double arrow

Катарина Регина Фон Грайфенберг


Общества

Плодоносящего

Высочайшей похвалы

В честь достойного

Пальма

Снабженный женскими рифмами

Жанр обычного рода,

С рифмами обычного рода

Стихотвореиие- кольцо

К глазам его любимой

Филипп Фон Цезен

Крест из хореических строк

Много боли

В сей юдоли

И в кручине

Грешен ныне

Сам же стражду, жить поскольку не могу я,

Как душа желает; ежедневно тщусь я всуе

Подчиняться только лишь небесной воле,

Внемлю коль я плотской воле боле.

Прочь, химеры,

В жажде веры,

Дай узреть

Бога впредь;

Благом истым

В небе чистом

Он сияет,

Нас спасает,

В состраданье

К каждой ране

Лик склоняя.

Днесь взываю

В слезной дрожи:

Сжалься, Боже.

Филипп фон Цезен (1619-1689), предположительно с 1633 г. учился вНалле, с 1639 г. — в Виттенберге; побывал в Нидерландах (Лейден, Амстердам, Утрехт), Лондоне и Париже; член веймарского "Плодоносящего общества"; поэт, историк, знаток мифологии, романист, публицист и переводчик.

Прославился как автор книги "Предвкушение поэтического леса роз, или Радость для богов и нимф", вышедшей в Гамбурге в 1642 г.

В ее глазах огонь! Огонь? Лучи рубина.

Ах, нет же! Молния! Грозой раскалена,

Из глаз ее сейчас вошла в меня она.

Не молния, нет-нет, се — дрот, и столь невинно

Она играет им, когда пред ней мужчина.

Не дротик — солнце, да; и им затмить вольна

Она весь белый свет; о, месть весьма страшна

Для провинившихся. Не солнце, но едино

С сияньем звезд; о нет! Что ж взор мой ослепляет?

Огонь не влажен так, рубин не так слепит,

И молния тусклей, так дротик не разит,

Нет в солнце столько сил, звезда не так сверкает.

Иль впрямь сойдешь с ума, заворожат когда

Огнь, молния, рубин, дрот, солнце и звезда?

За кругом круг. Пей, окорок вкушая,

В руке стакан, другой — стучу, взвывая

На истинно немецком, хоть, ей-ей,

Петь по-голландски впору глотке сей.

Отдельно с каждым пью, бредя до края,

Хотя в глазах из звезд чреда златая;

Горлань и дуй в рожок, всех заглушая:

Передохнем от вековых скорбей!

За кругом круг.

Пустой стакан на стол я опускаю,

Се значит: я вполне соображаю,

И от вина становишься мудрей.

Ура! Сосед, а ну еще налей;

Пьем, здравье Розамунды возглашая.

За кругом круг.

Все, что сей шар и что нас окружает,

Все, что под красным солнцем созревает,

Идет, стоит, скользит, ползет, живет —

Свой знает час и свой круговорот.

Все, что на свет родится и готово

Стать от своей земли отъятым снова,

Свой знает час; когда взойти, пропасть,

Завянуть и в цвету купаться всласть,

Свой знает час; корчевка, рубка, кройка,

Посадка, врачеванье, ломка, стройка

Свой знает час; все, даже плач и смех,

Страданье, пляска, радость, боль, успех

Свой знает час; и верность, и измена,

Разброс и сбор камней попеременно,

Когда лобзать, печалиться, шутить,

Свой знает час; терять и находить;

Гнев, доброта, ревнивость, ласка, ярость

Свой знает час; и молодость, и старость,

Любовь и ненависть, мир и вражда —

Все знает час: за чередой чреда.

Зрелые, спелые

плоды на дереве да растут,

и да будет пальма вечно нова,

и сами князья пускай песни поют,

обучают и с пылкостью множат права

немецких самых роскошных по своей красоте речений,

кои достойны во веки веков восхвалений,

высясь над языками, коим и счета нет:

как пред

страной,

чрез ой

и гром,

с трудом

взят сей

трофей,

ценней

всех благ,

как знак

начал он подвиг увенчал.

Катарина Регина фон Грайфенберг (1633—1694) родилась в семье австрийских аристократов-протестантов. В 1641 г. умер ее отец, и Катарина была отдана на воспитание его брату, Гансу Рудольфу фон Грайфенбергу. В 1662 г. Ганс Рудольф издал первую книгу стихов своей воспитанницы, еще два года спустя Катарина Регина вышла за него замуж. В 1663 г. под давлением католиков и из-за угрозы турецкого вторжения семья Грайфенберг покидает Австрию и переселяется в Нюрнберг. Катарина Регина, впрочем, неоднократно предпринимает поездки на родину с тем, чтобы обратить австрийского императора Леопольда в протестантство. В 1677 г. умирает муж Катарины Регины, и с тех пор поэтесса больше не покидает пределов Нюрнберга. Снискав себе славу пламенными религиозными стихами и виртуозным владением стихотворными формами, Катарина Регина фон Грайфенберг стала влиятельным членом нескольких немецких языковых обществ.


Сейчас читают про: