double arrow

ПРОСВЕЩЕНИЕ И НАУКА 3 страница

86 Уилсон М. Американские ученые и изобретатели. М., 1964, с. 23.

87 Niles' Weekly Register, 1833, June 15, p. 267.


Применение телеграфной связи и изобретение в 1869 г. Дж. Вестин-
гаузом воздушного тормоза сделали проезд по железной дороге более
безопасным. Железнодорожный транспорт стал действенным средством
освоения бескрайних просторов Запада. В 1870 г. по линии Бостон-
Сан-Франциско пошли первые трансконтинентальные поезда. В обиход
вошли спальные вагоны конструкции Дж. Пульмана, вагоны-рефрижера-
торы и др Технические достижения США оказали влияние на развитие

НА ПАЛУБЕ «ПАРАГОНА», ОДНОГО ИЗ ПАРОХОДОВ ФУЛТОНА.
Акварель П. П. Свиныгаа

пароходного и железнодорожного сообщения в ряде стран Европы, и в
частности в России.

Создавались принципиально новые виды связи, использующие взаимо-
обусловленность электричества и магнетизма. Благодаря опытам А. Ам-
пера и других европейских ученых стало известно, что электрический ток
порождает магнитное поле и усиливает намагниченность стального бруска.
Проблема заключалась в обратном — в возможности получать электриче-
ский ток с помощью магнетизма. Проводя в конце 20-х годов опыты с
катушкой проволоки и магнитом (замененным впоследствии другой ка-
тушкой, присоединенной к источнику тока), американский физик Джозеф
Генри независимо от заокеанского коллеги М. Фарадёя открыл явление
электромагнитной индукции, а затем и самоиндукции. Под воздействием
переменного магнитного поля в проводнике возбуждался ток. Открытие,
сделанное Фарадеем и Генри (именем последнего в физике названа еди-






IV. НАУКА И КУЛЬТУРА


ПРОСВЕЩЕНИЕ И НАУКА




       
 
   

ница индуктивности), дало возможность использовать электрическую
энергию и передавать ее на большие расстояния.

Первый электродвигатель Т. Дэвинпорта (1834) и электрический ва-
гон М. Фармера (1847) не получили признания, поскольку электрическая
энергия в промышленности и на транспорте еще не могла в те годы кон-
курировать с паром или водой, но изобретенное в 1831 г. Дж. Генри
электромагнитное реле открыло в Америке эру телеграфа. Сам он вплот-
ную подошел к его созданию: помещенная между полюсами электромаг-
нита стальная полоска колебалась под воздействием тока и давала сигна-
лы, ударяя по звонку. Идея превратить этот несложный прибор в средство
связи принадлежала Сэмюэлу Морзе.



Подобно Ч. Гудийру, Морзе не имел никакого технического образова-
ния, а в молодые годы был профессиональным художником. Однако опы-
ты по электромагнетизму увлекали его больше живописи. Проработав не-
сколько лет над созданием собственной модели телеграфа, Морзе в 1837 г.
смог передать сигнал по проволоке длиной 1700 футов. Его помощник
А. Вейл разработал систему сигналов (известная «азбука Морзе»), ввел
телеграфный ключ и придал аппарату компактную форму, ставшую затем
общепринятой. Он же изобрел запатентованный на имя Морзе буквопе-
ча хающий аппарат. По словам Генри, Морзе «не сделал ни одного ориги-
нального открытия в области электричества, магнетизма или электромаг-
нетизма, применимого для изобретения телеграфа. Его заслуга... в том.
что он комбинировал и применял открытия, сделанные другими» 88.
Используя электромагнитное реле, Морзе добился того, что сигналы
стали передаваться по проводам практически на любое расстояние без
увеличения мощности батарей. После 1844 г. в США появились протя-
женные телеграфные линии. Через 14 лет начал действовать первый
трансатлантический телеграф, по которому английская королева Виктория
обменялась приветственными телеграммами с президентом США Дж. Бью-
кененом. По телеграфу стала передаваться и газетная корреспонденция,
но из-за технических неполадок линия вышла из строя и была восста-
новлена только в 1866 г. На полях сражений гражданской войны также
нашлось применение телеграфу. В 1861—1865 гг. связисты уложили
15 тыс. миль кабеля и отправили около 6 млн. сообщений.

Развивалась и военная техника — у воюющих сторон появились
крупнокалиберные нарезные орудия, разрывные снаряды, скорострельные
ружья. Пулемет конструкции Р. Гатлинга делал 350 выстрелов в минуту.
Были применены подводная лодка, мина с электрическим взрывателем,
тяжелая артиллерия на железнодорожных платформах (прототип броне-
поезда), привязной аэростат для воздушной разведки и т. д. Новые тех-
нические средства ведения войны принадлежали главным образом севе-
рянам. Гражданская война наглядно продемонстрировала превосходство
бронированных судов с паровыми двигателями над парусным флотом.
Против 6-пушечного броненосца Конфедерации «Мерримак», легко топив-
шего деревянные корабли Севера, успешно действовал «Монитор» —
низкобортное судно конструкции Дж. Эриксона. В отличие от других ко-
раблей его орудия находились во вращающейся башне и могли стрелять
по всем направлениям. Этот тип судна стал основным на военно-морском
флоте США в послевоенные годы.

88 Norman В. Op. cit., p. 64.


ДЖОЗЕФ ГЕНРИ

Рост потребления железа предъ-
являл повышенный спрос к метал-
лургии, которая в 40—50-е годы пере-
ходила на применение минерального
топлива, паровых машин и горячего
дутья. Использование вместо древес-
ного угля антрацита и кокса (в кон-
це 70-х годов более 80% плавки)
резко повысило производительность
доменных печей. Внедрение после
гражданской войны бессемеровского,
а затем мартеновского способа пере-
работки чугуна в сталь дало толчок
развитию сталелитейной промышлен-
ности, что имело большое значение
для производства машин, станков и
железнодорожного строительства.
К началу 80-х годов стальных рельс
было выпущено вдвое больше, чем
чугунных89. Стальные конструкции
стали применяться при возведении
зданий, мостов и др.

После окончания гражданской
войны усилия ряда американских

инженеров и изобретателей были сосредоточены на модернизации средств
связи. Выходец из Эдинбурга англичанин Александр Белл добился пере-
дачи по одному проводу одновременно нескольких сигналов. Работая над
усовершенствованием своего телеграфа, он и его помощник Т. Уотсон
открыли в 1875 г. принцип телефонной связи. Колебания закрепленной
металлической пластинки преобразовывались в электрические, а в прием-
ном устройстве шел обратный процесс, заставляя вторую пластинку зву-
чать в унисон с первой. На следующий год телефон Белла демонстриро-
вался на национальной промышленной выставке в Филадельфии,
а в 80-е годы был пущен в массовое производство.

Одновременно с Беллом начал кипучую изобретательскую деятель-
ность Томас Алва Эдисон. Прослужив ряд лет телеграфистом и монтером
на телеграфных линиях, молодой изобретатель-самоучка в 1875 г. изго-
товил свою модель усовершенствованного многоканального телеграфа. Он
существенно улучшил конструкцию телефона, применив вместо магнита
спрессованный угольный порошок, электропроводность которого менялась
в зависимости от степени его сжатия. Звуковые волны создавали (через
специальную мембрану) быстро менявшееся давление на угольный поро-
шок, и вызываемые этим колебания тока передавались на приемное
устройство.

Работая над проблемой приема и передачи звуков, Эдисон изобрел
«говорящую машину» — фонограф, продемонстрированную им в 1877 г.
Для звукозаписи использовались вращающийся цилиндр, покрытый тон-
ким слоем олова, и соединенная с мембраной игла. Колебания мембраны

89 Temin P. Iron and Steel in Nineteenth-Century America: An Economic Inquiry.
Cambridge (Mass.), 1964, p. 275.



IV. НАУКА И КУЛЬТУРА


ПРОСВЕЩЕНИЕ И НАУКА




передавались игле, оставлявшей след на поверхности цилиндра. Чтобы
воспроизвести звук, достаточно было поставить иглу на поставленную бо-
розду и вращать цилиндр с исходного положения. Фонограф явился од-
ним из оригинальных изобретений прославленного американского инже-
нера, главным в деятельности которого было усовершенствование уже
существовавших технических устройств. В этом он не знал себе равных,
получив в течение жизни 1093 патента90.

Бурно развивавшийся в США капитализм диктовал увлечение техни-
кой и ее непрерывной рационализацией. Высокопроизводительные станки,
скоростные поезда и точные приборы стали сферой выгодного приложе-
ния капитала, а средства связи были поставлены непосредственно на
службу бизнесу. С их помощью значительно расширились возможности
управления капиталистическим производством. Эдисон наладил выпуск
специальных биржевых телеграфных аппаратов, а фирмы «Белл компани»
и «Вестерн Юнион» нашли широкое коммерческое применение телефону.
По сравнению с развитием техники естественные науки в США отста-
вали от уровня, достигнутого в наиболее развитых странах Европы. Су-
губо теоретические исследования пользовались меньшим спросом.
В астрономии, геологии, зоологии, ботанике преобладали методы наблю-
дения и классификации. Научная мысль концентрировалась в немногих
крупных городах северных, центральных и западных штатов. На Юге
рабовладельческая система сковывала ее развитие, что ослабляло научный
потенциал страны в целом. До создания в 1863 г. Национальной акаде-
мии наук исследовательская работа не получала сколько-нибудь широкой
и регулярной поддержки со стороны государства. Сказывались также
недостаток капиталовложений (в основном частные пожертвования), от-
сутствие широких контактов ученых между собой и с европейскими кол-
легами, несовершенство учебных программ, университетских курсов и т. д.
Вместе с тем в Соединенных Штатах было немало профессиональных ис-
следователей, внесших определенный (а порой весьма значительный)
вклад в развитие той или иной отрасли знания.

После окончания англо-американской войны 1812 г. в Соединенных
Штатах начали создаваться новые научные центры. Важнейшими из них
стали Филадельфийская академия естественных наук (1812), Колумбий-
ский институт поощрения искусств и наук (1816), Франклиновский ин-
ститут в Филадельфии (1824), Бостонское общество естественных наук
(1830) и др. Заметный шаг вперед сделала и университетская наука, от-
ходившая от традиционных схем обучения «по Ньютону» и «по Евклиду».
Усиливалась общественная потребность в знаниях не только утилитарного-
характера. По мере освоения новых земель на Западе, усовершенствова-
ния средств транспорта и связи становилась очевидной необходимость
углубленного познания животного и растительного мира, географии и
геологии страны. Это обогащало содержание науки, связывало ее с
жизнью общества. Большую роль в раскрытии ее значения для амери-
канской цивилизации сыграли Т. Джефферсон, Дж. и Дж. К. Адамсы.
Наибольшей поддержкой государственных и частных организаций
пользовались геологические и географические экспедиции. Начало им по-
ложил Т. Джефферсон, сам занимавшийся обследованием Виргинии. Экс-
педиции Д. Олмстеда в Северную Каролину, Э. Хичкока в Массачусетс,

90 Уилсон М. Указ. соч., с. 83.


Д. Оуэна к верховьям Миссисипи показали целесообразность подобных
методов выявления природных богатств Американского континента. Пер-
вой крупной научной экспедицией за пределы Северной Америки стало
организованное за государственный счет плавание шести кораблей под
руководством астронома Ч. Уилкса в 1838—1842 гг. Ее участники обсле-
довали южную оконечность Америки, Австралию и Новую Зеландию, по-
бывали на Фиджи и Таити, Гавайских островах, в Калифорнии. Было
собрано огромное количество материала по геологии, ботанике, зоологии,
географии, и ученым понадобилось несколько лет, чтобы описать и клас-
сифицировать его.

Американские естествоиспытатели изучали побережье Тихого океана,
Аляску и проявляли большой интерес к природе Дальнего Востока и
Сибири. Так, в 70-е годы в трех экспедициях к северо-восточным бере-
гам Сибири участвовал крупный натуралист из Массачусетса, хранитель
Национального музея США У. Г. Далл91.

Геологам принадлежало- первенство в деле координации всех отраслей
естествознания в США. С 1840 г. в стране начала действовать Ассоциа-
ция американских геологов, к которой примкнули зоологи и ботаники,
а через восемь лет она была преобразована в Американскую ассоциацию
для прогресса науки (American Association for the Advancement of Science),
куда вошли представители всех естественных наук. Целями ассоциации
являлись содействие научным исследованиям и контактам ученых между
собой, улучшение условий их труда, помощь при внедрении в практику
новых открытий. Это расплывчатое по структуре объединение представи-
телей разнообразных научных обществ носило чисто совещательный ха-
рактер и не могло направлять и координировать исследовательскую ра-
боту 92.

Научным центром национального значения стал основанный в 1846 г.
в Вашингтоне Смитсоновский институт. Его первый руководитель (сек-
ретарь) Дж. Генри поставил во главу угла фундаментальные исследова-
ния . В число постоянных членов корпоративного руководства института
входили президент и вице-президент США, председатель Верховного суда,
государственный секретарь и главы других министерств и ведомств. Дея-
тельность института субсидировалась и контролировалась федеральным
правительством, дававшим заказы на те или иные научно-практические
разработки в области геологии, географии, метеорологии, химии, военно-
инженерного дела и т. д. Смитсоновский институт располагал крупней-
шей в США библиотекой и естественнонаучной коллекцией, заложившей
основу Национального музея.

Определенную научную работу проводило и Топографическое управ-
ление Соединенных Штатов. В 1843—1867 гг. им руководили такие вид-
ные ученые, как А. Бейч и Б. Пирс. Опираясь на финансовую поддерж-
ку правительства, управление проводило систематическое изучение
Гольфстрима и других подводных течений, рельефа морского дна, прили-
вов, погодных условий, земного магнетизма, определяло координаты не-
бесных тел и т. д.
91 Куропятник Г. П. Россия и США: экономические, культурные и дипломатические

связи, 1867—1881. М., 1981, с. 143.
92 Эволюция форм организации науки в развитых капиталистических странах. М.,

1972, с. 36.

93 Dupree A. H. Science in the Federal Government. A History of Policies and Activi-
ties to 1940. N. Y., 1957, p. 81.



IV. НАУКА И КУЛЬТУРА


ПРОСВЕЩЕНИЕ И НАУКА




Различные отрасли науки о природе тесно переплетались между собой..
Натуралисты стремились познать окружающий мир во всем его много-
образии. Ведущим представителем этого широкого направления в наука
стал выходец из Швейцарии Жан Луи Рудольф Агассис, прошедший шко-
лу у знаменитого французского зоолога и палеонтолога Ж. Кювье. Свою
научную деятельность в Соединенных Штатах Агассис начал с чтения
курса лекций по естественной истории в Гарвардском университете
(с 1848 г.) и экспедиций в различные уголки страны. Одним из резуль-
татов его наблюдений было развитие теории эволюции поверхности Земли,
особенно доказательство того, что и на Североамериканском материке-
имел место ледниковый период. В фундаментальном труде по естествен-
ной истории США Агассис дал обзор происхождения ряда морских жи-
вотных. Придерживаясь ошибочной «теории катаклизмов» Кювье, он от-
стаивал тезис о неизменности видов, сменявших друг друга лишь вслед-
ствие различных геологических катастроф. Это привело Агассиса в лагерь
противников Ч. Дарвина 94.

Известность получили также натуралисты Аса Грей и Джеймс Д. Дей-
на. В 40—50-е годы Грей прославился сравнительными исследованиями
флоры Америки, Азии и Европы. Его выводы о закономерностях распро-
странения растений по земному шару проливали свет на далекое прошлое-
Земли и, в частности, свидетельствовали в пользу гипотезы о едином про-
исхождении Американского и Азиатского материков. После гражданской
войны, когда в США велись споры вокруг учения Дарвина, Грей высту-
пил в его защиту и показал справедливость многих положений эволю-
ционной теории.

Геолог и зоолог Дж. Д. Дейна был одним из участников экспедиции
Уилкса. Собранный им материал составил основу для глубоких обобщаю-
щих выводов относительно происхождения животного и растительного
мира, а также эволюции земной коры. В его работах все науки о природе
были слиты в одну. В начале 60-х годов Дейна сформулировал теорию
цефалогенеза, т. е. зависимости форм животных организмов от степени
развития их головного мозга и центральной нервной системы. Дейна не-
стал на сторону Дарвина; его учение он признал (и то с оговорками)
лишь в конце жизни (1895). И все же, по замечанию акад. В. И. Вер-
надского, сделанное Дейной обобщение было по своей сути эволюцион-
ным 95.

В первой половине XIX в. усилился интерес и к астрономии. Крупным
теоретиком в этой области стал Н. Боудич, опубликовавший в «Мемуа-
рах» Американской академии искусств и наук ряд статей по математи-
ческим методам изучения движения планет. В 1814—1817 гг. он перевел
на английский язык и прокомментировал 4-томную «Небесную механику»
П. С. Лапласа. Через год после учреждения Гарвардской обсерватории
(1847) Дж. Бонд открыл 8-й спутник Сатурна Гиперион, а через два
года третье, или так называемое темное, кольцо Сатурна96.

Наряду с техническими изобретениями, прочно вошедшими в повсе-
дневную жизнь и быт людей, Соединенные Штаты явились родиной важ-
ного открытия и в области медицины. В 1846 г. скромный дантист

94 Lurie E. Louis Agassiz: A Life in Science. Chicago. 1960, p. 297—298.

95 Вернадский В. И. Размышления натуралиста: В 2-х т./Под ред. и с коммент.
Б. М. Кедрова и др. М., 1975, кн. 1, с. 74.

96 Стройк Д. Дж. Указ. соч., с. 410.


из Массачусетса Уильям Мортон успешно испытал действие эфирного
наркоза во время хирургической операции. Обезболивание с помощью па-
ров эфира произвело переворот в хирургии и во много раз повысило
эффективность операций, а Мортон получил от Парижской академии наук
почетный титул «благодетеля человечества» 97. Подобно большинству аме-
риканских экспериментаторов и изобретателей-самоучек Мортон, не обла-
дая глубокими познаниями в химии и медицине, сделал свое открытие
благодаря настойчивому и целеустремленному поиску.

В ходе гражданской войны и Реконструкции Юга американская наука
стала общенациональной. Ее основные и лучшие силы сплотились вокруг
правительства А. Линкольна. Смитсоновский институт занимался разра-
боткой и испытанием военной техники и снаряжения, Топографическое
управление снабжало армию соответствующей информацией, медики со-
вершенствовали методы лечения раненых. Давно назревшая необходи-
мость создания единого научного центра была реализована в марте 1863 г.,
когда президент Линкольн подписал законопроект об учреждении Нацио-
нальной академии наук. На первых порах ее деятельность заключалась
в оказании квалифицированной научно-технической помощи федерально-
му правительству, но основной целью академии провозглашались иссле-
дования теоретического характера. По настоянию Дж. Генри, бывшего
советником Линкольна по вопросам науки, прием в Национальную ака-
демию рассматривался как высокая честь, а право стать ее членом полу-
чали «исключительно лица, отличившиеся оригинальными исследова-
ниями» 98.

В послевоенные годы усилилось сближение научных обществ с выс-
шей школой, все больше ученых привлекалось к целевым исследованиям.
Национальная академия в большей степени, чем Смитсоновский инсти-
тут, содействовала подбору научных кадров для решения общенациональ-
ных задач.

От основания колоний до создания развитого капиталистического об-
щества наука и техника США проделали большой путь, отмеченный ря-
дом значительных достижений. Уже в середине XIX в. Соединенные Шта-
ты получили известность как страна всеускорявшегося технического про-
гресса. Ему благоприятствовали быстрый рост внутреннего рынка,
богатейшие природные ресурсы, относительная нехватка рабочей силы,
приток квалифицированных кадров из Европы и т. д.

Особенно заметны были успехи в развитии транспорта и связи. Рас-
пространение капитализма «вширь» стимулировало прокладку каналов,
строительство железных дорог и телеграфных линий. С помощью разветв-
ленной сети коммуникаций преодолевались огромные расстояния и созда-
валась единая капиталистическая система хозяйства.

Сама же наука играла при этом довольно ограниченную роль. Техни-
ческий прогресс носил в XIX в. в основном эмпирический характер и не
базировался, как правило, на применении в практике крупных научных
открытий. Для изобретательства и рационализации требовались главным
образом прикладные знания. Бурно развивавшийся капитализм оказывал-
ся не в состоянии обеспечить гармонического роста всех научных дис-
циплин, и эта особенность американской науки стала долговременной
тенденцией ее развития.

97 Там же, с. 290.

98 Bates R. S. Scientific Societies in the United States. N. У.; L., 1945, p. 81.


ЗАРОЖДЕНИЕ АМЕРИКАНСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ И ИСКУССТВА




Глава четырнадцатая

ЗАРОЖДЕНИЕ

АМЕРИКАНСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
И ИСКУССТВА

1. КОЛОНИАЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА

Развитие американской литературы отмечено рядом особенностей, су-
щественно отличающих ее от общеевропейской литературной традиции,
с которой она, однако, сохраняет общность как в плане идеологии, так
и эстетики, и ее рассмотрение должно в равной мере учитывать как
основные свойства и закономерности развития этой общей модели, так и
те специфические черты, которые свойственны американской литературе
как ее самостоятельному, устойчивому национальному варианту.

Своеобразие американской литературы обусловлено особенностями
формирования нации и исторического развития страны. В силу ее отно-
сительной молодости в ней отсутствует ряд крупнейших художественных
эпох, через которые пролегла магистраль литературного развития Старого
Света. Зачиналась американская литература не с создания национального
эпоса, не на основе устной традиции, а как литература письменная, в ко-
торой фольклор возник на позднейших стадиях развития. Она появилась
в результате отпочкования от английской литературы и продолжала от-
дельные намеченные в ней тенденции.

Формирование американской литературы связано с появлением в на-
чале XVII в. первых английских колоний на Атлантическом побережье
Американского континента. Поселенцы прибывали сюда с грузом евро-
пейских культурных и художественных традиций, прежде всего англий-
ских, хотя далеко не на всех стадиях активно обращались к европейско-
му наследию во всей его полноте и многообразии, ограничиваясь — осо-
бенно вначале — малым его сегментом. Исходно во взаимодействии
литературы американской и европейской преобладали связи-истоки, связи-
корни. Связи-влияния проявляются на более поздних этапах, почти пол-
тора столетия спустя — в эпоху Просвещения, обретя значительный раз-
мах лишь в эпоху романтизма.

Особым характером литературных связей обусловлен в значительной
мере эффект «эстетического отставания», присущий начальному периоду
развития американской литературы. Фактически в течение всего коло-
ниального периода на литературной продукции, создаваемой в колониях,
лежит печать подражания. Подражание — одна из важнейших эстетиче-
ских установок молодой литературы. На ранних этапах она еще не ощу-
щает своей отдельности от литературы метрополии. Художественное
сознание развивается в это время под воздействием господствующих в
метрополии норм, не только следуя общему направлению, но и стремясь
в нетронутом виде перенести на новую почву готовые образцы.


Первоначально колонисты почти не чувствовали связи с новым окру-
жением, воспринимая колонию как продолжение «старой родины», а соб-
ственный разрыв с ней считали временным. Расстояние на первых порах
лишь обостряло «родственные чувства», побуждая во что бы то ни стало
сохранять то, что уже зафиксировано в художественном опыте покинутой
родины. Переселенцы в буквальном смысле слова обращали взор назад,
и не только в пространстве, но и во времени. Новейшие явления, возни-
кавшие в литературе метрополии, как правило, мало привлекали внима-
ние колонистов. Эстетически было для них значимо преимущественно то,
что опробовано временем, отстоялось и приобрело силу канона. Своеобра-
зие литературы колоний в этот начальный период связано с появлением
в ней элементов, свидетельствовавших о попытках отражения иных усло-
вий существования, иного исторического опыта. Воздействие американ-
ской действительности — мощный фактор формирования литературы Но-
вого Света.

На одно из ведущих мест в ней выдвигаются жанры, непосредственно
отвечающие потребностям освоения континента. Это всевозможные «опи-
сания», путевые заметки, мемуаристика, дневники и т. п. Как правило,
сочинения подобного рода сочетали в себе разнородные черты, одновре-
менно выступая в роли исторических хроник, географических очерков,
сочинений естествоиспытателей и богословских трактатов, включая экскур-
сы в область мифологии и фольклора аборигенов, зарисовки их нравов и
обычаев. С изложением исторических фактов и событий из жизни коло-
ний соседствовали не уступавшие им в подробности описания флоры и
фауны, особенностей климата и почв, ландшафта и природы, перемежае-
мые рассуждениями морализаторского толка и религиозными пропове-
дями.

Таким образом, «землепроходческие» и мемуарные сочинения, с кото-
рых начиналось формирование литературы, отмечены своеобразным син-
кретизмом, в котором, однако, в отличие от синкретизма европейских
литератур периода возникновения письменности отсутствует легендарно-
мифологический план как формообразующее начало. Первые американ-
ские литературные памятники — это вместе с тем и памятники историче-
ские, ценнейшие источники сведений о социальном и жизненном укладе
колоний, их духовном облике. В их числе прежде всего нужно назвать
хроники капитана Джона Смита «Правдивый рассказ о событиях, слу-
чившихся в Виргинии со времени первого образования колоний» (1608),
«Описание Новой Англии» (1616) и «Общая история Виргинии, Новой
Англии и островов Соммерса» (1624). В последней приводится, в частно-
сти, рассказ о спасении Смита индейской принцессой Покахонтас, став-
ший первым американским национальным мифом.

Важнейшим фактором становления американской литературы явилось
то, что оно проходило на основе не только различных национальных,
но и расовых культур. Отсутствие гомогенности этнического состава на-
селения колоний (а затем Соединенных Штатов) существенно повлияло
на развитие как общественной мысли, так и художественного сознания
нации. Американская литература складывалась на основе взаимодействия
культур трех рас: культуры аборигенов в том виде, какой она обрела к
моменту колонизации, перенесенной на американскую почву европейской
культуры белых поселенцев, в которой ведущее положение занимала
английская традиция, а также перенесенных сюда несколько позднее эле-



IV. НАУКА И КУЛЬТУРА


ЗАРОЖДЕНИЕ АМЕРИКАНСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ И ИСКУССТВА




ментов африканской культуры насильственно ввозившихся в Америку
черных рабов.






Сейчас читают про: