double arrow

Приходи зимы


Приход весны

Иоганн Клай

И Иоанна Крестителя 24 июля

На день именин своего отца и

Готфрид Файнлер

Противошаг


Горе — мой всегдашний хлеб:

День без счастья бьет как цеп!

Но желанней мне сей цеп,

А не мой всегдашний хлеб.

Ах, гнетет житье-бытье,

Одиночество мое —

Одиночество мое

Все ж сластит житье-бытье.

Горе, что не превозмочь,

Все услады гонит прочь —

Стойкость духа гонит прочь

Горе, что не превозмочь.

Коль к страданьям долг ведет,

Превращается он в гнет –

Доброволен коль сей гнет,

То он к славе приведет.

Бой со злом все длится мой,

И неравен этот бой —

Как проигрываю бой,

Славит зло сей подвиг мой.

В море бедствий без Творца

Не дотянешь до конца —

Правь свой челн, не жди конца,

В море милостей Творца.

Тучи грусти по пути

Зрят, где плачем изойти —

Солнце может вдруг взойти

На безвыходном пути.

Скорби сумрачная власть,

Духа пламенная власть

Не позволит мне пропасть.


Готфрид Файнлер (1650-1704) родился в Гляйне близ Наумбурга; изучал теологию в Лейпциге и Йене, с 1696 г. был диаконом в Вийе-на-Унштруте и пастором в соседнем Гарнбахе. В 1677 г. выпустил книгу "Поэтический потешный сад".

О

Время

Златое! О

Жизни кипенье!

О

Светлая Радость! О

Реющий глас,

Понятный сейчас

Для всех, как даренье

Блаженного неба! О счастье в груди!

Сгинь же уныние, сгинь, пропади!

Ныне вкушаем мы время веселья,

Светлый Иванов день люди узрели.

Громче, о смертные! Этот ваш крик

Днесь возглашает торжественный миг.

Пойте, пусть скрипки играют,

Арфы пускай не смолкают,

И возликуйте дружней,

Розы несите скорей,

Венцы обвивая.

Днесь, одаряя,

Славим тебя,

Сердечно любя,

Апостол, учитель,

О солнце-родитель,

Бога всех скорбных отец,

Чей столь торжествен венец,

Светом Иванова дня весь расцвечен:

Тысячу раз призывайте с мольбой

Благо души и счастливый покой —

Он благодатью небесной отмечен!

Иоганн Клай (1616—1656) родился в городе Майсене. С 1634 г. изучал теологию и риторику в Виттенбергском университете у Августа Бухнера. В 1643 г. Клай приехал в Нюрнберг. Здесь — во многом благодаря своему риторическому таланту — он очень быстро стал вхож в круги патрициев, познакомился с Георгом Филиппом Харсдёрфером и вместе с ним основал языковое общество "Пегницкий цветочный орден", существующее до сих пор. В 1651 г. Клай стал пастором лютеранской общины города Китцингера и навсегда оставил литературную деятельность.

Клай был изобретателем "разговорной драмы" (Rededrama) — синтетического жанра, в котором особым образом соединялись драматические, эпические и лирические элементы и неотъемлемой частью которого являлось музыкальное сопровождение. Эти драмы игрались в церквах и в домах богатых нюрнбергских патрициев по большим праздникам.

Весенним цветеньем лужайки пленяют,

Пленяют, влюбляют, как жемчуг сияют,

И к талым зерцалам взор нимфы склоняют.

Дай сгинуть снегам

И плыть по морям,

Гадать по цветам.

И гибкие рыбки резвятся ликуя,

Несутся, смеются потоки и струи,

Встречаясь, сливаясь, друг друга целуя.

Щевронки поют,

Звон, шепот и гуд

Пастушек влекут.

И стадо так радо, на луг высыпая,

Танцуют, ликуют селяне средь мая,

Средь мая скликая все блага для края.

Стада за рекой,

Пес тявкает злой,

Душист перегной.

Я стыну, не двину рукой, леденея,

И, маясь, склоняюсь под вьюгой к земле я,

От студы, как блюдо от жара, алея.

Сядь к печке скорей

И пальцы согрей,

Да кубок налей.

Трубите, скачите, о девы, верхами

На волю по полю, сшибаясь с кустами;

Все сами с усами, хвалясь закромами.

Там режут свинью,

И кличут родню —

Раздолье жранью!

Букеты от лета весне как награда,

А гений осенний — для лоз винограда,

А вьюги – подруги январского хлада.

Мир всеми забыт,

До времени спит,

Снегами укрыт.


Сейчас читают про: