double arrow
АГРОНОМИЧЕСКАЯ НАУКА В XX ВЕКЕ. ской науке (акад. Шмалъгаузен и другие), т. Ю. Жданов встал на неправильный путь, пытаясь примирить и объединить это реакционное направление в биологии с

АГРОНОМИЧЕСКАЯ НАУКА В XX ВЕКЕ



ской науке (акад. Шмалъгаузен и другие), т. Ю. Жданов встал на неправильный путь, пытаясь примирить и объединить это реакционное направление в биологии с передовым и прогрессивным мичуринским направлением, развиваемым академиком Лысенко, причем крен критики был направлен с ударом по Лысенко.

Последователи менделизма-морганизма не раз предупреждались, что их направле­ние в биологии чуждо советской науке и ведет к тупику. Тем не менее, менделисты-морганисты не только не извлекли должных уроков из этих предупреждений, но продол­жают отстаивать и углублять свои ошибочные взгляды. До последнего времени идеи менделизма-морганизма продолжают пропагандироваться в литературе и особенно в учебной и преподавательской работе в высших учебных заведениях, а в ряде вузов и ин­ститутов Академии наук СССР менделевско-моргановское направление является господ­ствующим на кафедрах генетики и биологии. Такое положение не может быть далее терпимо...».

Вопрос о разгроме отечественной биологии был по существу предре­шен, но подготовка партийно-государственного акта велась в строжайшей тайне. Ученые еще не ведали о подступившей трагедии. Они не потеряли по­ка надежды на торжество науки и здравого смысла. Именно в июле 1948 г. на имя Г. М. Маленкова продолжают поступать письма И. И. Шмальгаузена, А. Р. Жебрака, С. И. Алиханяна, Е. В. Бобко, И. М. Полякова. 16 июля 1948 г. большое письмо И. В. Сталину направляет академик ВАСХНИЛ П. Н. Кон­стантинов. Он вновь ставит вопрос о снятии Лысенко.




П. Н. Константинов - И. В. Сталину

16 июля 1948 г.

Дорогой Иосиф Виссарионович!

Несмотря на огромные достижения науки в различных областях знания в нашей стране, состояние сельскохозяйственной науки в настоящее время нельзя считать нор­мальным. Некоторые ответственные ученые говорят на разных языках, что и отража­ется на эффективности и на развитии с. х. науки, а равно на быстрейшем внедрении достижений в сельскохозяйственное производство.

Сеть с. х. опытных учреждений очень дисперсна и не имеет единого руководства. Тематика не всегда отвечает запросам с. х. производства. Всесоюзная академия с. х. на­ук им, В. И. Ленина не возглавляет и не руководит сетью. Недостаточно руководит и своими немногими институтами. Очень назрел вопрос об упорядочении всего этого ог­ромного и сложного дела.



Об этом я писал и т. Маленкову в Совет Министров СССР и в ЦК ВКЩб).

Ниже буду говорить преимущественно о ненормальностях в области селекции и генетики.

Около 50 лет своей жизни я посвятил сельскому и лесному хозяйству и в особенно­сти селекции. Мною выведено несколько разных сортовых растений, которыми занято около 5 млн. га наших социалистических полей.

Вначале мы шли ощупью. Основным средством выведения новых сортов было уче­ние Дарвина об отборе. Но наука на этом не стала. Современная генетика очень сильно продвинула вперед селекцию. И теперь методы выведения новых сортов намного скорее и точнее. Можно сказать, что почти 90 % посевных площадей нашей страны заняты сортами наших советских селекционеров: Лисицына, Шехурдина, Юрьева, Константино­ва, Писарева, Успенского и др.

Все они работали и работают, базируясь на теоретические основы молодой нау­ки- современной селекции и генетики. Перспективы этих наук огромны. Впереди еще большие успехи ожидают нашу селекцию. Однако положение как на теоретическом, так и на практическом фронте селекции и генетики сейчас довольно плохое.




Я имею в виду научную и административную деятельность акад. Лысенко Т. Д., деятельность которого является очень серьезной помехой для развития нашей сельско­хозяйственной науки.

Не думайте, Иосиф Виссарионович, что я не понимаю нового. Дело обстоит как раз наоборот. Лысенко тянет агрономическую науку назад, он потерял чувство меры, чувство реального.

Он канонизирует свои малоубедительные «научные» положения, игнорирует ис­торизм в науке, не выносит никакой критики и самокритики. Он не слушает разумных советов и в конечном счете вредит не только нашей с. х. науке, но и нашему сельскому хозяйству.

Вот поэтому я и не могу спокойно видеть, как он мешает поступательному ходу всей с. х. науки и в особенности селекционной. Мой долг, Иосиф Виссарионович, осветить перед Вами целый ряд вопросов.

1. Наша Академия не является центром руководства сельскохозяйственной нау­кой, а превратилась в учреждение пропагандирующее в основном идеи и взгляды Лысенко - президента Всесоюзной академии с. х. наук имени Ленина....

Краткие выводы и предложения

1. Академик Лысенко чужд историзма в с. х. науке. Отсюда много его открытий давно открытого.

2. Он чужд представления о ведущем значении вопросов с. х. районирования, эко­номики и организации с. х. производства, организации единой системы с. х. опытного де­ла.

3. Односторонний, так называемый агробиологический уклон в его деятельности, тормозит всю с.х. науку, а также отдельные ее звенья. Сам оке вместо дарвиниста стал ламаркистом.

4. Он не замечает отрыва его науки от запросов с. х. производства. Как крайний эгоцентрик, он тонет в догматике, в непогрешимости и саморекламе.

5. Он уклоняется от скорейшего укомплектования вымирающей Всесоюзной ака­демии с. х. наук имени В. И. Ленина, боясь проникновения туда людей иного, чем он, тол­ка.

6. Срочно реформировать систему с. х. опытного дела, о чем я докладывал от. Ма­ленкову и ЦК ВКП(б). Во главе всего опытного дела поставить реформированный ВАСХ-НИЛ.

7. Немедленно освободить Т. Д. Лысенко от обязанностей президента ВАСХНИЛа и произвести довыборы академиков и членов-корреспондентов, без какого-либо нажима со стороны Т. Д. Лысенко.

8. Изъять из монопольного пользования Т. Д. Лысенко все вышеназванные журна­лы.

9. Созвать при ЦК ВКП(б) совещание по вопросам селекции и генетики и реформы системы с. х. опытных учреждений.

Глубоко уважающий Вас Действительный член Всесоюзной академии с. х. имени Ленина Лауреат Сталинской премии

Зав. кафедрой селекции, семеноводства и методики опытного дела Тимирязевской с/х. академии

Проф. П. Н. Константинов «16» июля 1948 года

20 июля 1948 г. А.Н. Поскребышев направляет письмо П.Н. Констан­тинова на рассмотрение Г. М. Маленкова. Тот внимательно его прочитал, сделал многочисленные подчеркивания и присовокупил к накопившимся у него письмам и запискам других биологов и генетиков, которые напрасно ждали ответов на свои выстраданные послания.


7. АГРОНОМИЧЕСКАЯ НАУКА В XX ВЕКЕ



Позднее, 23 июля И. В. Сталин получил следующее письмо от Т. Д. Лысенко. Т. Д. Лысенко - И. В. Сталину

23 июля 1948 г.

Товарищу И. В. СТАЛИНУ

Дорогой Иосиф Виссарионович!

Убедительно прошу Вас просмотреть написанный мною доклад «О положении в советской биологической науке», который должен быть доложен для обсуждения на июльской сессии Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук имени В. И. Ленина.

Я старался как можно лучше с научной стороны, правдиво изложить состояние вопроса.

Доклад т. Юрия Жданова формально я обошел, но фактическое содержание моего доклада во многом является ответом на его неправильное выступление, ставшее доволь­но широко известным.

Буду рад и счастлив получить Ваши замечания.

Президент Всесоюзной академии сельскохозяйственных

наук имени В. И. Ленина академик Т. Лысенко

И. В. Сталин поддержал Т. Д. Лысенко и позволил ему выступить с докладом на августовской сессии ВАСХНИЛ 1948 г. Высшее руководство страны не поддержало отечественных ученых-биологов. В условиях холод­ной войны всякая связь с американской и западноевропейской научной об­щественностью жестоко каралась. В этих условиях примитивные и понятные теоретические шаблоны Лысенко вполне устраивали руководство страны, которое не хотело анализировать состояние науки на тот период развития общества. Но ведущие ученые страны верили в возможность доказать свою правоту. Со своими достижениями и взглядами они выступали и на августов­ской сессии ВАСХНИЛ, надеясь на поддержку высшего руководства страны.

На сессии ВАСХНИЛ 31 июля 1948 г. с докладом о Положении в био­логической науке выступил президент Академии Т.Д. Лысенко. В своем докладе он отметил, что теория развития живой природы немыслима без при­знания необходимости наследственности приобретаемых организмом в опре­деленных условиях его жизни индивидуальных отличий, немыслима без при­знания наследования приобретаемых свойств. Вейсман в своей основной ра­боте «Лекции по эволюционной теории», отвергая наследуемость приобре­таемых качеств, заявил, что «искомый носитель наследственности заключа­ется в веществе хромосом». Вейсман утверждает, что «есть две больших ка­тегории живого вещества: наследственное вещество или идиоплазма и «пи­тательное вещество» или трофоплазма...». Причем носители наследствен­ного вещества «хромосомы представляют как бы особый мир», автономный от тела организма и его условий жизни.

Дискуссии на сессии ВАСХНИЛ был придан политический характер и выступления сторонников хромосомной теории наследственности не хотели слышать и не слышали. В своем заключительном слое Т. Д. Лысенко мог праздновать полную победу: выступления с критикой положений Т.Д. Лы­сенко означало критику курса правительства на развитие биологической нау-








Сейчас читают про: