double arrow
Важным фактором распространения эпидемий в ходе боевых действий были военнопленные и местное

Инфекции. Инфекционная патология личного состава войск вызывается всеми тремя группами возбудителей, различающихся по их резервуару. Соответственно речь идет об антропонозах (резервуаром возбудителя является человек), зоонозах (резервуар возбудителя — животные) и сапронозах (резервуар возбудителя — абиотические элементы внешней среды).

Глава 9

Вопросы для самоконтроля и обсуждения на занятиях

Глава 8

Раздел II

ВОЕННАЯ ЭПИДЕМИОЛОГИЯ

ВОЕННАЯ ЭПИДЕМИОЛОГИЯ —

РАЗДЕЛ ЭПИДЕМИОЛОГИИ

И ОТРАСЛЬ ВОЕННОЙ МЕДИЦИНЫ

ЦЕЛЬ И ЗАДАЧИ ВОЕННОЙ ЭПИДЕМИОЛОГИИ

Военная эпидемиология как учебная дисциплина -истема научных знаний, обосновывающая предупреж­дение заноса инфекций в войска и возникновения инфекционных заболеваний среди личного состава, а в случае их появления — ликвидацию эпидемических очагов, снижение общего уровня инфекционной забо­леваемости и предупреждение выноса инфекции из войск. Эта система знаний включает совокупность теоретических, методических и организационных принципов по обоснованию и проведению противоэпи­демических мероприятий в войсках, а также частную эпидемиологию инфекций, актуальных для войск. В частной эпидемиологии все общие разделы военной эпидемиологии уточняются и конкретизируются при­менительно к отдельным нозологическим формам инфекционных болезней.

В современных условиях военная эпидемиология включает также систему знаний о поражающих свой­ствах бактериологического (биологического) оружия (БО) и противобактериологической защите войск. Цель противобактериологической защиты войск — снижение поражающего действия бактериологического оружия и ликвидация последствий и его применения.




Военная эпидемиология формируется на стыке эпидемиологии и военной медицины и представляет собой теорию и практику противоэпидемической за­щиты войск. Разработка и совершенствование теории противоэпидемической защиты войск и путей ее при­менения на практике составляют содержание военной эпидемиологии как науки, формирующей новое знание.


Для достижения цели противоэпидемической и противобактериологической защиты войск последова­тельно решаются следующие основные задачи:

— динамическая оценка эпидемической (бактериоло­
гической) обстановки в войсках и районе их раз­
мещения (действия) на основе методических
принципов военной эпидемиологии и интерпретация
результатов оценки в соответствии с теоретическими
обобщениями военной эпидемиологии;



— выбор соответствующих эпидемической (бактерио­логической обстановки, противоэпидемических ме­роприятий (мероприятий по противобактериологи­ческой защите) с учетом их потенциальной эф­фективности;

проведение обоснованных обстановкой противоэпи­
демических мероприятий (мероприятий по проти­
вобактериологической защите) на основе органи­
зационных принципов военной эпидемиологии;

динамическая оценка эффективности противоэпи­
демических мероприятий и качества работы долж­
ностных лиц и организационных структур проти­
воэпидемической системы, выполняющих испол­
нительские и управленческие функции, и корректи­
ровка на этой основе способов решения отдельных
задач противоэпидемической защиты войск или всей
их совокупности.

ЦЕЛЬ И ЗАДАЧИ ПОДГОТОВКИ СТУДЕНТОВ ПО ВОЕННОЙ ЭПИДЕМИОЛОГИИ

Цель обучения студентов по военной эпидемиоло­гии состоит в их подготовке по теоретическим и практи­ческим вопросам противоэпидемической и противобак­териологической защиты войск в объеме, определяемом предназначением выпускников отдельных факультетов медицинских институтов. В результате прохождения курса студенты должны знать:

— характеристику бактериологического (биологичес­
кого) оружия;

причины, условия, механизм развития и проявле-­
ния эпидемического процесса в войсках, их особен­-
ности в условиях применения противником оружия
массового поражения;

методы оценки санитарно-эпидемического состоя­-
ния войск и района их действия;


— мероприятия по противоэпидемической и противо-
бактериологической защите войск и этапов меди­
цинской эвакуации, силы и средства для их про­
ведения;

— организацию работы санитарно-эпидемиологических
учреждений (подразделений) в военное время
(для студентов санитарно-гигиенического факуль­
тета).

На основе усвоения системы знаний, составляющей содержание военной эпидемиологии, студенты в про­цессе прохождения курса вырабатывают необходимые умения и навыки, в результате чего они должны уметь:

— оценивать санитарно-эпидемическое состояние части
и района ее действия и определять на основе этой
оценки перечень мероприятий по противоэпидеми­
ческой и противобактериологической защите лич­
ного состава;

— проводить индикацию бактериальных средств (для
студентов санитарно-гигиенического факультета).

РАЗДЕЛЫ ВОЕННОЙ ЭПИДЕМИОЛОГИИ

Изучение военной эпидемиологии начинается после прохождения студентами общей эпидемиологии и ос­новного курса организации и тактики медицинской службы (ОТМС). Раздел «Бактериологическое (биоло­гическое) оружие и противобактериологическая защита войск» находится на стыке дисциплин «Военная эпи­демиология» и «Оружие массового поражения и за­щита от него». Предварительное изучение общих вопросов, касающихся оружия массового поражения и защиты от него, облегчает усвоение материала по бактериологическому оружию и противобактериологи­ческой защите войск.

Компановка материала в учебном пособии обосно­вывается структурой военной эпидемиологии, которая включает следующие основные разделы.

1. «Теоретические основы военной эпидемиологии». В этом разделе изучаются закономерности развития эпидемического процесса среди личного состава войск. Именно здесь приобретаются знания о причинах, условиях, механизме развития и проявлениях эпиде­мического процесса в войсках в мирное и военное время. Теоретической основой военной эпидемиологии


являются закономерности развития как естественно протекающего, так и искусственно вызванного эпидеми­ческого процесса. Поэтому перечень знаний студентов по военной эпидемиологии начинается именно с харак­теристики поражающих свойств бактериологического (биологического) оружия.

2. «Методические основы военной эпидемиологии».
В разделе дается понятие об эпидемиологической
диагностике в войсках. Усваиваются методы оценки
эпидемической обстановки в различных условиях дея­
тельности войск. Динамическая оценка состояния и
тенденций развития эпидемического процесса в войсках
и районе их размещения (действия) обеспечивается
использованием методов ретроспективного и оператив­
ного эпидемиологического анализа, а также санитарно-
эпидемиологической разведки и обследования эпиде­
мических очагов. В этом же разделе отрабатываются
методы оценки потенциальной и фактической эффек­
тивности отдельных противоэпидемических мероприя­
тий и их комплекса. Интерпретация всех материалов
производится на основе теоретических принципов
современной эпидемиологии. Оценка обстановки произ­
водится как при естественно протекающем эпидеми­
ческом процессе, так и при применении противником
БО. Поэтому в перечень знаний и умений студентов
по военной эпидемиологии включены знания методов
оценки санитарно-эпидемического состояния войск и
района их действия, а также умения и навыки исполь­
зования указанных методов для оценки эпидемической
и бактериологической обстановки. Умения и навыки,
приобретенные при прохождении общей эпидемиологии
и смежных дисциплин (например, микробиологии),
в курсе военной эпидемиологии закрепляются на
специфическом материале заболеваемости и (или)
отражающем риск заболеваемости личного состава
войск в различных условиях их деятельности.

3. «Организационные основы военной эпидемиоло­
гии». Система знаний, составляющих содержание этого
раздела, формируется на стыке эпидемиологии и ор­
ганизации и тактики медицинской службы. Организа­
ция противоэпидемической и противобактериологичес-
кой защиты войск рассматривается с точки зрения
структуры и функций.

4. «Содержание и организация мероприятий по
противоэпидемической и противобактериологической


защите войск». Разработанные на данном этапе раз­вития науки противоэпидемические мероприятия яв­ляются едиными и используются для профилактики инфекционных заболеваний как среди гражданского населения, так и личного состава войск. Однако для целей военно-медицинской службы осуществляется преимущественный выбор и разработка таких проти­воэпидемических средств, которые наиболее приемлемы для использования в полевых условиях. Особенности организации медицинского обеспечения войск предо­пределяют своеобразие организации и проведения противоэпидемических мероприятий. Знание всех этих вопросов, систематизированных в 4-м разделе воен­ной эпидемиологии,— непременное условие успешности противоэпидемической защиты войск. Умения и навы­ки в проведении отдельных противоэпидемических мероприятий, критерии качества их проведения и ме­тоды оценки эффективности отрабатываются при изу­чении общеэпидемиологических вопросов, а также раз­личных разделов программы обучения на смежных кафедрах. В курсе военной эпидемиологии акцент делается на систематизации знаний о совокупности мероприятий по противоэпидемической и противо-бактериологической защите войск и особенностях их организации в войсках.

5. «Управление противоэпидемической и противо-
бактериологической защитой войск». На основе знаний
организационной структуры и процесса управления в
противоэпидемической системе Вооруженных Сил, а
также оценки эпидемической обстановки студенты на
конкретном военно-эпидемиологическом материале
учатся принимать управленческие решения, осущест­
влять планирование противоэпидемической защиты
части (соединения) и назначать отдельные мероприя­
тия. В этом разделе продолжается формирование об­
щих знаний студентов по эпидемиологическому надзору
на конкретном военно-эпидемиологическом материале.
Организационные принципы военной эпидемиологии
находят отражение и в организации противобактерио-
логической защиты войск. Поэтому организационные
вопросы знаний и умений студентов сформулированы
применительно как к противоэпидемической, так и
противобактериологической защите войск.

6. «Частная эпидемиология инфекций, актуальных
для войск». Программой обучения по военной эпиде-


миологии не предусмотрено время на изучение частной эпидемиологии. Поэтому, данный раздел в учебном пособии отсутствует. На санитарно-гигиенических фа­культетах военно-эпидемиологические аспекты частной эпидемиологии изучаются при прохождении эпидемио­логии и профилактики соответствующих нозологичес­ких форм инфекционных болезней.

7. «Бактериологическое (биологическое) оружие и противобактериологическая защита войск». В соответ­ствии с общей структурой военной эпидемиологии студенты изучают этот раздел применительно к харак­теристике поражающего действия БО, оценке бактерио­логической обстановки и системе мероприятий по защите войск от БО и ликвидации последствий его применения. Это нашло отражение и в формулиров­ках знаний и умений, которые приобретают студенты в процессе обучения. Эта же последовательность использована и при изложении материала в настоящем учебном пособии. Специфические вопросы поражаю­щего действия отдельных видов возбудителей, исполь­зуемых в качестве бактериальных средств, а также особенности оценки обстановки и защиты войск от этих видов возбудителей подлежат изучению и общем курсе частной эпидемиологии.

1. Сопоставьте определение военной эпидемиологии с определением
военной медицины," а также эпидемиологии как общемедицин­
ской науки и науки об эпидемическом процессе. Отметьте
общее и отдельное в этих определениях.

2. Перечислите подсистемы, из которых складывается система
противоэпидемической защиты войск. Сопоставьте их с разде­
лами военной эпидемиологии.

3. Сопоставьте формулировки цели и задач обучения студентов
военной эпидемиологии с формулировками цели и задач про­
тивоэпидемической защиты войск. Отметьте логические связи
в формулировках.

4. Как понимать формулировку в цели -противоэпидемической за­
щиты войск: «... предупреждение заноса инфекции в войска л
возникновения инфекционных заболеваний среди личного сос­
тава»?


ЗАКОНОМЕРНОСТИ РАЗВИТИЯ ЭПИДЕМИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА СРЕДИ ЛИЧНОГО СОСТАВА ВОЙСК (ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ВОЕННОЙ ЭПИДЕМИОЛОГИИ)

ОТНОСИТЕЛЬНАЯ АВТОНОМНОСТЬ РАЗВИТИЯ ЭПИДЕМИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА В ВОЙСКАХ

Эпидемический процесс среди личного состава войск характеризуется относительной автономностью. Термином «автономность» подчеркивается, что заболе­ваемость личного состава войск инфекционными болез­нями определяется прежде всего внутренними факто­рами, свойственными армейским коллективам. Однако эта автономность относительная. Существенное зна­чение имеют внешние факторы, определяемые эпи­демической обстановкой в стране и особенно эпиде­мической и эпизоотической обстановкой в районе раз­мещения (действия) войск. Совокупное действие внут­ренних и внешних факторов определяет структуру инфекционной заболеваемости личного состава войск с учетом того обстоятельства, что для каждого исто­рического отрезка времени характерен определенный уровень развития науки, определяющий потенциал воз­можностей по предотвращению эпидемий.

Закономерности развития эпидемического про­цесса среди личного состава войск анализируются по тем же трем взаимосвязанным разделам, что и зако­номерности развития эпидемического процесса в целом: 1) факторы (причины и условия) развития; 2) механизм развития и 3) проявления эпидемичес­кого процесса.

Теоретическая интерпретация проявлений эпиде­мического процесса среди личного состава войск осно­вывается на понимании механизмов его развития с учетом своеобразия биологического, социального и природного факторов. Как известно из общей эпи­демиологии, биологический фактор определяется вы­работанным в процессе эволюции приспособлением возбудителей инфекционных болезней человека к естественной среде обитания, необходимым для сохра­нения биологического вида и формирующим резервуар


Заболеваемость личного состава войск зоонозами и сапронозами получает объяснение на основе теории природной очаговости Е. И. Павловского (1939). Ос­новные положения этой теории в современных усло­виях распространяются на всю группу болезней чело­века, вызываемых возбудителями с внечеловеческим резервуаром. Теория механизма передачи [Громашев-ский Л. В., 1941] и теория саморегуляции [Беля­ков В. Д., 1975] являются универсальными для всех паразитарных систем. С учетом их основных положе­ний анализируется заболеваемость личного состава войск антропонозами, зоонозами и сапронозами.

ПУТИ ЗАНОСА ИНФЕКЦИИ

НА ТЕАТР ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

И ВЫНОСА ИНФЕКЦИИ С ФРОНТА В ТЫЛ

Войны являются тем социальным фактором, кото­рый оказывает влияние на развитие эпидемий как среди личного состава войск, так и среди гражданского населения. Армия комплектуется из населения и дей­ствует на территории, занятой населением. Поэтому эпидемическое состояние населения неизбежно ска­зывается на инфекционной заболеваемости в войсках. Эпидемическое состояние войск определяется рядом факторов, среди которых известное значение имеет пораженность инфекционными болезнями войск про­тивника. Эпидемиологическая обстановка в войсках в свою очередь может отразиться на инфекционной за­болеваемости населения. Это взаимосвязанный про­цесс.

Наиболее демонстративно эта взаимосвязь иллюст­рируется примерами, развития особо опасных инфек­ций, пути движения которых выявляются с большей достоверностью. Так, на примере русско-турецкой войны 1768—1774 гг. было установлено, что чума в благополучные русские войска была занесена с воен­нопленными (о пораженности чумой турецкой армии


русскому командованию не было известно). Из воен­ных госпиталей, где лечились заболевшие чумой рус­ские солдаты, инфекция перешла на гражданское на­селение Балканского театра военных действий. В ре­зультате дальнейшего развития эпидемия охватила большую территорию, докатившись до Москвы.

Важным фактором развития эпидемий среди насе­ления во время первой мировой войны видный оте­чественный гигиенист А. Н. Сысин считал беженство. В связи с отступлением русских войск весной и летом 1915 г. началось массовое движение населения с за­пада на восток. К этому следует добавить эвакуацию так называемых неблагонадежных (немцев с Запад­ного фронта и турок с Кавказского фронта). Пере­мешивание больших людских контингентов сопровож­далось развитием эпидемий и разносом их по всей стране. Последнее отражалось на эпидемическом сос­тоянии войск, комплектуемых из населения.

Наряду с этим следует иметь в виду, что инфек­ционные госпитали для лечения солдат развертывались преимущественно во внутренних военных округах. Поэтому с театра военных действий в глубь страны шли поезда не только с ранеными, но и с инфек­ционными больными, что в свою очередь отражалось на эпидемическом состоянии населения. Наконец, важ­ное значение имела эвакуация в тыл неблагополучных в эпидемическом отношении военнопленных.

Все вместе взятое определило высокую заболева­емость инфекционными болезнями как личного состава войск, так и населения. К началу 1915 г. эпидемии брюшного, сыпного и возвратного тифов и ряда других инфекций регистрировались уже почти по всей стране.

Во время гражданской войны и войны с интер­вентами в 1918—1920 гг. развитию эпидемий способ­ствовало тяжелое эпидемическое наследие, которое было оставлено после первой мировой войны. Это наследие было отягчено огромными миграционными процессами, последовавшими после окончания войны. Демобилизо­ванные солдаты массами направлялись с фронта в тыл страны. В обратном направлении двигалась волна бе­женцев, возвращавшихся в родные места. Позже в связи с голодом 1921 —1922 гг. добавились массовые пере­езды в поисках хлеба.


население в освобождаемых районах, поскольку в вой­сках белогвардейцев и на территории их действия было исключительное эпидемическое неблагополучие.

Тяжелая обстановка первого периода Великой Оте­чественной войны 1941 —1945 гг. создала многообразие факторов, способствовавших распространению инфек­ционных заболеваний. В предвоенные годы была до­стигнута благополучная в эпидемическом отношении обстановка в стране и армии. Она сохранилась. в ар­мии и в первый период военных действий, поскольку войска Красной Армии отступали на благополучную в эпидемическом отношении территорию. Вместе с тем с самого начала Великой Отечественной войны про­исходила массовая эвакуация населейия из прифронто­вых зон на восток. Это приводило к перемешиванию людей в тыловых районах, где формировались актив­ные очаги инфекционных заболеваний. В этих условиях основным источником заноса инфекции в войска фронта было пополнение из тыла страны. По данным Т. Е. Болдырева (1955), в 1942 г. 66% всех инфекцион­ных заболеваний, зарегистрированных в войсках фронта, было занесено пополнением из тыла.

Положение изменилось во второй и третий периоды
войны. Благодаря мерам, принятым гражданским здра­
воохранением и военно-медицинской службой, при все­
сторонней поддержке Советской власти и военного ко­
мандования эпидемическая обстановка в стране улучши­
лась, а налаженная система противоэпидемических барь­
еров препятствовала заносу инфекции из тыла на фронт.
В результате к началу 1943 г. инфекционные заболе­
вания на фронтах за счет заноса из тыла страны со­
ставили лишь 3%, а в 1944 г.— 1,2%. Основную угрозу
для войск на театре военных действий стали представ­
лять население и природные очаги на территории ос­
вобождаемых от оккупации районов, бывшие узники
концентрационных лагерей, военнопленные, а в 1945 г.—
репатриируемые.

Указанные изменения в обстановке были связаны также с тем, что на временно оккупированной немецко-фашистскими войсками территории возникли очаги эпи­демий. Заболеваемость сыпным тифом на оккупирован­ной территории Украины в 1944 г. возросла в 26 раз по сравнению с 1942 г., в Белоруссии — в 44 раза, Калининской области — в 32 раза [Елкин И. И., 1958]. На территории Германии и Польши значительное рас-


пространение получили брюшной тиф и дизентерия, а в южных районах (Бессарабия, Румыния, Болгария, Венгрия) — малярия и в отдельных районах — москит­ная лихорадка. К этому следует добавить, что в по­рядке эпидемиологической диверсии гитлеровское ко­мандование оставляло при своем отступлении совет­ских военнопленных и узников концентрационных лагерей, зараженных сыпным тифом. Так, в 1942 г. под Старой Руссой их было оставлено более 700 че­ловек, в 1943 г. под Ржевом и в 1944 г. в районе поселка Озаричи в Белоруссии — несколько концентра­ционных лагерей, в которых содержалось более 40 тыс. человек с развившейся эпидемией сыпного тифа.

Во второй и третий периоды войны значительно ухудшилась эпидемическая обстановка в войсках про­тивника, что предопределило эпидемиологическую зна­чимость военнопленных. Ухудшение эпидемической об­становки среди населения Германии и оккупированных ею стран привело к тому, что репатрианты также стали представлять определенную угрозу вспышек эпидемий.

Таким образом, опыт войны показывает, что основ­ными источниками заноса антропонозных инфекций в войска фронта являются пополнение, гражданское насе­ление и другие контингенты (освобождаемые военно­пленные, узники концентрационных лагерей, репатри­анты) в полосе размещения и действия войск и военно­пленные.

С позиций теории саморегуляции паразитарных систем все вышеизложенное нужно рассматривать как пути заноса эпидемических вариантов возбудителей антропонозных инфекций в войска из активнодейству-ющих очагов среди гражданского населения и других контингентов. Формированию самих этих очагов спо­собствуют факторы военного времени, среди которых первостепенное значение имеют миграционные процес­сы, приводящие к изменению гетерогенности состава людей по степени восприимчивости к возбудителям инфекционных заболеваний. Однако эпидемиологиче­ское значение имеет занос в войска и резервациейных (невирулентных) возбудителей носителями. Из общей эпидемиологии известно, что в гетерогенной популяции людей всегда имеется прослойка лиц, являющихся носителями резервационных вариантов возбудителя. Эта доля при разных нозологических формах болезней колеблется от долей процента до 10% и более. Сле-


Рис. 29. Годовая динамика заболеваемостью корью [Жоголев С. Д., 1983].

/ — среди населения; II — т военных коллективах, обновляемых: а — я сен­тябре, б — · ноябре, β — · нас; сплошные линии — заболеваемость корью; столбики — бессимптомные формы кори; стрелки — сроки обновления кол­лективов; по оси абсцисс — месяцы года; по оси ординат — уровень заболе­ваемости в условных единицах.

довательно, при формировании больших военных кол­лективов всегда заносятся резервационные варианты возбудителя неликвидированных антропонозных инфек­ций. Их эпидемиологическое значение определяется рассматриваемыми ниже условиями жизни и деятель­ности коллективов.


Эпидемиологическую неравнозначность заноса в вой­ска резервационного и эпидемического вариантов воз­будителя на примере кори иллюстрируют данные рис. 29. Верхняя кривая (/) отражает годовую динамику забо­леваемости гражданского населения. Три нижних гра­фика (//) можно рассматривать как результат заноса в военные коллективы резервационного варианта возбу­дителя (а), варианта возбудителя в период эпидеми­ческого преобразования (б) и эпидемического варианта возбудителя (в). В случае «а» эпидемия развилась лишь через 3 мес после заноса возбудителя (сначала имели место бессимптомные инфекции). В случае «б» эпидемия развивалась быстрее (бессимптомных инфек­ций меньше), а в случае «в» эпидемия началась сразу после заноса инфекции.

Разнообразны пути заноса в войска возбудителей зоонозных инфекций. Роль домашних животных в заносе инфекции в войска фронта в современных условиях механизации войск ограничена. Однако жи­вотных, используемых в тех или иных условиях для питания личного состава, следует учитывать в этом отношении. Поэтому ветеринарно-санитарные меропри­ятия сохраняют в определенной степени свою значи­мость и в условиях современной войны.

Большую роль имеют синантропные грызуны как возможные источники заноса в войска зоонозных ин­фекций. В военной обстановке обычно создаются усло­вия для размножения синантропных грызунов. При по­левом размещении войск они заселяют землянки, па­латки, боевые позиции и любые другие объекты, с которыми связаны подготовка к боевым действиям войск и сами боевые действия. Заражение личного состава войск происходит обычно не непосредственно от гры­зунов, а через различные факторы передачи: пищевые продукты, воду. пыль, членистоногих. Это может ка­саться таких инфекций, как чума, туляремия, гемор­рагические лихорадки, псевдотуберкулез, лептоспироз и др.

В тех или иных условиях определенное военно-эпидемиологическое значение могут иметь и дикие гры­зуны. Однако заражение от них чаще происходит при переносе возбудителей членистоногими, способными к самостоятельной миграции. При определенных условиях полевого размещения или боевых действий войск может возникнуть угроза заноса в войска членисто-







Сейчас читают про: