double arrow

Рисуя жизнь


В окно.

Тишина.

Полоски.

Не успели.

Не успели, ребят, не успели…

От забвенья спасти безнадежную душу.

И попы панихиду не пели,

По тому, кто сам свою жизнь разрушил.

Он сам выбрал для себя эти двери,

Другого считал не дано.

Перестав во что-либо верить,

Он гордо открыл окно.

Он взглядом окинул небес голубой хрусталь,

Он жадно хватал глотки кислорода.

И сделав шаг, молча, отправился вдаль.

Да здравствуй, его свобода!

Обратно уже не будет дороги

И не будет нигде спасенья,

Не будет покоя, не будет тревоги,

И ни понедельника, ни воскресенья.

Когда уходят те…


Мы живем, а с нами рядом,

Наши близкие, родные,

Те, кто понимает взглядом,

Шаги по жизни помогает делать не простые...

В те дни. Когда нам тяжело,

Когда нам грустно и печально,

Они всегда подставят нам своё плечо,

Избавится, помогут от отчаяния.

Но, ни что не вечно на планете,

И вот приходит час,

Когда они – сыны Юпитера, Венеры дети,

Покидают землю, оставляя нас

Они идут в последний путь,

Туда, где погребальные горят костры,

Туда, где их уже другие люди ждут

И жизни новой чистые листы

Они не берут нас с собой

Они оставляют нас здесь,

Чтоб мы сделали свою жизнь такой,

Чтобы лучше, чем есть…

А нам хочется идти за ними в след,

Чтобы и дальше они с нами были,

Но нам туда, пока дороги нет,

Они хотели, чтобы мы жили

Но пустота в сердцах,

И душа разбита пополам,

И мы стоим с горькими слезами на глазах,

Когда уходят те, кто дорог нам...


Симметричные полосы красного цвета

На запястьях аккуратно рисую своих,

В них вся “прелесть” этого света,

Вся боль и горечь в них…

И ровно, черта к черте,

На кожу с болью ложатся стихи,

Проступая кровью в каждой строке…

От начала конца считаю дни.

Каждый прожитый день на правом запястье

Кровавой чертой оставляет свой след,

В этом и есть мое псевдо- счастье,

Здесь, где обычного счастья нет…

Ровно, строка к строке,

На кожу гладко ложатся стихи,

Стальное перо, крепко сжимая в руке,

Я медленно чувства убиваю свои…

Пройдя сквозь страх, слезы и боль,

Уже не дрогнет острая сталь в руке,

И брызнет теплая кровь

Жирной точкой в последней строке…

Симметричные полосы красного цвета,

На запястьях аккуратно рисую своих,

Упиваясь болью, ищу ответа,

Понапрасну в них…

* * *


Коварный вопрос – лживый ответ,

Выбор неверный, но выхода нет.

Я загнан в угол и это край,

Жизнь – НИЧТО, хоть всю забирай!

И кровь, медленно капая на пол,

Отбирает её с каждой каплей.

Я задыхаюсь, мне нечем дышать

И больше нет слов, чтобы сказать,

Только три точки в начале строки…

Онемевшие пальцы, дрожащей руки

Изрезаны в кровь осколком стекла,

Сквозь них вся жизнь, как песок, утекла…


Жизнь кипит,

С той стороны окна,

А здесь, молчит,

Немая, тишина.

Лишь капли дождя,

Вниз по стеклу

Тихо скользят.

Молча в углу,

Сижу, считаю минуты

Немого молчания,

А руки, окутали путы

Слепого отчаяния

И тишина вокруг,

И крик мой в воздухе застыл,

И алая кровь медленно капает с рук

На бумаги белые листы…

Лишь сердца слабое биение

Нарушает тишину,

Отмеряя каждое мгновение,

Его с собой уносит в пустоту…

Пускай, все заперты двери,

Но мне все равно.

Эту жизнь, оставив без сожалений,

Я выйду в окно…

Осторожно на узкий ступлю парапет,

Еще движение и здесь меня нет.

Полторы секунды полета,

Полторы секунды в экстазе

И я избавился от тяжелого гнета

Обременительной этой заразы…

И оставив манящую даль

Я внизу, на асфальте, останусь лежать…

Как жаль, как жаль,

Что рожденный ползать не может летать…

Я нарисую черной краской,

Все, что скрываю от людей,

Под этой, улыбающейся маской.

Монотонность нудных дней,

Всю боль мучений, одиночества слезы,

Сердца печаль, две черные розы.

Души моей отчаянные крики,

Развалины жизни, обломки надежд,

Страх смерти, ангелов лики,

Лохмотья запачканных кровью одежд…

Я нарисую…

И красною краской залью…

Такая кровавая месть

За ложь и любовь,

За оскорблённую совесть и честь.

Жизнью за смерть, кровью за кровь,

Болью за боль, страхом за страх…

Вся жизнь – рисунок, в черно-белых тонах…


Сейчас читают про: