double arrow

Формирование бренда города, как креативного города, с высоким качеством городской среды


II

I

По прямым коридорам академии уверенным шагом шла молодая девушка-студентка. Голубая блузка с расстегнутой верхней пуговицей на воротничке, темно-синяя юбка, туфли на маленьком каблучке и стопка книг по культурологии в руках делали ее похожей на прилежную студентку второго курса факультета изобразительного искусства. Небрежности ее образу придавали русые длинные волосы, которые она заделывала кистью, позволяя непослушным прядям выбиваться и спадать на лицо, а кончику кисти забавно выглядывать из-за копны волос, большие очки в черной роговой оправе, которые она носила, скорее, для общей картины, чем для зрения. Во рту она привычно держала лакричную палочку, постукивая ей по зубам. Большие зеленые глаза в нелепой роговой оправе шустро бегали по пространству, успевая рассмотреть стенды, обратить внимание на узор стен, заметить каждого, кто попадался на пути. Губа по привычке была закушена, а пальцы отстукивали ритм по переплету книги. Ее тоненькая фигурка с легкостью лавировала между снующими туда-сюда студентами, с грациозной плавностью она обходила первокурсников, оживленно рассказывающих что-то друг другу.

Эрин Шолль – прелестная девушка девятнадцати лет, студентка Высшей школы изобразительных искусств Дрездена. Противоречивая, в чем-то странная, не похожая на остальных, она привлекала внимание многих, пытавшихся всеми силами завоевать ее сердце, но ждала лишь Его одного, того, в которого влюбится с первого взгляда и до последнего вздоха. Жизнерадостная особа, верная подруга, красивая девушка и прилежная студентка – это все о ней. Друзей у нее было не так много, как может показаться на первый взгляд. Общаясь почти с каждым студентом своего потока, с подростками-школьниками со своей улицы, по-настоящему лучшими друзьями она считала лишь своих «голубков», как в шутку называла она Хелену и Тедерика, считавшимися самой крепкой и красивой парой группы.

И вот, добравшись до нужной аудитории, она увидела у подоконника лучшего друга – Тедерика Вайса, увлеченно искавшего что-то в фолианте внушительных размеров. Это был нескладный парнишка с рыжими волосами и по-детски добрыми глазами. Слишком худые руки и длинные тонкие пальцы его смотрелись нелепо, а просторная майка, хоть как-то скрывавшая его чрезмерную худобу, забавно болталась на тоненькой талии.

- Тедерик! – воскликнула она, подлетая к другу.

- Ты никогда не можешь быть тихой, - закатив глаза, обернулся тот.

- Если тебя что-то не устраивает, скажешь мне об этом завтра. Сегодня у меня замечательное настроение, так что не порть его, умник.

- Хелена уже видела тебя? – глаза девушки удивленно распахнулись. – Она прибьет тебя за внешний вид.




- Знаешь, - усмехнулась она, - ее мнения я уже давно не боюсь.

- А мне не нравится, как ты выглядишь сейчас. И если ты не уберешь эти дурацкие очки, они полетят из окна прямо на асфальт.

Она мученически закатила глаза и вытащила кисточку. Длинные волосы ниже лопаток тут же упали на плечи, легко рассыпаясь на крупные завивающиеся локоны. Спрятав очки в сумку, она взглянула на парня своими большими, оформленными длинными накрашенными ресницами, глазами и вопрошающе изогнула бровь.

- Ты невозможно красива, - выдохнул тот, на что получил взгляд с укором и слабый толчок в плечо.

- Он прав: выглядишь ты великолепно, - выглянула из-за плеча Тедерика миловидная блондинка – Хелена.

Поговорив еще с минуту, все трое зашли в аудиторию и заняли свои места.

- Эрин, - тихо окликнула Хелена, - через неделю исполнится год, как мы с Тедом вместе.

- И что ты мне хочешь этим сказать?

- Столько парней бегает за тобой в надежде, что ты обратишь на них внимание. Ну, что за предрассудки, Эрин? Я знаю тебя со школы, и за это время у тебя не было ни одного парня.

- Хелена, - шикнула она. – Давай, я разберусь сама. Обрати внимание на то, что говорит профессор: тебе это пригодится больше, чем моя личная жизнь.

- Не найдешь себе парня, я займусь этим сама, - обиженно шепнула Хелена.

- Хел, это все равно увенчается провалом, - сквозь зубы бормотала Эрин, пытаясь записать абсолютно все, что сказал профессор.

После лекции об искусстве эпохи ренессанса шумная стайка покинула аудиторию, разбредаясь, кто куда. Эрин бойко запрыгнула на широкий подоконник в холле, достала из сумки любимую книгу и открыла ее на последней странице. На ней, сквозь мелкий печатный текст, пробивались черты невероятно красивого мужского лица, выведенного простым карандашом. Сливаясь с напечатанным, оно становилось неуловимым, почти невидимым, и только девушка могла детально рассмотреть его. Очень мягкие, даже женственные, черты лица, неопределенный цвет глаз, коротко стриженные, но изящно уложенные волосы, четкий контур пухлых губ – это ее идеал, под который она подгоняла каждого проходящего мимо нее. По ее словам, в нем таилась какая-то магическая сила, которая притягивала к нему. Был ли это стилизованный образ знаменитости, или же парня, похожего на него она уже встречала однажды, а может быть, этот образ выдало воображение девушки, которая так отчаянно ищет свою любовь. Никто не может сказать. Кажется, даже она сама.



Эрин только мечтательно улыбнулась, вглядываясь в слегка заметные контуры ее мечты, и, спешно захлопнув книгу, она спрятала ее в сумку и отправилась на следующее занятие.

После учебы Эрин, Хелена и Тедерик зашли в излюбленное кафе в центре. Милая атмосфера, приветливый персонал, люди, думающие о чем-то своем, вглядываясь в суету за окном, и, конечно же, непередаваемый аромат кофе и сливок разливались по этому маленькому, скромному помещению, что делало его особенным, для многих – любимым. Заняв столик, уже прочно закрепившийся за ними, они сделали заказ. Уже совсем скоро им принесли три чашки фирменного кофе и чизкейк для Тедерика.

- Эрин, как ты смотришь на то, чтобы посидеть у меня после кафе? – осторожно спросила Хелена.

- Когда-нибудь Тед начнет ревновать тебя к Маркусу, - сделав маленький глоток, усмехнулась Эрин.

- Что? Какой Маркус?

- Хел, в четвертый раз я на это не клюну. Ты же знаешь, я не переношу его на дух. Зачем ты делаешь это?

- Но он идеальная пара для тебя! Ты обязана…

- Нет! – выкрикнула Эрин, хватая сумку и направляясь к выходу.

- Эй, она же просто хочет помочь, - сзади к девушке подошел Тед, придерживая ее за плечо.

- Устраивать мою личную жизнь? Нет уж, спасибо, - коротко бросила девушка, пряча заслезившиеся глаза.

- Она ведь хочет как лучше. Тебе же плохо одной, Эрин, - девушка всхлипнула. – Мы же видим, как ты страдаешь из-за этого. Перестань ты держаться за свои идеалы. За пределами твоей мечты тысячи прекрасных мужчин, которые, может быть, в разы лучше того, которого ты выискиваешь. Глупо это.

Девушка лишь вырвалась из-под его ладони и выбежала из кафе, скрывая рукавом мокрые глаза. Она бежала по мостовой, задавая себе вопрос: куда бежать? Дома мама будет переживать из-за состояния дочери, друзей, кроме этой неугомонной парочки, у нее нет. Постояв немного неподвижно, она сорвалась с места и побежала в парк, что недалеко от ее дома.

В парке было безлюдно. Она заняла одну из лавочек в тени, рядом с собой положила сумку, скинула жутко неудобные туфли и забралась с ногами на скамейку, притягивая колени к груди. Тихо. Здесь ей никто не помешает погрузиться в свои мысли и забыться на какое-то время. Чего ей недостает в жизни? У нее есть родители, друзья, любимое дело… Нет только любимого человека. Внешность и чувство такта позволили бы ей заполучить любого, на кого бы она ни обратила взгляд. Но этого ей было ненужно. Она ждала его, героя снов, о котором не могла сказать ничего, даже быть уверенной в том, что он вообще существует. Но, тем не менее, она не видела и не хотела видеть никого, кто хоть чуточку выбивался из ее идеала. Так девушка жила уже три года, лелея в душе надежду найти того самого, кому удастся хоть на миллиметр приблизится к нему. А что такое Он? Это просто рисунок на книжной странице. Его нет. Но девушка страстно верила, что в один прекрасный день отыщет его, того самого прекрасного принца, о котором грезит многие годы.

За потоком своих мыслей девушка и не заметила, как перестала плакать, успокоилась и даже перестала обижаться на надоедливую подругу.

Она открыла книгу на последней странице и без обыкновения прочла последние строки:

«Рука об руку они поднялись в Приют Грез. Эрнст зажег свечи в Бетховенском уголке перед портретом любимого покойного друга. Свечи отбрасывали золотые блики на ангельское лицо Элизабет. Эрнст залюбовался ею и наконец осознал все значение своего счастья: после блужданий он вновь нашел свою родину, свой путь в жизни. Чувство облегчения пришло и к нему. Он крепко обнял Элизабет и сказал прерывающимся голосом:

- Фриц! Любимый друг мой… Твои дети вернулись на родину. Благодаря тебе. Я вновь нашел свой путь, Фриц… И держу в объятьях свое счастье. Я - это Ты…

Пламя свечей отбрасывало светлые блики на автопортрет Фрица. И казалось, будто его карие глаза светятся, а добрые уста улыбаются».

Она грустно улыбнулась, снова вглядываясь в черты лица, проявляющегося сквозь испещренные строки. Проведя по контурам подушечками пальцев, она закрыла книгу.

В ту же секунду мимо нее на запредельной скорости промчался мотоцикл, словно ворон. Она взвизгнула от поднятого шума, прикрываясь книгой. Единственное, что она могла заметить, это длинные черные волосы, вырвавшиеся из-под шлема, развевающиеся на сильном ветру, черную куртку, перчатки, брюки, даже мотоцикл был идеально черным, без единого проблеска. В голове ошарашенной девушки пронеслось: «Он будто из преисподней».

Тем временем мотоцикл лихо вырулил на крутом повороте, вырвав из уст прохожих поток ругательств в свой адрес. Это был он – тот самый Ворон, рушивший тишину мирного Дрездена ревом мотора. Алкоголь в крови раззадорил его до такой степени, что ни скорость, ни запах жженой резины, ни его, такая явная, заметность не тревожили спокойного ума, чистых, как белый лист, мыслей.

Игра началась, и выход из нее означал либо выигрыш, либо поражение. Как далеко она могла зайти, он не мог сказать наверняка, знал только, что не может сдаться ни в коем случае. Он должен, он обязан сделать все возможное, лишь бы только его не раскрыли, не вычислили, не поймали. Он сам затеял эту гонку, сам же должен выйти из нее победителем. На кредитке оставалось около пятнадцати евро, в баке чуть больше двух литров, желудок был полностью пуст, и только в голове плескался алкоголь, но назад дороги не было. Он будет продолжать не вопреки, а во имя.

Он припарковал мотоцикл у тихого, невзрачного домика, своим ключом открыл входную дверь и ввалился внутрь помещения. Кинув две связки ключей на тумбочку в коридоре, он прошел в гостиную, хватая телефон и тут же со всего маху плюхаясь на маленький диванчик у камина. Просидев немного неподвижно, он откинул трубку в сторону. Придерживаясь за стены, он кое-как добрался до небольшой кухни. Яркая записка на холодильнике тут же бросалась в глаза. Он сорвал ее. «Виски в шкафу. Завтра заеду в восемь. Морис». Прочитав ее, он смял листок и бросил на пол. Открыв заветный шкафчик, он достал бутылку дорогого виски и, наполнив бокал, выпил залпом. Обо всех последствиях он подумает завтра. Добравшись до кровати, он, не раздеваясь и даже не снимая ботинок, лег и уснул безмятежным сном младенца.

Дверь в аудиторию открылась, но девушка так и не удосужилась оторвать взгляд от тетради с конспектами. Бархатистый, приглушенный, ранее незнакомый ей голос пролетел по аудитории и затих, разбиваясь о стены. Что-то чарующее услышала она в этом утонченном тембре.

- Разрешите? – раздался над ее ухом шипящий шепот, заставляя стайку мурашек пробежать по спине.

- Да, здесь не занято, - пролепетала девушка и подняла глаза.

Рядом с ней осторожно, придерживаясь за спинку стула, присел молодой парень. Он сидел, скрестив руки в замок, элегантно выпрямив спину и вытянув длинную шею. При первом взгляде на него, могло показаться, что он очень богат и изыскан, на самом же деле, юноша обладал исключительным вкусом и чувством стиля; вещи же не относились к последним коллекциям нашумевших модных домов. Расстегнутая на три верхние пуговицы рубашка, оголяющая грудь, мягко облегала его стройную фигуру, а завернутые до локтя рукава открывали взору мужские, но мягкие и изящные руки. Ладони юноши были облачены в черные перчатки. Глаза его были скрыты за небольшими черными очками, которым так и не удалось исказить правильных линий его лица. Уж кому, как не художнику понимать об этом столь много. Молочный оттенок его кожи ярко выделялся на фоне прямых смоляных волос, собранных в аккуратный низкий хвост. Он отвел ноги назад, перекрещивая между собой начищенные лакированные ботинки. За этим незамысловатым движением последовал металлический удар. Он пригнулся и нащупал что-то рядом с собой. Это была трость.

«Слепой», - подумала обескураженная девушка, проследив взглядом за его рукой, нервно ощупавшей трость.

И верно, парень ничего не писал, не чертил, а только внимательно слушал лекцию, не фокусируя взгляд ни на чем постороннем.

- Эрин, - окликнула девушку Хелена. – Ты пялишься на него.

- Он все равно ничего не видит, - тихо, стараясь, чтобы он ни в коем случае не услышал, шепнула она на ухо назойливой подруги.

- Может, у вас с ним что-то и получится. Слепой и глупая. Да вы идеальная пара!

Она хмыкнула и вновь повернулась к нему. Он откинул голову, размяв шею, и достал что-то из барсетки, висевшей у него на плече. Мягко перебирая в пальцах розовые лепестки, он улыбнулся чему-то своему, опустив их на поверхность стола, и небрежно смахнул на пол, вновь складывая руки в замок.

- Что это значило? – осторожно спросила Эрин.

- Это не имеет никакого значения. Считай это моим маленьким ритуалом, - спокойно ответил он. Его бархатистый голос легко коснулся слуха девушки. Этот тембр она не забудет никогда.

- Как тебя зовут? – на свой страх и риск спросила Эрин, только чтобы еще хотя бы раз услышать этот завораживающий голос, пробирающий до дрожи.

- Ворон, - тихо выговорил он.

- А имя?

- Нет, имя мое тебе знать еще слишком рано. Но ведь я же могу узнать твое имя? – вдруг спросил он.

- Эрин, - тихо ответила она. – А… давно ты… такой? Прости, – ругая себя за любопытство и длинный язык, все же выпалила девушка.

Он промолчал, сделав вид, что и не слышал колкого вопроса.

- Прости, - вновь повторила девушка.

- Не стоит извиняться, Эрин. Нигде нет правды. Все, во что ты веришь, в конечном итоге может оказаться иллюзией, - отходчиво прошептал он, проводя ладонью по волосам на затылке.

Девушка мало что поняла из сказанного им, но больше не рискнула ни о чем спрашивать. Она принялась прилежно конспектировать лекцию, тайком поглядывая на юношу, так привлекшего ее внимания.

Оставшийся промежуток времени пролетел абсолютно так же, как и на любой другой лекции. Тедерик скрывал широкими ладонями наушники в ушах, Хелена листала глянцевый журнал, а Эрин прилежно записывала слова преподавателя, слишком часто останавливая взгляд на едва дрогнувших в улыбке губах юноши, на аккуратных ушах с серебряными колечками-сережками, на переплетающихся время от времени пальцах, облаченных в черные перчатки, обращая внимание на короткие вздохи и редкие постукивания зубами.

Прозвенел звонок, и студенты с облегченным вздохом принялись быстро покидать аудиторию. Эрин небрежно сложила вещи в сумку и уже направилась к выходу, как чья-то рука торопливо схватила девушку под руку, утягивая назад.

- Помоги мне добраться до аудитории, - совершенно спокойным голосом проговорил Ворон.

Эрин мягко сжала его протянутую немного вбок ладонь. Теплые длинные пальцы медленно переплелись с ее, юноша поднялся с места, обхватывая другой рукой трость. Она медленно вела его по коридорам, ответственно направляя и предупреждая о поворотах. Девушка была готова вести его как можно медленнее, лишь бы не выпускать его ладонь.

- Эрин, - улыбнулся он. – Я не вчера ослеп. Я прекрасно ориентируюсь на местности, просто не вижу.

Девушка подняла взгляд. Он был совсем рядом, но такой далекий, неразгаданный, скрытый за сотней замков и дверей. Он споткнулся о брошенную кем-то папку, выронил трость и, падая, уперся ладонями в стену, по обе стороны от лица девушки. Нервно хмыкнув, он дотронулся тыльной стороной ладони до ее щеки и приблизился к ней губами непозволительно близко.

- Вот видишь. То слишком прилежно, то безответственно. А если бы упал? – томно прошептал он так, что его дыхание касалось губ застывшей девушки.

- Извини, - тихо лепетала она.

Он оттолкнулся от стены, принимая вертикальное положение, и вновь протянул ей руку. Она сжала ладонь и без происшествий довела парня до следующей аудитории. И все ничего, если бы не зазвонил его телефон. Он торопливо вынул явную подделку на дорогой сенсорный телефон и нажал на клавишу приема вызова.

- Алло, - отозвался он, махнув девушке рукой в сторону аудитории.

- Старик, ты прибыл? – раздалось в трубке.

- Я еще не так стар. Я в Дрездене, в университете. Приедешь и доставишь меня в назначенное место. Сейчас.

- Люблю тебя за то, что всю информацию выдаешь сразу. Понял.

- И без выкрутасов, Морис. Тайну мою маленькую знаешь. Не выдай ты меня, прошу, - в полголоса говорил он.

- Ладно, слепой. Адриан просит твой адрес.

- В чем проблема?

- Понял. Просто вы, как бы, были в ссоре. Вот я и подумал, что он нежеланный гость.

- Отбой, Морис, - огрызнулся он.

Заглянув в аудиторию и убедившись, что Эрин сейчас не до него, он сорвался и пулей выбежал во двор, где его уже ждала машина.

- Оперативно, - присвистнул он, садясь в машину и откидывая очки в сторону.

- Ворон! – Эрин тем временем выбежала в коридор, чтобы позвать его на пару, которая вот-вот начнется, но юноши там не обнаружила. – Странно, куда он ушел. Он же ничего не видит, - уже шепотом проговорила она и зашла обратно в аудиторию, забыв таинственного незнакомца как растворившийся в воздухе мираж.

- Морис, - окликнул юноша, - я, по-моему, просил без выкрутасов.

- А что не так?

- Нет, абсолютно ничего. Я нацепил на себя эту одежду из секонд-хенда, купил китайский телефон, который без тормоза не может даже вызов принять, строю из себя черт знает кого! А он преспокойно забирает меня серебристом Audi TT этого года выпуска. Голова твоя где?

- Не кипятись ты. Слушай, каким именем мне тебя называть?

- Никаким, - тут же отозвался он.

- Это как?

- Не называй меня по имени и все. Не хочешь путаницы и проблем, помалкивай. Если кто-то узнает, что я здесь, проблемы будут у всех.

- Ладно, Те…

- Морис! – разозлился он.

Следующий отрезок дороги они проехали в полной тишине. Ворон дремал на заднем сидении, а Морис изредка косился на него, ворча что-то под нос.

- Эй, безымянный, приехали, - небрежно бросил он тут же проснувшемуся юноше.

- Еще раз услышу такой тон, уедешь обратно в Берлин.

На пороге скромного домика на окраине суетливо переминался с ноги на ногу миловидный парень. Женоподобное миленькое личико, легкий макияж, длинные волосы цвета горького шоколада, одежда не дешевле тысячи евро в комплекте, аккуратные ручки с тонкими музыкальными пальцами и длинными серебристыми ногтями, сапожки на каблуке – все в стиле Vogue. Увидев знакомый автомобиль, он засуетился еще больше, начиная бегать глазами по пространству.

Ворон легко улыбнулся, глядя на это нелепое чудо, шатавшееся на громадных каблуках. Он вышел из машины, направившись прямо к парню. По мере его приближения глаза юноши становились все шире, а рот медленно открывался в недоуменном вздохе.

- О Боже, что это на тебе, милый? - пискнул он, оглядывая юношу с ног до головы.

- Адриан, - он беззлобно закатил глаза. – Когда бы ты меня не встретил, первым делом ты обращаешь внимание только на мои шмотки.

- Ты всегда неотразим. Слушай, как из этой безвкусицы ты создал такую конфетку? И даже без макияжа. Но ты просто великолепен, - щебетал паренек.

- По существу ничего сказать не хочешь? - резко прервал его Ворон.

Адриан проскулил что-то и кинулся на шею юноше, крепко обнимая его и щебеча какие-то глупости на ухо.

- Прости меня, любимый, - наконец, внятно произнес он.

- Заходи в дом, - дотронувшись до предплечья парня, мягко произнес Ворон. – Холодает, а ты в одной маечке. Быстро в дом, я сейчас приду и разожгу камин.

Это означало, что он простил его. Они обменялись улыбками. Адриан впорхнул в дом, а Ворон направился к ожидавшему его Морису.

- Морис, завтра утром ты заберешь меня отсюда. Вот ключи от Opel Astra. Машина стоит в гараже. Не подкачай и не опаздывай. Я рассчитываю на тебя.

Он стукнул автомобиль по капоту, и тот тут же тронулся с места.

Ворон зашел в дом и первым, на что он обратил внимание, был звук бьющейся о кафель воды в душе. Он скинул ботинки, рубашку, закинул куда подальше перчатки и принялся медленно обходить дом, оглядывая каждый его укромный уголок. Домик был не люксовым, но довольно милым. Две спальни, уютная гостиная, приличный санузел, кухня, мансарда, которую он собрался переделать под мастерскую, вместительная гардеробная.

Включив тихую музыку, он плюхнулся на диван в гостиной и сонно прикрыл глаза. Даже сквозь звуки музыки он слышал тихие медленные шаги босых ног по паркету. Мягкие руки сжали его плечи, а в макушку уткнулся острый подбородок. Ладони мягко соскользнули на грудь и обняли его, а подбородок устроился на расслабленном плече.

- Брось свои замашки, Адриан, - небрежно скидывая его руки, спокойным голосом проговорил Ворон, не открывая глаз и не двигаясь с места.

- Что с тобой происходит? – настороженно спросил Адриан, присаживаясь рядом. – Ты звонишь мне и говоришь в срочном порядке ехать к тебе. Причем я слышал по голосу, что ты плакал. Когда я подъехал, дома тебя не обнаружил. В записке ты попросил приехать в Дрезден и созвониться с Морисом, запретил мне называть тебя по имени, сказал, что ослеп! Знаешь, как сильно я волновался, когда прочитал это? Приезжаю сюда, и что я вижу?! Поношенные вещи, маленькие грязные очки, сгорбленная спина и бледное поникшее лицо. Что это, Те… - его губы тут же зажал указательный палец Ворона. – Да не затыкай ты меня! – вскипел Адриан, вскакивая с места.

- Тише, - Ворон тут же подорвался с места, заключая парня в объятья. Адриан заметно обмяк. – Эд, сколько мы прошли вместе? Как плохо было нам? Мы не сдались даже в самые сложные периоды нашей жизни. Это ерунда. Что нам стоит немножко потерпеть. Ты волнуешься, я понимаю, но поверь, со мной все хорошо.

- Ти, я не хочу возвращаться к тому, от чего так отчаянно бежал все это время. Неужели, не понятно?

- Как ты меня назвал? – тут же отозвался он, отпуская парня.

- Ты меня слышишь вообще?! Ти.

- Так и называй, - Адриан фыркнул и показательно отвернулся. – Милый, я все понимаю. Я сам вытащил тебя из трясины. Я с горечью вспоминаю, каким ты был тогда, - он обхватил лицо Адриана ладонями и взглянул в подернутые влажной пеленой глаза напротив. – Маленький, мокрый, грязный котенок, который всего боялся. Кто ты сейчас? Гордый, изящный манекенщик, красивый, уверенный в себе юноша. Не так ли?

- Говоришь ты красиво. Но на что ты собираешься жить? Учти, я хоть и люблю тебя, но содержать отказываюсь.

- Я и не возьму с тебя ни цента, ты же знаешь меня, - Ворон отвернулся к окну. – Я – известный в узких кругах художник, ты – манекенщик. Связь чувствуешь? Я справлюсь и без его людей, денег и связей. Выплывем.

- Когда ты перестанешь быть таким упрямым, Ти?

- Мне по статусу положено, Адриан, - грустно усмехнулся он и приобнял поникшего парня за плечи. – Мы со всем справимся.

- Ну, почему? – не унимался он. – Почему нельзя вести себя нормально?

- Если я приму его деньги, мне придется крутиться в его делах, потакать его прихотям, стать пай-мальчиком. А я этого не хочу. Я хочу сам решать, как мне жить, что делать и с кем водится. Не забыл? Если я соглашусь на его условия, ты вылетишь отсюда, не имея возможности подходить ко мне ближе, чем на километр, так как он заявленный гомофоб. Хочешь этого? Думаю, не очень.

- Можешь считать, что ты меня убедил, - расслабленно выдохнул он. – Как дела в университете? Ты же ходил туда?

- Да. Заведение так себе, но мне не особо-то много и надо от них. Внимания было много, но посчитали меня странным и, кажется, даже невменяемым, так что особо со мной никто и не разговаривал. Только она…

- А вот это уже интересно. И кто же эта Она?

- Студентка. Миленькая такая, Эрин зовут, - пожал плечами Ворон.

- Ти, - мечтательно прошептал Адриан. – Ты влюбился?

- Не говори ерунды, - спокойно усмехнулся тот.

- Значит, у меня есть шанс?

- И не надейся, Адриан! – выкрикнул он, покатываясь от смеха. – Я спать. И тебе советую, умник.

- Сладких снов, - тихо проворковал Адриан.

Свет в обеих комнатах погас практически одновременно, и тихий домик тут же погрузился во тьму улицы, сливаясь с пейзажем за окном.

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: