптер (отношение колонн 6 к 13), построенный из твердой породы известняка (ракушечника), что давало возможность добиться почти чеканной точности и чистоты исполнения деталей. Пропорции храма отличались строгостью и ясностью. Их суровость смягчалась праздничной по своему характеру окраской. Храм был украшен большими скульптурными группами на фронтонах. Таким образом, в храме Зевса в Олимпии уже нашел свое воплощение характерный для классической Греции синтез архитектуры и скульптуры, о котором подробно будет речь дальше, при описании Парфенона, и были окончательно утверждены принципы архитектурной классики.

Понятие о греческом искусстве 70—60-х гг. 5 в. до н. э. дают также небольшие бронзовые статуэтки, дошедшие до нашего времени. Их значение особенно велико потому, что бронзовые греческие оригиналы, за редкими исключениями, утрачены и судить о них приходится по далеко не точным и сухим римским мраморным копиям. Между тем именно для 5 в. до н. э. характерно широкое применение бронзы как материала для монументальных скульптур.

Особенно ясно рождение нового эстетического идеала раскрывается в образе «Дельфийского возницы» (Рис. 152) (вторая четверть 5 в.до н.э.). «Дельфийский возница»— одна из немногих дошедших до нас подлинных древнегреческих бронзовых статуй. Возница является частью большого памятника, изображающего колесницу с конями, победителя и возницу. Группа была установлена в честь победы на ристалищах. Суровая простота, спокойное величие духа разлиты во всей фигуре возничего, одетого в длинную одежду и стоящего в строго неподвижной и вместе с тем естественной и живой позе. Реализм этой статуи заключается в первую очередь в том чувстве значительности и красоты человека, которым пронизана вся фигура.

В противоположность строгой сосредоточенности юноши-возницы статуя Зевса (Посейдона) с мыса Артемисион (Рис. 153) воплощает собой скрытую энергию, огромную духовную силу. Величие главного олимпийского бога выражено не только мощными формами корпуса, не только в сильном движении и повелительном жесте, но главным образом в чертах красивого мужественного лица, в серьёзном, но страстном взгляде.

В поисках средств для наиболее реаль­ного выражения действительности встала новая проблема, а именно передача глуби­ны пространства, трехмерности построе­ния, большей гибкости, подвижности чело­веческой фигуры. Труднейшей задачей в искусстве ваяния было фиксирование мо­мента перехода от статики к движению.

Удачное воплощение всех этих сложных задач можно видеть в небольшой грече­ской статуэтке «Бегун на старте» (Рис. 154). Атлет показан в послед­нюю секунду перед стремительным рыв­ком вперед, в момент, когда напряжение достигает своей наивысшей точки. Протя­нутая вперед левая рука и отодвинутый назад локоть правой, выставленная впе­ред левая нога создают мотив перекрестно­го движения. Ноги бегуна слегка согнуты в коленях, корпус наклонен вперед.

Сочетание плавного, как бы непрекра­щающегося движения с устойчивым поло­жением мастерски выражено на замечательном произведении неизвестного грече­ского ху­дожника на мраморном троне с рельефами (так называемом троне Людовизи) (Рис. 155). Рельеф представляет сцену рождения Афроди­ты из морской пены. Это один из велико­лепных памятников греческой пластики 470—460 гг. до н.э. И здесь изображена выходя­щая из морских волн прекрасная хруп­кая фигура Афродиты в тонком, плот­но прилегающем хитоне, ее слегка припод­нятое лицо сияет радостью. По сторонам богини две юные ее прислужницы — Оры (времена года), стоя на морском берегу, склонившись, поддерживают поднимаю­щуюся из вод богиню и прикрывают ее плащом. Девушки одеты в длинные струя­щиеся одежды, и их симметрично распо­ложенные фигуры оживляются различной игрой складок хитонов.

Движения поднимающейся вверх Афро­диты и наклоняющихся к ней Ор противо­поставлены по направлению, но линии композиции не разрываются. Переплете­ние рук и мягкие складки одежд создают впечатление непрерывного действия.

Замечательным художественным явлением первых десяти­летий 5 в. до н. э. остаются, как и в 6 в. до и. э., аттические расписные вазы.

В Афинах работало много гончарных мастерских. Владельцы некото­рых из них собирали у себя замечательных художников. Такими превосходными мас­терскими были мастерские Эвфрония, ма­стера, работавшего еще и в 6 в. до н.э., Гиерона, Клеофрада, Брига, Пистоксена и многих других. Вазы, выходившие из этих мастерских, подписывались, как правило. именем владельца, а часто и именем ху­дожника.

Художники первой половины 5 в. до н. э. постепенно добиваются более пра­вильного рисунка лица в фас, глаза в про­филь, фигуры в профиль и в три четверти.

Замечательным художесвенным явлением первых десятилетий 5 в. до н.э. остаются, как и в 6 в. до н.э. аттические расписные вазы. Наряду с краснофигурной техникой по­лучают в 5 в. до н. э. широкое распростра­нение сосуды с белой сплошной обмазкой, на которой лаком наносится рисунок. Бе­лый фон давал возможность писать не только черным лаком и темным пурпуром, но и желтой, коричневой, красной и даже синей красками, что позволяло мастеру вазовой росписи ближе всего подойти к ко­лориту монументальной и станковой жи­вописи. Примером такой росписи может служить фрагмент чаши из мастерской Пистоксена (ок. 489 г. до н.э.). На чаше изображена сце­на убийства Орфея фракиянкой. Рисунок выполнен тонкими линиями и очень тща­тельно. Голова молодого Орфея классиче­ского типа поразительно походит на голо­ву дельфийского возницы.

Реалистическая жизненность, неразрывное слияние философского и эстетического начала в художественном образе, героическая типизация образа реального человека — это основные черты складывавшегося искусства классики. Общественно-воспитательное значение искусства ранней классики было неразрывно и естественно слито с его художественным обаянием, оно было лишено каких-либо элементов нарочитого морализирования. Новое понимание задач искусства сказывалось и в новом понимании образа человека, в новом критерии красоты.






Сейчас читают про: