double arrow

Итоги освоения целинных и залежных земель


АГРОНОМИЧЕСКАЯ НАУКА В XX ВЕКЕ

АГРОНОМИЧЕСКАЯ НАУКА В XX ВЕКЕ



мыми возможностями повышения почвенного плодородия и увеличения урожайности.

Кто же поверит этому вещуну, решившему припугнуть нас в период перехода к коммунизму?! Следовательно, по Шмальгаузену породообразование и сортообразование затухает, а по Роде затухает почвообразовательный процесс. Но мало этого.

В 1947 г. появилось большое двухтомное произведение профессора Ковда, назы­вающееся «Происхождение и режим засоленных почв». В этой работе профессор Ковда по существу пропагандирует, поддерживает развитую американскими ирригаторами «теорию» неизбежности засоления почвы.

Он пишет: «В итоге, независимо от того, будут ли при поливе орошаемого масси­ва приняты жесткие нормы воды, не превышающие водоудерживающую способность почвы, или нормы полива будут превышать водоудерживающую способность, — в обоих случаях и особенно во втором соленакопление под влиянием притока солей с ороситель­ными водами будет протекать особенно быстро».

«В ряде ландшафтов процессы засоления почв совершенно независимо от хозяйст­венной деятельности человека, в частности от ирригации, будут сопровождать хозяй­ственную деятельность человека...».

Что же получается? В важнейших науках, и в области развития растительного и животного мира, и в области почвообразования, и в области учения об орошаемом зем­леделии, развиваются теории, согласно которым в перспективе у нас нет ничего хороше­го. Объективно все такие теории ведут к неверию в дело победы коммунизма в нашей стране. И хотят авторы или не хотят, объективно они играют на руку противникам коммунизма, т. е. противникам всего передового и прогрессивного.




Все указанные работы вышли из высшего научного учреждения: из Академии наук СССР. Это свидетельствует о том, что имеется явное неблагополучие в науке в ряде институтов Академии наук. Всесоюзная академия сельскохозяйственных наук имени В. И. Ленина, взяв на себя инициативу в борьбе с реакционными теориями в области биоло­гии и агрономии, я думаю, сделает правильно, если обратится к Академии наук Союза с просьбой посмотреть на свои институты, освежить явно затхлую и реакционную ат­мосферу, которая образовалась в некоторых институтах Академии наук.

Я думаю, такая инициатива со стороны Всесоюзной академии сельскохозяйствен­ных наук имени Ленина была бы неплоха. Я считаю, что вообще одним из важнейших ус­ловий дальнейшего развития науки является необходимость решительно покончить с «хуторами» в науке, которые носят до сих пор название «школ». Вскоре, однако, эти де­магогические обвинения были сняты.



* * *

Следовательно, середина XX столетия - это самый драматический пе­риод в развитии отечественной агрономии, период наступления лысенков-щины, физического устранения и издевательств над лучшими представите­лями отечественной науки. Этот период развития агрономической науки со всей убедительностью показал, как ученые, руководствуясь теоретическими интересами, интересами науки и страны, дают ценные и важные для страны и в целом для науки, результаты. Принижение теоретического уровня рано или поздно уменьшает нравственную, практическую ценность науки и приводят к человеческим трагедиям. А научные беспринципность, идеологическое угод­ничество науки, может быть весьма мощным репрессивным рычагом в отно­шении всего народа.




Освоение целинных и залежных земель в 50-60-х годах XX в. важней­шая национальная программа, веха в истории страны.

Принятие правительственного решения о начале освоения весной 1954 г. целинных и залежных земель на востоке страны имело серьезные основа­ния. За годы войны были практически полностью уничтожены около 100 тыс. колхозов и совхозов. Посевные площади зерновых культур в России со­кратились на 19,3 млн.га, а среднегодовое производство зерна в 1946 - 1950 гг. составило 35,4 млн.т, или на 20 млн.т меньше довоенного уровня. Сель­ское хозяйство страны было экстенсивным. Так, в 1953 г. было внесено все­го 1,4 млн.т минеральных удобрений, органические удобрения практически не вносились. Потребление электроэнергии не превышало 3 млрд. кВт-ч. Средняя урожайность зерновых культур по стране в эти годы не превышала 8 ц/га.

В то же время в стране ощущался острый недостаток продовольствия. Объем государственных закупок зерна выполнялся на 35^0 %, и был ниже уровня 1940 г. Так, в 1953 г. при обязательствах госзакупок 13,5 млн.т фак­тически заготовлено или немногим более 7,6 млн.т.

Доля зерна, отвечающего продовольственным кондициям, не пре­вышала 30 %, а среднедушевое потребление было не выше 450 кг. Катастро­фически не хватало фуражного зерна для развития животноводства.

Преодолеть дефицит продовольствия можно было двумя путями: ин­тенсификацией земледелия в районах традиционного производства зерна в центральной части и на юге России или получением хлеба на востоке страны за счет распашки огромных степных пространств и эксплуатации высокого естественного плодородия целинных почв. Решение продовольственной про­блемы на основе интенсификации сельскохозяйственного производства было невозможным из-за отсутствия материально-технических ресурсов, из-за ог­ромного ущерба, нанесенного народному хозяйству в годы Великой Отечест­венной войны. В условиях военного противостояния двух сверхдержав, чрез­вычайно низкой в большинстве хозяйств культуры земледелия, слабого раз­вития химической индустрии лишь освоение целинных земель давало быст­рую отдачу и позволяло хотя бы на время снять остроту продовольственной проблемы. Ведение хозяйства на интенсивной основе требовало больших ма­териальных затрат, а также огромного временного отрезка для накопления опыта и знаний. Таких возможностей у советской экономики в тот период не было. Военно-политическая обстановка 50-х годов не позволяла значитель­ного перераспределения ресурсов за счет ВПК и тяжелой индустрии в целом.

В то же время в стране имелись громадные площади не используемых угодий. В 1953 г. только в 14 областях Российской Федерации и 8 областях Казахстана насчитывалось до 40 млн.га целинных и залежных земель. За счет их освоения можно было в течение 4-5 лет дополнительно получить не­сколько десятков миллионов тонн зерна.

Выбор в пользу такого решения определялся еще и необходимостью







Сейчас читают про: