double arrow

I. Переход к «большому скачку» в 1958 г

ЛЕКЦИЯ 26

Выводы

/. Китай принял за основу «советскую модель» индустриализации с упором на тяжелую промышленность. Это, с учетом исходных условий, повлекло за со­бой серьезные проблемы, которые стали предметом спора среди руководите­лей компартий с середины 1950-х гг.

2. Характерной чертой политической жизни КНР стали разного рода кампании и чистки. В результате «кампании 100 цветов», развернувшейся в середине 1957 г., были разгромлены все силы, еще сопротивлявшиеся новому режиму, усилились антиинтеллигентские настроения. Это было провозвестником «культурной революции» 1960-х гг.

3. Сотрудничество с СССР в эти годы имело для Китая важное значение: ки­тайцы получали льготные советские кредиты, техническую помощь, обору­дование, научно-технические кадры.

4. Симптомы ухудшения советско-китайских отношений отмечались сразу по­сле смерти И. В. Сталина, хотя некоторое время и не проявлялись. Мао Цзэдун сам по себе был слишком крупной фигурой, чтобы позволить кому-либо игно­рировать национальные интересы своей страны, как он их понимал. Занимая активную позицию в международных делах, Мао Цзэдун стремился превра­тить КНР в оплот революционного движения всего «третьего мира».


Попытки корректировки планов «строительства социализма» в КНР (1958-1965)

На VIII съезде КПК в сентябре 1956 г. был утвержден проект второго пятилетнего плана на 1958—1962 гг. Он предполагал прежний курс на ускоренное развитие тяжелой промышленности — планировалось увеличить в 2 раза объем капиталовложений. Но возникал вопрос: за счет чего?




Средства требовались, прежде всего, для развития инфраструкту­ры, для производства сырья, топлива, энергоресурсов. Создавать все это обычным путем — значит, тратить время и ресурсы, необходимые для строительства предприятий. Неужели следует замедлить темпы индустриализации? Пойти на это руководство компартии не могло.

Оставался другой выход — мобилизация внутренних резервов.Сы­рье есть повсеместно, следовательно, можно добывать железную руду и уголь на местах, как это всегда делалось в Китае. Для создания объ­ектов инфраструктуры можно привлекать людей в свободное от рабо­ты время. Это не требует выделения дополнительных средств, ведь ра­боты будут бесплатными. Хотя у людей не будет стимулов для работы, но, с точки зрения китайского руководства, это должно способство­вать выкорчевыванию частнособственнических и меркантильных убеждений, развивать коммунистическое мышление.



На этот путь толкали и размышления в отношении развития между­народной обстановки:в то время мало кто в Китае сомневался в ско­ром начале большой войны. Именно в 1958 г. возобновились военные приготовления в Тайваньском проливе, КНР усиливала натиск на ос­трова Куэмой.

После свержения монархии в Ираке Летом 1958 г. многим наблю­дателям казалось, что американцы и англичане применят оружие про­тив Ирака и начнется война. Если в случае конфликта с США промышленное производство сосредоточить в нескольких центрах, амери­канцы смогут легко уничтожить его с воздуха. А если рассредоточить его по многим провинциям, то США ничего не смогут поделать — Китай будет продолжать войну бесконечно. Подобного рода рассуж­дения также имели значение.

Другой важной проблемой была нехватка финансовдля индустриа­лизации. А если вести строительство новых предприятий за счет мест­ных ресурсов, переподчинить предприятия местным властям? Ведь разгрузив бюджет, сняв с государства расходы на здравоохранение, об­разование, администрацию, можно сконцентрировать огромные ре­сурсы для создания предприятий общенационального значения.

Интересен, взгляд и на проблему нехватки предметов широкого потребления:выход видели в сокращении потребностей. Коллективные формы общежития требовали меньших расходов на потребление, к тому же частично изыскание ресурсов можно возложить наместные власти.

Проблема нехватки продовольствиястояла особенно остро. В усло­виях голода Китай вынужден был ограничить экспорт продовольст­вия. Поэтому стали отказываться от новых кредитов, потому как их надо было возвращать. Китай не мог себе этого позволить, тем более что 80% китайского экспорта составляла сельскохозяйственная про­дукция. Но как стимулировать производство на селе?

Было решено создавать коммуны,т. е, фактически объявить достиг­нутой цель — создание коммунизма. Полагали, что это вызовет не­обычайный энтузиазм в обществе — повысится производительность, снизятся потребности, большинство населения начнет жить и рабо­тать по-коммунистически.

Понятно, что при более пристальном рассмотрении все эти рецеп­ты кажутся профанацией. Но нужно учесть характер режима, беско­нечную веру Мао Цзэдуна в силу административного приказа, энту­зиазм, который в то время царил в обществе и руководстве КПК, отсутствие там высокообразованных людей. В результате к 1958 г. в КНР стал популярен «курс трех красных знамен»: новая генеральная линия, «большой скачок» и народные коммуны.

Новая генеральная линия, ориентированная на «досрочное постро­ение социализма»,была принята на 2-й сессии VIII съезда КПК, в мае 1958 г.Она содержала призыв пересмотреть в сторону увеличения планы в центре и на местах. Тогда же, в июне 1958 г.,Госплан утвердил новый вариант пятилетнего плана. Он предусматривал рост промыш­ленного производства в 6,5 раза, сельскохозяйственного — в 2,5 раза. Среднегодовые темпы роста в промышленности должны были составить 45%, в сельском хозяйстве — 20%. Предусматривалось увеличе­ние производства стали с 5,4 млн. т до 100 млн. т, угля — в 5,4 раза, электроэнергии — в 12,5, цемента — в 10 раз.

Летом 1958 г. была проведена децентрализация промышленности:80% предприятий передано в подчинение местным властям. Они по­лучили все права на руководство экономической жизнью, в частнос­ти могли вводить свои местные займы, отменять отпуска, выходные дни, увеличивать продолжительность рабочего времени. Люди моби-лизовывались на сверхурочные работы по строительству дорог, пло­тин, линий электропередач, мостов и т. д.






Сейчас читают про: